Постановление Страсбург, 9 октября 2008 года Перевод на русский язык Николаева Г. А



страница3/8
Дата01.05.2016
Размер1.13 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

105. 30 ноября 1995 г. президент подписал Указ N 1203 "Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне". В пунктах 23 - 30 перечня перечислены относящиеся к государственной тайне сведения, касающиеся внешней политики и внешней торговли; полномочиями по отнесению таких сведений к государственной тайне наделялись Министерство иностранных дел, Министерство обороны, Министерство внешних экономических связей, Служба внешней разведки и ряд других органов.

106. 20 декабря 1995 г. Конституционный Суд проверил соответствие Закона Российской Федерации "О государственной тайне" Конституции и постановил следующее:

"4. Государство вправе относить те или иные сведения в области военной, экономической и других видов деятельности, распространение которых может нанести ущерб обороне страны и безопасности государства, к государственной тайне. В связи с этим статьей 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации предусмотрено, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Государство вправе также определять средства и способы охраны государственной тайны, в том числе устанавливать уголовную ответственность за ее разглашение и выдачу иностранному государству.

Однако в силу указанной конституционной нормы уголовная ответственность за выдачу государственной тайны иностранному государству правомерна лишь при условии, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, содержится в официально опубликованном для всеобщего сведения федеральном законе. Правоприменительное решение, включая приговор суда, не может основываться на неопубликованном нормативном правовом акте...

Реализация требования статьи 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации обеспечивается Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 года "О государственной тайне", в котором определено понятие государственной тайны и указаны сведения, относимые к государственной тайне.

Таким образом, установление уголовной ответственности за выдачу государственной или военной тайны иностранному государству не противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 3), 29 (часть 4), 55 (часть 3)".

107. 6 октября 1997 г. был введен в действие Федеральный закон (N 131-ФЗ), вносивший изменения в Закон "О государственной тайне". Статья 5 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" была изменена следующим образом:

"Государственную тайну составляют:...

3) сведения в области внешней политики и экономики".

Измененная статья 5 перечисляла категории сведений, составлявших государственную тайну.

108. 17 апреля 2000 г. Верховный Суд, рассмотрев кассационный протест прокурора на оправдательный приговор Никитину по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 275 и частью 1 статьи 283 Уголовного кодекса (дело N 78-000-29), оставил приговор без изменения, указав:

"Оправдывая Никитина за отсутствием в его действиях составов вмененных ему преступлений, суд (первой инстанции) исходил из того, что в период с 12 декабря 1993 г. по 30 ноября 1995 г. отсутствовало законодательное определение сведений, относящихся к государственной тайне...

Согласно положениям части 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации... перечень сведений, составляющих государственную тайну, должен быть определен федеральным законом. Такой перечень впервые был определен Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О государственной тайне" от 6 октября 1997 г. Принимая во внимание, что в период совершения Никитиным вмененных ему действий отсутствовал соответствующий требованиям Конституции Российской Федерации перечень сведений, составляющих государственную тайну, сведения, собранные... и разглашенные, не могут быть признаны содержащими государственную тайну. Поскольку объективную сторону преступлений, предусмотренных статьями 275 и 283 УК Российской Федерации, составляют указанные в них действия лишь со сведениями, составляющими государственную тайну, те же действия с другими сведениями не могут быть признаны государственной изменой и разглашением государственной тайны...

Закон Российской Федерации "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. (в редакции 1993 года) не мог применяться в отношении Никитина, поскольку в нем отсутствовал перечень сведений, составляющих государственную тайну, так как в статье 5 названного Закона говорилось только о сведениях, которые могут быть отнесены к государственной тайне. Между тем в части 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации содержится требование об определении указанного перечня федеральным законом. Поскольку в статье 5 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. и части 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации речь идет о различных объектах, суд не может согласиться с утверждением кассационного протеста о наличии в этих актах лишь терминологического несоответствия...".


C. Назначение судей и изменение состава суда
109. Статья 21 Закона "О государственной тайне" и статья 2 Закона "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации" <*> предусматривают, что судьи, имеющие допуск к государственной тайне, имеют право на дополнительные финансовые выплаты. Объем и количество таких выплат зависят от уровня допуска к секретным сведениям. Полномочия по установлению конкретных сумм таких выплат предоставлены правительству и другим государственным органам таким, как Министерство юстиции.

--------------------------------



<*> От 10 января 1996 г. N 6-ФЗ (прим. переводчика).
110. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР предусматривал:

Статья 241. Неизменность состава суда при разбирательстве дела

"Каждое дело должно быть рассмотрено в одном и том же составе судей. Если кто-либо из судей лишен возможности продолжать участвовать в заседании, он заменяется другим судьей, и разбирательство дела начинается сначала, за исключением случаев, предусмотренных статьей 242 настоящего Кодекса".

Статья 242. Запасный народный заседатель

"По делу, требующему продолжительного времени для его разбирательства, может быть вызван запасный народный заседатель. Запасный народный заседатель присутствует в зале судебного заседания с начала разбирательства данного дела и в случае выбытия народного заседателя заменяет его".

111. Закон "О судоустройстве" (Закон РСФСР от 8 июля 1981 г.) устанавливает, что председатель суда может назначать судей в качестве председательствующих и распределять обязанности между судьями (пункт 1 статьи 26 и пункты 4 и 11 статьи 37). Закон предусматривает, что народные заседатели при осуществлении правосудия пользуются теми же правами, что и профессиональные судьи (статья 11).

112. Закон "О статусе судей" (N 3132-I от 26 июня 1992 г.) предусматривает:

Статья 6.2. Полномочия председателей и заместителей председателей судов

"1. Председатель суда наряду с осуществлением полномочий судьи соответствующего суда, а также процессуальных полномочий, установленных для председателя суда федеральными конституционными законами и федеральными законами, осуществляет следующие функции:

1) организует работу суда...

3) распределяет обязанности между заместителями председателя, а также в порядке, установленном федеральным законом, - между судьями".
D. Содержание под стражей и сроки судебного разбирательства
113. Конституция устанавливает, что для заключения обвиняемого под стражу или продления срока его содержания под стражей необходимо судебное решение (статья 22). В рассматриваемый период решение о предварительном заключении под стражу могло быть принято прокурором или судом (статьи 11, 89 и 96 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР - "УПК").

114. До 14 марта 2001 г. заключение под стражу в качестве меры пресечения применялось по делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше одного года (статья 96 УПК). В соответствии с изменениями от 14 марта 2001 г. было отменено положение, допускающее заключение под стражу обвиняемых по мотивам одной лишь опасности совершенного ими преступления.

115. После задержания подозреваемый мог быть заключен под стражу на период расследования преступлений по уголовным делам первоначально на срок не более двух месяцев (статья 97 УПК). Этот срок мог быть продлен прокурорами различного уровня.

116. После завершения следствия, получения обвиняемым обвинительного заключения и ознакомления ими с материалами дела дело передавалось в суд. С этого дня обвиняемый считался содержащимся под стражей "за судом" <*>. До 14 марта 2001 г. Уголовно-процессуальный кодекс не устанавливал предельного срока содержания под стражей "за судом". 14 марта 2001 г. была введена новая статья 239-1, в которой устанавливалось, что срок содержания под стражей "за судом" не может, как правило, превышать шести месяцев со дня поступления дела в суд.

--------------------------------

<*> Понятия содержания под стражей "за следствием" или "за судом" широко используются в быту правоохранительных органов, по крайней мере с начала советского периода. Однако в процессуальном законодательстве эти выражения не применяются (прим. переводчика).
E. Свидания и переписка
117. Закон "О содержании под стражей" (Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" N 103-ФЗ от 15 июля 1995 г.) предусматривает следующее:

Статья 16. Внутренний распорядок в местах содержания под стражей

"В целях обеспечения режима в местах содержания под стражей Министерством юстиции, Министерством внутренних дел, Федеральной службой безопасности, Министерством обороны по согласованию с Генеральным прокурором утверждаются Правила внутреннего распорядка в местах содержания под стражей.

Правилами внутреннего распорядка устанавливается порядок...

7) получения и отправления подозреваемыми и обвиняемыми телеграмм, писем, денежных переводов...

15) проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с лицами, перечисленными в статье 18 настоящего Федерального закона...".

Статья 17. Права подозреваемых и обвиняемых

"Подозреваемые и обвиняемые имеют право:...

5) на свидания с родственниками и иными лицами, перечисленными в статье 18;

6) хранить при себе документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации своих прав и законных интересов....

8) вести переписку и пользоваться письменными принадлежностями".

Статья 18. Свидания с защитниками, родственниками и иными лицами

"С момента задержания подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником наедине. Количество и продолжительность свиданий не ограничиваются. Свидания предоставляются: с адвокатом, участвующим в деле в качестве защитника, - по предъявлении им ордера соответствующего адвокатского образования... а также документа, удостоверяющего его личность....

Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое...".

Статья 20. Переписка

"Подозреваемым и обвиняемым разрешается вести переписку с родственниками и иными лицами без ограничения числа получаемых и отправляемых телеграмм и писем...

Переписка подозреваемых и обвиняемых осуществляется только через администрацию места содержания под стражей и подвергается цензуре. Цензура осуществляется администрацией места содержания под стражей, а в случае необходимости лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело...".
Право
I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ В ЧАСТИ УСЛОВИЙ СОДЕРЖАНИЯ ЗАЯВИТЕЛЯ ПОД СТРАЖЕЙ
118. Заявитель жаловался на то, что условия его содержания под стражей в Лефортовском изоляторе не соответствовали статье 3 Конвенции, которая предусматривает:

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".


A. Доводы сторон
119. Заявитель утверждал, что площадь, приходившаяся на одного заключенного, была недостаточна, что туалет не обеспечивал уединения, что освещение было тусклым и что он должен был получать продукты питания и средства гигиены, приобретая их в ларьке следственного изолятора или получая от жены. Он жаловался на то, что подчиненность Лефортовского следственного изолятора Федеральной службе безопасности противоречила принципу верховенства закона и принципу отделения уголовно-исполнительной системы от следственных органов, поскольку начальник Лефортовского следственного изолятора был также и начальником Следственного управления ФСБ.

120. Власти Российской Федерации утверждали, что проверка Генеральной прокуратуры не установила каких-либо нарушений прав заявителя, гарантированных статьей 3 Конвенции, в отношении условий содержания в Лефортовском изоляторе. Они воздержались от комментариев относительно материальных условий содержания заявителя.


B. Мнение Европейского Суда
121. Как неоднократно указывал Европейский Суд, статья 3 Конвенции закрепляет одну из основополагающих ценностей демократического общества. Она в абсолютных выражениях запрещает пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, независимо от обстоятельств или поведения жертвы (см. Постановление Европейского Суда от 20 июля 2004 г. по делу "Балог против Венгрии" (Balogh v. Hungary), жалоба N 47940/99, § 44; и Постановление Большой Палаты по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, § 119, ECHR 2000-IV). Европейский Суд последовательно подчеркивал, что испытываемые страдания и унижение в любом случае должны выходить за пределы неизбежного элемента страдания или унижения, связанного с применением данной формы правомерного обращения или наказания. Хотя меры, лишающие лица свободы, часто могут содержать такой элемент, в соответствии со статьей 3 Конвенции государство-ответчик должно обеспечить содержание лица в условиях, совместимых с уважением его человеческого достоинства, и способ, и метод исполнения этой меры не должны подвергать его страданиям и трудностям, превышающим неизбежный уровень, присущий содержанию под стражей (см. Постановление Большой Палаты по делу "Кудла против Польши" (Kudla v. Poland), жалоба N 30210/96, § 92 - 94, ECHR 2000-XI).

122. Заявитель провел три года и шесть месяцев в московском следственном изоляторе. Хотя не имеется данных о переполнении сверх проектной вместимости или недостатке спальных мест (см. противоположные примеры в Постановлении Европейского Суда от 15 ноября 2007 г. по делу "Гришин против Российской Федерации" (Grishin v. Russia), жалоба N 30983/02, § 89 <*>; и Постановлении Европейского Суда по делу "Калашников против Российской Федерации" (Kalashnikov v. Russia), жалоба N 47095/99, § 97, ECHR 2002-VI <**>), условия в тюрьме тем не менее были чрезвычайно стесненными. Заявитель делил восьмиметровую камеру с одним или двумя заключенными. Отсюда следует, что жилое пространство на одного заключенного колебалось от 2,6 до 4 кв. м.

--------------------------------

<*> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 4/2008.

<**> Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".
123. Европейский Суд напоминает, что в ряде дел нехватка личного пространства заключенных в российских следственных изоляторах была настолько острой, что это само по себе оправдывало установление нарушения статьи 3 Конвенции. В таких делах заявители обычно располагали менее чем 3 кв. м личного пространства (см., например, Постановление Европейского Суда от 6 декабря 2007 г. по делу "Линд против Российской Федерации" (Lind v. Russia), жалоба N 25664/05, § 59 <*>; Постановление Европейского Суда от 21 июня 2007 г. по делу "Кантырев против Российской Федерации" (Kantyrev v. Russia), жалоба N 37213/02, § 50 - 51 <**>; Постановление Европейского Суда от 29 марта 2007 г. по делу "Андрей Фролов против Российской Федерации" (Andrey Frolov v. Russia), жалоба N 205/02, § 47 - 49 <***>; Постановление Европейского Суда от 20 января 2005 г. по делу "Майзит против Российской Федерации" (Mayzit v. Russia), жалоба N 63378/00, § 40 <****>; и Постановление Европейского Суда от 16 июня 2005 г. по делу "Лабзов против Российской Федерации" (Labzov v. Russia), жалоба N 62208/00, § 44 <*****>). Напротив, в других делах, в которых переполненность не была столь острой для возникновения вопроса о соблюдении статьи 3 Конвенции самой по себе, Европейский Суд принимал к сведению другие аспекты физических условий содержания под стражей как имеющие значение для оценки соблюдения этого положения. Такие аспекты включали, в частности, возможность использования туалета в уединении, доступ естественного освещения и воздуха, достаточность отопления и соблюдение санитарных требований. Таким образом, даже в тех делах, в которых фигурируют камеры больших размеров - от 3 до 4 кв. м на одного заключенного - Европейский Суд устанавливал нарушение статьи 3 Конвенции, поскольку фактор пространства усугублялся выявленными недостатками вентиляции и освещения (см., например, Постановление Европейского Суда от 18 октября 2007 г. по делу "Бабушкин против Российской Федерации" (Babushkin v. Russia), жалоба N 67253/01, § 44 <******>; Постановление Европейского Суда от 19 июля 2007 г. по делу "Трепашкин против Российской Федерации" (Trepashkin v. Russia), жалоба N 36898/03, § 94 <*******>; и Постановление Европейского Суда по делу "Пирс против Греции" (Peers v. Greece), жалоба N 28524/95, § 70 - 72, ECHR 2001-III).

--------------------------------



<*> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 3/2008.

<**> Там же. N 2/2008.

<***> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2008.

<****> Там же. N 10/2005.

<*****> Там же.

<******> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 11/2008.

<*******> Там же. N 3/2008.
124. Небольшая камера, в которой содержался заявитель, имела три койки, два столика, раковину и туалет. Эти предметы еще более уменьшали площадь для заключенных. Особую озабоченность Европейского Суда вызывает отсутствие перегородки между жилой зоной и туалетом, не оснащенным какой-либо системой смыва. Такое тесное соседство было не только неприемлемо с санитарно-гигиенической точки зрения, но также лишало заключенных, пользующихся туалетом, какого-либо уединения. Это обстоятельство должно было иметь особое значение для заявителя, который лечился от геморроя и вынужден был принимать лекарственные средства на виду у сокамерников и надзирателей, наблюдавших в дверной глазок.

125. Европейский Суд отмечает, что в течение всего периода нахождения под стражей доступ заявителя к естественному свету и свежему воздуху был значительно ограничен до такой степени, что он практически отсутствовал. В окно его камеры было вставлено матовое стекло, которое в значительной степени ограничивало поступление естественного света, что требовало постоянного использования искусственного освещения. По-видимому, окно не открывалось, и воздух поступал только через систему принудительной вентиляции. Возможность прогулки была ограничена одним часом в день. Отсюда следует, что три с половиной года заявитель был практически заперт в своей камере, без прозрачного окна или доступа к свежему воздуху (см. для сравнения упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Пирс против Греции", § 75). Кроме того, прогулочные дворики едва ли могли дать возможность для полноценной прогулки, поскольку имели площадь всего на два квадратных метра превышавших площадь камеры. Они были окружены трехметровыми стенами, вид на небо был ограничен металлической решеткой и частой сеткой. Очевидно, что ограниченное пространство в совокупности с недостатком открытых мест уменьшало возможности прогулочных двориков для восстановления сил и здоровья. К тому же в дни судебных слушаний он был лишен возможности прогулок.

126. Учитывая совокупный эффект всех этих факторов, Европейский Суд находит, что факт того, что заявитель был обязан почти четыре года жить, спать и пользоваться туалетом в плохо освещенной и вентилируемой камере, не имея возможности для надлежащей прогулки на свежем воздухе, должен был принести ему страдания или муки такой интенсивности, которая превосходила неизбежный уровень страданий, присущий заключению. Отсюда следует, что условия его содержания под стражей были бесчеловечными и унижающими человеческое достоинство.

127. Соответственно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции в части условий содержания заявителя под стражей в Лефортовском следственном изоляторе.


II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ В ЧАСТИ УСЛОВИЙ ПЕРЕВОЗКИ ЗАЯВИТЕЛЯ В СУД И ОБРАТНО
128. Заявитель жаловался на то, что условия его перевозки в тюремном автофургоне в Московский городской суд и обратно представляли собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, несовместимое со статьей 3 Конвенции.
A. Доводы сторон
129. Заявитель оспорил описание властями Российской Федерации условий его перевозки как не соответствующее действительности: по его мнению, власти Российской Федерации описали условия, какими они должны быть в соответствии с применимыми правилами, а не какими они были в действительности. На самом деле тюремный автофургон заполнялся сверх проектной вместимости, и заявитель никогда не перевозился отдельно. Не выдавалось никакого питания, и возможность пользоваться туалетом во время перевозки отсутствовала. Вентиляционная и отопительная системы были неудовлетворительными, и летом было душно, а зимой - очень холодно.

130. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель всегда перевозился один, и ему выдавался сухой паек на все время перевозки. По их мнению, условия транспортировки заявителя соответствовали статье 3 Конвенции.


B. Мнение Европейского Суда
131. Обращаясь к фактам, Европейский Суд отмечает, что заявитель доставлялся в судебные заседания в обычном тюремном автофургоне более 150 раз. Пассажирские отделения этих автомобилей рассчитаны на перевозку 25 заключенных на площади менее 9 кв. м, вследствие чего на каждого заключенного приходилось пространство размером примерно 50 на 50 см. Высота кузова (1,6 м) была недостаточна для того, чтобы человек нормального роста мог войти или стоять не сгибаясь, что вынуждало заключенных сидеть все время пребывания в машине. Европейский Суд не убеждают утверждения властей Российской Федерации о том, что заявителя всегда перевозили одного по требованию администрации изолятора, поскольку копия такого требования не была представлена. Власти Российской Федерации не комментировали вопрос об общей численности лиц, перевозимых тюремными автофургонами. Однако представляется, что переполненность машин, перевозящих в г. Москве заключенных, является одной из проблем, о которых говорило ответственное за следственные изоляторы должностное лицо по результатам проведенной в 2003 году проверки (см. письмо от 26 ноября 2003 г. начальника Московского управления исполнения наказаний, цитируемое в Решении Европейского Суда от 12 января 2006 г. по делу "Старокадомский против Российской Федерации" (Starokadomskiy v. Russia), жалоба N 42239/02). Суд поэтому доверяет утверждениям заявителя о том, что в тюремные автомобили иногда помещали заключенных сверх проектной вместимости, что еще более уменьшало приходящуюся на них площадь.

132. Кроме того, Европейский Суд не усматривает доказательств того, что тюремные автомобили в описании сторон удовлетворительно освещались, вентилировались и обогревались. Власти Российской Федерации признают, что системы отопления и освещения действовали только при работающем двигателе. С учетом того, что не имелось окон или других отверстий, пропускающих естественный свет, заключенные при выключенном двигателе оставались в темноте, а иногда в холоде. Естественная вентиляция через аварийные люки в жаркие дни была, очевидно, недостаточной при стесненном положении внутри машины и, более того, была недоступна для заключенных в отсеках.

133. Европейский Суд отмечает, что заявитель находился в таких условиях длительное время при каждой поездке. Лефортовский изолятор находится недалеко от Московского городского суда, и прямой путь едва ли потребовал бы более 30 минут. Однако власти Российской Федерации не опровергли и не прокомментировали утверждение заявителя о том, что тюремные автофургоны по дороге заезжали в другие следственные изоляторы - "Матросскую тишину" или "Бутырку", которые расположены намного дальше от городского суда. Заключенные оставались запертыми в машине во время этих заездов и загрузки или выгрузки других заключенных. Не опровергнута какими-либо документами, которые должны иметь власти Российской Федерации, подробная информация, представленная заявителем о длительности поездок в конкретные дни. По сути, в ответе из Управления внутренних дел Москвы на жалобу заявителя подтверждаются задержки в транспортировке заключенных (см. § 67 настоящего Постановления). Таким образом, несмотря на то, что невозможно абсолютно точно установить продолжительность каждой поездки, для оценки Европейского Суда важно то, что время, проводимое заявителем в машине, было весьма продолжительным и в среднем составляло 5 - 6 часов в день, а иногда и до 10 часов.

1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница