Политика США в афганистане: военно-политический аспект



Скачать 380.4 Kb.
страница2/2
Дата10.05.2016
Размер380.4 Kb.
1   2

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в отечественной историографии представлен комплексный анализ развития американской политики в Афганистане на протяжении сравнительно небольшого, но важного промежутка времени.

Проведен тщательный анализ множества документов американского Госдепа, Пентагона, НАТО и других; некоторые из этих документов в научный оборот введены впервые.

В новом ракурсе показана роль Исламской Республики Пакистан в афганской политике США, изучен вопрос того, насколько Исламабад способствует решению афганской проблемы в целом.

Вопрос незаконного производства наркотических веществ изучен с точки зрения их использования для финансирования движения «Талибан»; даны не звучавшие прежде оценки и заключения, для этого было использовано значительное количество статистического материала.

Дана оценка эффективности американской политики в стране и то, насколько она соотносится с реальным положением дел.

Практическая значимость. В работе собран обширный фактологический и статистический материал как о политике США в Афганистане, так и о самой стране, ее внутренних проблемах.

Положения диссертации, выводимые на защиту, могут найти применение при дальнейшем исследовании политики иностранных держав в Афганистане.

Геополитические интересы нашего государства на Среднем Востоке не могут быть обеспечены в должной мере до тех пор, пока Афганистан не станет мирной и предсказуемой страной. Принятие связанных с ней рациональных внешнеполитических решений невозможно без критического осмысления афганской политики США.

Информация, положения и выводы, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут быть использованы при написании курсов, учебников, пособий по востоковедению и внешней политике Соединенных Штатов.

Работа может быть интересна представителям экспертного сообщества, занимающегося как проблемами Афганистана и безопасности Центральной Азии, так и современной политикой Вашингтона и его союзников.

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения, списка источников и литературы.

Во введении диссертационного исследования изложены объект и предмет исследования, обосновывается актуальность темы, научная новизна и практическая значимость; рассматривается состояние разработанности темы, сформулированы цели, задачи и методология исследования; изложены основные положения, выносимые на защиту; дается характеристика источников и краткий обзор научной литературы по теме диссертации.



Первая глава диссертации (Период успеха политики США в Афганистане. 2001-2005 гг.) посвящена начальному этапу американской политики, в ходе которого были достигнуты определенные успехи в подавлении сопротивления талибов и в деле строительства афганской государственности. Также в заданных хронологических рамках освящается деятельность НАТО в этой стране, которая неотделима от политики Соединенных Штатов и которая практически не имела собственной, отдельной от Вашингтона, афганской стратегии.

Первый параграф первой главы посвящен действиям вашингтонской администрации в Афганистане в первый этап войны. Для этого представлен обзор происходивших военных действий, основных боевых операций, освещаются заявления и интервью, которые давали для широкой общественности американский президент и армейские генералы, исследуется начало процесса формирования нормативно-правовой базы двусторонних отношений США и Афганистана. Также представлен ход формирования афганской государственности, а именно - образование законодательной и исполнительной власти, правоохранительных структур.

Первый этап американской военной кампании в Афганистане характеризуется некоторой противоречивостью и неоднозначностью. С одной стороны, Вашингтон добился определенных успехов деле государственного строительства - были заново созданы Афганская национальная армия, полиция, имели место выборы президента и парламента. Хотя они состоялись с определенными нарушениями, их можно признать легитимными. Кроме того, движение «Талибан» и «аль-Каида» в первый и, по западным стандартам ведения войны, самый ответственный этап боевых действий оказывали американцам и их союзникам довольно слабое сопротивление. Боевики покинули все крупные города и, как казалось, фактически капитулировали. Эти же выводы подтверждаются статистическими данными - в то время безвозвратные потери западных военнослужащих не превышали нескольких десятков человек в год. Некоторые российские аналитики даже предполагали, что Соединенные Штаты замалчивают истинные масштабы смертей. Однако утаивания информации не было - число убитых было действительно невелико.

В то же время, из трех официально поставленных Дж. Бушем-мл. задач - свержение режима талибов, уничтожение «аль-Каиды» и поимка Усамы бен Ладена - в действительности была решена только первая. Американцы не смогли распознать, что создавшееся положение есть не начало стабилизации в Афганистане, а лишь временное затишье, которое экстремисты используют для восстановления сил и оценки обстановки.

Во втором параграфе первой главы анализируется эволюция МССБ/ИСАФ. Хотя официально эти Силы перешли под управление НАТО лишь в 2003 г., не будет ошибочным заявление о том, что данная организация была в Афганистане с самого начала военной кампании. Даже исследуя только американскую политику в этой стране, необходимо анализировать и действия НАТО, так как на афганском театре военных действий она неотделима от действий США.

В ходе первого этапа афганской военной кампании власти Белого Дома использовали Североатлантический альянс в основном как доказательство многостороннего характера афганской кампании, посредника в сношениях Америки с внешним миром и афганскими властями, тех, на кого можно возложить коллективную ответственность в случае неудачи. Во втором параграфе также раскрывается правовой характер взаимоотношений МССБ/ИСАФ и кабульских властей.

В ходе первого этапа военной кампании силы НАТО находились в тени Вашингтона, не имели собственной стратегии и практически не принимали участия в реальных боевых действиях. Работу по уничтожению боевиков «Талибана» и «аль-Каиды» выполняли лишь два члена Североатлантического альянса - Великобритания и Соединенными Штаты. Нередко численность экспедиционного корпуса того или иного члена НАТО в Афганистане не превышала нескольких десятков человек или еще меньше. Многие страны воспринимали свое участие в войне лишь как показатель союзнических отношений с США.

В первом параграфе второй главы (Обострение ситуации в Афганистане. Усилия Вашингтона по нормализации обстановки. 2006-2009 гг.) делается вывод о том, что в ходе второго этапа кампании стратегия США в Афганистане не претерпела реальных изменений, если не считать существенного увеличения численности военного контингента. С другой стороны, американские правящие круги осознали тяжесть афганской проблемы и начали искать пути ее решения - в том числе за счет своих союзников по НАТО. Две тысячи восьмой год - время застоя американской стратегии в Афганистане, время упущенных возможностей, неспособности сконцентрировать внимание на важной внешнеполитической проблеме и фактического самоустранения действующей администрации Белого Дома от поиска взвешенного и сбалансированного решения. Старая элита под руководством Джорджа Буша уходила от власти, ей было не до застарелых вооруженных конфликтов где-то на Среднем Востоке. Новая элита, которую олицетворял Барак Хусейн Обама, пока лишь готовилась принять власть. Хотя афганская тема в период избирательной кампании стала важной темой интеллектуальных споров, реальное положение вдали от предвыборных конференций, собственно в Афганистане, можно охарактеризовать как застой. Стратегическую инициативу в нем постепенно забирали враждебные американцам силы. Новый президент должен был такое положение дел изменить.

Во втором параграфе второй главы изучается новая афганская стратегия Барака Обамы. Она свелась к следующему: существенное увеличение числа военнослужащих, начало переговоров с умеренными талибами, восстановление афганской инфраструктуры и улучшение его государственного управления. Результаты нового курса можно увидеть не ранее 2012-2015 гг.; новых идей и предложений он в себе не содержал.

Главное отличие состояло в том, что из полузабытой темы внешнеполитической повестки дня Афганистан вновь стал тем, чем он был в 2001-2002 гг., то есть одной из самых актуальных проблем. Новый американский президент превратил Афганистан в один из ключевых пунктов свой предвыборной кампании и поэтому не мог позволить себе потерпеть неудачу. Кроме того, по нашему мнению, Барак Обама осознал главное - для достижение успеха требуется существенное увеличение численности американского экспедиционного корпуса.

Третий параграф второй главы посвящен незаконному производству наркотических веществ. На основе прилагаемых материалов делается вывод о том, что доходы от продажи наркотика являлись одним из основных средств финансирования движения «Талибан»; в местах наибольшего производства мака - провинциях Гильменд и Кандагар - талибы оказывали особенно сильное сопротивление. Для борьбы с наркопроизводством у американской армии недоставало сил и средств. Ресурсов не хватало даже для решения важнейшей задачи - обеспечения безопасности; все прочее, в том числе и противодействие контрабанде опиатов, считалось второстепенным.

Начиная примерно с 2005-2007 гг. в Афганистане начало уменьшаться число регионов, задействованных в наркопроизводстве. Сокращение не привело к валовому снижению валового производства опиумного мака по всей стране. Практически весь мак начал производиться в трех - пяти провинциях на юго-западе ИРА. Гильменд и Кандагар, в которых производилось около 90% всех наркотиков, являлись местами сильной нестабильности и влияния талибов.

Колебания в валовом производстве опиумного мака и героина в Афганистане год от года объяснялись объективными экономическими законами спроса и предложения, как в случае с легальными сельскохозяйственными продуктами, а не политикой США.

Третья глава (Треугольник США-Афганистан-Пакистан. Американо-пакистанские связи и их влияние на политику Белого Дома Афганистана) исследования анализирует пакистанский фактор в политике Соединенных Штатов в Афганистане. Исламская Республика Пакистан традиционно занимает особое место в афганских делах. Любая держава, проводящая в Афганистане собственную политику, так или иначе вынуждена считаться с Исламабадом. США и их союзникам также пришлось иметь дело с Пакистаном. Он сразу превратился в основной транзитный маршрут для снабжения американских военных. В его приграничных горах укрывались афганские боевики, бегущие от преследования НАТО. Ухудшение обстановки в одной стране вело к ухудшению в другой. Без рассмотрения пакистанского фактора невозможно изучить американскую политику в Афганистане в начале XXI в.

В первом параграфе третьей главы анализируется обстановка в рамках треугольника США-Афганистан-Пакистан.

На протяжении первого этапа военной кампании США в Афганистане, в 2001 - 2005 гг., пакистанские власти действовали в интересах Вашингтона. Они разорвали дипломатические отношения с Движением талибов и приложили усилия к тому, чтобы их территория не использовалась противниками США.

С ухудшением положения с безопасностью в Афганистане, наступившего в ходе второго этапа кампании, 2006 - 2009 гг., отношения в треугольнике США-Афганистан-Пакистан стали более противоречивыми. Официальный Исламабад пытался лавировать между интересами Америки и требованиями собственных граждан, которые были против ввода в Пакистан иностранных войск и нанесения по нему ударов с воздуха. Отношения в рамках этого треугольника улучшились после прихода к власти нового гражданского лидера страны Асифа Али Зардари.



Второй параграф третьей главы посвящен анализу политики Вашингтона и Исламабада в отношении Северо-Западной пограничной провинции и Зоны племен (СЗППиЗП).

Вашингтон неоднократно требовал от пакистанских властей проведения силовых операций в районе СЗППиЗП для прекращения незаконного перехода границы экстремистами. Пакистанская армия проводила войсковые операции против местных формирований талибов, однако в целом такие действия к успеху не привели. Наоборот, из-за активизации боевиков, с конца 2008 г. оказался почти блокированным транспортный путь снабжения американской армии Карачи-Пешавар-Хайберский перевал-Кабул.

Еще одним средством, посредством которого Соединенные Штаты попытались решить проблему афгано-пакистанского приграничья, стало нанесение ударов беспилотными летательными аппаратами по территории Пакистана. Такая практика получила неофициальное одобрение Исламабада, который пытался соблюсти баланс между интересами важнейшего союзника - США и мнением своих граждан.

В Заключении обобщены выводы, сделанные в процессе разработки темы диссертации.

Соединенные Штаты Америки поставленные в Афганистане цели не достигли. На протяжении первого этапа военной кампании, 2001-2005 гг., исходящие от него угрозы недооценивались. В то же время имелись и некоторые успехи. На протяжении первых четырех лет операции «Несокрушимая свобода» годовые потери союзников измерялись всего лишь двузначными цифрами. Было проведено несколько афганских общенародных собраний - джирг, международных конференций по Афганистану, привлечено значительное количество средств государств-доноров, налажен выборный процесс, созданы органы государственной власти, армия и полиция. Считалось, что после создания органов государственной власти положение нормализуется само собой. Поэтому, добившись определенных успехов в деле государственного строительства в Афганистане, Белый Дом начал понемногу устраняться от афганских дел (стр. 30-35).

На рубеже 2005-2006 гг. стало очевидно, что ДТ не уничтожено. Боевики использовали затишье 2002-2005 гг. чтобы перегруппироваться и перейти к подрывной деятельности. В южных и восточных районах страны войска США все чаще стали встречать сопротивление. Для пополнения своих рядов, финансирования и отдыха ДТ и «аль-Каида» также использовали пакистанскую территорию - ее Северо-Западную пограничную провинцию, или Хайбер-Пахтунхва, населенную преимущественно пуштунами. Официальный Исламабад был не в состоянии, а иногда и не желал, навести в СЗПП должный порядок (стр. 170-175).

Проводимые время от время войсковые операции ситуацию не меняли. В 2005 г. число погибших американских солдат впервые превысило отметку в сто человек. Выросло число жертв среди мирного населения. Постепенно все большие пространства Афганистана оказывались вне контроля центрального правительства и войск США. В конце 2008 г. безвозвратные потери государств МССБ в Афганистане за весь период войны впервые превысили тысячу военнослужащих.

К середине 2006 г. Белый дом начал осознавать исходящую от Афганистана угрозу и приступил к наращиванию численности свой военной группировки. Одновременно власти США начали оказывать систематическое давление на дружественные им государства - члены НАТО с тем, чтобы те также увеличили свои контингенты, а также сняли с них ограничения по ведению боевых действий. В целом такое давление успехом не увенчалось, хотя достигло ограниченных результатов (стр. 80-90).

Формально у МССБ/ИСАФ имелся план по постепенному расширению оперативной зоны их ответственности на всю территорию страны. Год от года численность коалиционных войск возрастала, увеличивалось количество Провинциальных восстановительных команд, ставших формальным инструментом присутствия войск НАТО в той или иной афганской провинции. Однако становилось очевидно, что Североатлантический альянс не обладает достаточными силами и средствами, чтобы контролировать афганские территории без помощи американцев. Кроме того, многие из членов МССБ/ИСАФ не позволяли своим подразделениям участвовать в боевых действиях и считали свое присутствие в Афганистане миротворческой операцией. Основную тяжесть войны несли американцы (стр. 50-55).

Приход американской администрации во главе с Б.Обамой заставил американцев по-новому взглянуть на ситуацию в Афганистане. Ввиду того, что положение там требовало решительных действий, преемник Дж.Буша уделил этому вопросу значительное внимание.

Новая афганская стратегия Б.Обамы свелась к тому, чтобы нарастить численность войск США и их союзников, форсировать строительство национальных сил безопасности Афганистана, приступить к переговорам и частично перекупить «умеренных» талибов, уничтожить базы ДТ на территории Пакистана, наладить более действенную систему государственного управления, активнее вкладывать деньги в местную инфраструктуру, разработать стратегию выхода из Афганистана, не пытаться построить здесь демократию западного образца, а лишь сделать так, чтобы Афганистан в будущем не использовался для подготовки нападений на США (стр.115-120).

Этап обострения ситуации с безопасностью в Афганистане заставил политологическую школу Америки обратить на данный конфликт внимание. Начиная с 2006 г. в специализированной научной литературе все чаще стали появляться статьи о том, как следует действовать Соединенным Штатам и как построить афганскую государственность (nation-building). К этой работе подключились в том числе политологи с мировым именем, например, Ф.Фукуяма. При этом в ходе проводимого ими анализа афганская проблема, как правило, объединялась с иракской. Считалось, что в двух странах имеются сходные рецепты государственного строительства (стр.125-130).

Рецепты выхода из тупика предлагались противоположные - от продолжения активных боевых действий до почти полного вывода войск и сосредоточения усилий на экономическом восстановлении. Сторонники последней точки зрения считали - американскому правительству следует использовать те же методы, что в послевоенных Германии и Японии. Таким образом, экспертное сообщество Америки так же, как и правительство, не имело точного плана решения проблем государственного строительства и безопасности в Афганистане.

В работе также исследуется вопрос незаконного производства наркотических веществ. Автор одним из первых исследовал этот аспект с внутриэкономической точки зрения в Афганистане. На основе обширных статистических данных доказывается то, что колебания в уровнях производства наркотиков на протяжении 2002-2009 гг. обусловлены прежде всего уровнем спроса на опиумный мак и героин - так, как если бы речь шла об обычных сельскохозяйственных культурах. Афганские власти и американская армия оказывали на это слабое воздействие (стр.140-145).

Также на основе имеющих фактических данных было сделано следующее заключение - значительная часть доходов от продажи наркотических веществ идет на финансирование движения «Талибан». Начиная приблизительно с 2006 г. почти все афганские опиаты выращиваются в трех-пяти провинциях (всего их 34), и это одни из самых нестабильных районов в стране, в которых наблюдаются крупные силы талибов.

Американские власти часто игнорировали афганскую наркотическую проблему вследствие недостатка сил и средств. В пользу данного вывода говорит то, что в США отдавали себе отчет - доходы от наркокультивирования идут в том числе на финансирование незаконных вооруженных формирований, которые ведут борьбу с американской армией.

У Движения талибов в Афганистане, хотя и имелось единое командование - Военный совет (Шура) из 23 человек в г.Кветта - отсутствовала четкая структура. Даже в одной провинции могло быть несколько командиров-талибов, управлявших отдельными отрядами - махазами. Большая часть боевиков ДТ являлись не профессиональными военными, а простыми афганцами, преимущественно пуштунами, которые воевали время от времени. Ввиду аморфности этой организации, с ней сложно вести переговоры о мире. Поэтому попытки Вашингтона договориться с «умеренными» талибами не приносили желаемого результата (стр.175-180).

В ходе первого этапа американской кампании в Афганистане пакистанские власти действовали в рамках стратегии Вашингтона. Они разорвали дипломатические отношения с Движением талибов, перестали оказывать ему военную помощь, разрешили использовать свое воздушное пространство для нанесения бомбовых ударов по Афганистану, а свою территорию - для транзита американских военных грузов. Несмотря на опровергающие заявления официального Исламабада, в Пакистане были также размещены объекты американской военной инфраструктуры, например, секретные базы для беспилотных летательных аппаратов.

В то же время, по истечении нескольких лет, когда стало ясно, что афганская проблема еще не решена, а боевики-талибы используют пакистанскую территорию в качестве убежища от преследований американцев, Исламабад начал вести собственную линию, которая состояла в распространении своего влияния в Афганистане, создании в Кабуле дружественного, пропакистанского режима. В целом такая политика не соответствовала интересам Белого Дома. Однако, поскольку Исламская Республика Пакистан являлась важнейшим в регионе союзником США, последние не решались вступать по данному поводу в конфронтацию. Исламабад перешел к тактике лавирования между собственными интересами и интересами «старшего брата» (стр.160-170).

В целом на пространстве Афганистана США решали прежде всего свои собственные задачи. В то же время их усилия способствовали нормализации обстановки на всем Среднем Востоке, заставляли мировое сообщество вести дискуссию о будущем Афганистана, не позволяли о нем забывать.



В исследовании дается следующий прогноз развития ситуации. Вашингтон, согласно плану президента Обамы, начнет вывод войск из Афганистана и сделает это в намеченные сроки. Большинство европейских государств скорее всего покинут эту страну еще раньше, то есть нагрузка на американских солдат увеличится. Продолжение войны, даже с уменьшенным контингентом, подразумевает крупные расходы во времена экономической нестабильности. Усталость от войны будет нарастать у многих членов НАТО. Факты свидетельствуют в пользу того, что Афганистан может превратиться для США во «второй Вьетнам». Такой вариант развития событий означает не только провал политики Белого Дома на Ближнем и Среднем Востоке, но и возможную дестабилизацию в центральноазиатских государствах СНГ, с которой придется считаться и нашей стране.

Апробация работы. Положения настоящей диссертации были представлены в публикациях, обсуждены в ходе научно-практических конференций. По теме диссертации автором было опубликовано несколько статьей, в том числе три научные работы в журналах из перечня ВАК. Серия материалов по тематике США, НАТО и Пакистана в Афганистане была опубликована на страницах информационных порталов Института изучения Израили и Ближнего Востока, ЦентрАзия.ru. Объем изданных печатных работ составляет 6,5 п.л., в том числе 1,6 п.л. из перечня ВАК. Кроме того, имеется документ, подтверждающий, что информационные и аналитические материалы настоящего диссертационного исследования были использованы в ходе работы генерального консульства Российской Федерации в Мазари-Шарифе, Афганистан, входящего в систему Министерства иностранных дел.
Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях автора:
Статьи:
1. Военно-политическая ситуация в Афганистане: весна-осень 2007 г. // Азия и Африка сегодня, №1, 2008. Стр. 41-44. (0,5 п. л.).
2. Афганистан. Пакистанская заноза // Азия и Африка сегодня, № 6, 2009. Стр. 21-24. (0,5 п. л.).
3. Двойственная политика Пакистана // Азия и Африка сегодня, № 12, 2010. Стр. 27-30. (0,6 п. л.).
4. Политика США в Афганистане: проблемы методологии исследования // Философия в XXI веке. 15 выпуск. – Воронеж, 2008. Стр. 232-245. (1 п.л.).
5. Подходы России и США к афганской проблеме в начале–середине 90-х годов и после терактов 11 сентября 2001 г. // Востоковедческий сборник. Выпуск восьмой. – М: Институт Ближнего Востока, 2008. Стр. 150-169. (1,2 п. л.).
6. Взгляды западной коалиции на ситуацию с производством афганского опиума в 2007 г. // Ближний восток и современность. Выпуск тридцать шестой. – М: ИВ РАН, Институт Ближнего Востока, 2008. Стр. 240-248. (0,5 п. л.).
7. Политика США в отношении Афганистана // Востоковедческий сборник. Выпуск седьмой. – М: Институт Ближнего Востока, 2006. Стр. 73-78. (0,4 п.л).
8. Оценка и перспективы новой афганской стратегии Барака Обамы // Ближний восток и современность. Выпуск тридцать восьмой. – М: Институт Востоковедения РАН, Институт Ближнего Востока, 2009. Стр. 199-208. (0,6 п. л.).
9. Оценка и перспективы новой афганской стратегии Барака Обамы // Научные исследования: информация, анализ, прогноз. Монография. – Воронеж, 2009. Стр. 86-96. (1 п. л.).

1 Афганское государство образовалось 1747 г., его первым королем был Ахмад-Шах Дуррани. – Прим. авт.

2 Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М.: Международные отношения, 1999. – 256 с.

3 В англоязычной литературе этот феномен получил название «безопасная гавань» (safe heaven). – Прим. авт.

4 С апреля 2010 г. Северо-Западная пограничная провинция (СЗПП) официально называется «Хайбер-Пахтунхва», или, на языке пушту, это означает «земля пуштунов у Хайберского перевала». - Прим. авт.

5 Dorronsoro Gilles. The Taliban’s Winning Strategy in Afghanistan. - Carnegie Endowment for International Peace. - February 2010. - 36 pp.

6 Fukuyama F. Nation Building Beyond Afghanistan and Iraq. The John Hopkins University Press, Library of Congress Cataloging-in-Publication Data, 2006. - 255 pp.

7 Ахрамович Р.Т. Афганистан в 1961 - 1966 гг.: Политическое положение. Конституционная реформа. - М.: Наука, 1967. - 172 с.

8 Ганковский Ю.В. История Афганистана с древнейших времен до наших дней. - М.: Мысль, 1982. – 368 с.

9 Давыдов А.Д. Афганистан: войны могло не быть. Крестьянство и реформы. - М.: Наука, 1993. - 180 с.

10 Dupree L. Afghanistan. Publisher: Oxford University Press, USA, 2002. - 804 pp.

11 Массон В.М., Ромодин В.А. История Афганистана. Т. 1. С древнейших времен до начала XVI века. М.: Наука, 1964; Т. 2. Афганистан в новое время. М.: Наука, 1965.

12 Снесарев А.Е. Афганистан. - М.: Русская панорама, 2002. - 272 с.

13 Roy O., Mariam Abou Zahab. Islamist Networks: The Afghan-Pakistan Connection. Publisher: Columbia University Press, 2007. - 92 pp.

14 Арунова М.Р. Афганская политика США в Афганистане в 1945 - 1999 гг. - М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2000. - 128 с.

15 Коргун В.Г. Россия и Афганистан. Исторические пути формирования образа России в Афганистане. - М.: Либроком, 2009. - 320 с.

16 Коргун В.Г. История Афганистана. XX век. - М.: Крафт+, 2004. - 528 с.

17 Мусульманские страны у границ СНГ : (Афганистан, Пакистан, Иран и Турция - современное состояние, история и перспективы): сборник научных трудов. - М. : ИВ РАН; Крафт+, 2001. - 336 с.

18 Афганистан на переходном этапе (сентябрь 2001 - июнь 2002 гг.). - М.: ИВ РАН, ИИИиБВ, 2002. - 282 с.

19 Князев А.А. К истории и современному состоянию производства наркотиков в Афганистане и их распространения в Центральной Азии. - Бишкек: Илим, 2003. - 70 с.

20 Князев А.А. История афганской войны 1990-х.гг. и превращение Афганистана в источник угроз для Центральной Азии. - Бишкек: КРСУ, 2002. - 137 с.

21 Князев А.А. Северо-Восток Афганистана и сопредельные страны: перспективы экономического сотрудничества // Афганистан и региональная интеграция: Сб. науч. тр / Научно-информационный центр МКВК. - Ташкент, 2009. - С. 35-51.

22 Сикоев Р.Р. Исламский Эмират Афганистан: тоталитарный режим рубежа ХХI века // Общественные науки и современность. - 2003. - № 4. - С. 113-123.

23 Сикоев Р.Р. Талибы: религиозно-политический портрет. - М.: ИВ РАН, Крафт+, 2004. - 256 с.

24 Босин Ю.В. Афганистан: полиэтническое общество и государственная власть в историческом контексте. - М.: Академия гуманитарных исследований, 2002. – 232 с.

25 Босин Ю.В. Роль религиозно – этнического фактора во внутриафганском конфликте // Афганистан: проблемы войны и мира (сборник статей). Выпуск 3. – М.: ИИИиБВ, ИВ РАН, 2000.

26 Белокреницкий В.Я., Москаленко В.Н. История Пакистана – ХХ век. - М.: ИВ РАН, Крафт+, 2008.

27 Крупнов Ю. Пришло время вернуться // Россия. - 03.02.2009; Крупнов Ю. Кто же руководит операцией в Афганистане? // Время новостей. - 28.09.2009. - № 156; Крупнов Ю. Захватят ли талибы Москву? // Аргументы неделi. - 02.04.2009. - № 13 (151).

28 Серенко А. Афганский синдром // POLIT:RUS. Экспертно-аналитическая сеть. - 26.09.2009; Серенко А.: "Президентские выборы в Афганистане были одними из самых демократичных в регионе..." // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1256974560 , 31.10.2009.

29 Rubin Barnett R. Blood at the Doorstep: The Politics of Preventive Action. Publisher Brookings Institution Press, 2002. - 296 pp.

30 Rubin Barnett R. Afghanistan's Uncertain Transition from Turmoil to Normalcy // Council on Foreign Relations, March 2006. - 43 pp.

31 Rubin Barnett R. Saving Afghanistan // Foreign Affairs, January/February 2007.

32 Rashid A. The Taliban: Exporting Extremism // Foreign Affairs, November/December 1999.

33 Rashid A. Jihad: The Rise of Militant Islam in Central Asia. Yale University Press, 2002. - 271 pp.

34 Rashid A. Descent Into Chaos: The United States and the Failure of Nation Building in Pakistan, Afghanistan, and Central Asia. Viking, 2008. - 544 pp.

35 Rashid A., Rubin Barnett R. Ending Chaos in Afghanistan and Pakistan // Foreign Affairs, November/December 2008.

36 Bearden M. Afghanistan, Graveyard of Empires // Foreign Affairs, November/December 2001.

37 Bearden M. Redefining Victory in Afghanistan and Pakistan // The Foreign Affairs, April 9, 2009.

38 Riedel B. Al Qaeda Strikes Back // The Foreign Affairs, May/June 2007.

39 محمد ابراهیم عطایی . تاریخ معاصر افغانستان . Кабул, 2007 г.

40 نبی عظیمی . اردو و سیاست افغانستان. Пешавар, 2000 г.

41 جلاالدین صدیقی . چگونگی استلای نظام قبیله سالاری . Место печати неизвестно, 2008 г.

42 Antonio Giustozzi. Decoding the New Taliban. Insights From the Afghan Field. - New York: Columbia University Press, 2009. - P. 142.

1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница