Поисково-исследовательское направление «Дети» в довоенные 1934-1941 года



Скачать 130.67 Kb.
Дата06.05.2016
Размер130.67 Kb.
Поисково-исследовательское направление « Дети»
В довоенные 1934-1941 года «Соцгород» рос, обустраивался. В новый микрорайон увеличился приток населения. На железнодорожные предприятия нужна была рабочая сила, приезжали специалисты из других районов и областей. Прирост населения, несомненно, наблюдался. Следовательно, и детей было много. Начальными школами в слободах Ново-Ездоцкой и Новоселовке уже нельзя было обойтись. Не вмещала в себя желающих учиться и начальная школа, расположенная в бараках, где жили железнодорожники. Поэтому и назрела необходимость в строительстве средней школы на Соцгороде. Она и была возведена в 1937 году.

По свидетельству наших информантов, в семьях валуйчан, жителей Соцгородка того времени, было минимум по трое детей, а то и по четверо-пятеро.



Детских яслей на Соцгороде не было, детской поликлиники – тоже. Ближайшие учреждения находились на ж. д. вокзале. Но в микрорайоне жили люди, работавшие с детьми.



    1. Деятельность детских учреждений, сведения об их служащих


Вспоминает Прогер Юлия Михайловна, 1925 года рождения, жительница микрорайона «Соцгород» с 1939 года:




Прогер Юлия Михайловна Прогер Евгения Михайловна

Наша семья жила в г. Елец Орловской области(ныне – Липецкой области). В 1939 году моя старшая сестра Евгения окончила медицинский техникум и по распределению попала в Валуйки. Она работала старшей медицинской сестрой в детских яслях, сначала на вокзале, потом – на Соцгородке. Так сложилось, что она не вышла замуж, у нее не было своих детей, и всю жизнь она посвятила чужим детям, которые стали для нее родными. У нас сохранилось множество фотографий тех лет. На них сняты работницы детских яслей: нянечки, воспитательницы, медработники, а также сами малыши. Все очень любили и уважали мою сестру, некоторые ребята называли ее мамой. Многих детей она вылечила или вовремя оказала медицинскую помощь.

Но случались и трагедии. Навсегда остался в памяти случай, произошедший в практике Евгении Михайловны. На летние месяцы детские ясли выезжали на станцию Рай, расположенную недалеко от Валуек. Там, на природе, в хвойном лесу, вблизи речки, дети отдыхали все лето. Однажды тяжело заболел малыш, Евгения Михайловна уже ничем не могла ему помочь. Она поздним вечером пешком пошла в Валуйки, неся больного ребенка на руках, но, к несчастью, малыш умер. Евгения Михайловна всю оставшуюся жизнь винила себя в этом, не могла простить и забыть этот трагический случай.

В 1941 году с началом войны детские ясли, где работала сестра, были эвакуированы в Ташкент. Туда уезжала вместе с детьми и Евгения Михайловна Прогер. Вернулись в Валуйки они в 1943 году после освобождения города.

С 1939-го по 1970-й годы проработала сестра с детьми в яслях, отдавая им свою нерастраченную любовь и душевное тепло.



Фотография 1948 года. Железнодорожные детские ясли.

Группа малышей д/с № 43 ст. Валуйки Южной ж.д. (фото 1958 года)



Рассказывает Теслева Инна Николаевна, учитель истории МОУ «СОШ № 4 Г.Валуйки»:

Моя свекровь, Теслева Ольга Дмитриевна, родилась в 1923 году в крестьянской семье с. Ливенка Красногвардейского района Белгородской области. В семье было пятеро детей, младшая из которых – Оля. В 1935 году умирает мать, и Оля идет работать на вокзал станции Палатовка, где ее обязанностью было разжигать двухведерный самовар и выносить его с кипятком в зал ожидания. В школу Оля ходить перестала, так как семья жила бедно. Старшие братья решили помочь сестренке получить профессию. Для этой цели выбрали Острогожскую фельдшерскую школу в Воронежской области, но Оля не достигла возраста, необходимого для поступления. Тогда братья берут справку в сельском совете о том, что год рождения сестры – 1920-й. Таким образом, Ольге добавили 3 года, и она поступает в 1936 году в фельдшерскую школу, которую оканчивает в 1939 году. С 1 октября 1939 года Ольга принята на работу медицинской сестрой в Валуйскую ж. д. поликлинику. В 1942 году в марте призвана в ряды РККА, и по февраль 1946 года состояла на службе при команде тыла 5-го отдела ж.д. службы в качестве мед.фельдшера. № апреля 1946 года была вновь принята в ж.д.больницу, где работала вплоть до ухода на пенсию в 1983 году. Умерла Теслева О.Д. в 2006 г.


Коллектив медработников ж.д.больницы ст. Валуйки. Теслева О.Д.- вторая слева в верхнем ряду. Нижний ряд- врач Евлаков А.Я. и главврач Шевчук М.И. ( фото конца 50-х гг.)

Вспоминает Зеленская Любовь Федоровна:

В 1958 году я вышла замуж и переехала жить к мужу на Соцгородок в дом № 2 по ул. Котовского. В микрорайоне того времени не было ни одних детских яслей, ближайшие находились на ж. д.вокзале, что было очень неудобно для жителей Соцгородка. В 1961 г. по ул. Центральной(ныне – ул. Курячего) были открыты детские ясли № 70 ст. Валуйки Южной железной дороги ( впоследствии - №116 ст.Валуйки Юго-Восточной ж.д.) У меня было педагогическое образование, и я устроилась туда работать воспитательницей. Открытие д/я стало настоящим праздником для родителей малышей Соцгородка. Они разместились в центре микрорайона, в удобном месте, в новом уютном здании с игровыми площадками, парком. Ясли были рассчитаны на 45 мест, но набирали всегда больше, потому что детей было много. Принимали малышей с 4 месяцев и воспитывали до 4 лет. Дети очень привыкали к персоналу, за ними был хороший уход, так что даже не хотели уходить из яслей. Я проработала в учреждении со дня основания и до закрытия в июле 1993 года, причем 17 лет в должности заведующей. За все годы мы не получали ни одного замечания, не было случаев отравления детей, жалоб со стороны родителей. Из яслей ребята переходили в детские сады № 38 и № 43 ст. Валуйки Южной ж.д. Очень жаль, что наше учреждение закрыли в 1993 г. Здание заброшено, бесхозно, у меня разрывается сердце, когда я прохожу мимо, а ведь какие благоустроенные были когда-то детские ясли на радость малышам и родителям!


« Листая подшивки старых газет»
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР заведующей акушерско-гинекологическим отделением Валуйской больницы Екатерине Михайловне Маракушиной присвоено почетное звание заслуженного врача РСФСР.

( «Знамя коммуны», 29 октября 1948 г.)


3.2. Одежда и игрушки малышей
Все информанты, жившие в лихие и трудные 30-50-е гг., говорят, что нынешний уход за маленьким ребенком не сравнить с тем временем. Не было разнообразия молочных смесей для искусственного вскармливания, не было «памперсов», таких красивых и комфортных детских колясок, такого выбора детской одежды, как сейчас, игрушек.

Нам удалось найти фотографии тех лет. На них запечатлены малыши, и можно составить представление о том, как их одевали. В основном это платьица, рубашонки, штанишки из простых неброских тканей: миткаля, шерсти. Как вспоминают очевидцы, время было такое, что за яркостью, красотой, дороговизной не гнались. Рассматривая снимки, можно сделать вывод: в моде были матросские костюмчики для мальчиков, штанишки и шортики « на помочах», разнообразные беретики. Детских колготок еще не было, на малышей надевали чулки, закрепляя их выше колена резинками. Тканью для рубашек и блузок служил ситец светлых тонов в горошек или полоску.


Фотографии начала 50-х гг.



Фотографии 1957 года



Фотография 1948 года, детский сад № 4 ( можно увидеть, какими игрушками играли малыши)

В трудное военное и послевоенное время с одеждой для детей была проблема.



Рассказывает Корощуп Петр Тимофеевич 1937 года рождения:

Я родился в трудное время, в стране жилось нелегко: предстояло вынести 4 года войны, страшный голод 1946 г., потерять близких. Детство было голодным, сиротским, безрадостным. Отец погиб в 1942-м, нас у матери было четверо. Учиться много не пришлось, я окончил начальную школу и пошел работать, чтобы кормить семью. Было трудно с продуктами, одеждой, обувью. У нас в семье были одни сапоги и одни штаны на трех братьев. Одежду своим детям матери перешивали с погибших отцов, а также ткали холсты на специальных станках из собранного урожая конопли, потом шили холстяные рубахи, портки. Почти всю довоенную одежду в голод выменяли на продукты. С обувью было еще сложнее. В войну кто мог, запасся немецкими или итальянскими ботинками с деревянными подошвами, не чурались снимать их даже с убитых солдат.
3.3. Игры детворы

Но дети остаются детьми во все времена, и основной род их деятельности – игра. Во что же играла детвора в изучаемый период?

На фотографии 1948 года ( см. выше) сняты малыши, посещающие детский сад, вместе со своими наставниками. В руках у многих – игрушки.

Как и во все времена, девочки играли в кукол. Большей частью они были тряпичными и самодельными, но продавались уже резиновые и деревянные. Очевидцы вспоминают, что куклам делали глиняные головы, а черты лица: глаза, нос, губы, брови - были нарисованы. Девочки же по природе своей любительницы что-то переделать по-своему: подстричь куклу, нанести макияж, искупать. В результате проливалось много слез по причине того, что глиняные «дочки» были безвозвратно испорчены.



Мальчики на снимке держат в руках машинки и сидят на деревянных лошадках с колесиками.
Вспоминает Выскребенцева Анна Стефановна, 1918 года рождения:

Летом 1942 года, когда Валуйки были в оккупации, моему сыну Вите было полтора года. Жили мы на улице, которая сегодня именуется Совхозной. Однажды сынишка сидел и игрался на дороге, проходящей мимо дома. Он нагребал кучки земли, смешанной с песком, поливал их водой из кружки и лепил лепешки. Я что-то делала во дворе и наблюдала за ребенком. Вскоре увидела, что со стороны центра Соцгородка идут двое немцев с автоматами. Они подошли к малышу, остановились, начали смеяться и что-то говорить по-своему. А мой Витя поднялся с земли, отряхнул ладошки, а потом вдруг взял комок грязи и бросил в лицо одному из немцев. Тот сразу схватился за автомат! Я выскочила из двора, подбежала к сыну и отшлепала его. А второй немец остановил первого, потом сказал мне на ломаном русском: «Нет, матка!». И вдруг подхватил Витю на руки, поднял у себя над головой и начал подбрасывать вверх. Сердце у меня так и замерло, я испугалась, думая, что фашист сейчас поиграется, а потом со всей силой ударит мальчика о землю. Я заплакала, потянулась к ребенку, умоляя немца отдать мне его. Тот отпустил сына на землю, потрепал по голове, а после достал из кармана фотографию, на которой был он сам, молодая женщина и трое детей. Немец тыкал пальцами в снимок и что-то лопотал. Я поняла, что это его семья, что он скучает по своим детям и не причинит зла моему ребенку.
Рассказывают Корощуп Петр Тимофеевич и Татьяна Дмитриевна, 1937 и 1938 года рождения:

Мы, как сейчас нас называют, дети войны. События 1941-1945 гг.не прошли бесследно для нашего детства. Излюбленной игрой была игра «в войну». Еще свежи были воспоминания о ней, о периоде оккупации, мы видели живых немцев, многие из нас не дождались фронта отцов, старших братьев, а у кого-то близкие вернулись и рассказывали о войне.

Мы жили на Соцгороде. Вокруг ж.д.полотна, на близлежащих полях, в Монастырском лесу было полно гильз, патронов, гранат, мин. Мы лазали там, все это находили и играли «в войну». Были и трагические случаи, если вездесущие мальчишки пытались разобрать снаряды. Моему приятелю Пашке Шевцову оторвало три пальца на правой руке. Однажды, когда мы играли на пустыре за бараками, взорвалась мина. Никто не пострадал, но вызывали саперов и исследовали всю территорию. Матери ругались, чтобы мы не баловались с подобными вещами, но нас, конечно, это не останавливало.




( Фото из школьного музея: солдатская каска, корпусы снарядов, гильз, ящик для пулеметных лент, пилотка найдены в окрестностях Соцгородка)

Любили играть «в жмурки», «в мяча». Мяч делали из тряпок, а еще шили из резины с гусеничного тракта танков. В игре с мячом делились на две команды, выходили на пустырь, бросали жребий: кому начинать. Палкой (битой) били по мячу, размечали расстояние около 20 метров. Надо было добежать до метки и обратно, чтобы из другой команды пойманным мячом не выбили игроков из первой. Если по кому-то попадал мяч, тот выбывал из игры. Потом команды менялись местами.

(эта игра по сути – «русская лапта»)

Игрушки были в основном самодельные. Девчонки шили тряпичные куклы, играли « в дочки-матери». Мальчишки изготавливали самодельные деревянные санки, коньки. Коньки делали так: брали деревянный брусок четырехугольной продолговатой(по длине ступни) формы. Разрезали его по диагонали. Получались два конька. В основание вставляли металлический стержень, который крепили к дереву разными способами: гвоздиками, зажимами. По коньку просверливали дырочки, куда протягивали конопляную веревку, с помощью которой коньки привязывали к обуви: ботинкам, валенкам.

3.4. Жизнь подростков в годы войны.

Среди наших информантов в основном люди, которые в изучаемый период были детьми или подростками. Они помнят войну, в лицо видели врага, они радовались освобождению Валуек, ждали Победу, внесли посильный вклад в ее приближение своим трудом. А трудовой стаж этих валуйчан начинается с 13-14 лет.




Городничева Татьяна Игнатьевна родилась в 1928 году в Валуйках, где живет и сейчас. После окончания семилетки в 1944 году Таня устроилась в Валуйскую дистанцию связи. Сначала ее взяли ученицей телеграфиста для работы с аппаратом Морзе. И всего через несколько месяцев, когда Татьяна овладела профессией, она начала работать самостоятельно. 15-летняя девочка передавала сообщения, связанные с отправкой на фронт военных грузов, и перед ее детскими глазами – война! Во время войны дети быстро становились взрослыми, и спрашивали с них, как со взрослых. После бомбежек все шли на восстановление разрушенных и поврежденных средств связи, железнодорожного полотна. Так что юной Тане приходилось выносить на своих хрупких плечах немало трудностей военных и послевоенных лет. Ведь после войны восстанавливали, строили и вводили новое оборудование на ж.д.транспорте.

Татьяна Игнатьевна вспоминает случай, когда ее, девчонку, у которой еще не было паспорта, срочно отправили в командировку в Москву. Командированные жили в вагончиках, работали посменно. Начальник, в распоряжении которого она оказалась, отнесся к валуйчанке по-отечески, поручив ей заведовать хозяйством вагончика. Она до сих пор говорит о нем с благодарностью, считая, что в жизни везло на хороших людей.





Анисимова Екатерина Николаевна родилась в 1925 году в с. Сары Гадячского района Полтавской области. В 1941-м ей было 16 лет. Немцы пришли к ним в село 25 сентября. А в 1942 году в начале осени к ним домой пришла повестка из фашистской комендатуры, которая предписывала явиться на сборочный пункт, откуда молодых девчат и ребят отправляли на принудительные работы в Германию. Юная Катя испугалась, вместе с подругой они убежали в лес и спрятались там. Но пришли младшие брат с сестрой и сказали, что немцы арестовали их маму за то, что дочь скрывается. Так что Екатерине пришлось вернуться в деревню и ехать в Германию.


Сначала молодежь довезли до Киева, там была пересадка. Когда девушек и парней доставили в город Магдебург, их подвергли тщательной санитарной обработке, расселили в бараки, спали на трехъярусных нарах, никуда не выпускали, лагерь был обнесен колючей проволокой в два ряда. Водили на работы на завод, где производили детали к снарядам. Катю поставили к станку, а после перевели уборщицей. За девушками следила надзирательница – фрау Марта.

Кормили плохо: 250 граммов хлеба в сутки и баланда. Но попадались сердобольные немки, которые приносили продукты, хотя их не всегда пускали к узникам. 30 апреля 1945 года в Магдебург пришли советские войска и освободили соотечественников. До этого они пять дней ничего не ели.
Вернувшись в родную деревню, Екатерина столкнулась с непониманием и осуждением со стороны земляков. Таких, как она, называли предательницами, плевали в их сторону. Было тяжело все это воспринимать, особенно после всего пережитого. В 1947 году Катя уехала из деревни в г. Львов, устроилась на работу, но ее уволили, узнав, что была в Германии. К счастью, встретилась на пути добрая женщина, которая помогла с жильем, трудоустройством. Вскоре Екатерина познакомилась со своим будущим мужем, с ним же в 1949 году приехала жить в Валуйки.




Чеботарева Нина Ивановна родилась в 1928 году в г. Елец Орловской области (ныне – Липецкой области). Перед войной семья переехала в Валуйки. Отец устроился путейцем на железную дорогу. Горбуновы (девичья фамилия Нины) поселились в новом поселке «Соцгородок», им выделили комнату в рабочих бараках.

После событий, произошедших перед освобождением города( арест отца, угроза казни, выселение из бараков) семья решила вернуться в родной Елец. Вещи, скарб погрузили в вагон, но тут началась бомбежка, и все сгорело. Горбуновым повезло: они остались живы, но из нажитого добра – ничего! На их пути встретилась добрая женщина – Екатерина Семеновна(фамилию Нина Ивановна не помнит), которая приютила пострадавших у себя и помогла 15-летней Нине устроиться на работу в швейную мастерскую, где она шила рукавицы.

Балашова Мария Поликарповна



Родилась 29 апреля 1926 года в селе Двулучное Валуйского района в простой крестьянской семье . В 1941 году окончила школу. Отец Марии ушел на фронт, она осталась с мамой и двумя маленькими сестрами.

Балашова М.П. вспоминает, с каким испугом все восприняли известие о начале войны, как переживали о своих близких, сражавшихся на фронте, как боялись в период оккупации даже выходить на улицу, потому что была угроза угона в Германию на каторжные работы. С ужасом вспоминаются страшные бомбежки, особенно вблизи железной дороги, ведь в те годы семья Марии жила в селе Колыхалино, которое расположено недалеко от станции Валуйки-Сортировочная.

С самого начала войны юная Маша пошла работать. Сейчас она- почетная труженица тыла. Она трудилась в колхозе, затем кассиром в лагере для заключенных, позднее - в магазине п. Уразово, заведующей складом на Валуйской межрайбазе, продавцом в книжном магазине.

Балашова М.П. немного помнит и историю партизанского движения в Валуйках. Ее школьная учительница химии Зинаида Ивановна, по-видимому, имела отношение к партизанскому отряду, поскольку несколько раз приходила ночью в дом к Марии и расспрашивала о том, что происходит в деревне.

Мария Поликарповна отлично помнит известие о Победе в 1945 году. Все очень радовались, плакали, вздохнули с облегчением.

Балашова М.П. имеет награды. Самые важные и дорогие для нее- это медаль «За победу над Германией» и «За трудовую доблесть в Великой Отечественной войне»
Гулова Нина Александровна

Родилась в 1925 году в Валуйках. Окончила семь классов. В 1941-м исполнилось 16 лет. Пережила все ужасы оккупации.
В период оккупации попала на работы на лесопилку, располагавшуюся в районе МЭЗа, где трудились также русские военнопленные. Их заставляли делать заготовки для немецких гробов. За жестокий, изнурительный труд раз в день давали баланду из картофельных очистков.


Когда готовили списки для угона в Германию, имя Нины попало туда. А пока отправили работать на вокзал. Там в огромных котлах немки варили кашу для проезжающих немцев. А девушек, которые были вместе с Ниной, заставляли чистить эти котлы – тяжелая, грязная работа. Еле держались на ногах от голода, но немки сказали: « Кто съест хоть ложку – отрубим правую руку».


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница