Поурочные разработки по русской литературе ХХ века. 11 класс



страница14/26
Дата09.05.2016
Размер6.42 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26
Тема интеллигенции а революции и ее решение

в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»
I. Введение

Взаимоотношения интеллигенции и революции, место интеллигенции в революции как одна из актуальных и острых тем русской литературы. Отражение этой темы в творчестве Бунина, Блока, Горького, Булгакова.


II. Основная часть

1. Пастернак и русская революция:

— восхищение революционной стихией (понимание революции близко к блоковскому);

— приоритет человеческих ценностей;

— абсолютная человеческая и творческая свобода.

2. Доктор Живаго и роман о нем:

— автобиографичность образа Юрия Живаго;

— Юрий Живаго — нравственный идеал Пастернака

— судьба независимой личности в период исторических катаклизмов;

— прославление «живой жизни», свободы, достоинства человека и неприятие насилия, догм, схем;

— смысл названия романа (и имени героя);

— выбор, сделанный героем: «Единственное, что в нашей власти, это суметь не исказить голоса жизни, звучащего в нас»;

— тема ответственности человека перед временем, перед собой, как тема выбора трагического и высокого жребия.

3. Противопоставление позиции Живаго позиции Антипова Стрельникова и героев, олицетворяющих революцию:

— герои, воплотившие в себе идеи (Микулицын, Стрельников) и стихию (Памфил Палых) революции;

— два взгляда на жизнь и историю: «вечно растущая, вечно меняющаяся, неуследимая в своих превращениях жизнь общества» (Юрий Живаго) и «материал, грубое вещество», которое необходимо переделать (Ливерий Микулицын); Живаго — человек, сохранивший «свободу души», и Стрельников, разрушивший себя, свою личность, свою душу.


III. Заключение

Роман Б. Л. Пастернака — повествование о трагедии, постигшей Россию, русскую интеллигенцию и одного из лучших ее представите лей, о неистребимости культуры.




Раздел Х. «Оттепель». Творчество А. И. Солженицына
Урок 43 (104). Литература «оттепели»

Цели урока: дать общую характеристику литературного процесса конца 50-х годов; показать роль литературы в духовном обновлении общества.

Оборудование урока: портреты и произведения поэтов и писателей поры «оттепели»: Солженицына, Искандера, Стругацких, Аксенова, Окуджавы, Вознесенского, Ахмадулиной и т. д.

Методические приемы: лекция с элементами беседы.
Ход урока

I. Чтение и анализ 2—3 сочинений
II. Слово учителя

В середине 50-х годов в нашей стране произошли важные исторические и социальные перемены. Этап перемен продолжался не так уж долго немногим более десяти лет, но принес значительные, коренные изменения в сознание народа. В 1954 году была опубликована повесть И. Эренбурга «Оттепель», и это название укоренилось за целым периодом жизни страны:

— Как вы думаете, какие события в стране повлияли на развитие литературного процесса, стали знаками «оттепели»?

(Во-первых, смерть Сталина в марте 1953 года и последовавшие за ней политические изменения: секретный доклад Хрущева на ХХ съезде КПСС в феврале 1956 года, наметившем курс на развенчание «культа личности» и духовное обновление жизни общества. Во-вторых, связанное с этим ослабление информационной «блокады».)

Происходит возвращение произведений М. Булгакова, М. Зощенко, А. Платонова, А. Ахматовой, Б. Пастернака, И. Бабеля, М. Цветаевой, О. Мандельштама, Ю. Олеши. Изданные в 60-е годы произведения этих писателей до сих пор занимают важное место в семейных библиотеках. Советские люди получили возможность познакомиться с современной западной культурой, несколько десятилетий находившейся практически под запретом в Советском Союзе, за «железным занавесом». Оживилась и внутренняя культурная жизнь в разных сферах искусства: в литературе, изобразительном искусстве, театре, музыке, кино. достаточно вспомнить имена Г. Товстоногова, Д. Шостаковича, А. Тарковского. Советское искусство получает признание за рубежом.

Стали появляться новые литературные журналы, зарождались новые литературные направления, получившие условные названия «лейтенантской», «деревенской», «городской» прозы; произошел настоящий «поэтический бум», связанный, прежде всего, с именами А. Вознесенского, Р. Рождественского, Б. Ахмадуллиной, Е. Евтушенко, Б. Окуджавы; появился и быстро стал популярным жанр авторской песни, появились театры-студии, произошел взлет научной фантастики (И. Ефремов, братья Стругацкие). Вместе с тем в эти же годы была организована травля Б. Пастернака, Синявского и Даниэля, Бродского, был арестован роман В. Гроссмана «Жизнь и судьба», разгромлена «бульдозерная выставка». Характерны слова Н. С. Хрущева (1957): «Творческая активность в сфере литературы и искусства должна быть проникнута духом борьбы за коммунизм, должна наполнять сердца бодростью, развивать социалистическую сознательность и групповую дисциплину».

Этапными произведениями этого периода стали «Судьба человека» М. Шолохова, «Районные будни» В. Овечкина, «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицына.


III. Аналитическая беседа по рассказу «Судьба человека»

1. Слово учителя

Выдающимся произведением Шолохова стал рассказ «Судьба человека», опубликованный в новогоднем номере газеты «Правда» в 1957 году. Он был сравнительно быстро написан, однако этому предшествовала значительная по длительности творческая история: между случайной встречей с человеком, ставшим прототипом Андрея Соколова, и созданием рассказа прошло около десяти лет.

Небольшое по объему произведение отличается колоссальной емкостью: оно воплотило часть жизни народа того периода и явилось результатом обобщения результатов творческих исканий писателей того времени. Особенностью рассказа является его поразительная правдивость, стремление автора раскрыть трагедию нашего народа в годы войны, показать бедствия и страдания, выпавшие на долю человека.


2. Беседа по вопросам:

— Каковы особенности сюжета этого произведения?



(Сюжет рассказа строится на основе мотива узнавания. Центральная, сюжетная часть произведения несколько отличается от авторского зачина и концовки, что подчеркивается особым композиционным приемом — заключением в рассказ рассказа. Рассказ местами похож на бессловесный крик души, когда человек не находит нужных слов для передачи своего горя. Однако исповедь принадлежит не сентиментальному, но мужественному человеку, и мы понимаем, сколько понадобилось ему душевных сил, чтобы довести повествование до конца.)

— Что из себя представляет герой рассказа? Насколько он типичен?



(Выбор героя оказался на редкость удачным. Андрей Соколов — выходец из народа, чью несгибаемую силу он ярко символизирует. Однако Шолохов раскрывает судьбу индивидуальную, неповторимую, хотя сам рассказчик нередко старается подчеркнуть типичность того, что с ним случилось. Это намерение заявлено уже с первых слов его повествования: «Поначалу жизнь моя была обыкновенная. Сам я уроженец Воронежской губернии...» Звучит интонация спокойная, доверительная, и пока ничто не предвещает трагедийной цепи обстоятельств.)

— Каковы основные вехи судьбы Андрея Соколова?



(Соколов прошел по жизни вынеся несметные мучения и страдания: голод двадцать второго года, тяжкий труд на Кубани, гибель дома и семьи, зрелище бесчисленных смертей, невыносимый плен, убийство предателя, смерть сына.)

— Как себя показывает герой во всех испытаниях?



(Но всегда, во всех обстоятельствах Андрей не утрачивает чувства человеческого достоинства, не сгибает в рабском поклоне спины. В этом плане особой выразительностью отличается мужественный поединок с фашистским комендантом. Сила духа Соколова оказалась столь значительной, что даже закоренелый садист, избивавший с диким хладнокровием беззащитных людей был поражен человеческой стойкостью.)

— Что для Соколова по-настоящему дорого и ценно? В каких сценах рассказа «Судьба человека» наиболее полно показано «русское достоинство и гордость»? Прокомментируйте эти сцены.

— В чем особенность авторской речи?

— Как выражена в рассказе авторская позиция?

— Рассказ включает ряд эпизодов из жизни Андрея Соколова. Выделите эти эпизоды и озаглавьте их.

— Какую роль играет встреча с Ванюшкой в судьбе Соколова?

— Как раскрывается в рассказе трагедия нашего народа, его бедствия и страдания?

— Чем поучительна история Андрея Соколова? Какие грани русского национального характера этот герой воплощает?

— Выделите особенности языка Шолохова в рассказе «Судьба человека».

— Сопоставьте рассказ «Судьба человека» с ранними рассказами Шолохова.


IV. Обратная сторона рассказа М. Шолохова

Многим литературоведам, в частности А. Корбинскому кажутся странными обстоятельства, при которых главный герой произносит исповедь. «Они откровенно антипсихологичны и здесь можно говорить о полном подчинении сюжета изначально сконструированной схеме. Соколов встречается с повествователем на переправе и, лишь обменявшись с ним парой слов, совершенно неожиданно начинает двухчасовую (время совершенно точно указано в тексте) исповедь перед первым встречным. Чтобы усилить впечатление, можно добавить, что своего обретенного сына, который остался у него единственной родной душой на земле, Андрей перед началом рассказа отправляет к реке, где тот все это время занимается неизвестно чем. За все два часа в сторону сына он даже не поворачивает головы.»1

Абсолютно необъяснима сюжетная линия, рассказывающая об убийстве еще не проявившего себя предателя. Вспомните и опишите этот сюжет

(Один красноармеец говорит командиру, чтобы тот не прятался и сознался, что он командир, грозя сдать его немцам.)

— Разумно ли было в этой ситуации красноармейцу проявлять свои намерения?



(Нет, так как если задумал предательство, бессмысленно предупреждать об этом.)

— Насколько убедительна попытка мотивировки?



(«Я за тебя отвечать не намерен», — говорит Крыжнев взводному. Она неубедительна — предав командира, он бы был поощрен немцами.)

— Как Шолохов рисует плен и немцев?



(Немцы изображаются «пьяными» или «полупьяными», «жирными» (что соответствует плакатам Кукрыниксов того времени). Немцы избивают и убивают пленных безо всякой причины, потому что «так захотелось» или для «профилактики».)
Слово учителя

А вот что пишет А. И. Солженицын по этому поводу: «Мы вынуждены отозваться, что в этом вообще очень слабом рассказе, где бледны и неубедительны военные страницы (автор видимо не знает последней войны), где стандартно-лубочно, до анекдота, описание немцев (и только жена героя удалась, но она — чистая христианка из Достоевского), — в этом рассказе о судьбе военнопленного ИСТИННАЯ ПРОБЛЕМА ПЛЕНА СКРЫТА ИЛИ ИСКАЖЕНА.

1. Избран самый некриминальный случай плена — без памяти, чтобы сделать его «бесспорным», обойти всю остроту проблемы. (А если сдался в памяти, как было с большинством — что? и как тогда?)

2. Главная проблема плена представлена не в том, что родина нас покинула, отреклась, прокляла (об этом у Шолохова вообще ни слова) и именно это создает безвыходность, а в том, что там среди нас выявляются предатели. (Но уж если это главное, то покопайся и объясни, откуда они через четверть столетия после революции, поддержанной всем народом?)

3. Сочинен фантастически-детективный побег из плена с кучей натяжек, чтобы не возникла обязательная, неуклонная процедура приема пришедшего из плена: СМЕРШ — Проверочно-Фильтрационный лагерь. Соколова не только не сажают за колючку, как велит инструкция, но — анекдот! — он еще получает от полковника месяц отпуска! (то есть свободу выполнять задание фашистской разведки? Так загремит туда же и полковник!)» («Архипелаг ГУЛАГ», ч. 1, гл. 6).

— В чем же состоит сила духа Соколова (на примере анализа эпизода с Мюллером)?



(Мюллер уже полупьян, а весь эпизод построен на том, что водка — культовое питье русского человека. Сила духа Андрея Соколова проявляется в умении хлобыстать водку стаканами («в два глотка»!), не закусывая. Удивленный Мюллер в знак уважения к такому мужеству дарит хлеб и сало.)

— В чем отличие описания выпившего Соколова от немцев?



(Мы не видим пьяного русского солдата — он остается совершенно трезвым, в конце теряет сознание. Немцы же изображаются пьянчугами низшей пробы.)

— Опишите ваши впечатления от речи главного героя. Какова стилистика его речи?



(Речь Соколова, который родился в Воронежской губернии, являет сочетание безликой почти правильной речи, нарочитых неправильностей, фольклорных вставок, лозунгов советского времени. В ней есть и протокольный стиль, и стиль рассказа стилизованного под просторечие, просторечные формы («не мущинское это дело», «трудящую женщину»), фольклорные вставки («Закипела тут во мне горючая слеза»).
V. Заключение учителя по рассказу «Судьба человека»

Оценка рассказа является неоднозначной до сих пор. Кто-то восхваляет, а кто-то принижает значение рассказа. Заметим только, что «Судьба человека» выдвигалась на соискание Ленинской премии, но была отвергнута. Руководство считало, что за рассказ премию дать нельзя именно из его малого размера.


VI. Слово учителя

В «оттепельное» время стало широко известно имя Валентина Овечкина. Бухгалтерский сын в революцию сапожничал, затем учительствовал, потом в деревне стал комсомольским лидером, да таким, что его избирают председателем сельской коммуны, а в начале тридцатых будущий прозаик сменил партдеятельность на журналистскую. За защиту друга в 37-ом пришлось положить партбилет на стол. Повесть «С фронтовым приветом» стала результатом работы во фронтовой прессе. Признание принесла книга «Районные будни», после чего Валентина Овечкина стали именовать писателем-деревенщиком. Как критика его не принимали, что завершилось попыткой покончить собой. Потом Ташкент, по материальным причинам писатель в Россию вернуться не смог.

Книга «Районные будни» (1953) сделала его известным всей стране. Значение книги, прежде всего, в постановке вопросов, касающихся проблем советской деревни. Очерки Овечкина начисто лишены привычной лакировки, ура-патриотического тона, в них с тревогой и правдивостью сделана попытка разобраться, кто виноват в бедственном положении советской деревни и что реально можно сделать, что бы исправить положение. Эти очерки оказали большое влияние на литературный процесс и на сознание общества в целом.

Особое место в литературе и общественном сознании принадлежит произведению А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича».


Домашнее задание

1. Написать сочинение «Мое прочтение рассказа М. Шолохова «Судьба человека».

2. Выбрать для чтения в классе отрывки из «Архипелага ГУЛАГ»


Урок 44 (105). А. И. Солженицын (родился в 1918 г.)

Судьба и творчество писателя.

Цели урока: показать значение фигуры Солженицына в литературе и развитии общественной мысли страны; дать краткий обзор его произведений.

Оборудование урока: портрет А. И. Солженицына, его книги.

Методические приемы: лекция учителя; комментированное чтение.
Ход урока

I. Слово учителя

Александр Исаевич Солженицын дебютировал как писатель в 44 года и сразу заявил о себе как зрелый, самостоятельный мастер. Он стал известен всей стране в 1962 году, с выходом «Одного дня Ивана Денисовича», напечатанном в журнале «Новый мир». Вот первое впечатление редактора «Нового мира» А. Т. Твардовского, прочитавшего рукопись ночью, в один присест, не отрываясь: подобного давно не читал. Хороший, чистый, большой талант. Ни капли фальши». Твардовский предпринял невероятные усилия к тому, чтобы рассказ увидел свет. Публикация произведения Солженицына воспринималась как событие не только литературное, но и общественное. «Я был оглушен, потрясен, — писал о своих впечатлениях Вячеслав Кондратьев (автор «Сашки»). — Наверное, первый раз в жизни так реально осознал, что может правда. Это было не только Слово, но и Дело». Григорий Бакланов говорил: «С выходом в свет повести А. Солженицына стало ясно, что писать так, как мы до сих пор писали, нельзя».

Солженицын — фигура, несомненно, культовая для реабилитационного периода новейшей русской литературы. Этот историко-литературный этап завершился «годом Солженицына» (1990 г.). Как очень точно заметил писатель Сергей Залыгин: «Такой сосредоточенности на одном авторе, может быть, никакая литература не знала и не узнает никогда» (из статьи «Год Солженицына»). Во второй половине 1989 года журналы «Новый мир» и «Даугава» печатают «Архипелаг ГУЛАГ», т. е. фактом читательского прочтения в полном объеме этот «опыт художественного прочтения советской эпохи становится в 1990 году. На протяжении всего 1990 года журналы «Новый мир» и «Звезда» печатают романы А. Солженицына «В круге первом», «Раковый корпус» и «Август 14-го». Кроме того, сам писатель, вернувшись в тогда еще Советский Союз, обнародовал свою принципиально значимую работу «Как нам обустроить Россию», которая вызвала и общественный, и политический интерес, — первый Президент СССР М. С. Горбачев уже на следующий день оспорил идеи солженицынской статьи, при этом назван «Самого» — «Великим».

Явление Солженицына во всех смыслах явилось рубежом — Солженицын был последним, кого советская власть не допускала до читателя. С его возвращением период возврата ценностей в литературе и культуре был завершен; возвращение Солженицына в новую Россию очень многими (и самим писателем, в том числе) воспринималось, как надежда обрести всеобщего духовного наставника. Крах подобных иллюзий знаменовал собой еще один рубеж — конец учительской традиции русской литературы.

Каковы истоки явления Солженицына? Родители писателя происходят из старинных казачьих родов. Отец, офицер царской армии, в 1914 году добровольцем ушел на фронт, участвовал в трагическом по ходе генерала Самсонова в Восточную Пруссию в августе 1914 года, погиб он при загадочных обстоятельствах за несколько месяцев до рождения сына. Мать получила образование в Петербурге, на Бестужевских курсах, прекрасно знала европейские языки. Ее отец, трудившийся всю жизнь, самостоятельно «выбился в люди», стал крупным землевладельцем на Кубани. Понятно, что при советской власти семья подверглась гонениям и бесправию. Семьи матери и отца воплощали для будущего писателя сложный образ народа, дух природной свободы.

В 1941 году Александр Солженицын окончил физмат Ростовского университета, учился заочно в МИФЛИ. С началом войны был мобилизован в армию в октябре 1941 года, попал в гужетранспортный батальон («лошадиную роту»). О своем понимании миссии литератора он писал: «Нельзя стать большим русским писателем, живя в России 41-43 годов и не побывав на фронте» (вспомним военный опыт Льва Николаевича Толстого). В феврале 1942 Солженицын попал в артиллерийское училище в Костроме, а затем уже в звании лейтенанта — в Саранск, где формировалась артиллерийская группа разведки. В 1943 после взятия Орла Солженицын награжден орденом Отечественной войны II степени, в 1944 — после взятия Бобруйска — орденом Красного Знамени. В Восточной Пруссии капитан Солженицын вывел из вражеского окружения свою часть. В Восточной Пруссии он и был арестован за критику Ленина и Сталина, в зашифрованном виде обнаруженную при перлюстрации его писем.

Последовали 8 лет заключения и 3 года ссылки: лагеря, спецтюрьма, «шарашка» (специнститут в пригороде Москвы), смертельная болезнь и излечение, осознанное как «Божье чудо» и указание на «предназначенность». Как писатель Солженицын сложился в ГУЛАГе. Свои стихи и прозу он не записывал, а заучивал наизусть. Но и после лагеря, в казахстанской ссылке, после реабилитации, последовавшей в 1957 году, во Владимирской области, где он работал учителем физики, в Рязани Солженицын конспирировал свои рукописи и был готов в любую минуту их уничтожить. Все, что он писал, было проникнуто решительным неприятием советской политической системы. О том, что бы опубликовать свои произведения, не могло быть и речи: «При жизни же моей даже представления такого, мечты такой не должно быть в груди — напечататься. (...) С прижизненным молчанием я смирился как с пожизненной невозможностью освободить ноги от земной тяжести. И не за вещью кончая то в лагере, то в ссылке, то уже реабилитированным, сперва стихи, потом пьесы, потом и прозу, я одно только лелеял: как сохранить их в тайне и с ними самого себя» («Бодался теленок с дубом»).

После опубликования «Одного дня Ивана Денисовича» Солженицын получил множество писем бывших лагерников, дополнявших личный опыт писателя, готовых принять участие в составлении летописи ГУЛАГа. Эта помощь была чрезвычайно важной в работе над очередной редакцией «В круге первом», повестью «Раковый корпус», трехтомным «Архипелагом ГУЛАГ» (Опытом художественного исследования)». Эти произведения, вобравшие и автобиографическое, и опыт многих людей, прошедших через лагеря (Солженицын использовал 227 свидетельств бывших узников ГУЛАГа), и документы, кроме художественной ценности, имели мощное публицистическое звучание, стали событиями не только в культурной, но и общественной жизни страны. Сам автор определил «Архипелаг ГУЛАГ» как «окаменелую нашу слезу», реквием русской Голгофе.


II. Комментированное чтение

Задание. Прочитайте отрывки из «Архипелага ГУЛАГ», наиболее вас поразившие (чтение нескольких отрывков, обмен впечатлениями от прочитанного).
Домашнее задание

Перечитать «Один день Ивана Денисовича».




Урок 45 (106). Анализ рассказа «Один день Ивана Денисовича»

Цель урока: показать публицистичность рассказа, обращенность его к читателю, вызвать эмоциональный отклик при анализе рассказа.

Методические приемы: аналитическая беседа, комментированное чтение.
Ход урока

I. Слово учителя

Произведению А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» принадлежит особое место в литературе и общественном сознании. Рассказ, написанный в 1959 году (а задуманный еще в лагере в 1950), первоначально носил название «Щ-854 (Один день одного зэка)».

— Почему произведение о лагерном мире ограничивается описанием одного дня?

— Почему автор определил жанр как рассказ?

Сам Солженицын пишет о замысле рассказа: «Просто был такой лагерный день, тяжелая работа, я таскал носилки с напарником и подумал: как нужно бы описать весь лагерный мир — одним днем... достаточно в одном дне собрать как по осколочкам, достаточно описать только один день одного среднего, ничем не примечательного человека с утра до вечера. И будет все». Жанр рассказа определил сам писатель, подчеркнув этим контраст между малой формой и глубоким содержанием произведения. Повестью назвал «Один день...» Твардовский, осознавая значительность творения Солженицына.
II. Беседа по рассказу

— Как родился замысел «Одного дня...»? Кто такой герой Солженицына, Иван Денисович?



(Вот как об этом пишет сам автор: «Как это родилось? Просто был такой лагерный день, тяжелая работа, я таскал носилки с напарником и подумал, как нужно описать весь лагерный мир — одним днем. Конечно, можно описать вот свои десять лет лагеря, а там всю историю лагерей, а достаточно в одном дне все собрать, как по осколочкам, достаточно описать только один день одного среднего, ничем не примечательного человека с утра и до вечера. И будет все. Эта родилась у меня мысль в 52-м году. В лагере. Ну, конечно, тогда было безумно об этом думать. А потом прошли годы. Я писал роман, болел, умирал от рака. И вот уже... в 59-м году, однажды я думаю: кажется, я уже мог бы сейчас эту идею применить. Семь лет она лежала так просто. Попробую-ка я написать один день одного зека. Сел — и как полилось! Со страшным напряжением! Потому что в тебе концентрируется сразу много этих дней. И только чтоб чего-нибудь не пропустить».

Задуман автором на общих работах в Экибастузском Особом лагере зимой 1950-51 гг. Осуществлен в 1959 сперва как «Щ-854. Один день одного зека» более острый политически. Смягчен в 1961 — и в таком виде пригодился для подачи в «Новый мир» осенью того же года. (...) Образ Ивана Денисовича сложился из солдата Шухова, воевавшего с автором в советско-германскую войну (и никогда не сидевшего), общего опыта пленников и личного опыта автора в Особом лагере каменщиком. Остальные лица — все из лагерной жизни, с их подлинными биографиями».)

— Восстановите его прошлое. Как он попал в лагерь?



(Герой повести — Иван Денисович Шухов — один из многих, попавших в сталинскую мясорубку, ставших безликими «номерами». В 1941 году он, простой человек, крестьянин, честно воевавший, оказался в окружении, потом в плену. Бежав из плена, Иван Денисович попадает в советскую контрразведку. Единственный шанс остаться в живых — это подписать признание в том, что он шпион. Абсурдность происходящего подчеркивается тем, что даже следователь не может придумать, какое же задание было дано «шпиону». Так и написали, просто «задание». «В контрразведке били Шухова много. И расчет был у Шухова простой: не подпишешь — бушлат деревянный, подпишешь хоть поживешь еще малость. Подписал». И Шухов оказывается в советском лагере.

Солженицын говорил, что образ Ивана Денисовича сложился из солдата Шухова, воевавшего с ним в советско-германскую войну (и никогда не сидевшего), общего опыта пленников и личного опыта в Особом лагере. Остальные лица — все из лагерной жизни, с их подлинными биографиями.)

— Почему день, описанный в повести, кажется Шухову «почти счастливым»?

— Почему автор выбрал именно «счастливый» день?

— Какие «счастливые» события происходят с героем?

— Согласны ли вы с определением «счастливый»?

(Иван Денисович из породы «природных», «естественных» людей. Он напоминает толстовского Платона Каратаева. Такие люди ценят прежде всего непосредственную жизнь, существование как процесс. Кажется, все в Шухове сосредоточено на одном — только бы выжить. Но как выжить и остаться при этом человеком? Ивану Денисовичу это удается. Он не поддался процессу расчеловечивания, устоял, сохранил нравственную основу. «Почти счастливый» день не принес особых неприятностей, в этом уже счастье. Счастье как отсутствие несчастья в условиях, которые ты изменить не можешь. В карцер не посадили, на шмоне не попался, табачку купил, не заболел — чего же еще? Если такой день счастливый, то какие тогда несчастливые? В изображении обыденности происходящего, привычки к бесчеловечным условиям заключается обвинительная сила произведения Солженицына.)

— Что помогает герою устоять, остаться человеком?



(Шухов живет в согласии с собой, он далек от самоанализа, от мучительных размышлений, от вопросов: за что? почему? Этой цельностью сознания во многом объясняется его жизнестойкость, приспособляемость к нечеловеческим условиям. «Природность» Ивана Денисовича связана с высокой нравственностью героя. Шухову доверяют, потому что знают: честен, порядочен, по совести живет. Приспособляемость Шухова не имеет ничего общего с приспособленчеством, униженностью, потерей человеческого достоинства. Шухов помнит слова своего первого бригадира, старого лагерного волка Куземина: «В лагере вот кто погибает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать». Шухов и в лагере работает добросовестно, как на воле, у себя в колхозе. Для него в этой работе — достоинство и радость мастера, владеющего своим делом. Работая, он ощущает прилив энергии и сил. В нем есть практичная крестьянская бережливость: с трогательной заботой припрятывает он мастерок. Труд — это жизнь для Шухова. Не развратила его советская власть, не смогла заставить халтурить, отлынивать. Уклад крестьянской жизни, ее вековые законы оказались сильнее. Здравый смысл и трезвый взгляд на жизнь помогают ему выстоять.)

— О ком из зэков автор пишет с симпатией?

— Кого называет «дерьмом»?

(Из тех, кто, как писал Солженицын, «принимают на себя удар — Сенька Клевшин, латыш Кильдигис, кавторанг Буйновский, помощник бригадира Павло и бригадир Тюрин. Они не роняют себя и слов зря не роняют, как и Иван Денисович. Бригадир Тюрин — для всех «отец». От того, как «процентовку» закрыл, зависит жизнь бригады. Тюрин и сам жить умеет, и за других думает. «Непрактичный» Буйновский пытается бороться за свои права и получает «десять суток строгого». Шухов не одобряет поступка Буйновского: «Кряхти да гнись. А упрешься — переломишься».

Шухову с его здравым смыслом и Буйновскому с его «неумением жить» противопоставлены те, кто «не принимает на себя удар», «кто от него уклоняется». Прежде всего, это кинорежиссер Цезарь Маркович. У него меховая шапка, присланная с воли: «Кому-то Цезарь подмазал, и разрешили ему носить чистую городскую шапку». Все на морозе работают, а Цезарь в тепле в конторе сидит. Шухов не осуждает Цезаря: каждый хочет выжить. Одна из отличительных черт жизни Цезаря — «образованные разговоры». Кино, которым занимался Цезарь — игра, то есть выдуманная, ненастоящая жизнь, с точки зрения зэка. Вспомним спор по поводу фильмов Эйзенштейна «Иван Грозный», «Броненосец Потемкин». Реальность остается скрытой для Цезаря. Шухов даже жалеет, его: «Небось много он об себе думает, а не понимает в жизни ничуть».

Солженицын выделяет еще одного героя, не названного по имени — «высокого молчаливого старика». Сидел он по тюрьмам и лагерям несчетное количество лет, и ни одна амнистия его не коснулась. Но себя не потерял. «Лицо его вымотано было, но не до слабости фитиля-инвалида, а до камня тесаного, темного. И по рукам, большим, в трещинах и черноте, видать было, что не много выпало ему за все годы отсиживаться придурком». «Придурки» — лагерные «аристократы» — лакеи: дневальные по бараку, десятник Дэр, «наблюдатель» Шкуропатенко, парикмахер, бухгалтер, один из КВЧ — «первые сволочи, сидевшие в зоне, людей этих работяги считали ниже дерьма».)
Задание. Найдите в тексте рассказа места, где точки зрения повествователя и героя сближаются. Покажите, когда две точки зрения дистанцируются друг от друга. С чем связано появление этой дистанции? С идеологическими расхождениями автора и героя или же с творческой задачей автора дать более широкий охват изображения, чем тот, что мог бы быть доступен Шухову?
Слово учителя

В лице «незлобивого», терпеливого Ивана Денисовича Солженицын воссоздал символический образ русского народа, способного перенести невиданные страдания, лишения, издевательства и при этом сохранить доброту к людям, человечность, снисходительность к человеческим слабостям и непримиримость к нравственным порокам.

Один День Ивана Денисовича разрастается до пределов целой человеческой жизни, до масштабов народной судьбы, до символа целой эпохи в истории России.
Задание. В своей Нобелевской лекции А. И. Солженицын определил задачи своего творчества. Как вы считаете, что писатель считал одной из главных своих задач? Как Нобелевская лекция характеризует самого А. И. Солженицына?

«На эту кафедру, с которой прочитывается Нобелевская лекция, кафедру, предоставляемую далеко не каждому писателю и только раз в жизни, я поднялся не по трем-четырем примощенным ступенькам, но по сотням или даже тысячам их — неуступным, обрывистым, обмерзлым, из тьмы и холода, где было мне суждено уцелеть, а другие — может быть, с большим даром, сильнее меня — погибли. Из них лишь некоторых встречал я сам на Архипелаге ГУЛАГе, рассыпанном на дробное множество островов, да под жерновом слежки и недоверия не со всяким разговорился, об иных только слышал, о третьих только догадывался. Те, кто канул в ту пропасть уже с литературным именем, хотя бы известны, — но сколько не узнанных, ни разу публично не названных! И почти-почти никому не удалось вернуться. Целая национальная литература осталась там, погребенная не только без гроба, но даже без нижнего белья, голая с биркой на пальце ноги. Ни на миг не прерывалась русская литература! — а со стороны казалась пустынею. Где мог бы расти дружный лес, осталось после всех лесоповалов два-три случайно обойденных дерева.

И мне сегодня, сопровожденному тенями павших, и со склоненной головой пропуская вперед себя на это место других, достойных ранее, мне сегодня — как угадать и выразить, что хотели бы сказать они?»

(Из Нобелевской лекции А. И. Солженицына. 1972)


Домашнее задание

1. Перечитать рассказ Солженицына «Матренин двор».

2. Сопоставить этот рассказ с «Одним днем Ивана Денисовича».

3. Ответить на вопрос:

— Каков символический смысл «Матренина двора»?
Информация для учителя

Обращаясь к народному характеру в рассказах, опубликованных в первой половине 60-х гг., Солженицын предлагает литературе новую концепцию личности. Его герои, такие, как Матрена, Иван Денисович (к ним тяготеет и образ дворника Спиридона из романа «В круге первом»), — люди не рефлектирующие, живущие некими природными, как бы данными извне, заранее и не ими выработанными представлениями. И, следуя этим представлениям, важно выжить физически в условиях, вовсе не способствующих физическому выживанию, но не ценой потери собственного человеческого достоинства. Потерять его — значит погибнуть, то есть, выжив физически, перестать быть человеком, утратить не только уважение других, во и уважение к самому себе, что равносильно смерти. Объясняя эту, условно говоря, этику выживания, Шухов вспоминает слова своего первого бригадира Куземина: «В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать».

С образом Ивана Денисовича в литературу как бы пришла новая этика, выкованная в лагерях, через которые прошла очень уж немалая часть общества. (Исследованию этой этики будут посвящены многие страницы «Архипелага ГУЛаг».) Шухов, не желая потерять человеческое достоинство, вовсе не склонен принимать на себя все удары лагерной жизни — иначе просто не выжить. «Это верно, кряхти да гнись, — замечает он. — А упрешься — переломишься». В этом смысле писатель отрицает общепринятые романтические представления о гордом противостоянии личности трагическим обстоятельствам, на которых воспитала литература поколение советских людей 30-х гг. И в этом смысле интересно противопоставление Шухова в кавторанга Буйновского, героя, принимающего на себя удар, но часто, как кажется Ивану Денисовичу, бессмысленно и губительно для самого себя. Наивные протесты кавторанга против утреннего обыска на морозе только что проснувшихся после подъема, дрожащих от холода людей:

«Буйновский — в горло, на миноносцах своих привык, а в лагере трех месяцев нет:

— Вы права не имеете людей на морозе раздевать! Вы девятую статью уголовного не знаете!..

Имеют. Знают. Это ты, брат, еще не знаешь».

Чисто народная, мужицкая практичность Ивана Денисовича помогает ему выжить и сохранить себя человеком — не ставя перед собой вечных вопросов, не стремясь обобщить опыт своей военной и лагерной жизни, куда он попал после плена (ни следователь, допрашивавший Шухова, ни он сам так и не смогли придумать, какое именно задание немецкой разведки он выполнял). Ему, разумеется, недоступен уровень историко-философского обобщения лагерного опыта как грани национально-исторического бытия ХХ столетия, на который встанет сам Солженицын в «Архипелаге ГУЛаг».

В рассказе «Один день Ивана Денисовича перед Солженицыным встает творческая задача совместить две точки зрения — автора и героя, точки зрения не противоположные, а схожие идеологически, но различающиеся уровнем обобщения и широтой материала. Эта задача решается почти исключительно стилевыми средствами, когда между речью автора и персонажа существует чуть заметный зазор, то увеличивающийся, то практически исчезающий.

Солженицын обращается к сказовой манере повествования, дающей Ивану Денисовичу возможность речевой самореализации, но это не прямой сказ, воспроизводящий речь героя, а вводящий образ повествователя, позиция которого близка позиции героя. Такая повествовательная форма позволяла в какие-то моменты дистанцировать автора и героя, совершить прямой вывод повествования из «авторской шуховской» в «авторскую солженицынскую» речь... Сдвинув границы шуховского жизнеощущения, автор получил право увидеть и то, чего не мог увидеть его герой, то, что находится вне шуховской компетенции, при этом соотношение авторского речевого плана с планом героя может быть сдвинуто и в обратном направлении — их точки зрения и их стилевые маски тотчас же совпадут. Таким образом, синтаксико-стилистический строй повести сложился в результате своеобразного использования смежных возможностей сказа, сдвигов от несобственно-прямой к несобственно-авторской речи, которые в равной степени ориентированы на разговорные особенности русского языка.

И герою и повествователю (здесь очевидное основание их единства, выраженного в речевой стихии произведения) доступен тот специфически русский взгляд на действительность, который принято называть народным. Именно опыт чисто «мужицкого» восприятия лагеря как одной из сторон русской жизни ХХ в. и проложил путь повести к читателю «Нового мира» и всей страны. Сам Солженицын так вспоминал об этом в «Теленке»:

«Не скажу, что такой точный план, но верная догадка-предчувствие у меня в том и была: к этому мужику Ивану Денисовичу не могут остаться равнодушны верхний мужик Александр Твардовский и верховой мужик Никита Хрущев. Так и сбылось: даже не поэзия и даже не политика решили судьбу моего рассказа, а вот эта его доконная мужицкая суть, столько у нас осмеянная, потоптанная и охаянная с Великого Перелома, да и поранее».
Материал для проведения урока-семинара

1. Александр Солженицын пишет: «В малой форме можно очень много поместить, и это для художника большое наслаждение, работать над малой формой. Потому что в маленькой форме можно оттачивать грани с большим наслаждением для себя».

— Получилось ли у Солженицына «много поместить» в рассказе «Один день Ивана Денисовича»? Приведите примеры проявлений этого.

— Какие «грани» отличают взгляд автора на реальную жизнь в рассказе? Какие особенности повествовательной манеры вы можете назвать?


2. Критик С. Д. Артамонов писал (1963) об «Одном дне Ивана Денисовича»: «Сюжета нет. Никаких атрибутов повествовательных жанров: завязки, кульминации, развязки — ничего этого нет. Просто жизнь за один день, с подъема до отбоя, дела, — маленькие, прямо-таки мизерные, — заботы, опасения, волнения, — но нельзя оторваться, и все кажется значительным».

— Действительно ли в рассказе «Один день Ивана Денисовича» «сюжета нет»?

— Являются ли обязательными атрибутами рассказа завязка, кульминация, развязка? Есть ли они в рассказе? Какие «атрибуты», выполняют роль завязки, кульминации, развязки?

— Действительно ли в «Одном дне...» Солженицын показывает «дела, — маленькие, прямо-таки мизерные»?

— Какое жанровое определение — рассказ или повесть — больше соответствует «Ивану Денисовичу»?
3. Литературовед Г. М. Фридлендер пишет: «Один день Ивана Денисовича» — не просто небольшая повесть или рассказ. Это высоко-поэтическое произведение, поэма о жизни простого русского человека в условиях унизительного и бесчеловечного тоталитарного сталинского режима».

— Что дает право критику называть «Один день Ивана Денисовича» поэмой? Какие жанровые признаки поэмы вы заметили в этом произведении?

— Приведите доказательства того, что «Один день...» — это «высоко-поэтическое произведение»?

— Кем и чем представлены в «Одном дне Ивана Денисовича» тоталитарный и бесчеловечный режим?


4. Александр Солженицын объясняет замысел «Одного дня Ивана Денисовича» так: «Как это родилось? Просто такой лагерный день, тяжелая работа, я таскал носилки с напарником и подумал, как нужно было описать весь лагерный мир — одним днем. Конечно, можно описать вот свои десять лет лагеря, там всю историю лагерей, — а достаточно в одном дне все собрать, как по осколочкам, достаточно описать только один день одного среднего, ничем не примечательного человека с утра и до вечера. И будет все».

— За счет каких изобразительных и выразительных средств удается «одним днем» описать «весь лагерный мир»?

— Дает ли «Один день Ивана Денисовича» представление о всех десяти годах лагеря героя? Какие «осколочки» собираются Солженицыным в один день?

— Как создается образ главного героя — среднего, ничем не примечательного человека?


5. «Мал с виду Иван Денисович, робок, услужлив. Но не обманитесь. Не слишком-то полагайтесь на первое впечатление. Спросите лучше у Солженицына, он его очень хорошо знает. Он вам покажет в этом человеке многое такое, что наполнит ваше сердце гордостью не только за обаятельного героя повести, но и за человека русского, за человека советского» (С. Д. Артамонов).

— Действительно ли первое впечатление от Ивана Денисовича «мал с виду», «робок, услужлив»? Обманчиво ли оно?

— Как писатель создает образ «обаятельного героя»? В чем его обаяние? Есть ли в образе Ивана Денисовича то, что наполняет «сердце гордостью» за человека?
6. Критик В. Лакшин в 1964 г. писал: «Хотелось бы, конечно, чтобы Иван Денисович стоял на более высокой ступени культуры и чтобы Цезарь Маркович, таким образом, мог бы говорить с ним решительно обо всем, что его интересует, но, думается, и тогда взгляды на многое были бы у них различны, потому что различен сам подход к жизни, само ее восприятие».

— Каков культурный уровень Ивана Денисовича? Какие стороны характера, особенности поведения свидетельствуют о том, что это «невысокая ступень культуры»?

— В чем главное отличие Ивана Денисовича от Цезаря Марковича? Могут ли герои говорить между собой «решительно обо всем»? Какие темы не допустимы в их диалоге? Почему?

— Какова роль Цезаря, Марковича сюжетном плане «Одного дня Ивана Денисовича»?


7. Литературовед М. О. Чудакова пишет: «Герой при первом своем появлении не перенимал рассказа из рук автора — скорее уже оказывался в ряду всего описываемого, но это описываемое стало теперь изнутри освещаться его присутствием, его, героя, взглядом на вещи. Со второго упоминания имени — ...герой утвердился в центре рассказа... И герой уже с четвертого-пятого абзаца вроде бы прибирал повествование к рукам...»

— Как герой «Одного дня...» появляется в рассказе? Как в рассказе обрисовывается то, что «при первом своем появлении» Иван Денисович «не перенимал рассказа из рук автора»?

— В какой ситуации имя героя упоминается в рассказе второй раз? Как проявляется в тексте «утверждение героя в центре рассказа»?

— Справедливо ли утверждение о том, что «с четвертого-пятого абзаца» Иван Денисович «прибирает» повествование в «Одном дне...» к своим рукам?

— Как создает повествовательный тон «Одного дня Ивана Денисовича» впечатление постепенного подъема, вставания, вырастания героя? Как это показано в тексте?

— В чем «новизна» героя «Одного дня...» для литературы того времени?


11. «У Шухова — такая внутренняя устойчивость, вера в себя, в свои руки и свой разум, что и Бог ему не нужен. И тут уже несомненно, что эти черты безрелигиозности в широком смысле слова — вопреки мнению критиков, твердящих о патриархальности Шухова, — не из тех, что бытовали в народе от века, а из тех. что сформировались и укрепились в годы советской власти» (В. Лакшин).

— Как характеристику героя, о которой пишет критик, развивает Солженицын?

— Как раскрывает писатель «черты безрелигиозности в широком смысле слова», характерные для главного героя рассказа? Как автор относится к этим чертам своего героя?

— Можно ли видеть в Иване Денисовиче черты патриархального русского человека, или, наоборот, в этой патриархальности ему отказывать?


12. А. Солженицын рассказывает, что «Один день Ивана Денисовича» «задуман автором на общих работах в Экибастузском Особом лагере зимой 1959/61. Осуществлен в 1959 сперва как «Щ-854 (Один день одного зэка)» более острый политически».

— Сравните первоначальное название рассказа с окончательным. Насколько принципиальны изменения?

— Какое из названий показалось вам более подходящим? Почему?

— Как вы думаете, в чем «политическая острота» «Одного дня Ивана Денисовича»?


13. Критики Н. Лейдерман и М. Липовецкий замечают, что «в поведении Ивана Денисовича» есть одно интересное проявление: «Называется это «подработать»… Конечно, никто не посмеет осудить Ивана Денисовича за то, что он таким вот способом существует — он так за жизнь борется...»

— Что такое «подработать» для Ивана Денисовича?

— Почему возникает вопрос о возможности его осуждения за это «подрабатывание»? Каково ваше отношение к такому «подрабатыванию»?

— Согласны ли вы с тем, что постоянная готовность «подработать» — это способ существования героя, его борьба за жизнь?


14. «... Иван Денисович на праведника не тянет, он всякий, в нем понамешано всего — высокого и низкого, мудрого и недалекого, может он и поднос выдрать у зэка, что пощуплей... характер Ивана Денисовича по-романному противоречив и разомкнут» (Н. Лейдерман, М. Липовецкий).

— В чем «всякость» Ивана Денисовича? Какие поступки героя характеризуют его как носителя «высокого и низкого, мудрого и недалекого»?

— Что значит романная «разомкнутость» и «противоречивость» героя Солженицына?

— Почему возникает вопрос о «праведничестве» Ивана Денисовича? Есть ли в замысле автора задача показать его праведником?


15. А. И. Солженицын признается, что «Один день Ивана Денисовича» — это была попытка «что-нибудь» такое написать, чего пусть нельзя будет напечатать — но хоть показывать людям можно! хоть не надо прятать!.. Я не знал, для чего, у меня не было никакого замысла, просто взял «Щ-854» и перепечатал облегченно, опуская наиболее резкие места и суждения и длинный рассказ кавторанга Цезарю о том, как дурили американцев в Севастополе 45-го года нашим подставным благополучием. Сделал зачем-то — и положил».

— Какие «наиболее резкие места» остались в окончательном варианте рассказа?

— Какое место в «Одном дне...» занимает кавторанг и его рассказы, рассуждения?

— Дает ли «Один день Ивана Денисовича» понимание того, зачем «сделал» его писатель? В чем состоит замысел этого рассказа?


16. По данным М. О. Чудаковой, писатель Борис Балтер, обсуждал рассказ Солженицына, говорил: «Я не люблю его героя. Трагедию времени воплощает не он, а кавторанг. Иван Денисович принял правила игры здесь, в лагере, как принял когда-то колхозы. Посади его на вышку — он будет стрелять из пулемета. Он соблюдает правила игры, навязанной ему».

— Принял ли Иван Денисович «правила игры», а поэтому: «посади его на вышку — он будет стрелять из пулемета»?

— Кто воплощает «трагедию времени»: Иван Денисович или кавторанг?

— Есть ли в герое Солженицына то, за что его можно любить? Есть ли такие качества в образе кавторанга? Нуждается ли герой «Одного дня...» в том, чтобы его любили?

— Какие есть основания называть все происходящее в «Одном дне...» игрой, у которой есть свои правила?
17. Александр Солженицын писал: «тот, кто не отупеет в лагере, не огрубит свои чувства, — погибает. Я сам только тем и спасся... и я был туп, неповоротлив, мысль работала неуклюже. И только потому спасся. Если бы, как интеллигент, внутренне метался, нервничал, переживал, все, что случилось, — наверняка бы погиб».

— Почему мы можем сказать о том, что герой Солженицына выступает в рассказе как отупевший, огрубивший свои чувства чело век, мысль которого работает неуклюже?

— Не является ли признание ответом на вопрос о том, почему писатель «не изобразил интеллигента»?
18. Писатель Варлам Шаламов в письме к Солженицыну (ноябрь 1962) писал в связи с рассказом «Один день Ивана Денисовича». «Повесть — как стихи, в ней все совершенно, все целесообразно... Произведение чрезвычайно экономно, напряженно, как пружина, как стихи».

— Что означает «целесообразность» художественного произведения?

— Действительно ли в рассказе Солженицына все «чрезвычайно экономно» и «напряженно»?

— С какими стихами можно сравнить рассказ?


19. «Солженицын прибегает в «Одном дне Ивана Денисовича» к тем художественным средствам, которыми пользуется Евангелие, «Слово о полку Игореве», великие эпические памятники мировой поэзии.

Не случайно в начале повести мы встречаем цитату из Нового Завета...» (Г. М. Фридлендер).

— Опишите художественные средства «Одного дня...».

— Какова роль цитаты из Нового Завета, о которой пишет критик?


20. Литературовед Н. Струве пишет: «Как и положено большому писателю, Солженицын создал новую форму, вернее, несколько новых форм: до предела суженный хронотоп (один день, четыре дня и т. д., двор, палата, шарашка, лагерь)… Да еще создал свой язык: за редкими исключениями у него нет ни одной бесцветной фразы…»

— В чем смысл сужения хронотопа в рассказе («один день — лагерь»)?

— Докажите на примерах, что Солженицын «создал свой язык».

— Найдите в тексте «редкие исключения» («бесцветные фразы»).


21. «Да, конечно, в повести есть жаргонные словечки... — но без них не получилось бы картины, они были в лагерном быту, их нельзя было обойти в «летописи» событий даже одного дня...

Но язык повести богат и иными словами — яркими, сочными, красочными« (С. А. Артамонов).

— Каково место в языке «Одного дня Ивана Денисовича» занимают «жаргонные словечки»? В чем смысл их появления? Приведите примеры «ярких», «сочных» и «красочных слов, которыми «богат» рассказ.
22. Критик А. Немзер считает, что «стержневая тема Солженицына — противостояние человека силе зла, как внешнего, так и захватывающего само сердце...»

— Как изображается и кто выигрывает в «противостоянии человека силе зла»?

— В чем состоит изображение «зла внешнего... захватывающего само сердце»? Какова роль Ивана Денисовича в других героев рассказав изображении этого зла?
23. М. О. Чудакова пишет о языке «Одного дня Ивана Денисовича»: «Наращивалась лексика, определявшая для читателя место действия, к браку и надзирателю добавлялись параша, зона, лагерь. Читательский опыт подталкивал в хорошо известную по отечественной беллетристике сторону, маячил стереотип — советский человек в немецком концлагере. Но непосредственное, нерациональное восприятие уже металось, ощущая томящее несоответствие стереотипу своей, со школьной скамьи привычной беллетристики, где параше, во всяком случае, места не находилось».

— Как происходит «наращивание лексики», определяющей для читателя «место действия»?

— Каковы детали, говорящие о том, что речь идет не о «советском человеке в немецком концлагере»?
24. Г. М. Фридлендер замечает: «О том, что народно-песенная поэтика повторов и антонимов имеет в «Одном дне Ивана Денисовича» далеко не случайный характер, свидетельствует то, что повесть начинается утром, а кончается вечером, что в ней описываются и утренний восход солнца, и вечерняя заря. И наконец, повесть делят на две части аналогичные фразы, произносимые двумя разными людьми... Между этими фразеологическими оборотами разворачивается основное действие рассказа «Один день Ивана Денисовича».

— О каких фразах, фразеологических оборотах пишет исследователь?

— Действительно ли характер поэтики рассказа народно-песенный?


Урок 46 (107)

Рассказ А. И. Солженицына «Матренин двор»

Цели урока: попытаться понять, каким видится писателю феномен «простого человека», разобраться в философском смысле рассказа.

Методические приемы: аналитическая беседа; сопоставление текстов.
Ход урока

I. Слово учителя

Рассказ «Матренин двор», как и «Один день Ивана Денисовича» написан в 1959 году, а опубликован в 1964. «Матренин двор» — произведение автобиографическое. Это рассказ Солженицына о той ситуации, в которой он оказался, вернувшись «из пыльной горячей пустыни», то есть из лагеря. Ему «хотелось затесаться и затеряться в самой нутряной России», найти «тихий уголок России подальше от железных дорог». Бывший лагерник мог наняться только на тяжелые работы, он же хотел учительствовать. После реабилитации в 1957 году Солженицын некоторое время работал учителем физики во Владимирской области, жил в деревне Мильцево у крестьянки Матрены Васильевны Захаровой (там он закончил первую редакцию «В круге первом»). Рассказ «Матренин двор» выходит за рамки обычных воспоминаний, а приобретает глубокое значение, признан классикой. Его называли «блистательным», «подлинно гениальным произведением». Попробуем разобраться в феномене этого рассказа.


II. Проверка домашнего задания

(Сопоставление рассказов А. И. Солженицына «Матренин двор» и «Один день Ивана Денисовича»).


III. Беседа по рассказу «Матренин двор»

— Какова тема рассказа?

— Как раскрывается характер героини в рассказе?

Пережить то, что пришлось пережить Матрене Васильевне, и остаться человеком бескорыстным, открытым, деликатным, отзывчивым, не озлобиться на судьбу и людей, сохранить до старости свою «лучезарную улыбку» — какие же душевные силы нужны для этого!

Движение сюжета направлено на постижение тайны характера главной героини. Матрена раскрывается не столько в обыденном настоящем, сколько в прошлом. Вспоминает свою молодость так: «Это ты меня прежде не видал, Игнатич. Все мешки мои были, по пять пудов тижелью не считала. Свекор кричал: «Матрена! Спину сломаешь!» Ко мне дивирь не подходил, чтоб мой конец бревна на передок подсадить». Оказывается, Матрена когда-то была молодой, сильной, красивой, из тех некрасовских крестьянок, что «коня на скаку остановят»: «Раз конь с испугу сани понес на озеро, мужики отскакали, а я, правда, за узду схватила, остановила...». И в последний миг своей жизни она кинулась «пособлять мужикам» на переезде — и погибла.

И совсем с неожиданной стороны раскрывается Матрена, когда рассказывает о своей любви: «в первый раз совсем по-новому увидел Матрену». «В то лето... ходили мы с ним в рощу сидеть, — прошептала она. — Тут роща была... Без малого не вышла, Игнатич. Война германская началась. Взяли Фаддея на войну... Пошел он на войну — пропал... Три года затаилась я, ждала. И ни весточки, и ни косточки...

Обвязанное старческим слинявшим платочком, смотрело на меня в непрямых мягких отсветах лампы круглое лицо Матрены — как будто освобожденное от морщин, от будничного небрежного наряда — испуганное, девичье, перед страшным выбором».

Эти лирические, светлые строки раскрывают обаяние, душевную красоту, глубину переживаний Матрены. Внешне ничем не примечательная, сдержанная, нетребовательная, Матрена оказывается необыкновенным, душевным, чистым, открытым человеком. Тем острее чувство вины, которое испытывает рассказчик: «Нет Матрены. Убит родной человек. И в день последний я укорил ее за телогрейку». «Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша». Завершающие слова рассказа возврат к первоначальному названию — «Не стоит село без праведника» и наполняют рассказ о крестьянке Матрене глубоким обобщающим, философским смыслом.

— Каков символический смысл рассказа «Матренин двор»?

Многие символы Солженицына связаны с христианской символикой: образы-символы крестного пути, праведника, мученика. Прямо на это указывает первое название «Матренина двора». Да и само название «Матренин двор» носит обобщающий характер. Двор, дом Матрены — то пристанище, которое обретает, наконец в поисках «нутряной России» рассказчик после долгих лет лагерей и бездомья: Милей этого места мне не приглянулось во всей деревне». Символическое уподобление Дома России традиционно, ведь структура дома уподоблена структуре мира. В судьбе дома как бы повторена, предсказана судьба его хозяйки. Сорок лет прошли здесь. В этом доме она пережила две войны — германскую и Отечественную, смерть шестерых детей, которые погибали во младенчестве, потерю мужа, который на войне пропал без вести. Ветшает дом — стареет хозяйка. Дом разбирают, как человека — «по ребрышкам», и «все показывало, что ломатели — не строители и не предполагают, чтобы Матрене еще долго пришлось здесь жить».

Словно противится разрушению дома сама природа — сначала долгая метель, непомерные сугробы, потом оттепель, сырые туманы, ручьи. И в том, что святая вода у Матрены необъяснимо пропала, видится дурное предзнаменование. Погибает Матрена вместе с горницей, с частью своего дома. Погибает хозяйка — окончательно разрушается дом. Избу Матрены до весны забили, словно гроб, — похоронили.

Символический характер носит и страх Матрены перед железной дорогой, ведь именно поезд, символ враждебного крестьянской жизни мира, цивилизации, расплющит и горницу, и саму Матрену.

— Можно ли считать, что Фаддей олицетворяет злое начало в рассказе?

— Почему односельчане считают, что смерть детей Матрены вызвана «порчей»? Связана ли она с давней угрозой Фаддея убить Матрену за то, что та не стала его женой?

— Как понять замечание повествователя: «Сорок лет пролежала его угроза в углу, как старый тесак, — а ударила-таки...»?

— Почему Матрена становится беззащитна перед мистическими силами зла, олицетворенными в образе Фаддея?

— Как понять символические детали рассказа:


  • потерю Матреной котелка со святой водой?

  • Советский плакат с изображением грубой красавицы, висящий в избе Матрены?

Авторский комментарий: «Нет Матрены. Убит родной человек. «Разрисованная красно-желтая баба с книжного плаката радостно улыбалась»?

А. Т. Твардовский писал: «Почему судьба старой крестьянки, рассказанная на немногих страницах, представляет для нас такой большой интерес? Эта женщина неначитанная, малограмотная, простая труженица. И, однако, ее душевный мир наделен таким качеством, что мы с ней беседуем, как с Анной Карениной». Солженицын отвечал на это Твардовскому: «Вы указали самую суть — на женщину любящую и страдающую, тогда как вся критика рыскала все время поверху, сравнивая тальновский колхоз и соседние». Какие качества Матрены отмечают Твардовский и Солженицын? Какова главная тема рассказа, судя по высказываниям этих писателей? Согласны ли вы с такой оценкой героини?


IV. Слово учителя

Праведница Матрена — нравственный идеал писателя, на котором, по его мнению, должна основываться жизнь общества. По Солженицыну, «смысл земного существования — не в благоденствии, а в развитии Души». С этой идеей связано понимание писателя роли литературы, ее связи с христианской традицией. Солженицын продолжает одну из главных традиций русской литературы, согласно которой писатель видит свое назначение в проповедовании истины, духовности, убежден в необходимости ставить «вечные» вопросы и искать на них ответ. Об этом он говорил в своей Нобелевской лекции: «В русской литературе издавна вроднились нам представления, что писатель может многое в своем народе — и должен... Однажды взявшись за слово, уже потом никогда не уклониться: писатель не посторонний судья своим соотечественникам и современникам, он — совиновник во всем зле, совершенном у него на родине или его народом».

Писательская судьба Солженицына сложилась драматически. Вслед за публикацией «Одного дня Ивана Денисовича» он был принят в Союз писателей, но, кроме еще нескольких рассказов и одной статьи, все написанное вынужден был отдавать в «самиздат» или печатать за рубежом. В 1969 году из Союза писателей его исключили, а в 1970 писатель был удостоен Нобелевской премии. В 1974 году в связи с выходом первого тома «Архипелага ГУЛАГ» Солженицын был насильственно выслан на Запад, долгие годы жил в Америке. В 1994 году вернулся на родину, начав активно выступать как публицист по самым острым вопросам переустройства России, И все же А. И. Солженицын остается прежде всего автором «Одного дня Ивана Денисовича», показавшего всему народу, «что может правда».
IV. Тест по рассказу (см. Приложение в конце книги)
Информация для учителя

В опубликованных тогда рассказах Солженицын не подошел еще к одной из самых важных для него тем — теме сопротивления антинародному режиму.

Она станет одной из важнейших в «Архипелаге ГУЛаге» Пока писателя интересовал сам народный характер и его существование самой нутряной России — если такая где-то была, то в той самой России, которую ищет повествователь в рассказе «Матренин двор». Но он находит не нетронутый смутой ХХ века островок естественной русской жизни, а народный характер, сумевший в этой смуте себя сохранить. «Есть такие прирожденные ангелы, — писал в статье «Раскаяние и самоограничение» писатель, как бы характеризуя и Матрену, — они как будто невесомы, они скользят как бы поверх этой жижи, ни сколько в ней не утопая, даже касаясь ли стопами ее поверхности? Каждый из нас встречал таких, их не десятеро и не сто на Россию, это — праведники, мы их видели, удивлялись («чудаки»), пользовались их добром, в хорошие минуты отвечали им тем же, они располагают, — и тут же погружались опять на нашу обреченную глубину» (Публицистика, т. 1, с. 61). В чем суть праведности Матрены? В жизни не во лжи, скажем мы теперь словами самого писателя, произнесенными значительно позже. Она вне сферы героического или исключительного, реализует себя в самой что ни на есть обыденной, бытовой ситуации, испытывает на себе все «прелести» советской сельской нови 50-х гг.: проработан всю жизнь, вынуждена хлопотать о пенсии не за себя, а за мужа, пропавшего с начала войны, отмеривая пешком километры и кланяясь конторским столам. Не имея возможности купить торф, который добывается везде вокруг, но не продается колхозникам, она, как и все ее подруги, вынуждена брать его тайком. Создавая этот характер, Солженицын ставит его в самые обыденные обстоятельства сельской колхозной жизни 50-х гг. с ее бесправием и надменным пренебрежением обычным, несановным человеком. Праведность Матрены состоит в ее способности сохранить свое человеческое и в столь недоступных для этого условиях.

Но кому противостоит Матрена, иными словами, в столкновении с какими силами проявляется ее сущность? В столкновении с Фаддеем, черным стариком, представшим перец рассказчиком, школьным учителем и Матрениным жильцом, на пороге ее избы, когда пришел с униженной просьбой за внука? Этот порогов переступил в сорок лет назад, с яростью в сердце и с топором в руках — не дождалась его невеста с войны, вышла замуж за брата. «Стал на пороге, — рассказывает Матрена. — Я как закричу! В колена б ему бросилась! Нельзя... Ну, говорит, если б то не брат мой родной — я бы вас порубал обоих!»

По мнению некоторых исследователей, рассказ «Матреннн двор» скрыто мистичен.

Уже в самом конце рассказа, после смерти Матрены, Солженицын перечисляет негромкие ее достоинства.

И остродраматический финал рассказа (Матрена погибает под поездом, помогая перевозить Фаддею бревна ее же собственной избы) придает концовке совершенно особый, символический смысл: ее ведь больше нет, стало быть, не стоит село без нее? И город? И вся земля ваша?


Урок 47 (108)

Сочинение по произведениям А. И. Солженицына
Темы сочинений

1. Образ праведника в произведениях Солженицына.

2. «Вся возвращенная мне жизнь... имеет вложенную цель» (А. И. Солженицын).

3. Что может правда.


Тезисный план сочинения

Вся возращенная мне жизнь... имеет вложенную цель»

(А. И. Солженицын)
I. Введение

Значение Солженицына в литературе и развитии общественной мысли страны. «Историко-литературный смысл фигуры А. И. Солженицына в том, что после его появления в 1962 году русская литература так или иначе, соглашаясь с ним или непримиримо полемизируя, развивается «в контексте Солженицына»; в том, что он сделал заново актуальным вопрос о достоинстве писателя, о значении не только внутренней, но и политической свободы как главного условия творчества художника» (В. М. Акимов).


II. Основная часть

1. Важнейшие факты, ставшие рубежами судьбы писателя:

— 1941-45 гг. — на фронтах Великой Отечественной войны;

— в феврале 1945 г. — арест за критику Ленина и Сталина, обнаруженный при перлюстрации писем Солженицына;

— 8 лет заключения и 3 года ссылки (шарашка, особлаги в Казахстане);

— смертельная болезнь, излечение, осознанное как «Божье чудо» и указание на «предназначенность»;

— взаимоотношения с государственной властью;

— исключение из Союза советских писателей;

— присуждение Нобелевской премии;

— насильственное выдворение из страны (1974) и возвращение на родину (1994).

2. Исполнение «предназначенности»:

— «первая ласточка) — «Один день Ивана Денисовича»; история опубликования, гражданское мужество писателя; общественный резонанс;

— монументальность «Архипелага ГУЛАГ»: история подпольного создания и публикации; особенность жанра (документальность, публицистичность, обвинительный пафос);

— впечатление, произведенное в обществе;

— работа над эпопеей «Красное колесо», другими произведениями историко-публицистического характера;

— активная общественная и просветительская деятельность А. И. Солженицына.


III. Заключение

Нравственные уроки Солженицына: «что может правда».


Домашнее задание

Перечитать рассказы В. М. Шукшина




1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница