Покумейко Николай Иванович (Родился в 1914 / 1915 гг., в Белоруссии, в Бобруйской обл., м. Осипович). Награжден



Скачать 264.1 Kb.
Дата08.05.2016
Размер264.1 Kb.
Покумейко Николай Иванович (Родился в 1914 / 1915 гг., в Белоруссии, в Бобруйской обл., м. Осипович).

Награжден: Гвардейским знаком, Орденом Красной Звезды, Орденом Отечественной войны II степени, Медалью "За боевые заслуги", Медалью "За оборону Ленинграда", Медалью "За оборону Советского Заполярья".

Дата и место призыва: 10.11.1935 г. / 20.07.1941 г., Борзинский РВК / Читинская обл., Борзинский р-н. На фронте – с 15 ноября 1941 г. (Волховский фронт). Старший лейтенант медицинской службы, фельдшер санитарной роты 38 стрелкового полка 65 стрелковой дивизии.

Первоначально входила в состав 12 стрелкового корпуса. 22 июня 1941 г. 65 стрелковая дивизия находилась в Читинской области, в районе станции Мациевская, потом передислоцирована в район Соловьевск – Отпор (сейчас – п. Забайкальск). По тому времени 65 стрелковая дивизия выглядела мощной боевой единицей. В своем составе она имела два артиллерийских полка, истребительный противотанковый дивизион, батальон 120-миллиметровых минометов, зенитный дивизион. Плюс в каждом стрелковом полку свои батареи 76-миллиметровых орудий и минометные батальоны. Все эти боевые единицы были полностью укомплектованы.

С 20 октября 1941 г. дивизия отправлялась эшелонами со станции Даурия, 30 октября 1941 г. выгружена в Куйбышеве для проведения там парада. 7 ноября 1941 г. она приняла участие в военном параде, который принимали М.И. Калинин и К.Е. Ворошилов.

С 15 октября 1941 г. в город Куйбышев было эвакуировано Правительство СССР, Верховный Совет СССР, дипломатические представительства и крупные учреждения культуры. В случае падения Москвы, в которой продолжали оставаться Ставка Верховного Главнокомандования, Государственный комитет обороны и Генеральный штаб РККА, Куйбышев должен был стать новой столицей СССР.

Парад 7 ноября 1941 г. в Куйбышеве продемонстрировал всему миру наличие свежих резервов, которые были хорошо вооружены и оснащены передовой техникой. В параде участвовали прибывшая из Забайкалья 65 дивизия полковника Петра Кошевого (будущего маршала и дважды Героя Советского Союза) и только что сформированная в Приморье 415 дивизия генерал-майора Петра Александрова. Командовал парадом генерал-лейтенант М.А. Пуркаев, а принимал - маршал К.Е. Ворошилов. На трибунах присутствовали члены правительства СССР, дипломатический корпус, военные атташе 27 западных стран и журналисты. Полтора часа в двадцатиградусный мороз перед трибунами проходили сводный полк командного состава, пехота, курсанты Военно-медицинской академии, сводный женский батальон войск ПВО и кавалерия — всего свыше 22 тысяч человек. За ними проследовали легкие танки Т-26 и Т-38, тяжелые танки Т-35, тягачи Т-20 «Комсомолец» с 45-мм противотанковыми пушками и бронеавтомобили БА-10. В небе несколькими волнами прошли штурмовики Ил-2, а также истребители и бомбардировщики.

На следующий же день после парада, 8 ноября 1941 г. 65 стрелковая дивизия вновь погружена в эшелоны и отправлена через Ярославль, Вологду, Череповец под Тихвин. 12 ноября 1941 г. дивизия выгрузилась на станции Большой Двор и развернулась на юго-восточных подступах к Тихвину. Впереди, в восьми километрах, занятый на днях (8 ноября) врагом город Тихвин. Началась выгрузка первых эшелонов. Вскоре в небе послышался тяжелый гул. Плотным строем шли вражеские бомбардировщики. Ахнули первые бомбы – полетели бревна, осколки, комья земли. Черный дым заволок станцию. Появились первые убитые, первые раненые. Эшелоны все прибывали и прибывали. Под покровом темноты подразделения быстро покидали вагоны и платформы и уходили в глубину заснеженного леса. Командиры немедленно выставляли боевые охранения, высылали разведку: враг был рядом. Вскоре в штаб дивизии донесли, что разведывательный батальон дивизии, прибывший одним из первых, столкнулся в лесу у кордона Воложба с крупными силами противника и вступил в бой. Забайкальцы дружно атаковали фашистов и заняли селение.

На четвертый день пребывания на фронте был получен приказ командующего 4 армией К.А. Мерецкова на занятие исходного положения. Дивизии предстояло наступать на Тихвин с юго-востока. Сплошной линии фронта под городом тогда еще не было. В то время как на бокситогорском направлении противник был остановлен в шести - восьми километрах восточнее Тихвина, на флангах отдельные его группы проникли значительно глубже. Поэтому, выдвигаясь в исходное положение, части имели дело с этими группами, а также сбивали боевые охранения, засады, “кукушек”. То тут, то там происходили острые стычки с фашистами. Передовой отряд дивизии неожиданно столкнулся с немцами в д. Бор. Враг встретил бойцов сильным огнем пехотного оружия, артиллерии и минометов. Но забайкальцы ответили мощным, дружным ударом. Немцы бросили все и разбежались по лесам. В Бору были захвачены штабная машина с документами, восемь минометов, много винтовок и автоматов. Враг понес чувствительные потери в живой силе.

Наступление на Тихвин было назначено на 19 ноября 1941 г., то есть менее чем через десять дней по прибытии дивизии на фронт. Рубеж, на котором закрепились фашисты, был весьма выгоден для обороны. Их передний край проходил по ряду возвышенностей, столь редких в этих местах, в то время как мы находились в основном на болотистой местности, зачастую при полном отсутствии дорог. Гитлеровцы успели построить много дзотов, приспособили к обороне все постройки, складки местности, врыли в землю танки, превратив их в долговременные огневые точки, густо заминировали местность. Основу их обороны составляли сильно укрепленные опорные пункты, между которыми поддерживалась сильная огневая связь. В один из самых мощных опорных пунктов враг превратил усадьбу совхоза “1-е Мая”, на восточной окраине Тихвина. Здесь имелось немало кирпичных зданий – склады, конюшни, церковь. Все они были превращены в огневые точки. Этот опорный пункт как щит прикрывал город с востока. Без овладения совхозом нечего было и думать о взятии Тихвина.

В своем приказе командующий армией К.А. Мерецков поставил 65 дивизии следующую задачу - совместно с 120 танковым батальоном нанести удар в направлении юго-восточной окраины города, овладеть совхозом “1-е Мая”, населенным пунктом Мастерская, что юго-восточнее Тихвина, и южной окраиной города. В дальнейшем наступать на Липную Горку и Будогощь.

Для выполнения этой задачи дивизия была построена в два эшелона. В первом эшелоне наступали 38 и 311 стрелковые полки. Первому было приказано, наступая вдоль железной дороги Череповец-Тихвин, овладеть совхозом и юго-восточной окраиной города, второму – южной окраиной города с вокзалом, населенным пунктом Мастерская и в дальнейшем наступать на Мележскую Горку. 60 полк находился в резерве. Каждому полку первого эшелона было придано по дивизиону артиллерии для ведения огня прямой наводкой. Кроме того, 38 полку придавался 167 истребительный противотанковый дивизион. Действия дивизии поддерживал приданный артиллерийский полк, имевший в своем составе 152-миллиметровые орудия. В границы дивизии входили: справа – южная окраина Тихвина с вокзалом, слева – совхоз “1-е Мая”. На дивизию, как свежую и полнокровную, была возложена одна из самых ответственных задач в боях за освобождение Тихвина.

И вот ударили орудия. Стрельба сразу же переросла в сплошной грохот, от которого задрожали земля и воздух. Орудия били из-под Астрачи, Воложбы, ожила каждая опушка, поляна. Вражескую оборону все больше затягивало дымом. А потом в атаку пошла пехота. Хотя в ряде мест и удалось вклиниться в его оборону, до прорыва ее было далеко.

На третий день боя авангардные батальоны 38 полка, буквально прогрызая вражескую оборону, достигли моста через ручей Таборы. 311 полк вплотную подошел к совхозу.

Накал боев нарастал. Несмотря на огромные потери в живой силе и технике, враг продолжал упорно сопротивляться, подтягивая все новые и новые силы. К исходу 24 ноября 38 полк продвинулся почти к самой церкви. Третий батальон этого полка закрепился северо-восточнее железнодорожного моста. Первый батальон 311 полка почти вплотную подошел к юго-восточной окраине Тихвина. Остальные батальоны полка вышли к станции. Обстановка показывала: если не удается прорваться в город через совхоз, надо искать более слабые места в обороне противника, обходить его основные оборонительные укрепления, чтобы напрасно не тратить времени и не терять людей. В этой обстановке П.К. Кошевой принял решение переместить направление удара дивизии с юго-востока на юг. Не так быстро, как хотелось, но все же наши войска теснили противника к окраинам Тихвина.

В этих боях части 65 дивизии несли потери. У Н.И. Покумейко было много работы, так 38 полк, в котором он служил, был на острие главного удара. Батальоны полка несли потери от артиллерийского, минометного и пулеметного огня. Лишь быстрая и квалифицированная помощь медиков спасла жизни не одному десятку солдат и офицеров полка.

Прошло уже две недели боев. Особенно ожесточенными стали схватки за коммуникации. Фашисты не могли не чувствовать, что окружение Тихвина нашими войсками становиться реальным: некоторые дороги уже перехватили наши войска, как, например, на юг, в сторону Мелегежской Горки, другие держали под своим огнем. Из Тихвина приходили сведения, что неприятель лихорадочно ведет дополнительные оборонительные работы, подбросил сюда части свежей пехотной дивизии. Каменные дома, железнодорожную станцию, водокачку, монастырь он превращал в бастионы, насыщал их огневыми средствами, укреплял, густо минировал все подступы к городу. Было ясно, что гитлеровцы намерены удержать город любой ценой.

5 декабря К.А. Мерецков принял решение взять Тихвин штурмом. Вновь была произведена перегруппировка войск. Главные усилия армии теперь сосредотачивались на левом фланге восточной оперативной группы, то есть в полосе наступления 65 дивизии.

В задачу дивизии входило: овладеть юго-восточной и южной окраинами города с железнодорожным вокзалом, поселком Мастерская и выйти на Будогощскую дорогу западнее Тихвина с целью перехвата путей отхода врага и отражения возможных его контратак с юго-запада. Для выполнения этой задачи требовался ввод в бой 60 стрелкового полка, до сих пор находившегося во втором эшелоне. 60 полк был введен в стык между 38 и 311 полками за счет вывода во второй эшелон по одному их батальону. Общей задачей второго эшелона было развивать наступление в направлении Липная Горка, Будогощь.

По приказу командующего армией в каждом батальоне создали по две штурмовые группы, в состав которых входили: два стрелковых взвода, взвод саперов, взвод батальонных минометов, два ротных миномета. Штурмовым группам были приданы танки. Бойцы вооружались гранатами, бутылками с зажигательной жидкостью. Вся артиллерия дивизии была перегруппирована. Основные силы нацеливались на железнодорожный вокзал, южную окраину города, совхоз. За неделю с 1 по 7 декабря 65 дивизия и другие соединения и части еще плотнее охватили Тихвин. Приближался штурм города.

Сразу же после взятия совхоза подразделения 311 полка двинулись на северо-восток, к дороге на Липную Горку, чтобы перехватить эту последнюю оставшуюся у врага коммуникацию. В полночь бой шел уже в самом Тихвине. 60 полк первым ворвался на улицы города, занял всю юго-восточную часть и соединился с подразделениями 38 полка, наступавшего со стороны совхоза. Бой переместился к центру города.

Наступило утро 9 декабря. Стрельба постепенно прекратилась. Дымящийся, разрушенный, мертвый город перешел в руки советских войск. Фронт гитлеровцев дрогнул. Не выдержав бурного натиска наших войск, группировка фон Шмидта поспешно отступает, бросая в снегу технику, обозы, боеприпасы. Широко применяя тактику маневрирования, 65 дивизия стремительно преследовала отступавшего врага. 10 декабря она овладела Липной Горкой и, форсируя реку Сясь, устремилась к Ситомле, которую сходу заняла. 15 декабря воины-забайкальцы выбили немцев из Ругуя. К утру части дивизии были в Крапивно. На этом рубеже дивизию застала радостная весть. За участие в разгроме врага под Тихвином Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 декабря 1941 г. 65 стрелковая дивизия была награждена орденом Красном Знамени.

После овладения Крапивно дивизия получила задачу занять станцию Пчевжа на железной дороге Москва – Ленинград и деревню Бор. В дальнейшем наступать на Кириши. И снова солдаты идут по бездорожью, решительно сбивая вражеские заслоны, преодолевая глубокие снежные заносы. Противник не успевал закрепляться и откатывался все дальше.

Появление частей 65 дивизии в районе станции Пчевжа и деревни Бор явилось для противника полной неожиданностью. Вражеский гарнизон разбежался, не успев прийти в себя. Железная дорога Будогощь – Кириши оказалась перерезанной частями дивизии.

Между тем продвижение на Кириши все больше замедлялось. Стремясь во что бы то ни стало перекрыть подступы к реке Волхов, враг оказывал все большее сопротивление. Он успел превратить Кириши в мощный опорный пункт, подтянул свежие силы. Особенно велика была насыщенность его обороны артиллерией, минометами. Он засыпал наступающие части снарядами и минами. Земля, окрестные леса содрагались от орудийных залпов. Все дороги, просеки, опушки, населенные пункты на подступах к Волхову находились под огнем.

Вот запись из журнала боевых действий за 23 декабря 1941 г.: “Наступаем вдоль железной дороги на Кириши. Противник оказывает яростное сопротивление. Сильные заносы, бездорожье. Железнодорожное полотно во многих местах взорвано. Тылы отстали. Уже двое суток личный состав получает ограниченный паек. На дивизионном обменном пункте остался небольшой запас муки и жиров”.

Обеспокоенный медленным продвижением частей на Кириши, командующий армией приказал 65 дивизии идти в обход – на Чернецы, Оскуй, Облучье, Крутиху. П.К. Кошевой принял решение пройти через ее боевые порядки и овладеть Чернецами. План удался. Задача была выполнена. Полки соединились и получили возможность снова наступать в западном направлении. Еще один рывок - и передовые части вышли на берег Волхова. Широкая река лежала подо льдом и глубоким снегом – словно ее и не было.

Штурмовые группы дивизии не понеся потерь, одним рывком преодолели полосу огня и закрепились на противоположном берегу у обрыва. Передохнули. Привели себя и оружие в порядок. Потом еще бросок со стрельбой на ходу. Вдали уже виднелись очертания станции Тигода. Наступила темнота. Прикрытый прорвавшимися штурмовыми группами, начали переправляться на западный берег остальные. Успевшие опомниться фашисты встречали наступающих ожесточенным артиллерийским огнем. От ракет было светло, как днем. Бойцы увязли в сугробах, многие падали. Подразделения все шли и шли вперед в призрачном свете ракет. И вот батальоны достигли берега. Теперь пулеметный огонь был не страшен. Но усилился минометный обстрел. Потери росли с каждой минутой. Вскоре все подразделения втянулись в лес. До утра отдыхали и грелись у костров, благо из-за ненастной погоды самолеты врага не летали. А тем временем у станции Тигода и в деревне Зеленцы враг оживлялся. Фашисты спешно подтягивали свежие силы для ликвидации плацдарма. Противник усилил свои подразделения на флангах прорыва, взял под непрерывный артиллерийский обстрел место переправы.

Пробраться днем на западный берег стало невозможно. В ясную погоду над Волховом постоянно “висели” вражеские бомбардировщики, беспощадно бомбили реку. Положение переправившихся с каждым днем ухудшалось. Бойцы по два дня не получали горячую пищу. Не хватало боеприпасов, порой приходилось сражаться чуть ли не голыми руками. Связь со штабами часто отсутствовала. Участились случаи обморожения. Но воины дивизии стояли насмерть. В период с 28 декабря 1941 г. по 7 января 1942 г. 65 дивизия потеряла более 1500 человек. Потерь могло быть и больше, но медики дивизии, в том числе Н.И. Покумейко сумели наладить в тяжелейших условиях первичную обработку ран и эвакуацию раненных с фактически окруженного плацдарма.

В конце января 1942 г. 65 Краснознаменная стрелковая дивизия была выведена с плацдарма и перемещена южнее, в район станции Гряды. Здесь у противника был небольшой плацдарм на восточном берегу Волхова, служивший прикрытием направления на Ленинград вдоль Октябрьской железной дороги. Сердцевину этого плацдарма составлял рабочий поселок Грузино. Дальше за Волховом был город Чудово. Без какой-либо особой подготовки полки дивизии развернули наступление и в первом же бою овладели совхозом “Большевик” и рядом деревень на подступах к Грузино. А потом ворвались в рабочий поселок. Взятие совхоза предопределило освобождение Грузино. Вскоре противник удерживался только в старых казармах и парке на берегу Волхова. Сопротивление его усилилось. Овладеть этим сильным опорным пунктом с ходу не удалось. В середине февраля части дивизии уже были на новом плацдарме – в районе Мясного Бора в непосредственной близости от Новгорода.

В феврале 1942 г., совершив тридцатикилометровый марш из района Грузино через Гладь, Гряды, Папоротно, Ямно и переправившись через Волхов, сосредоточилась на плацдарме в районе Мясного Бора. Тридцатикилометровый марш из района Грузино через Гладь, Гряды, Папоротно, Ямно, хоть и проходил в трудных условиях (пурга, бездорожье), совершили успешно. Передвигались по ночам, проселочными дорогами, при потушенных фарах. На дорогах то и дело образовывались “пробки”. Машины тащили чуть ли не на руках. Станцию Гряды прошли ночью. Волхов пересекли в Ямно – там переправа. Плацдарм, куда прибыли части дивизии, большой. В основании, у реки, он тянется чуть ли не на тридцать километров: от деревни Званка до находившегося в окрестностях Новгорода селения Онег. В январе 1942 г., сломив в этом месте сопротивление фашистов, советские войска прорвались за Волхов. Удар был сильным. Развивая наступление на плацдарме, авангардные части перерезали параллельно идущие железную и шоссейную дороги Новгород – Чудово и продвинулись вперед, на северо-запад, почти на 50 километров, идя в обход Чудово, к Ленинграду. Где-то в болотах под Новой Керестью наступление 2 ударной армии застопорилось. Боевое обеспечение ушедших вперед войск осуществляется по единственной дороге: река Волхов – совхоз “Красный ударник” – Мясной Бор, далее по очень плохим дорогам, а вернее сказать по бездорожью, на Теремец Курляндский и Новую Кересть. Других путей туда нет – везде леса, болота.

Ширина прорыва на участке железной и шоссейной дорог всего лишь шесть километров – от деревни Любцы слева до деревни Мостки справа. Несмотря на все попытки, расширить горловину прорыва не удалось. В прорыв, за дороги, ушло очень много войск, и враг, конечно, будет стремиться закрыть его любой ценой.

По приказу командующего войсками 52 армии генерал-лейтенанта В.Ф. Яковлева 65 дивизия заняла участок фронта на левом фланге прорыва, седлая железную и шоссейную дороги перед деревней Любцы, в которой окопался враг. Справа, за Теремцом Курляндским, - 38 полк, в центре, непосредственно на дорогах, - 311, далее по реке Питьбе – 60. В задачу дивизии входит закрепить позиции и готовиться к расширению прорыва – захвату деревень Любцы, Копцы, Тютицы, Подберезье и других. По всему было видно, что бои будут тяжелые, а дивизия уже была обессилена. Пока же на плацдарме было относительно тихо. Лишь изредка раздаются выстрелы орудий и пулеметные очереди. Ночью противник усиленно освещает местность. Хотя фронт рядом, в Мясном Бору еще есть жители – их не успели эвакуировать. Деревня эта небольшая, как и большинство здешних населенных пунктов, всего около тридцати дворов. Тянется она вдоль шоссе. Рядом с деревней Мясной Бор железнодорожная станция того же названия.

Через двое суток после прибытия на плацдарм 311 полк повел разведку боем в направлении Любцов, вдоль шоссе. Бой проходил ночью. Оказалось, что у противника мощная система огня, много пулеметных точек, прочных укрытий. Атаковавших он встретил массированным огнем из всех видов оружия, особенно артиллерии. Это было только начало. Занявшие оборону части дивизии еще не успели освоиться на новом месте, как был получен приказ о наступлении. Командующий армией потребовал овладеть деревнями Любцы, Земтицы, Копцы и наступать вдоль шоссе и железной дороге на Новгород. Особенно большое значение придавалось овладению деревней Любцы – для расширения прорыва. А она была укреплена врагом очень сильно.

Артподготовка была недолгой, но мощной. Однако основные оборонительные сооружения гитлеровцев, особенно в полосе шоссе и у моста, не удалось подавить. Уже за мостом, у деревни, вражеский огонь был таким сильным, что продвигаться стало невозможно. Бойцы залегли в снег и снова повторяли атаки. Бой не прекращался и ночью. Леса гудели от беспрерывной стрельбы, то и дело описывали дуги осветительные ракеты. Части дивизии предпринимали попытку за попыткой выбить врага из Любцов и других населенных пунктов, расширить прорыв. Но каждый раз наталкивались на упорное сопротивление фашистов, успевших прочно закрепиться и имевших большое превосходство в огневых средствах. А силы дивизии уже были порядком подорваны…

В начале марта противник стал заметно активизироваться. Усилились его артобстрелы, стали чаще появляться самолеты. 19 марта 1942 г. в тишину ясного утра ворвался артиллерийский гром. Вслед за артиллерийской подготовкой враг начал авиационную обработку. Он стремился прорваться по шоссе со стороны Новгорода. Рассчитывал одним ударом отсечь наши войска, ушедшие далеко вперед. В апреле бои шли с неослабевающей силой. Фашисты лезут и лезут на позиции дивизии, рвутся к Мясному Бору. Дивизия стояла насмерть.

В мае 1942 г. обстановка на плацдарме осложнилась до крайности. Прорвавшись на участке соседней дивизии в пяти километрах западнее Мясного Бора, противник перехватил дорогу Мясной Бор – Кречно – Новая Кересть и закрыл “коридор” во 2 ударную армию. Его вскоре отбросили, но он прорвался снова. Командование фронта принимало все меры, чтобы не допустить окружения армии. В связи с изменившейся обстановкой в весьма трудное положение попал правофланговый 38 полк. Его фланг оказался открытым, а гитлеровцы, стремясь развить успех, всю тяжесть атак сосредоточили в этом месте. Несмотря на неимоверные трудности, полк не только прочно удерживал свои позиции, но и вместе с другими частями вел ожесточенный бой по ликвидации прорвавшихся вражеских групп. На шоссе же у Любцов бои заметно поутихли, только по-прежнему свирепствовала вражеская авиация да не прекращались артиллерийские обстрелы. За два месяца напряженных боев врагу не удалось продвинуться ни на метр. Вплоть до конца года 65 дивизия продолжает оставаться на прежних позиция и ведет бои местного значения.



Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 г. Н.И. Покумейко среди других бойцов дивизии был награжден медалью «За оборону Ленинграда».

65 дивизия до февраля 1943 г. вела ожесточённые оборонительные бои в районе Мясного Бора, после чего была выведена на восточный берег Волхова, в марте 1943 г. форсировала Волхов в районе деревни Пахотная Горка, захватила плацдарм, но не удержала его. В мае в составе 59 армии удерживала коридор выхода из Любанского мешка для 2 ударной армии, насчитывая в составе 3708 человек, и 30-31 мая 1943 г. попала под удар вражеской группировки, которая перерезала коридор выхода. Была вновь переброшена на плацдарм в район Спасская Полисть, 3 сентября 1943 г. должна была быть сменена частями 2 стрелковой дивизии, но в момент смены попала под тяжёлый удар вражеских войск.

10 января 1944 г. дивизия переправилась через Волхов и заняла боевой порядок во втором эшелоне 6 стрелкового корпуса. Введена в бой поздно вечером 14 января 1944 г. на стыке 310 и 239 стрелковых дивизий, прорвала оборону противника, наступая на Подберезье, Некохово, расширила фронт прорыва главной полосы обороны противника. Затем, повернув свои части на юго-запад, к 18 января 1944 г. отрезала противнику пути отхода из Новгорода на северо-запад и запад. Затем вела наступление на лужском направлении, участвовала в разгроме лужской группировки противника. 21 января 1944 г. 65 стрелковой дивизии за освобождение Новгорода присвоено почетное наименование «Новгородская».

Н.И. Покумейко участвовал во всех этих боях. Будучи фельдшером полка, показал себя чутким и отзывчивым к раненным бойцам и офицерам врачом. За время боевой операции с 16 по 25 января 1944 г. лично оказал медицинскую помощь 63 раненым бойцам и командирам, а также много работал по эвакуации раненных в медсанбат. Приказом №07/н от 29 января 1944 г. по 65 Новгородской Краснознамённой стрелковой дивизии Н.И. Покумейко награжден медалью «За боевые заслуги» (ЦАМО 33.686044.3338).

В июне 1944 г. 65 дивизия переброшена на реку Свирь, где в составе 99 стрелкового корпуса 14 армии генерал-лейтенанта В.И. Щербакова Карельского фронта (командующий - маршал Советского Союза К.А. Мерецков) приняла участие в Свирско-Петрозаводской операции, вышла на рубеж Лоймолы, вела ожесточённые бои на высоте Чёрная, и была остановлена на рубеже хутора Колла, где вела бои вплоть до подписания перемирия с Финляндией.

В июле 1944 г. 65 дивизия была переброшена в Заполярье. В составе 99 стрелкового корпуса 14 армии Карельского фронта участвует в Петсамо-Киркенесской операции.

В 8.00 7 октября началась артподготовка, за ней в 10.30 началось наступление. 131 корпус в первый же день достиг реки Титовка. Менее удачно развивались первоначально дела у 99 корпуса. Ему не удалось овладеть опорными пунктами врага в главной полосе обороны. Прорвать оборону 99 корпусу удалось ночной атакой к 8.00 8 октября. На левом фланге 126 легкострелковый корпус успешно совершал обходный манёвр и на четвёртые сутки достиг дороги Петсамо - Салмиярви и западнее Луостари перерезал её. Отбив контратаки противника, корпус снова начал продвижение, перехватив дорогу Петсамо –Тарнет. 127 легкострелковый корпус ночью овладел аэродромом в Луостари, а затем совместно со 114 дивизией 99 корпуса очистил этот населённый пункт. Петсамо был окружён со всех сторон и взят советскими войсками. 25 октября передовые части Красной Армии вошли в Киркенес. В городе Киркенес части 65 дивизии спасли от взрыва штольню, где скрывалось норвежское население города.



Н.И. Покумейко – старший лейтенант, старший фельдшер санитарной роты 38 стрелкового полка 65 Новгородской Краснознаменной стрелковой дивизии. В боях с 7 по 25 октября 1944 г. в районе г. Большие Карикнейши (Киркенес) и населенного пункта Лоустари бесперебойно оказывал медицинскую помощь раненным бойцам и офицерам, не зная сна и усталости. Сутками без смены работал в перевязочной, оказал помощь более 150 раненным. Оказанная им помощь отличалась исключительной тщательностью в обработке, доброкачественностью и умением. Приказом №049/н от 2 ноября 1944 г. по частям Новгородской Краснознаменной стрелковой дивизии Н.И. Покумейко награжден орденом Красной Звезды.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 декабря 1944 г. Н.И. Покумейко, как и другие бойцы дивизии, принимавшие в боях в период Петсамо-Петрозаводской операции награжден медалью «За оборону Советского Заполярья».

29 декабря 1944 г. 65 дивизия преобразована в 102 гвардейскую стрелковую дивизию.

Дивизия в составе 40 гвардейского Краснознаменного стрелкового корпуса 19 армии генерал-майора Г.К. Козлова, несколько позже - генерал-лейтенант В.З. Романовского участвовала в составе 2-го Белорусского фронта в Восточно-Померанская стратегической операции 1945 г.

Н.И. Покумейко – гвардии старший лейтенант медицинской службы, старший фельдшер санитарной роты 314 гвардейского полка 102 Новгородской Краснознаменной ордена Суворова дивизии.

В результате Висло-Одерской операции советские войска вышли на Одер и захватили плацдармы на её западном берегу. Войска 1-го Белорусского фронта форсировали Одер в районе Кюстрина и находились всего лишь в 60 км от Берлина. Немецкое командование приступило к развёртыванию в Восточной Померании части сил группы армий «Висла» под командованием рейхсфюрера СС Г. Гиммлера с задачей нанести удар по правому крылу 1-го Белорусского фронта, разгромить его войска в районе Кюстрина и сорвать подготовку советского наступления на Берлин. Узнав о сосредоточении немецких сил в Восточной Померании, Советское Верховное Главнокомандование 8 февраля приказало 2-му Белорусскому фронту разгромить восточно-померанскую группировку, установить контроль над районом Данциг - Гдыня и очистить от противника побережье Балтийского моря от устья Вислы до Одера.

С советской стороны к участию в операции были привлечены войска 1-го и 2-го Белорусских фронтов, в том числе и 19 армия. Первоначально задачу по разгрому немецких войск в Восточной Померании возложили на войска 2-го Белорусского фронта под командованием маршала К. К. Рокоссовского, но в дальнейшем к участию были подключены и войска 1-го Белорусского фронта. Немецкой группировкой в Восточной Померании руководил лично рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер.

Перед войсками 2-го Белорусского фронта стояли в обороне части 2 немецкой полевой армии. Против правого крыла фронта на участке от г. Эльбинга до г. Швец находились 2 армейских корпуса и корпусная группа «Раппард». Они занимали оборону по левому берегу рек Ногат и Висла, а также удерживали крепость Грауденц. На реке Висла, на участке Швец — Линде оборонялись соединения трех немецких корпусов. В первой линии находилось до 12 дивизий, и 4-6 дивизий — во второй линии обороны.

Войскам Советской армии предстояло преодолеть мощнейшую укрепленную оборону, насыщенную всеми видами инженерных сооружений. Восточная Померания представляет собой холмистую равнину, с участками леса. Самая высокая точка - гора Турмберг, высотой 331 метр. Множество рек, озер и каналов было задействовано в оборонительных целях, укреплены и приспособлены к длительной обороне.

Основная линия обороны немцев в Померании — это так называемый «Померанский вал», построенный на польско-германской границе в 1933 г, и проходящий от района Штольпмюнде до рек Варта и Одер по рубежу: Штольп, Руммельсбург, Нойштеттин, Шнайдемюль. Основой померанских укреплений являлись железобетонные сооружения - доты, капониры и полукапониры, прикрытые сооружения полевого типа, многочисленными минными полями, надолбами, противотанковыми рвами, заполненными водой, сетью проволочных заграждений. Города Штольп, Руммельсбург, Дейч-Кроне, Шнайдемюль, Нойштеттин являлись ключевыми опорными пунктами Померанского вала, фактически - городами-крепостями. В районе побережья, у Данцига, Гдыни и в районе Хель, были подготовлены укрепленные районы, в районах Леба, Рюгенвальдемюнде, Штольпмюнде и Кольберга оборудованы артиллерийские позиции для тяжелой артиллерии. Мощнейшими узлами обороны являлись города Гдыня и Данциг, наиболее сильно укрепленные и подготовленные к длительной обороне.

В районе Данцига были подготовлены две полосы обороны с большим количеством окопов, траншей, пулеметных точек и дзотов. Первая оборонительная полоса состояла из 5-ти линий траншей имела протяженность в глубину от 3 до 5 км. Вторая полоса обороны состояла из двух линий траншей. Третья оборонительная линия проходила непосредственно по окраине Данцига.

На юго-востоке от Данцига проходил канал и местность в целом была непроходима для танков, кроме того, с этой же стороны находились форты старой крепости, приспособленные к обороне. В самом Данциге все каменные здания были подготовлены для ведения огня, оборудованы многочисленные пулеметные точки, позиции для артиллерии, окна домов заложены мешками с песком и кирпичом. Кварталы были соединены траншеями, на главных улицах сооружены баррикады, все перекрестки улиц простреливались с нескольких направлений из дотов и дзотов.

Также сильно была укреплена и Гдыня. Оборонительный район у Гдыни включал в себя две полосы обороны. В радиусе 12-15 км от города была подготовлена практически непрерывная цепь окопов, заграждений и траншей с артиллерийскими позициями, дотами и дзотами, усиленная минными полями и несколькими полосами проволочных заграждений. Первая полоса обороны имела протяженность в глубину от 3 до 5 км. Вторая полоса обороны состояла из трех линий траншей и была подготовлена в 5-7 км от Гдыни, на 1 км фронта здесь приходилось по 4-5 дотов и дзотов. Гдыня также была подготовлена к уличным боям, город был перекрыт баррикадами, танкоопасные участки заминированы, все улицы и перекрестки простреливались, подготовлены многочисленные артиллерийские позиции, минометные и пулеметные точки, позиции фауспатронщиков.

К северу от Гдыни, на высотах у населенных пунктов Оксхефт, Облуш и Казимир также был подготовлен оборонительный рубеж, на котором немецкие войска должны были закрепиться в случае отхода из Гдыни.

Между Гдынским и Данцигским оборонительными районами была построена оборонительная позиция из трех траншей, перед позицией было устроено сплошное минное поле.

Сильный оборонительный рубеж, глубиной 3-5 км, был также построен на левом берегу реки Висла, от г. Быдгощ до устья реки Вислы, с большим числом сооружений полевого типа - дзотов, с подготовленными противотанковыми препятствиями и большим количеством проволочных заграждений.

Такую сложнейшую оборону предстояло преодолеть войскам 1-го и 2-го Белорусских фронтов. Подготовка к операции потребовала переброски большого количества войск, ускорения ремонта железных дорог и автодорог в полосе фронтов в целях ускорения подвоза боеприпасов и иного снаряжения для войск, большая работа была проделана автомобильными, железнодорожными, саперными и инженерными частями.

Ход операции

10 февраля 1945 г. войска 2-го Белорусского фронта с рубежа Грауденц, Цемпельбург перешли в наступление и продвинулись за день боя от 5 до 10 км. Немцы предпринимали многочисленные контратаки с применением танков, с целью воспрепятствовать наступлению. Наступлению также сильно мешали условия распутицы и болотистой местности. За пять суток войска 2-го Белорусского фронта продвинулись на 15-40 км, преодолевая упорнейшее сопротивление.

Наступая в течение нескольких дней, к 19 февраля 1945 г. войска фронта продвинулись на 50-70 км вглубь немецкой обороны, но, тем не менее, не смогли выполнить первоначально поставленных задач.

24 февраля 1945 г. наступление Советской армии возобновилось. Войска 2-го Белорусского фронта 24 февраля нанесли главный удар силами 19 и 70 армий из района юго-западнее Хойнице в направлении на Кезлин. Немецкая оборона была прорвана по фронту на участке длиной 12 км, и войскам армий удалось продвинуться за день боев на 10-12 км. Немцы предпринимали многократные контратаки, при поддержке танков и авиации, но вынуждены были отходить. 25 февраля фронт прорыва был расширен до 30 км. 26 февраля частями 19 армии были взяты крупные пункты немецкой обороны — города Бальденберг (Бялы-Бур), Поллнов (Полянув), Шлохау (Члухув) и Штегерс (Жеченица). К исходу 27 февраля войска фронта продвинулись в глубину немецкой обороны до 70 км, заняв города Бублиц и Хаммерштайн (Чарне). 28 февраля частями 19 и 70 армий были очищены от немцев города Нойштеттин (Щецинек) и Прехлау (Пшехлево).

Немцы понимали всю сложность сложившейся ситуацию и стремились любой ценой задержать продвижение войск Красной армии, в частности, в район Кезлина были переброшены полки «Ютланд» и «Нидерланды», унтер-офицерская школа, пехотная бригада «Карл Великий» и батальон «Эсбер».

Но, несмотря на все это, 5 марта воинами 19 армии штурмом был взят Кезлин, в боях за который было нанесено поражение частям 32 и 15 пехотных дивизий, 1 пехотной дивизии СС, дивизии «Полицай» и танковой дивизии СС «Мертвая голова», и войскам фронта удалось выйти к побережью моря, группировка немцев в Померании оказалась рассеченной на две части.

Войска 2-го Белорусского фронта продолжали наступление, выбивая упорно оборонявшегося противника. Авиация активно помогала наступающим войскам, бомбя боевые порядки противника, тыловые районы, дороги и пункты коммуникаций, почти непрерывно нанося бомбовые удары, в том числе и в ночное время. 3 марта 19 армия освободила упорно оборонявшийся немцами г. Штольп (Слупск) и г. Руммельсбург (Мястко), гарнизон которого был дополнительно усилен 4 танковой группой СС, и двумя пехотными дивизиями.

Части левого фланга 2-го Белорусского фронта за 4 дня боев - 10-13 марта продвинулись вперед на 75-80 км, и подошли к укреплениям Гдынского и Данцигского укрепрайонов, где были задержаны упорным сопротивлением немцев, подготовившихся к обороне.

10 марта части 19 армией захватили г. Лауенбург (Лемборк). 12 марта 1945 г. соединениями 19 армии был взят город Нойштадт (Вейхерово). Крупный гарнизон немцев в этом городе был разгромлен, более 1000 солдат и офицеров сдались в плен. Кроме того, другие части фронта заняли город Путциг (Пуцк) и вышли к побережью Балтийского моря в районе Данцигской бухты, заняв еще около 100 населенных пунктов, в том числе Квашин, Гневау, Гросс-Шшлатау, Зеллистрау, Шлавошин, Польцин, Карвен, Коллетцкау, Решке, Верблин.

Войскам 2-го Белорусского фронта предстояло разгромить самую сильную часть восточно-померанской группировки - 2 армию, занимавшую Гдынский и Данцигский оборонительные укрепрайоны. С 14 по 22 марта 1945 г. шли ожесточенные бои по прорыву немецкой обороны. На всем фронте наступления завязались ожесточенные бои, которые с небольшими перерывами шли днем и ночью. Войска фронта наступали на Цоппот, имея задачей рассечь данцигско-гдынскую группировку противника на две изолированные группы, овладеть рубежом Олива, Цоппот, Колибкен и выйти на этом рубеже к Данцигской бухте. Преодолевая упорное сопротивление немцев, соединения двух советских армий медленно продвигались к намеченной цели, буквально прогрызая одну позицию за другой. Бои носили столь упорный характер, что продвижение советских войск в иные дни исчислялось лишь сотнями метров. Иногда уничтожение крупного опорного пункта обороны занимало несколько суток.

В боях с 24 февраля по 15 марта 1945 г. Н.И. Покумейко показал исключительную заботу по спасению жизни раненным бойцам и офицерам. За это время обработал более 200 раненных бойцов и офицеров и своевременно эвакуировал их в медсанбат. За инициативу и самоотверженность в работе по оказанию первой медицинской квалифицированной помощи раненным Н.И. Покумейко командиром 314 гвардейского стрелкового полка 15 марта 1945 г. представлен к очередному награждению.

Немцы проводили иногда до двадцати контратак при поддержке танков, с целью удержания занимаемых рубежей. 25 марта войска 2-го Белорусского фронта взяли населенный пункт Цоппото и вышли к побережью Данцигской бухты, разрубив немецкую группировку на две части — гдынскую и данцигскую. В Гдыне оказались части двух танкового корпусов - шести пехотных и двух танковых дивизий, в Данциге — части четырех корпусов - девяти пехотных дивизий, боевая группа «Гумпель» и два штрафных батальона. На косе Путцигер-Нерунг занимал оборону 55 армейский корпус противника в составе одной пехотной дивизии, частей береговой обороны и остатков различных частей.

На подступах к Гдыне немцами была создана мощная оборона, насыщенная долговременными железобетонными, бетонно-каменными и дерево-земляными сооружениями, приспособленными для длительной обороны каменными строениями, большим количеством траншей и различного рода заграждений. В системе обороны при организации опорных пунктов немцы широко использовали сооружения стационарных зенитных батарей, орудия которых использовались для ведения огня как по воздушным, так и по наземным целям.

Созданию вокруг Гдыни сильной обороны способствовали наличие железобетонных зданий и сооружений и выгодные условия местности. Особенно удобна для организации обороны прибрежная полоса в районе Гдыни. Холмистые гряды с отметками до 160—170 м над уровнем моря прикрывают город с юго-запада. Многочисленные овраги, высоты с крутыми склонами, густой лес, покрывающий площадь этого района почти на 75 %, придают местности резко пересеченный характер. Единственная хорошая дорога, идущая с запада к Гдыне на протяжении 12 км перед городом, проходит через сплошную цепь населенных пунктов (Яново, Загорш, Циссау, Киллау, Грабау), которые, в основном состояли из прочных каменных зданий и легко были приспособлены к обороне.

К северу от Гдыни расположено небольшое плато, которое возвышается над окружающей местностью на 60-80 м. Это плато, или так называемый оксхефстский плацдарм, окружено с востока и частично с юга морем, а с севера, запада и юго-запада болотистой низменностью. На этом плато противником были созданы сильные укрепления, которые в сочетании с естественными условиями местности прикрывали подступы к Гдыне с севера. Условия местности (пересеченный рельеф, болота, лес и море) усиливали немецкую оборону и, наоборот, крайне затрудняли наступление советских войск. При относительном недостатке дорог нельзя было с полной эффективностью использовать танки и самоходно-артиллерийские установки.

Атаки советских войск сменялись немецкими контратаками. На некоторых участках части 19 армии отражали по 15-20 немецких контратак в день. В Гдыне немцы широко использовали береговую и корабельную артиллерию - 12 батарей береговой артиллерии и артиллерия 10-12 боевых кораблей почти непрерывно вели огонь по наступающим.

24 марта войска 2-го Белорусского фронта ворвались в пригороды и на улицы Гдыни, а 26 марта начали штурм города. В ночь на 27 марта немцы начали отступление на оксхёфтский плацдарм. В течение дня разбитые немецкие части, оказывая сопротивление в центре города, бросая боевую технику, боеприпасы и другое военное снаряжение и раненых, частью стремились погрузиться на пароходы в порту, частью с боями отступали на плацдарм в районе Оксхёфт.

28 марта 1945 г, после длительных, упорных и кровопролитных боев в городе, где немцы сражались за каждый дом и окоп, советские части штурмом освободили Гдыню - крупнейший порт Померании. В боях в районе Гдыни немецкие войска потеряли более 50000 солдат и офицеров убитыми, 229 танков и самоходных орудий, 387 полевых орудий, более 70000 винтовок и автоматов, 1003 пулемета, более 3500 автомобилей. Советскими войсками было взято 18985 пленных, захвачено около 200 танков и самоходных орудий, 600 орудий разных калибров и назначений, 1068 пулеметов, 71 самолет, 6246 автомобилей, 20 различных кораблей, в том числе неисправные крейсера «Шлезвиг», «Шлезвиг Гольштейн», «Гнейзенау».

В ходе Восточно-Померанской операции были разгромлены 21 немецкая дивизия и 8 бригад, из них 6 дивизий и 3 бригады полностью уничтожены, устранена угроза немецкого удара из Восточной Померании. Потери немцев убитыми составили 90000 солдат и офицеров, пленными — 100000 солдат и офицеров, советскими войсками захвачено 850 танков и штурмовых орудий, 430 самолетов, свыше 5500 орудий и миномётов, более 8000 пулеметов.

Войсками 1-го и 2-го Белорусского фронта были освобождены 54 города и сотни других населенных пунктов, освобождены тысячи советских военнопленных и граждан других государств Европы, угнанных на работу в Германию, с занятием Данцига и Гдыни немцы потеряли верфи, на которых строились подводные лодки, десятки промышленных предприятий, важнейшие морские порты для связи с блокированной группировкой в Курляндии. Исторические польские земли, в свое время занятые Германией, были возвращены Польше и польскому народу.



Дорогой ценой досталась победа в Восточной Померании. Потери Советской армии в ходе Восточно-Померанской операции составили более 225 000 солдат и офицеров, в том числе безвозвратные потери — 52740 человек, ранены 172474 человека. На территории Поморского воеводства Польши, бывшей Восточной Померании, в десятках населенных пунктов покоятся тысячи солдат и офицеров Советской армии, сложивших головы в последних боях Великой Отечественной войны. В деревне Бояно Поморского воеводства — 6055 солдат, в г. Гданьске — 3092 (1206 известных и 1886 неизвестных солдат), в г. Гдыне — 1316 солдат, в том числе 132 известных и 1184 неизвестных, в г. Вейхерово — 728 человек, в г. Картузы — 1011 солдат, в г. Сопот, центре музыкальных фестивалей, а в годы войны бывшим местом ожесточенных боев — 932 солдата и офицера, в г. Тчев — 469 солдат, в г. Хойнице — 844 солдата, в д. Ленжице — 4249 солдат, в г. Жуково — 3999 солдат, в г. Черск — 1141 солдат, и еще тысячи солдат и офицеров в десятках других населенных пунктов.

Н.И. Покумейко погиб (умер от ран) 24 марта 1945 г. в 54 медико-санитарном батальоне 102 Новгородской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. Похоронен: Польша, Гдынское воеводство, д. Линзиц (Польша, Поморское воеводство, д. Ленжице Вейхерово-(Гмина), Повят-Вейхеровский).

Приказом №07/н от 27 марта 1945 г. по войскам 40 гвардейского Краснознаменного стрелкового корпуса 19 армии 2-го Белорусского фронта Н.И. Покумейко награжден орденом Отечественной войны II степени.
Директор Борзинского краеведческого музея Беломестнов Г. И.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница