Почему маленький вифлеем



страница1/4
Дата10.11.2016
Размер0.58 Mb.
  1   2   3   4


почему маленький вифлеем

Хорошо быть здесь сегодня утром. И сейчас, думаю, у нас кто–то споёт песню, Брат Уилльямс говорил мне, кто–то из его церкви. [Сестра поёт: "Чашу наполни мою, Господь".–Ред.] Вот для чего мы здесь сегодня утром – поднимаем свои чаши – "Господь, наполни её". Это единственный момент, когда у нас будет возможность просить об этом. Настанет момент, когда мы окажемся на другой стороне, и тогда у нас не будет той возможности. Поэтому, пока мы её имеем, и в здравом рассудке, я считаю, одна из самых разумных вещей, которую кто–нибудь мог бы сделать, в то время, как Бог предоставил нам возможность поступить так – сделать это, наполнить сейчас свои чаши Его любовью и милостью.



2 Есть кое–кто, кто давно сидел вместе с нами, не слишком давно, и он перешёл. И из–за этого в наших сердцах глубокая скорбь по Брату Уилльямсу. Это Брат Уилльямс, президент нашего здешнего филиала – его отец. Сколько лет было твоему отцу, Брат Уилльямс? Восемьдесят восемь. Это будет, полагаю, около восемнадцати лет сверх… нет, это будет, да, восемнадцать лет сверх обетованного времени. Храбрый человек. Прошло не так уж много времени с тех пор, как, сидели на собрании, я сказал ему, и, без всякого непочтения к Брату Уилльямсу, я сказал: "Вы выглядите моложе, чем ваш сын, Карл”Это просто должно показать, что сегодня мы есть, а завтра нас нет. Мы не знаем, когда придёт то время, когда оно настанет, но мы знаем, что оно настанет. Я размышлял, но, жизнь – это великое дело, это, жизнь – это возможность.

3 У нас только что произошла одна серьёзная трагедия с кое–кем, кто так долго приезжал к нам в церковь, из Чикаго – недавно погибла, по дороге домой, одна мать. Ей было где–то под, полагаю, под семьдесят, и она и её муж ехали, и под Канзасом или под Миссури попали в буран. Мужчина был за рулём, машина потеряла управление, она моментально сломала шею. И мы просто не знаем, когда это настанет. Когда я… мне позвонили, чтобы сообщить об этом, и я обзванивал всех детей по всей стране, сообщая им. Конечно же, будучи как бы их пастором, я был тем, кто должен был известить их. Размышлял о том, как быстро мы можем уйти, и, в то время там передо мной стояла коробочка с леденцами, которые она сделала мне примерно неделю назад, и дала мне. Именно увидеть, как быстро мы можем быть выхвачены. Но, если бы это, если бы эта только жизнь была тем, где мы полагали свои надежды, мы были бы жалкими людьми. Иов сказал, в 14–й главе: "О–о, если бы Ты сокрыл меня в могиле и укрывал меня в тайном месте".

4 Вы когда–нибудь замечали, как природа свидетельствует о Боге? Мы видим, что деревья, листья опадают с деревьев, и жизнь в дереве уходит вниз в землю, как в могилу, и остаётся там, пока не пройдёт гнев зимы, затем опять возвращается, являя новую жизнь. Это свидетельство, что мы опять будем жить. Солнце восходит утром, просто ребёночек, оно слабенькое; немного погодя, как раз в это время, оно идёт в школу, среднюю школу; затем, в полдень, оно в расцвете сил; затем, после обеда, оно начинает сворачивать на другую сторону; затем, вечером, оно снова слабеет и умирает. Но это не конец солнца, на следующее утро оно взойдёт опять, чтобы свидетельствовать другому поколению, что существует жизнь, смерть, погребение и воскресение.

5 Даже природа везде говорит о Нём. И природа – это прекрасное свидетельство в другом смысле, а именно – что у нас не может быть этой Жизни воскресения, если это не служит Божьей цели. Так вот, если семя посажено, и то семя оплодотворено, оно произведёт новый цветок. Но если оно не оплодотворено, оно не произведёт нового цветка, если оно не служит Божьему предназначению. Всё же, оно воскреснет не просто потому, что оно цветок – потому что оно служит Божьему предназначению. Вот причина того, почему воскресает солнце – потому что оно служит Божьему предназначению. И мы воскреснем, когда мы служим Божьему предназначению.

6 Я верю, что Брат Уилльямс служил Божьему предназначению в жизни, настоящий отец. И я вижу, что здесь сидит его дорогая спутница, миссис Уилльямс. Настоящий муж – это одно из Божьих предназначений. Отец

  • одно из Божьих предназначений. И он был оплодотворён в Боге, Святым Духом – главным Божьим предназначением. Итак, коль сказать, что Брат Уилльямс не воскреснет и не будет с нами опять – нам придётся сказать, что не бывает–не бывает ухода сока дерева вниз, не бывает восхода солнца. Всё говорит о его воскресении, что опять будет с нами – всё. Во–первых – солнце, цветы, природа, растительная жизнь – всё говорит об этом. И, затем, Слово Божье говорит в его пользу. И, кроме этого, сама та вера, что в нашем сердце, пульсирует, что мы снова увидим его. Пусть Бог дарует покой его душе. Просто как отдание чести тому, кто некогда был с нами, давайте на минутку поднимемся на ноги.

7 Небесный Отец, мы никогда не пытались собрать подобное собрание с целью просто быть увиденными или услышанными. Мы всякий раз сходимся ради назидания от Твоего Сына, Иисуса Христа, и чтобы дать свидетельство тем, кто без Него, чтобы они могли Его отыскать. Мы, наши сердца тяготятся о тех, кто остался после ухода нашего брата – того, кто недавно был вместе с нами, много раз бывал прямо в этом же филиале. Но мы верим, что Ты дал ему прожить хорошую, завершённую жизнь, и сегодня его душа вместе с Тобой. Покой его, о Боже, до того дня, когда мы увидим его опять. Благослови его сына здесь, других его детей, его дорогую жену, и тех, кто любил его – а это все мы, Отец. И пусть мы примем это во внимание, что мы тоже немощны, и однажды мы должны будем уйти, поэтому дай нам подготовиться к этому величественному часу. И если сегодня утром здесь окажется кто–нибудь не приготовившийся к этому же событию, пусть это будет день, когда они скажут "да" Господу Иисусу и также будут оплодотворены в Нём через Святого Духа. Ибо мы просим это во Имя Иисуса. Аминь. Можете садиться.

8 Сейчас, мы хотим сделать несколько объявлений. Моя жена сидит там сзади сегодня утром, я сказал ей, я сказал: "Милая, я собираюсь освободиться с завтрака… " Нам нужно было пойти в центр города и сделать некоторые дела. И я сказал: "Я собираюсь освободиться в десять часов” Она взглянула на меня. Я сказал: "Если к десяти часам я не освобожусь, я куплю тебе три новых платья, какие ты сама выберешь” Итак, я–я знаю, что произойдёт, я уже должен три платья, потому что сейчас без двадцати десять. Но я постараюсь поспешить как можно быстрее.

9 Мы рады быть сегодня утром вместе с вами, братья, здесь в Иерихоне, и мы приглашаем вас, в понедельник вечером, в Иерусалим, в Тусоне, туда на званый ужин. Видите ли, Финикс, как и Иерихон, находится в долине. Тусон, где я живу, расположен на горе, это–это Иерусалим. Где ты, Тони? Почему здесь кое–кто не говорит "аминь” Вот, теперь я попался – Тони даже не показался. Что ж, завтра, то есть, в понедельник вечером в–в Тусоне будет званый ужин, и мы, конечно же, будем рады, если вы окажетесь рядом, таким образом, подъедете и проведаете нас. Моя тема на тот вечер, если Господня воля: Мы увидели Его звезду на востоке и пришли поклониться Ему.

10 И теперь, девятнадцатого числа этого месяца, то есть, вернее, следующего месяца, девятнадцатого января у меня здесь начинается евангелизация, прямо в этом помещении, здесь в гостинице "Рамада',' и девятнадцатого, двадцатого и двадцать первого. И затем, двадцать второго, я думаю, начинается… двадцать третьего – у меня здесь будет четыре вечера, и, как евангелизация. Многие из вас, братья–служители, мы, конечно же, счастливы, что вы сегодня утром вместе с нами, и мы сердечно приглашаем вас привозить своих людей. Особенно тех, которые, кого вы знаете здесь в городе, кто не знает Иисуса как своего Спасителя. И затем, во–вторых, к тем, кто болен и–и верит, что Бог отвечает на молитвы – мы намереваемся молиться за больных в течение этого времени непосредственно перед масштабным Национальным съездом, который должен будет проходить здесь начиная с двадцать второго числа. И я уверен, что вы захотите послушать это, потому что приедет немало выдающихся проповедников, и я уверен, что вы прекрасно проведёте время.

11 Так вот, этим утром я размышлял о том, что буду говорить здесь у этого филиала, который, Финикс всегда имел местечко у меня в сердце. Мне нравится Финикс. Я, когда я был мальчишкой, оказался тут, здесь чуть выше в Викенбурге. И я жил здесь на Шестнадцатой и Хиншоу. В то время это была пустыня. Но я вижу, что она уже в городской черте, и, что ж, действительно в центре города. Показывает, что пришло время перемен, изменений. Но есть одна вещь, о которой я хочу говорить сегодня утром – Неизменный, это Бог. Бог, в Своей программе, Своём Слове – Оно не меняется. Сменяются времена, изменяются люди, сменяются системы. Но Бог не меняется, Он навеки остаётся тот же.

12 И я подумал, – поскольку мы приближались к периоду Рождества, – что мы будем… может быть, я буду говорить проповедь о Рождестве. И теперь, если у вас есть Библии, и хотели бы читать – иногда люди читают за евангелистом или оратором, я хочу прочесть из Евангелия от Святого Матфея, 2–я глава, в качестве отрывка из Слова.

Когда же Иисус родился в Вифлееме иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят:

Где родившийся Царь иудейский? Ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему.

Услышав это… Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним.

И, собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал… у них: где должно родиться Христу?

они сказали ему: в Вифлееме иудейском, ибо так написано через пророков:



"И ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, но из тебя произойдёт Вождь, Который упасёт народ Мой, Израиля".

13 Пусть Господь добавит Своих благословений к прочтённому из Своего Слова. И теперь, с кое–какими заметками здесь и некоторыми местами Писания, к которым буду обращаться. Я хотел бы, чтобы вы ненадолго уделили пристальное внимание теме: Почему маленький Вифлеем.

14 Знаете, на Рождество, я считаю, что все мы, слишком многие из нас, – я не сказал бы, что все, – но слишком многие из нас утратили настоящую ценность того, чем является Рождество. Как я заметил здесь – наряжают даже пальмы; а на Востоке – это всегда ель, или, вечнозелёное дерево. И за месяцы, то есть, точнее, недели, может быть, за месяц или шесть недель ещё до наступления Рождества, всегда показной блеск и–и огромные… Его превратили во что–то коммерческое, вместо того, что оно значит на самом деле.

15 Я не верю, что Христос родился на двадцать пятый день декабря. Я–я не верю в это совершенно. Было бы невозможно, чтобы происходили те события. На холмах Иудеи больше снега, чем, о–о, в месяце декабре там по пояс снега, там в Иудее. Но, изучая историю, мы осознаём, что Христос, вероятно, родился весной, может быть, где–то в апреле или мае, где–то так. Но когда это изменилось, этот, они перенесли это, когда Христианство преобразовали в романизм, они установили день рождения бога солнца, представлявший собою день солнцестояния двадцать пятого числа, с двадцать первого по двадцать пятое декабря – положение солнца почти не меняется вообще. И в то время это был день рождения бога солнца, так что это переменили на Сына Божьего.

16 Но, помните, в какой бы день это ни было, мы всё равно не отнимаем священности того, чем оно должно быть. Где сатана украл это у нас, превратил в крупную коммерцию, и Санта Клаус похитил всё поклонение. И оно стало каким–то подобным Пасхе днём, как, скажем, кролики и украшенные утки. И–и, в таком случае, какое это имеет отношение к Пасхе? Какое это имеет отношение к воскресению Христа?

17 Это точно как сегодняшний мир: они, детки на улице смогут больше рассказать вам о Дэйви Крокете, чем об Иисусе Христе. Они смогут больше рассказать вам о каком– нибудь бандите, каком–нибудь уголовнике минувших дней, чем о Принце Жизни, который–который родился девятнадцать столетий назад. Но это не отнимет настоящего у нас, Христиан.

18 Понимаете, во тьме свет всегда сияет ярче всего. Ветвистая молния на тёмном облачном небе ночью показывает, что и во тьме бывает свет. А когда сияет свет, не видно… Если сияет солнце, вам не так уж нужны фонари. Но чем темнее, чем слабее свет – тем ярче он будет сиять во тьме. Чем темнее – тем ярче, лучше проявляется. И это тем более, чем меньше… Нам, Христианам, следует свидетельствовать во славу Бога, давшего нам Своего Сына. Это Рождество должно быть выдающимся событием. Нам, Христианам, следует… Не имеет значения, как внушительно выглядит то, тем сильнее оно будет сиять от этого. Весь этот мир имеет показной блеск. У нас же есть Христос, и вот чему нам следует давать сиять в этот мрачный час, в который мы живём теперь.

19 Мы размышляем о том, как Бог совершает дела необычным образом, потому что Сам Он необычен. Бог необычен. Он–Он Сверхъестественный, Бесконечный – для нас, ограниченных. Итак, что бы Он ни делал – это настолько необычное. И Бог настолько–настолько велик, что Он берёт неопознанные земные вещи, чтобы отождествить Себя посредством этого.

20 Мы замечаем здесь в моей теме Почему маленький Вифлеем – тот малейший во всей Иудее, князей других городов Иудеи – почему Бог избрал отправить Своего Сына в то место? Вот о чём мы хотим поговорить. Бог берёт вещи этого мира, – кажется, в Писании говорится: "Юродством проповеди, Богу благоугодно было избрать неопознанные вещи". То, что мы выставляем как величественное, Бог называет глупостью. То, чему мы воздаём столько славы, Бог говорит, что это–это–это ничего не стоит. А то, что, по нашему мнению, ничего не стоящее – Бог прославляет это.

21 Размышлял о том, что как раз перед рождением нашего Господа, когда все пророки и так далее, сказали о приходе предвестника – "как всякая гора понизится, а долины наполнятся, и горы будут скакать как агнцы, и листья будут рукоплескать". А это был какой–то служитель, пророк по имени Иоанн – вышел из пустыни, далее не из теологической школы – всё лицо заросшее, и кусок овечьей шкуры, не в проповеднической одежде, выходит и объявляет: "Приблизилось Царство Божье!" А люди едва ли могли уразуметь появление вот такого комплекта, никакого отличительного признака какой–либо–какой–либо системы, чего–нибудь, чему он принадлежал бы, никакой членской карточки или никакой деноминации, которую он поддерживал бы. Послание было слишком великим, ему нельзя было принимать человека – Бог обучил его в пустыне. Его Послание не было в каких–то теологических терминах. Он говорил о змеях, и топорах, и деревьях, и это было то, к чему он привык – природа, – наблюдая за тем, как это действовало. И это был его подход. Не как духовное лицо, но как–как человек природы.

22 И люди едва могли его понять. Далее не было кафедры, и, наверняка, не приглашали ни за какую, но он проповедовал по берегам Иордана, наверное, стоя по колено в грязи. Но люди выходили слушать это – те, кто был искренен в сердце. Они хотели послушать, потому что это было нечто отличающееся, в этом был голос Истины.

23 Сегодня нам следует пребывать у этого, во время приближения рождения Христа; наше Послание – в нём должен быть голос Истины, который заставит людей возжаждать найти Его.

24 Бог взял того простого человека, без образования, ни одного дня в школе, и, всё лее, сказано, что он был величайшим среди всех лсивших когда–либо пророков, потому что Бог отождествляет Себя в неопознанных вещах.

25 Когда Иисус избрал Своих учеников, это было так. Было немало людей более пригодных для труда, чем те ученики – это были духовные лица – Он не призвал ни одного. В те дни были духовные лица, великие мужи, священники, образованные люди, знаменитые люди, но Он не призвал их. Он избрал рыбаков, и сборщиков налогов, и так далее, чтобы–чтобы распространить Своё Послание. Он делает это всегда.

26 В дни Ноя, Он избрал фермера, просто обычного фермера, чтобы провозгласить уничтожение той эпохи. Просто обычный фермер, не духовное лицо – просто фермер! В дни Ноя, Он взял… Прошу прощения.

27 В дни Моисея, Он взял раба–беглеца, не духовное лицо. И Он дал ему уйти, пока Он не был удовлетворён, – там в глубине пустыни, и лишился своего образования, – и явился ему в пылающем кусте, и отправил его туда с суковатой палкой в руке – захватить страну, которая… из которой Он его выгнал.

28 Видите, Бог берёт простые вещи, чтобы отолсдествлять Себя через них. Видите, берёт Своё, Это просто Его Слово. Он создал этот мир из тех вещей, которые–которые… не проявлялись.

29 Несколько дней назад я был в Аудитории Морриса, – одна из наших крупных нью–йоркских кампаний, – и я слушал лекцию о том, что Эйнштейн говорил об этой галактике, что сказал: чтобы добраться к ней, потребуется сто пятьдесят миллионов лет светового времени, и сто пятьдесят миллионов лет, чтобы вернуться назад. И тогда, просто подумайте – сто пятьдесят миллионов световых лет, это составило бы триста миллионов световых лет. И затем, когда ты вернёшься сюда, тебя не было всего лишь пятьдесят лет. Подумайте, вот это да, как быстро движется свет – сто восемьдесят шесть тысяч миль за минуту, и подумайте, сколько миллиардов и триллионов лет потребовалось бы, чтобы слетать туда и вернуться. Сто двадцать… триста миллионов световых лет. А ведь это касается просто одной галактики в собрании, которое Бог просто выдул со Своих рук, и Он создал аэоны времени в световых годах за пределами этого, и взирает там на них.

30 Затем, этот русский сказал, что он поднялся вверх примерно на сто пятьдесят, двести миль, и сказал, что он не увидел никакого Бога или Ангелов. Насколько простым может стать человек? И затем, подумать о всех тех миллиардах и триллионах лет; и только пятьдесят лет с этого момента, – что он сделал, – ворвался в Вечность.

31 Говорят, что этот астронавт, который только что летал туда, пробыл там столько–то часов, столько–то раз облетел, семнадцать раз вокруг земли или сколько там было – сказали, что это так и не… это не составило и одной секунды в его жизни. Он двигался вместе со временем. Так что, понимаете, ты врываешься в Вечность. Это Божье величие.

32 Hani разум не сможет постичь, как Он велик. И, всё лее, когда Он готовится открыть Себя, Он делает это так просто, использует простые вещи, чтобы осуществить это – простота этого.

33 Давид, он казался… Все семеро сыновей Иессея, он был последним, который должен был быть подведён к пророку. Даже его собственные родственники могли бы посмеяться – в их представление не укладывалось, что маленький румяный Давид, сутулый коротышка, румяный человек должен быть тем мужем, который станет царём Израиля. Возможно, для тех людей он не выглядел как царь, но, конечно лее, он должен был выглядеть так для Бога, потому что они… Как бы там ни было, он помазал его на царя. Видите, Он взял простого из семьи Давида, то есть, семьи Иессея, чтобы–чтобы ставить царей. Нечто отверженное этим миром, это… он отверг, отправил его присматривать за овцами. Он вывел своего–своего первенца – высокого, сильного, статного мужчину – наверняка мог бы стоять во весь рост и смотрелся бы как царь Израиля, и именно этот, как они считали, будет неплохо смотреться с короной на голове, именно этот в… будет носить царское одеяние, и сумел бы держать жезл, и что там должно делаться царю. В людских очах он–он выглядел неплохо.

34 Но пророк, с елеем помазания в своей руке, сказал: "Нет ли у тебя ещё кого–нибудь?" А тот подводил их, одного за другим, пока, наконец, он не сказал: "Нет ли у тебя ещё кого–нибудь?"

35 Он сказал: "Есть у меня один, но, наверное, из него ничего не выйдет. Он просто сухощавый человечек, он у нас там пасёт овец".

36 Он сказал: "Иди, приведи его". И как только он попался на глаза помазанному пророку, тот вылил елей на его голову–голову, и бросился ему навстречу. Сказал: "Это тот, кого избрал Бог". Видите? Видите, не всегда дело в мирском блеске. Всё дело в Божьем избрании.

37 И, благодатью, Он избрал нас, так что мы сегодня утром благодарны за это. И для этого не требуется той яркой мирской мишуры. Самый скромный может быть слугой Христа – требуется тот, кто возжелает.

38 Бог помазал его, видите, берёт ничтожные вещи. Так вот, почему Он взял маленький Вифлеем? Казалось, там нашлись бы и более представительные места, где мог бы родиться Царь, великий Царь царей.

39 Обычно, когда мы готовимся к какому–нибудь событию здесь на земле, мы стараемся устроить это в высшем, наибольшем блеске, какой можем себе представить, мы приводим это в самые крупные здания, и тратим больше всего денег, и изысканнейшие вещи. Вот как мы делаем это.

40 Но Бог не делает это таким образом. Он избирает что–нибудь являющееся ничем, чтобы Он мог показать Себя могущественным, чтобы Он мог. Если бы Он взял первосвященника или лее хороню обученного человека, в дни, когда Он призывал апостолов, если бы Он взял это вместо тёмного, необразованного рыбака, который не мог далее расписаться сам за себя, они могли бы сказать: "О– о, это, видишь, ты не зря получил образование". Но Бог взял человека, который не мог далее расписаться сам за себя, чтобы Он мог взять то, что Он мог бы взять в Свою руку, то, из чего Он мог что–то сделать, чтобы явить, что Он Бог. Мы приходим к тому, что осознаём, что мы ничто, затем попадаем в руки Бога, и Он молеет переплавить тебя и сделать тебя таким, каким Он хочет, чтобы ты был. Но до тех пор, пока мы чувствуем, что мы значительные, тогда вы никуда не доберётесь. Не получится даже попасть в Болеьи руки, пока мы не осознаем, что мы не являемся значительными.

41 Одна из моих дочурок недавно спрашивала о значительности. Я сказал… Что ж, говорили о каком–то значительном человеке. Что ле, это был президент, которого как раз убили, и наши сердца были опечалены этим. И я сказал: "Что ле, он был значительным человеком". Это расписали в газетах, и телевидение засняло это; трансляция этого обошлась правительству в миллиарды и миллиарды долларов. Что касается этого, с этим всё нормально, это их дело. Но я сказал… Этот проповедник–пятидесятник там в Каролине – что зашёл какой–то человек, – пьяный с ружьём, – стал требовать свою жену, и застрелил того человека прямо за кафедрой, затем застрелил свою жену, и застрелился сам – маленькая статья в конце газеты примерно вот такого размера. Позволь я скажу тебе, брат, не имеет значения, кто мы такие: "Ты желаешь знать, насколько ты значительная, – сказал я своей доченьке, –сунь свой палец в ведро с водой и вытащи его, и попытайся отыскать дырку". Мы ничто. Значителен только Один – это Бог. Мы обязаны помнить: Он есть Тот значительный.

42 Казалось, что если бы они захотели… человек устраивал бы место для рождения Царя, для Царя нашлись бы более величественные религиозные места и исторические места, вместо этого маленького Вифлеема. Места, к примеру, как Силом. Силом – это где сначала располагался ковчег, мы знаем, когда мы проходили то, где… перешли через Иордан на эту сторону в Палестине, и где ковчег поставили для его первоначального места поклонения. Или же Галгал; Сион, Сион великое место; также и Галгал.

43 Или великая надменная столица Иерусалим, где собрались главы всех организаций, их штаб–квартиры – казалось бы, если бы им нужно было какое–нибудь место, историческое место или же великое известное место, они бы устроили место там в Иерусалиме для рождения Царя. Вот где располагались религиозные штаб–квартиры их религии, к которой пришёл Царь. Он пришёл представлять их религию. А Он… а когда Он пришёл – вместо того, чтобы Ему устроили место в Иерусалиме или каком–нибудь из тех великих исторических мест, Он родился в Вифлееме – самом маленьком из всех городов. "Не малейший ли ты среди князей Иудиных? Но из тебя произойдёт Вождь, Который будет править Моим народом". И этот великий надменный Иерусалим и все другие города были отвержены.
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница