Портретная рэтлендиана: факты и гипотезы Лев Верховский



Скачать 91.66 Kb.
Дата20.11.2016
Размер91.66 Kb.
Портретная рэтлендиана: факты и гипотезы

Лев Верховский

Хотелось бы как можно лучше и полнее представлять внешний облик Роджера Мэннерса пятого графа Рэтленда – одного из главных претендентов на звание «настоящего Шекспира». Помимо уже рассмотренных нами ранее в книге артефактов [1, с.38] – портретов в замке Бельвуар, надгробного памятника в Боттесфорде, гипсовой маски и картины с шахматистами -- имеется ряд живописных портретов того времени, на которых, быть может, тоже показан он. Об этих работах и пойдёт речь.

Глава 1. Портрет молодого человека под деревом

В замке Виндзор, являясь собственностью английской королевы, хранится миниатюра (выполнена на оборотной стороне игральной карты), приписываемая экспертами Исааку Оливеру и датируемая ими последним десятилетием XVI века (илл. 1; на обороте, очевидно, в более поздние времена выгравировано «Сэр Филип Сидни», но он погиб в 1586-м). Изображён сидящий под деревом задумчивый молодой аристократ, а на заднем плане -- палаццо с башенками, галерея, а также парк с газонами и дорожками.

Илл. 1

И. Гилилов пришёл к выводу [2, с. 253], что это граф Рэтленд, вероятно, в Падуе. Исследователь заметил, в частности, что аркады (галереи), подобные изображённой на картине, встречались в Падуе, а известно, что граф в марте 1596 был внесён в списки студентов Падуанского университета. Есть доказательство, что и художник Оливер весной 96-го тоже пребывал в тех же краях (о чём мы ещё скажем ниже).

Однако критик Гилилова Б. Борухов, ссылаясь на мнение специалиста, утверждал, что галерея скопирована с гравюры, опубликованной в книге архитектурных фантазий голландского художника де Вриса (Hans Vredeman de Vries) "Искусство перспективы" (Антверпен, 1568), и что та же гравюра якобы послужила Оливеру источником для изображения парка с людьми.

С учётом других, рассмотренных нами ранее изображений Роджера Мэннерса, мы полагаем, что Гилилов прав: это Рэтленд. Можно допустить, что какие-то элементы картины Оливер действительно позаимствовал или сфантазировал, но общий вид местности, её рельеф, судя по всему, реальны. Желая узнать, где же создавался портрет, мы провели виртуальный поиск подходящего места (города севера Италии – туристические центры, поэтому в Интернете много их видов и планов; кроме того, любой подобный земной объект можно разглядеть со спутника).

Начали мы с Падуи, но успеха не достигли. А вот в Вероне, этом шекспировском городе, кое-что обнаружили: там есть известная достопримечательность -- дворцово-парковый комплекс Джусти (Palazzo e Giardino Giusti), расположенный на склоне холма у восточной окраины города. Он был заложен кавалером венецианской республики Агостино Джусти (семейство Джусти было там одним из самых богатых и влиятельных) около 1570 года, а открыт, как считается, в 1591-м.

Главное для нас, что Сад охватывает две террасы. Нижняя площадка с одной стороны примыкает к дворцу, а с другой -- к подпорной стене, наверху которой расположена вторая терраса. Внизу разбит регулярный парк (с правильной геометрической разметкой, лабиринтом из дорожек), а наверху более дикая растительность. Общий вид палаццо и нижнего яруса из космоса (илл. 2):

Илл. 2

А вот вид здания и нижнего парка со второй террасы (илл. 3):

Илл. 3


Возвращаясь к портрету, можно предположить, что модель и художник располагались на втором ярусе (на картине чётко виден верх кирпичной стены). На илл. 4 -- примерно то место, где они, по нашей версии, могли находиться:

Илл. 4


В 1660-х годах немецкий ботаник и купец Фолькамер (Johann Christoph Volkamer, 1644 –1720) посетил сады Италии и зарисовал их. В 1714 году вышел его труд про цитрусовые «Nurenbergische Hesperide» (Нюрнбергские Геспериды), где среди многочисленных иллюстраций (гравюр) есть и вид Сада Джусти в Вероне (илл. 5). Этот рисунок был сделан, наверное, из окна или с крыши дворца (а интересующий нас портрет создавался там, где ряд кипарисов -- в самой верхней части гравюры):

Илл. 5

Важно, что в «Кориэтовых нелепостях» (т.2, 35) есть описание дворца и парка Джусти, которые английский путешественник Кориэт (по Гилилову -- маска Рэтленда) посетил. Он был восхищён увиденным, назвал Сад, где много разных фруктовых деревьев, а также искусственных украшений, вторым Парадизом. Поднимался британец и на верхний ярус, отметив, что тот «немного ниже замка святого Петра» (St. Peters Castle; видимо, имелась в виду крепость Petronium, построенная в 15 веке рыцарями Мальтийского ордена в турецком городе Бодрум на берегу Эгейского моря –илл. 6):

Илл. 6


И хотя Кориэт не признался, что позировал в этом саду художнику Оливеру, можно допустить, что портрет графа Рэтленда писали именно там. Понятно, что за четыре века здание и парк могли сильно измениться.

(Кстати, в 1780-х годах по Италии путешествовал И.В. Гёте, который посетил Сад Джусти и зафиксировал свои впечатления о нём. Он, в частности, писал: «Я принес ветки из Сада Джусти, где огромные кипарисы парят в небесах. Тисы, которые в наших северных садах подрезают, наверное, лишь подражание этому волшебному дару природы. Дерево, каждая ветвь которого от низа до верхушки устремлена к небесам и живет три сотни лет, заслуживает благоговения. Судя по дате, когда сад был разбит, эти кипарисы уже достигли сего почтенного возраста».)

Заканчивая разговор об этом Саде, приведём один из видов с его верхнего яруса -- открытка 1877 года (илл. 7):

Илл. 7

Ещё один момент, связанный с портретом молодого человека под деревом (на него тоже указал Гилилов). В 1621 году увидел свет большущий том «Анатомия меланхолии», в котором обсуждались самые разные аспекты меланхолии. Автором считают священнослужителя Роберта Бёртона (1577--1640), хотя трактат вышел под псевдонимом Демокрит Младший. Вверху титульного листа (илл. 8) показан Демокрит, сидящий под деревом в позе, сходной с той, что на миниатюре Оливера; похожи и газоны с дорожками. То есть титул книги отсылал к тому портрету, и это, видимо, не случайно: многие отмечали удивительное сходство некоторых пассажей в трактате с шекспировскими текстами, а отдельные смельчаки даже делали вывод, что Бёртон и был Шекспиром. Но скорее верно обратное: Шекспир -- в лице Фрэнсиса Бэкона -- автор этого труда (как давно утверждали бэконианцы).

Илл. 8


Теперь немного отвлечёмся в сторону. Давайте вспомним,почему заключили, что художник Оливер в 1596 году находился в Италии (в эту католическую страну жители туманного Альбиона могли приехать только с разрешения своей королевы ). Потому что в лондонском музее Виктории и Альберта хранится миниатюрный портрет (илл. 9), на обороте которого на смеси итальянского и латинского языков начертано (в переводе на русский): «13 мая 1596 года, в Венеции, выполнено Исааком Оливером, французом». Затем приписка другой рукой (на латыни): «Viva et vera effigies / Arundelli Talbot / Equitis Aurati» (живое и истинное изображение Арундела Талбота, позолоченного рыцаря»). Значит, Оливер в мае 1596 года был в Венеции.

Илл. 9

Кто есть «позолоченный рыцарь Арундел Талбот»? Доселе это не выяснено: человека с таким именем среди представителей английских дворянских родов того времени не нашли. Поэтому портрет представляет собой загадку (что подтвердила в 2013 году куратор отдела живописи музея Виктории и Альберта госпожа Katherine Coombs).

Но в самое последнее время появились, видимо, новые данные, которые, быть может, помогут её решить. Авторы вышедшей в 2014 году книги «The Jacobean Grand Tour. Early Stuart Travellers in Europe» Edward Chaney и Timothy Wilks пишут (p. 181), что в 1596 году в Италии находились две пары братьев: граф Рэтленд и его младший брат Фрэнсис (возможно, они приехали туда не вместе), а также сыновья сэра Томаса Сесила, то есть внуки первого министра лорда Бёрли, Ричард и Эдвард (ранее было известно, что Фрэнсис Мэннерс отправился во Францию, Германию и Италию двумя годами позже). Авторы высказали догадку, что «позолоченный рыцарь» – один из этой четвёрки.

Мы полагаем, что они правы, а конкретно, это Фрэнсис, будущий шестой граф Рэтленд. В лондонской Национальной портретной галерее имеется его более поздний (1621 года, то есть спустя четверть века) портрет -- гравюра неизвестного автора (илл. 10), и похоже, что это один и тот же человек.

Илл. 10

Кстати, в роду Рэтлендов встречались люди с разным цветом волос, так, дед Роджера и Фрэнсиса второй граф Рэтленд был огненно рыжим (илл. 11):

Илл. 11

Глава 2. Другие портреты

Продолжим наше расследование и обратимся к некоторым другим дошедшим до нас работам живописцев.

1. Портрет молодого человека в берете (илл. 12); датируется 1585—1590 годами. Написан известным английским художником и теоретиком искусства, мастером портретной миниатюры, учителем Исаака Оливера Николасом Хиллиардом (1547--1619). Музей Виктории и Альберта.

Илл. 12

Видна тонкость, неординарность натуры юноши, которому, наверное, лет 12—14. Рэтленд родился в 1576 году, так что по возрасту расхождения нет.

2. Так называемый графтонский портрет (илл. 13); фамилия Графтон указывает на бывших владельцев полотна. Написан маслом неизвестным автором, хранится в университете Манчестера.



Илл. 13

Видим молодого человека с привлекательным лицом и вьющимися каштановыми волосами, на котором роскошный шёлковый наряд. В левом верхнем углу полотна есть число 24, а в правом 1588, то есть как будто указан возраст модели в 1588 году, что верно для Шакспера (но ведь изображён, видимо, более молодой человек, которому лет 16—18).

Этот знаменитый портрет -- символ романтического образа Барда. Как сказала доктор Тарния Купер, куратор коллекций XVI столетия в Национальной галерее, «в наше время он стал причиной появления версий о влюбленном Шекспире -- прекрасном молодом человеке, чувственном и страстном, с невероятным накалом эмоций». Портрет приводится даже в некоторых биографиях Шекспира (например Джона Довера Уилсона) -- так отдельные исследователи представляли себе Барда, подразумевая под ним Шакспера.

Но скептики возражают: в том возрасте он никак не мог носить такой дорогой одежды (тем более, красного цвета). Методом радиоуглеродного анализа подтвердили принадлежность картины к 16—17 векам (на обороте начертаны инициалы Уильяма Шекспира, но выяснено, что надпись сделали в 19 веке).

На наш взгляд, число 1588 могло указывать год, когда Роджер Мэннерс стал графом Рэтлендом (умер его отец), то есть служить намёком на то, что позировал он. Обычно на портретах ставились год написания и возраст sitter`а (модели), но в случае Рэтленда вступали в силу правила конспирации, проявлялась Великая Игра.

3. Миниатюра работы Николаса Хиллиарда (Национальная галерея). Портрет неизвестного, держащего руку из облака (илл. 14):

Илл. 14

По обе стороны от лица сделаны надписи на латыни. Справа:«Ano Dm 1588» -- опять то же число 1588, что и на графтонском портрете (наверное, с тем же самым смыслом, о котором мы сказали. Повторим: мы трактуем 1588 не как год написания картины, а как год, когда портретируемый стал графом, то есть как косвенное указание на Рэтленда; создавать портрет могли много позже).

Слева: «Attici amoris ergo» -- этой фразе не предложено ясного перевода, ибо она не понята. Попытаемся расшифровать её. Значения слова «аттический»: 1) свойственный уму, характеру древних афинян; 2) утонченно-образованный, изящный, остроумный. Женская рука из облака, которую держит портретируемый мужчина, могла бы намекать на небесную, платоническую любовь, которая связывала Роджера и его супругу Елизавету. Такую любовь допустимо назвать аттической (во втором значении).

Если наша интерпретация верна, то это один из интереснейших портретов Рэтленда.

4. Предполагаемый автор миниатюры -- Николас Хиллиард, датировки разнятся; музей Виктории и Альберта. Неизвестный молодой человек на фоне пламени (илл. 15):

Илл. 15

5. Портрет неизвестного (илл. 16). Написано маслом по дереву, хранится в частной коллекции в Канаде.

Илл. 16

Авторство приписывают одному из братьев Сандерсов, которые во времена Шекспира будто бы имели отношении к театру и, как некоторые полагают, служили там оформителями (о них мало что известно). Опять видим дорогое одеяние, а на обороте есть надпись с указанием, что это Шекспир, и год – 1603. (Шаксперу было тогда уже 39 лет, а мужчина на полотне вроде бы моложе.) В 2001 году портрет подвергли всестороннему научному исследованию и пришли к выводу, что и сам он, и надпись сделаны в 17 веке.

* * *


Заканчивая обзор, подчеркнём: мы не утверждаем, что на всех приведённых портретах изображён пятый граф Рэтленд. Наша цель -- привлечь к ним внимание шекспироведов-рэтлендианцев и искусствоведов. Дальнейший поиск должен многое прояснить – нужно изучать записи о расходах, которые велись в замке Бельвуар, биографии художников, письма и дневники современников... А пока приходится больше опираться на интуицию.

Как там у Бена Джонсона: «…and manners brightly shines». Да, мы думаем, что в некоторых их этих творений живописцев ярко сияет Роджер Мэннерс.


ЛИТЕРАТУРА

1. Лев Верховский. Шекспир: лица и маски. М.: Спутник+, 2014.



http://svr-lit.niv.ru/svr-lit/articles/english/verhovskij-shekspir-lica-i-maski.htm

2. И.Гилилов. Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса. М.: Артист.Режиссёр.Театр, 1997.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница