По след делу №1931 29 года по обвинению находящихся под стражей



Скачать 487.5 Kb.
страница1/2
Дата13.11.2016
Размер487.5 Kb.
  1   2

О Б В И Н И Т Е Л Ь Н О Е З А К Л Ю Ч Е Н И Е

По след. делу № 1931 – 29 года по

обвинению находящихся под стражей

гр. гр.:

1. ЛЮБИМОВА Д. Г. 23. РЕПИНОЙ О. И.

2. ВЕРЮЖСКОГО В. М. 24. ЗАГОРОВСКОГО Н. М.

3. ТИХОМИРОВА С. А. 25. ЕГУНОВА В. А.

4. КУЛИКОВОЙ А. Г. 26. ГЕМБА М. И.

5. НИКИТИНА И. Г. 27. КОЖУХАРЕВА Г. А.

6. ПРОЗОРОВА Н. Ф. 28. ТУМАНОВОЙ-ТИМОФЕЕВОЙ М. Т.

7. ТИХОМИРОВА А. А. 29. ФЕДОРОВОЙ Е. И.

8. БЕЛЛАВСКОГО П. И. 30. КЛИШИНА М. А.

9. КОПТЕВА М. А. 31. АНДРЕЕВА А. П.

10. КОВЕРСКОГО К. П. 32. КОЖИНОВА В. Т.

11. ГЕРМАН Л. Н. 33. СЕМЕНОВА И. С.

12. УТИЛОВА Н. С. 34. СУЗДАЛЬЦЕВА А. М.

13. ПЕРФИЛЬЕВОЙ А. В. 35. СТЕПАНОВА И. С.

14. СТРАХОВИЧА И. О. 36. КУЗЬМИНА В. С.

15. МАРТЫШЕВА В. М. 37. НИКИТИНА И. Н.

16. РУГИНА И. Д. 38. НИКИТИНА В. Н.

17. ШЕНЕЦ М. Ф. 39. ВЕДЕРНИКОВА В. А.

18. САЗОНОВА М. И. 40. ВЕДЕРНИКОВА Н. Н.

19. КОЛОБКОВА Н. А. 41. КИРИЛЛОВА С. К.

20. ВЛАДИМИРОВА Г. П. 42. ЗУБРИКОВА Н. А.

21. ДЕЕВОЙ А. В. 43. ЗАХАРОВА И. З.

22. ДОМНЫШЕВОЙ Е. В. 44. ПРИНЦЕВА М. А.


в преступлениях, предусмотренных ст. 58-10 и ст. 58-11 У.К.

«УТВЕРЖДАЮ»

ПП ОГПУ в П.В.О.

(Медведь)


ВВЕДЕНИЕ
К началу 1922 года многим церковникам стало ясно, что контрреволюционная политика православного духовенства, осуществляемая патриархом Тихоном, потерпела полное крушение. События последних лет научили их многому; убедили в прочном закреплении завоеваний Октябрьской Революции, бесполезности дальнейших контрреволюционных попыток, непосредственно рассчитанных на свержение Соввласти, и заставили пересмотреть формы, методы и тактику их борьбы с Соввластью.

В силу этого у многих представителей среднего и низшего духовенства, в той или иной степени связанного с широкими массами трудящегося населения, появились определенные стремления к прекращению Тихоновского курса, рассчитанного на скорое свержение Соввласти. Группа Ленинградских священников направила к ТИХОНУ делегацию, которая потребовала от него созыва поместного собора для определения дальнейшей судьбы православной церкви. Однако, церковная верхушка, связанная с монархическими и другими контрреволюционными организациями и группами, не склонна была менять монархическую ориентацию и отказаться от активной борьбы с Соввластью.

С этого момента начался распад на отдельные группы духовенства всей церкви. Распад захватил широкие круги церковников и отколол большую их часть от Тихоновского круга. Учитывая эти сдвиги в настроениях, сам Тихон незадолго до своей смерти от лица своих сторонников раскаялся в своих политических заблуждениях и декларировал признание и лояльное отношение к Соввласти.

Митрополит Сергий, занявший место Зам. местоблюстителя патриаршего престола после смерти Тихона и высылки за контрреволюционную деятельность его Заместителя митр. Петра, выражая волю и настроения большей части духовенства и церковников, еще решительней отмежевался от контрреволюционных элементов и совместно с группой архиереев в июле 1927 года выпустил декларативное обращение к пастве, в котором говорится:


«Мы хотим быть Православными и в тоже время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи. Всякий удар, направленный на Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас <…>.

Мешать нам может лишь то, что мешало и в первые годы Советской Власти устроению церковной жизни на началах лояльности. Это — недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Утверждение Советской Власти многим представлялось каким-то недоразумением, случайным и потому недолговечным <…> Таким людям, не желающим понять "знамений времени", и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже и с монархией, не порывая с православием».

«Теперь, когда наша Патриархия, исполняя волю почившего Патриарха, решительно и бесповоротно становятся на путь лояльности, людям указанного настроения (контрреволюционного — наше примечание) придется или переломить себя и, оставив свои политические симпатии дома, приносить в Церковь только веру и работать с нами только во имя веры; или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере, не мешать нам, устранившись временно от дела»1.
Такое выражение "сергиевцами" лояльности к Соввласти по существу являлось тактическим маневром и ни в коем случае не означало полного отказа духовенства и церковников от борьбы с Соввластью. Однако и такая установка "сергиевцев" в отношении власти вызвала со стороны реакционных монархических групп церковников ожесточенный протест. В декларировании лояльности к Соввласти эта часть церковников усмотрела нарушение канонических правил православной церкви и под видом борьбы с нарушением этих правил, под лозунгом "защиты истинного православия", вступила в борьбу с церковниками так называемой "сергиевской" ориентации, одновременно организуя массы верующих и церковников на борьбу с Соввластью. Целый ряд видных церковных деятелей ультра реакционного монархического направления во главе с митрополитом Иосифом возглавил эту борьбу. Отсюда эта часть церковников и стала именовать себя — " и осифляне".

В последующие за этим годы в СОУ ПП стали поступать агентурные сведения о том, что церковное течение "Иосифлян", быстро организационно оформившись, активизировалось в направлении политической борьбы с Соввластью. "Иосифляне", в целях поднятия авторитета и расширения возможностей борьбы, всеми способами агитации и пропаганды старались привлечь на свою сторону как можно большее количество духовенства и мирян из числа реакционных и черносотенных элементов. Расширяясь количественно путем обработки и присоединения отдельных приходов-церквей к "иосифлянской" организации, руководители организации превращали эти церкви в очаги своей контрреволюционной монархической деятельности. Эти церкви явились для них открытой трибуной антисоветской агитации и пропаганды монархических идей; в них путем отдельных бесед и проповедей с амвона воспитывалась масса верующих в монархическом духе. "Иосифлянские" церкви явились местом хранения и распространения всевозможной контрреволюционной литературы (листовок, воззваний, церковных документов и т. п.), содержание которых было направлено против Соввласти и призывало к ее свержению.

Не ограничиваясь Ленинградом и его окрестностями, районом своего возникновения, Центр "иосифлянской" организации связался со всеми одновременно возникающими, также настроенными "иосифлянскими" группами духовенства и мирян в других городах Советского Союза, приняв на себя руководство ими. Параллельно с этим руководящий центр организации создал из монахов, монахинь, странников, кликуш и т. п. целую сеть разъездных агентов, которые, будучи инструктированы и снабжены контрреволюционной литературой, разъезжали по деревням и вели монархическую агитацию. В целях массового распространения контрреволюционной литературы членами центра "Иосифлян" в Ленинграде была организована техника массового размножения разных контрреволюционных документов в условиях строгой конспирации. Учитывая богатые возможности обработки в монархическом духе верующего и культурно-отсталого крестьянского населения, центр тяжести своей контрреволюционной деятельности "Иосифляне" перенесли на деревню. Для этого ими использовались создавшиеся на местах "иосифлянские" ячейки-церкви и разъездные агенты центра. Особо широко была развита ими контрреволюционная деятельность в деревне с момента начала коллективизации сельского хозяйства. Помимо открытой антисоветской и антиколхозной агитации, члены "иосифлянской" организации всеми мерами старались срывать мероприятия Соввласти, натравливая при этом фанатично настроенных крестьян против последней. При этом к.р. агитация "Иосифлян" сводилась к распространению провокационных слухов, к запугиванию крестьян скорым падением Соввласти, к угрозам расправы со всеми сочувствующими Соввласти лицами и т. д. и т. п. Агитация обычно заканчивалась призывом к борьбе за свержение антихристовой власти и замене ее монархией.

В целях прекращения этой вредной к.р. деятельности "иосифлянской" монархической организации церковников СОУ ПП была произведена оперативная ликвидация руководящего ядра и актива организации и одновременно ликвидированы Псковская и Новгородская группы. Оперативной ликвидации были подвергнуты 46 человек. У большинства членов организации при обыске были обнаружены и изъяты всевозможные к.р. документы (книги, листовки, воззвания), содержание которых было направлено на призыв к открытой борьбе с антихристовой Соввластью.

У машинистки ДЕЕВОЙ обнаружены целые тома приготовленных к распространению к. р. документов. У священников ПРОЗОРОВА, НИКИТИНА, ТИХОМИРОВА, ВЕРЮЖСКОГО и др., а также и самого архиепископа ЛЮБИМОВА Дмитрия, помимо к.р. документов, обнаружена всевозможная переписка по связи с отделениями организации всего Союза, а также с ссыльным духовенством. Вместе с произведенным обыском у членов организации была осмотрена и резиденция центра "Иосифлян" — храм Воскресения на Крови. В момент осмотра в подвале и в самой церкви по углам были застигнуты 9 человек, монашек и кликуш, никакого отношения не имеющих к церкви. На престоле под парчой было обнаружено в 4 экземплярах контрреволюционное воззвание митрополита Агафангела и 4-х епископов, напечатанное на стеклографе, вместе с акафистами, напечатанными на машинке. В камине алтаря обнаружено разорванное в мелкие клочки письмо Антония ХРАПОВИЦКОГО. Такое же письмо, перепечатанное на той же машинке, обнаружено и в переписке, отобранной у ДЕЕВОЙ. В ризнице в шкафу обнаружено послание митрополита Кирилла, по заявлению настоятеля ВЕРЮЖСКОГО им только на днях полученное от "неизвестного". При задержании монахов ГЕНБЫ, КОЖУХАРЕВА, ФЕДОРОВОЙ обнаружено — записки о молении за царствующий дом и 4 тетради с к.р. записями. У КОВЕРСКОГО — несколько оставшихся у него перепечатываемых им на стеклографе к.р. документов.

Произведенным следствием по делу весь агентурный материал о наличии к.р. монархической организации церковников и ее деятельности, направленной на свержение Соввласти и реставрацию монархии, показаниями свидетелей и самих обвиняемых подтвердился полностью.

1. ЦЕНТР К. Р. МОНАРХИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

ЦЕРКОВНИКОВ, ИМЕНУЮЩИХ СЕБЯ "ИОСИФЛЯНАМИ",

И ЕГО ОРГАНИЗАЦИОННАЯ РАБОТА
Центр организации
В Ленинграде, поскольку последний явился местом возникновения "иосифлянского" течения в православной церкви, при так называемом храме Воскресения на Крови создался центр этого течения, возглавленный по указанию митр. Иосифа перед его отъездом в ссылку архиепископом Дмитрием ЛЮБИМОВЫМ. В центр организации вошли следующие лица, преимущественно состоящие из профессоров Духовной Академии и придворного духовенства: епископ Сергий ДРУЖИНИН, священник Федор АНДРЕЕВ (умер), священник Василий ВЕРЮЖСКИЙ, настоятель храма Воскресения на Крови, архиепископ Дмитрий ЛЮБИМОВ, священники — ПРОЗОРОВ Николай, ТИХОМИРОВ Сергий, ТИХОМИРОВ Александр и БЕЛЛАВСКИЙ Петр. Центр организации в дальнейшем связал в единую организацию все отдельные группы "иосифлян", возникшие в других пунктах Советского Союза. По показанию архиепископа Дмитрия и по схеме, им удостоверенной (см. фотоснимок), такие группы как филиалы организации существовали — в Екатеринославе, Воронеже, Серпухове, Новгороде, Стародубе, Вятке, Устюге, Пскове, Одессе, на Кубани, Северном Кавказе и др. местах и были организационно связаны с центром, проводя работу на местах под его руководством.
«"Иосифлянство" возникло в Ленинграде, во главе которого после митрополита Иосифа (ссылка) стал я. Моими ближайшими помощниками являются: ПРОЗОРОВ, ТИХОМИРОВЫ Сергей и Александр, ВЕРЮЖСКИЙ, НИКИТИН.

Всем этим лицам я поручал разные поручения, вплоть до испытания вновь присоединяющихся к истинному православию священников. Помимо Ленинграда истинное православие имеется в Вятской и Воронежской губерниях и на Кубани. Из этих мест приезжало духовенство и миряне, получали от меня благословение и инструкции по распространению и закреплению на местах истинного православия. Епископа Варлаама (член монархической организации церковников Северо-Кавказского края — наше примечание) я знаю, он ко мне приезжал с выражением желания войти со мной, т. е. с нашей группой, в общение».

(показания обвиняемого ЛЮБИМОВА — л. д. 84, 85; 86, 87).
«От Сергия отошли 6 епископов за то, что митр. Иосиф был уволен с Ленинградской кафедры, за то, что митр. Сергий выпустил такую декларацию, которой выражал радости Соввласти за радости церкви и т. д., и за то, что митр. Сергий издал указ о поминовении властей».

(показание обвиняемого ПРОЗОРОВА — л. д. 201, 202, 203).


«Первым делом этой группы было намерение заставить митр. Сергия отказаться от взятого им курса церковной политики. Своим духовным главой мы избрали стойкого в православии митр. Иосифа, а т. к. он не по своей воле жил в гор. Устюжне, то главой был епископ Дмитрий».

(показания обвиняемого ТИХОМИРОВА С. — л. д. 10, 12).


Резиденция центра
В целях создания себе авторитета и наибольшего привлечения на свою сторону верующей массы Центр "иосифлянской" организации, обосновавшись при церкви Воскресения на Крови, построенной на месте казни народовольцами царя Александра II, сконцентрировал в ней всю организационную и контрреволюционную деятельность, под непосредственным своим руководством. Церковь эта, будучи резиденцией Центра, явилась местом идеологической обработки мирян, вербовки новых членов в организацию, распространения к. р. литературы и открытой трибуной для антисоветской агитации и пропаганды монархических идей. Пропагандируя монархические идеи и принципы в массе мирян, руководители организации в своей к. р. монархической агитации символизировали эту церковь как Воскресение монархии на крови. До самой ликвидации этой организации в церкви Воскресения на алтарной стене тайно сохранялась скрытая от гражданских властей как священная реликвия большая картина "Освящение храма в присутствии царя Николая II" (см. фотоснимок).
Идейное руководство митрополита Иосифа
Митрополит Иосиф, находящийся в ссылке в Устюжне Череповецкого округа, идейно и организационно руководил Центром "Иосифлян" и был вдохновителем всей контрреволюционной деятельности последнего. Все указания Иосифа выполнялись неуклонно и Центр организации не предпринимал каких-либо самостоятельных действий без согласования их с Иосифом. Ответы митр. Иосифа на все запросы Центра организации пересылались с нарочным и всегда носили зашифрованный характер, или передавались нарочным устно. Так, например, в письме на имя священника ПРОЗОРОВА, члена Центра организации, Иосиф пишет:

«Знакомы ли вы с "Беседой двух друзей" — это интересная вещь. Говорят, она была в Питере. Познакомлю вас со свежими событиями моего уединения. По счастливой случайности свидетельницей их оказалась мать Анастасия, которая дополнит, пояснит Вам многое, чего не уместить на страницах бумаги»2.


Проездом через Ленинград по делу ликвидации личного имущества митрополит Иосиф давал Центру организации распоряжения:
«"Двадцатки" создавать из надежных, проверенных лиц, отрицательно относиться к лицам, приходящим в организацию из обновленцев и "сергиевцев", т. к. оттуда возможна провокация».
Исполняя эту директиву, Центр в организацию принимал духовенство только после тщательной проверки, особой исповеди и присяги, а "двадцатки" церквей создавал исключительно по рекомендации руководящего состава организации. Применяя такие методы, организация объединяла вокруг церквей крепко сколоченные ячейки.
Связь с местами
Развивая организационную деятельность, архиепископ Дмитрий и его ближайшие помощники по Центру организации: священники ПРОЗОРОВ, НИКИТИН, ТИХОМИРОВ С., ТИХОМИРОВ А. и др., — каждого приезжающего из других городов Союза для общения с "иосифлянской" организацией проверяли в стойкости его а./с. убеждений, приводили к исповеди-проверке и подробнейшим образом инструктировали перед отъездом, стремясь таким образом создать крепких организаторов к.р. "иосифлянских" ячеек на местах. Эта часть организационной работы по показаниям обвиняемых представляется в следующем виде:
«К епископу Дмитрию приезжало много духовенства, как на дачу в Тайцы, так и на городскую квартиру. Приезжали, чтобы получить благословение и возвратиться обратно для работы. Каждого приехавшего епископ Дмитрий испытывал в крепости его идей (?) нашей группы. Мне по поручению епископа Дмитрия приходилось также приводить к исповеди и проверять крепость исповедуемого к защите истинного православия. Мне лично приходилось принимать и исповедовать монахов, приехавших с Кубани, Серпухова и Вятки. На дачу в Тайцы к епископу Дмитрию приезжало много духовенства и мирян с разных мест СССР. Всех их епископ принимал, расспрашивал о положении и настроении на местах».

(показания обвиняемого БЕЛЛАВСКОГО — л. д. 236, 238, 241).


«Я по поручению епископа Дмитрия принимал для исповеди приезжающее с разных мест СССР духовенство. Откуда и кто приезжал и был на исповеди, я говорить не буду. Исповедь всегда происходила в церкви Воскресения на Крови и совершалась тайно. Цель такой исповеди была для того, чтобы удостовериться в искренности желания быть в общении с нами, как представителями истинного православия. После исповеди устно сообщалось епископу Дмитрию, что препятствий к общению с нами у исповедуемого нет, и он может быть принят в нашу группу».

(показания обвиняемого ТИХОМИРОВА С. — л. д. 13-14).


«По поручению епископа Дмитрия я приводил к исповеди и проверял убеждения желавшего примкнуть к нашей группе приезжающего духовенства из разных мест СССР».

(показания обвиняемого ВЕРЮЖСКОГО — л. д. 100-101).


«Мне по поручению епископа Дмитрия приходилось принимать приезжающее с юга и Украины и из других губерний духовенство для исповеди перед принятием в общение с нами».

(показания обвиняемого НИКИТИНА — л. д. 145-147).


«По поручению епископа Дмитрия я писал резолюции о присоединении к нашей группе духовенства СССР, выполняя всевозможные поручения, вплоть до увещевания не торговать свечами».

(показания обвиняемого ПРОЗОРОВА — л. д. 202, 204).


«Правой рукой нашего руководителя, епископа Дмитрия, был священник ПРОЗОРОВ, он был не только секретарем епископа Дмитрия, но и советником. Без ПРОЗОРОВА и монахини Анастасии КУЛИКОВОЙ ничего не предпринималось. Вновь присоединившиеся к нашей группе строго проверялись в их искренности и преданности нашим идеям. Присоединяющихся исповедовали, проверяли стойкость защиты попираемого православия и присоединяли только тогда, когда видели, что присоединяющийся является истинным борцом за идеи группы. После присоединения каждый священник инструктировался для того, чтобы, приехав на место, он повел бы борьбу с противниками веры. К епископу Дмитрию приезжало духовенство со всех концов СССР, и каждый приезжающий информировал о положении на местах не только духовенства, но и настроении верующих по отношению к Соввласти».

(показания обвиняемого ВЛАДИМИРОВА — л. д. 168-170).


«Епископ Варлаам у меня ночевал в 1928 году. Оставшись у меня, епископ Варлаам спрашивал, как воспринята народом и духовенством декларация митрополита Сергия, и тут же сообщил, что у них много против этой декларации и что с каждым днем таких противников прибавляется. Он и подчиненное ему духовенство ведут большую работу, молиться ушли в горы. От власти нет житья, церкви разрушают, духовенство и верующих сажают в тюрьмы… Утром Варлаам пошел к епископу Дмитрию».

(показания обвиняемого КОПТЕВА — л. д. 28-29).



Ленинградская периферия
Укрепляя отдельные пункты, Центр организации не забывал распространять свое влияние на массы Ленинграда и его окрестностей, пытаясь насаждать ячейки-приходы. По всем местам области разъезжали специальные посланцы из духовенства и мирян, снабжавшие вновь образовавшиеся ячейки к. р. литературой, а где нужно — и денежными средствами, привлекая и вербуя кадры своих сторонников. Через непродолжительное время по Ленинградской области ими было создано до 30 приходов-ячеек. Установлено, что особое внимание организация обращала на те места, где имелись большие возможности опереться на к. р. элементы местного населения. Так, в бывших царских резиденциях и в городах с загородными дворцами — Петергофе, Красном и Детском (бывшем Царском) селах, Гатчино и др., где большая часть верующих и посещающих церковь состоит из бывших придворных и лиц монархических убеждений — были созданы крепкие "иосифлянские" ячейки-приходы.

Так, в Петергофе приход Знаменской церкви во главе со священником БЫСТРИЕВСКИМ (ныне в ссылке за к. р. монархическую деятельность) быстро был присоединен к "Иосифлянам". Из дела БЫСТРИЕВСКОГО видно, что эту ячейку Центр организации через обвиняемого ТИХОМИРОВА С. снабжал всевозможной к. р. литературой. Прибегая к денежной поддержке, как способу создания на местах "иосифлянских" ячеек-приходов, под личным руководством члена Центра организации НИКИТИНА И. был присоединен приход маленького подворья женского монастыря в Вырице.

Кроме ячеек-приходов, расположенных в окрестностях Ленинграда, сильные группы монархически настроенного духовенства были организованы "иосифлянским" Центром в Новгородском и Псковском округах. Они возникли при следующих обстоятельствах: в 27 километрах от Новгорода на берегу озера Ильмень с дореволюционного времени расположился Перекомский мужской монастырь. Монастырь пользовался очень сильным религиозным влиянием и авторитетом и благодаря культурной отсталости местного крестьянского населения умело обогащался за его счет. После Октябрьской Революции все богатства из монастыря были изъяты, а сам монастырь был закрыт. Монастырская церковь осталась на правах прихода. В прилегающем к ней корпусе остались жить до последнего времени в кельях 11 монахов во главе с игуменом Сергием (обвиняемый АНДРЕЕВ).

Находясь в непосредственной близи к Ленинграду, деятели этого монастырского коллектива в лице игумена АНДРЕЕВА, иеродиакона КОЖИНОВА, СЕМЕНОВА и СУЗДАЛЬЦЕВА имели постоянное общение с высшим духовенством и были в курсе всех церковных дел. С момента выпуска митр. Сергием декларации о лояльности к Соввласти эта группа монахов, будучи по существу своему крайне реакционной и не примирившейся с Соввластью, вступила в контакт с Центром оппозиции в лице епископа Дмитрия Гдовского и примкнула к группе "иосифлян", войдя в духовное общение с ними.


«Года два тому назад мы получили от благочинного Троицкого прихода письмо от архиепископа Сергия, где говорилось — молиться за страну и власть ее. Это письмо обсуждалось у Варсонофия, у меня и в церкви. При обсуждении это письмо не приняли и вынесли постановление — этот вопрос поставить на собрании мирян. Миряне согласились с нашим решением, я поехал в Ленинград к Дмитрию приписаться под его управлением».

(показания обвиняемого АНДРЕЕВА — л. д. 303, т. 2).


«Около полутора лет тому назад был получен указ от митрополита Сергия, под которым я не подписался, а, съездив к архиепископу Дмитрию и посоветовавшись с ним, приписался к Ленинградской епархии. К архиепископу Дмитрию до сего времени, сколько я знаю, примыкает наше Маковище, Велебицы, Перекомский монастырь и Спасская церковь в Новгороде. С 1928 года наша община называется "иосифлянами"».

(показания обвиняемого КЛИШИНА Макария — л. д. 205, т. 2).


К группе монахов бывшего Перекомского монастыря примкнул и священник прихода, находящегося в 20 километрах от монастыря, КЛИШИН с группой обработанной им церковников. В дальнейшей к. р. деятельности группы поп КЛИШИН занял главенствующее положение, и группа имела широкую известность в округе среди крестьян под названием "Секты Макарьевцев" по имени попа КЛИШИНА. О мотивах такого ухода в раскол достаточно убедительно говорят сами обвиняемые. Так, например, обвиняемый иеродиакон КОЖИНОВ на допросах заявляет:
«Соввласть я не признаю, как безбожную, а всех безбожников я проклинаю, и распоряжения Соввласти, которые касаются религии и совести, не признаю и им не подчиняюсь. Безбожников, а т. к. Соввласть безбожная, я считаю своими врагами, и я должен вести с ними борьбу. Митр. Сергий издал воззвание, чтобы духовенство было лояльно к Соввласти, поэтому мы его не признали, т. е. монахи Перекомского монастыря, и я в том числе. Я никак не могу быть лояльным к Соввласти, которая ведет борьбу с религией и богом».

(показания обвиняемого КОЖИНОВА — л. д. 275, т. 2).


Такая же "иосифлянская" ячейка была создана из мирян священником ЛЕБЕДЕВЫМ (скрылся и разыскивается) и на территории Псковского округа.
«В нашем приходе Опоки священник ЛЕБЕДЕВ Иван после запрещения епископом Псковским Феофаном служить в церкви перешел к "дмитриевцам" и уехал в погост Вшели, где и организовалась религиозная община "дмитриевской" ориентации».

(показания обвиняемого ПРИНЦЕВА — л. д. 106, т. 2).


Эта группа, подобно Новгородской и всем остальным, также имела живую связь с Центром в лице архиепископа Дмитрия. Руководители группы ездили в Ленинград неоднократно и, посещая последнего, получали от него соответствующие указания в дальнейшей работе.

Агентура
Для того, чтобы обслужить значительное количество присоединившихся к организации ячеек-приходов, Центр "Иосифлян" создал целую сеть разъездных агентов из монахов, монахинь, странников и т. п. Разъездные агенты посылались Центром на места для распространения контрреволюционной литературы, антисоветской агитации, вербовки новых членов в организацию и попутно с этим они собирали сведения о положении и деятельности ячеек-приходов, которые и сообщались Центру по их возвращении. Странствующий монах-"иосифлянин", обвиняемый ВЛАДИМИРОВ Гавриил по этому вопросу показал:
«Я принадлежу к группе "иосифлянского" духовенства. Езжу по всем городам, распространяя идеи "иосифлянства", для чего, помимо устной агитации, я распространял всевозможные послания, листовки, размножая их через машинистку ДЕЕВУ. Отпечатанное я переплетал и продавал как сам, так и через странников Максима и Гавриила. Приезжая в Ленинград, я подкреплял себя, получал и размножал литературу и с этой литературой ехал в деревню. После присоединения каждый священник снабжался всевозможной литературой».

(показания обвиняемого ВЛАДИМИРОВА — л. д. 165-167, т. 1).


О других странствующих по заданиям Центра "иосифлян"-монахов и их деятельности на местах он же при допросе показывает:
«Странников Гавриила и Максима я знал. Распространяя видение мальчикам, в котором предсказывалась скорая гибель Соввласти, они среди верующих имели успех. Постоянного местожительства они не имели, а жили по таким верующим, которые их почитали. Ими был пущен слух, что Николай II жив, живет и скрывается до момента, когда Соввласть будет сброшена. Пользуясь этим, Максим и Гавриил среди темной массы верующих, фанатично настроенной и враждебно относящейся к Соввласти, собирали средства для безопасного скрывания Николая II».

(показания обвиняемого ВЛАДИМИРОВА — л. д. 172-174, т. 1).


«Поощрение ясновидящих, вроде Домнушки, которая распространяет свои видения о пришествии антихриста, распространение документов не столько против митр. Сергия, сколько против существующей Соввласти, говорит за то, что наше духовенство старалось воспитать массу в антисоветском духе».

(показания обвиняемого БЕЛЛАВСКОГО — л. д. 240, 242, т. 1).



Техника.
С самого начала возникновения организации руководители ее учли, что одной устной агитацией они не могут так широко распространить свои идеи и охватить широкую массу верующих, поэтому они приступили к распространению контрреволюционной литературы. Эта литература первоначально переписывалась от руки и перепечатывалась в незначительном количестве на машинках тайными и явными монахинями. Однако этот метод размножения они нашли неудовлетворительным, и на священника ТИХОМИРОВА Сергия была возложена задача организовать размножение литературы.
«По своей пастырской обязанности я говорил всем верующим, чтобы они вышедшие в свет воззвания и послания, направленные против декларации и распоряжения митр. Сергия, всячески размножали, переписывали и перепечатывали. Об этом я говорил и Лидии Николаевне ГЕРМАН, которая эти воззвания размножала через КОВЕРСКОГО на стеклографе. Эти воззвания были принесены ко мне на квартиру, и я таковые раздавал среди верующих и духовенства.”

(показания обвиняемого ТИХОМИРОВА С. — л. д. 7-8, т. 1).


«КОВЕРСКОГО я просила перепечатать на машинке разного рода воззвания и послания, написанные разными лицами, против декларации митр. Сергия. КОВЕРСКИЙ мне отпечатал на тонкой бумаге на машинке по 4-5 экземпляров каждого воззвания».

(показания обвиняемой ГЕРМАН Л. Н. — л.д. 67, 68 т. 1).


«Отобранные у меня при обыске документы, носящие антисоветский характер, писались мной исключительно в защиту истинного православия. Размножала я на пишущей машинке. Оригиналы получала от монаха Гавриила и др. Если кто у меня спрашивал эти документы, я давала им из тех экземпляров, которые у меня были, ко мне ходили многие на квартиру и интересовались этими документами. Отпечатанные документы я сшивала и готовыми для распространения отдавала монаху Гавриилу».

(показания обвиняемой ДЕЕВОЙ — л. д. 253, 255, т. 1).


«Я человек верующий, с появлением "иосифля" стал ходить в храм Воскресения на Крови. Помимо того, что я ходил в эту церковь, я, по поручению ГЕРМАН, на службе в Академии отпечатал на стеклографе 7 разных воззваний. Сколько было отпечатано, я не знаю — не считал. О том, что воззвания я размножал на стеклографе, знал священник Сергий ТИХОМИРОВ, т. к. один раз за это он меня благодарил».

(показания обвиняемого КОВЕРСКОГО — л. д. 55, 56, т. 1).


На последнем допросе он же показал:

«Мною было размножено не 7, а 10 или 11 разнородных посланий, причем 3 или 4 послания я размножал по 100 экземпляров, а остальные по 50 экземпляров. На квартире ГЕРМАН встречался с ТИХОМИРОВЫМ».

(показания обвиняемого КОВЕРСКОГО — л. д. 57, т. 1).
Из выше приведенных данных следствия усматривается, что "Иосифляне" представляли собой оформившуюся подпольную монархическую организацию, которая имела широко разбросанную сеть отделений и ячеек во многих пунктах Советского Союза.


II. ПОЛИТИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ И МОНАРХИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ

ЧЛЕНОВ К. Р. ОРГАНИЗАЦИИ "ИОСИФЛЯН"
В начале своего возникновения, в момент, последовавший за изданием митр. Сергием своей декларации, от имени группы "Иосифлян" умершим священником АНДРЕЕВЫМ и профессором АБРАМОВИЧ-БАРАНОВСКИМ (ныне в ссылке) в ответ на декларацию было составлено обращение на имя митр. Сергия, в котором, помимо требования к нему отказаться от взятого им политического курса, определенно формулировались установки и отношение к Соввласти "Иосифлян".
«Вам, как лицу, возглавляющему иерархию Российской православной церкви, не может быть неизвестным, что положение внутри церкви остро, непрерывно растет недовольство и несогласие, и что источником таких настроений в церкви является Ваша декларация об отношении церкви к Соввласти.

В особенности противными религиозному сознанию народа являются дошедшие до нас сведения об устранении за богослужением молений о страдальцах за дело церкви, находящихся в тюрьмах и ссылках, с одновременным распоряжением о возношении молений за власть, посылающую этих страдальцев в тюрьмы и ссылки.

Изложенные факты наводят православных на тревожные мысли о новом взятом вами курсе церковной политики, неизбежно ведущей к порабощению церкви государством»3.
Составленное обращение было размножено и распространено среди верующих. Письменный ответ — отказ митр. Сергия изменить политический курс, взятый "сергиевцами", "иосифлянская" группа также немедленно распространила и повела усиленную агитацию против митр. Сергия и представляемого им течения церковников, обвиняя их в предании церкви антихристовой власти.

Дальнейшее развитие взятого "иосифлянами" курса отношения к Соввласти приняло более резкую форму и вылилось в строгие политические установки, трактующие о необходимости активной борьбы против Соввласти, призыва широких слоев населения к открытой борьбе с ней в целях ее свержения и замены монархическим строем.


«Мы, "иосифляне", сохраняем истинное православие и, как истинные православные, мы выступили против декларации митрополита Сергия с требованием изменить курс церковной политики. Мы считаем, что своей декларацией митр. Сергий подчинил церковь антихристовой власти. Мы не можем сочувствовать политике Соввласти за гонение, преследование и разрушение православной церкви».

(показания обвиняемого ЛЮБИМОВА — л. д. 84, т. 1).


«Духовенство и та верующая масса, отошедшая от митр. Сергия за его декларацию, за его указ о молениях за власть, являются непримиримыми противниками не только митр. Сергия, но и Соввласти. В этой непримиримой ненависти виновато безусловно духовенство, которое воспитывает массу в этом непримиримом по отношению к Соввласти духе».

(показания обвиняемого БЕЛЛАВСКОГО — л. д. 240, т. 1).


«Своей декларацией митр. Сергий церковь Христову подчиняет Соввласти, власти материалистической, не признающей бога, разрушающей церковь и считающей религию опиумом для народа, и призывает радоваться всем успехам Соввласти, считая успехи и радости Соввласти за наши, церковные успехи. Я смотрю на это так, что в этой декларации митр. Сергий смешивает мировоззрения церковные с мировоззрениями, господствующими в настоящее время у Соввласти».

(показания обвиняемого ВЕРЮЖСКОГО — л. д. 101, т. 1).


«Соввласть стремится уничтожить церковь, она гонит, разрушает и всячески искореняет религию, а я, как истинно православный, стою на защите православной церкви, и после того, как была выпущена декларация, я увидел, что для спасения истинного православия надо избрать путь такой, который бы противодействовал намерениям митр. Сергия подчинить церковь антихристовой безбожной власти, и я вместе с другими присоединился к группе духовенства, впоследствии названной "иосифлянами"».

(показания обвиняемого ТИХОМИРОВА С. — л. д. 11, т. 1).


Более откровенные и прямые показания о своем отношении к Соввласти дают обвиняемые периферийных групп организации "Иосифлян". Их политические установки сводятся к необходимости открытой борьбы против Соввласти в целях ее свержения и пропаганды монархических идей.
«Коммунистов и комсомольцев я считаю врагами церкви, а т. к. я сам принадлежу к церкви, духовенству, то они являются и моими врагами. Колхозы, общественные лавки и прочие начинания коммунистов и комсомольцев я считаю вражеским делом, против которого, по моему мнению, как против греховного и вражеского, нужно бороться».

(показания обвиняемого СЕМЕНОВА — л. д. 288, т. 2).


«Я считаю, что Власть Советская является для нас вражеской властью, а раз она является вражеской, то с ней нам надо бороться. Кроме того, я считаю, что все организации, созданные властью, которые ведут работу против религии, — есть вражеские организации».

(показания обвиняемого СУЗДАЛЬЦЕВА — л. д. 306, т. 2).


«Поскольку Соввласть через общественные организации ведет борьбу с религией, мы считаем ее вражеской властью, против такой власти будем бороться».

(показания обвиняемого СТЕПАНОВА — л. д. 323-324, т. 2).


«Посетив епископа Дмитрия, священников ПРОЗОРОВА, ВЕРЮЖСКОГО, НИКИТИНА и недавно умершего Ф. АНДРЕЕВА и поговорив с ними, я заключил, что они действительно являются руководителями не столько церковной, сколько политической, монархически настроенной церковной группировки, задавшей себе целью свержение Соввласти. В разговоре со мной они, не скрывая злобной ненависти к Соввласти, звали и меня, как сына священника, работать вместе с ними на пользу истинного попираемого властью православия. Да и к тому же это все временное, Соввласть недолго будет существовать. Бог не допустит издевательства. Найдутся люди, которые пойдут во имя Христова. Нам же нужно усилить свою группу, объединив ее вокруг церкви, и им помогать. Предупреждал быть осторожным. Посетив ВЕРЮЖСКОГО, ПРОЗОРОВА и НИКИТИНА, я увидел их злобную ненависть к Соввласти. Ругая обновленцев и "сергиевцев", они говорили: "Власть гонит веру, разрушает церковь, душит налогами, издевается над религиозными чувствами верующих, а они за нее молятся. Недолго они с ними поцарствуют. Военная техника за границей развивается и недалек тот час, когда наши братья за границей, наконец, придут к нам на помощь"».

(показания УСПЕНСКОГО — л. д. 184, т. 1).


Восстановление православной церкви в прежнем ее состоянии организация иначе не мыслила, как только путем свержения Соввласти — власти антихриста и реставрации монархического строя. Прикрываясь фразами о гонении на церковь со стороны Соввласти, как бы оправдывающем всю контрреволюционную тактику организации, члены ее в действительности и по существу своему являлись махровыми монархистами. Сущность этих монархических воззрений прикладывалась ими на практике и выражалась в открытых поминовениях бывших царей, монархической пропаганде, обещающей скорое падение большевиков и воцарение дома Романовых.

Федоровский собор в Детском Селе (последнее место молитвы Николая II) Центр организации "Иосифлян", как и храм Воскресения на Крови, использовал для целей монархической пропаганды. В этот храм Ленинградские приходы организации ежегодно во главе с духовенством совершали паломничества для совершения особых молений. Было установлено, что многие паломники, рассматривая место, где сидел Николай II, и, увидев в книге его роспись, неистово целовали стулья и книгу. Все это проделывалось, прежде всего, духовенством, а за ним и верующими. Паломничества сопровождались группой монахов, монахинь и старцев, которые были снабжены организацией всевозможной а/с литературой, они распространяли ее среди верующих, а вместе с этим распространяли всевозможные слухи о том, что Николай II жив, что он скоро воцарится, что народился антихрист, что Соввласть падет и т. д. и т. п. По этому вопросу ряд свидетелей и сами обвиняемые показали:


«В церкви Воскресения на Крови чувствовалось возрождение старого, уничтоженного революцией. Тут чувствовалось, что верующие, которые посещают эту церковь, пришли сюда получить утешение в своих скорбях и готовы все как один стать на защиту гонимой церкви. С такими верующими можно открыто, не страшась идти на все для спасения церкви. Вокруг этой церкви группировался верующий народ, не просто "фанатики", а люди испытанные, всегда могущие взять бразды правления и повести угнетаемый русский народ к мирному житию и благополучию всех обиженных и поруганных. Многие ждут не дождутся падения большевиков. Уверены, что с падением большевиков воцарится дом Романовых в лице Кирилла».

(показания обвиняемого ВЛАДИМИРОВА — л. д. 166-167, 171).


«В церковь Воскресения на Крови я стала ходить уже с полгода, т. к. считаю, что там действительно апостольская церковь. В записках за упокоение я поминаю императора Александра II, также всех бывших князей и княгинь, т. к. нахожу, что эти умершие были покровителями церквей, и за них должны молиться все люди. Ненавижу Соввласть, которая преследует духовенство, закрывает божии храмы и церкви».

(показания обвиняемой ФЕДОРОВОЙ — л. д. 377 т. 1).


Об открытых поминовениях в церквях умерших членов царского дома обвиняемые из Перекомского монастыря показали:
«В прошлом, включая и 1929 год, до последнего времени я лично по подаваемым гражданами поминаниям, где часто были записаны за упокой императоры Александр III и реже — Николай II, провозглашал обычно во время церковной службы и за упокой бывших императоров Александра III и Николая II и считаю, что я был вправе по каноническим правилам провозглашать за упокой бывших императоров, т. к. они были христиане. Во время провозглашения бывших императоров в церковной службе в храме бывало народа от 5-10 человек до 100 человек. Я произносил за упокой обычным своим голосом, как обычно положенным во время службы».

(показания обвиняемого СУЗДАЛЬЦЕВА — л. д. 358, т. 2).


«В 1929 году действительно я по книжкам поминания провозглашал во время церковной службы в Перекомском храме за упокой бывших императоров Александра II и III и был один случай, что и за Николая II».

(показания обвиняемого КОЖИНОВА — л. д. 360, т. 2).


Такие действия членов организации "Иосифлян" имели определенное воздействие на мирян, посещающих церкви, и количество поминальников с записями членов царского дома стало возрастать.


III. СВЯЗЬ "ИОСИФЛЯН" С ЗАРУБЕЖНЫМ К. Р. ДУХОВЕНСТВОМ,

ЭМИГРАНТАМИ И С ССЫЛЬНЫМ ДУХОВЕНСТВОМ В СССР
Связь с зарубежом
Рассчитывая на поддержку со стороны контрреволюционной эмиграции, Центр монархической организации "иосифлян" установил непрерывную письменную связь с бело-эмигрантскими церковниками и др. контрреволюционными элементами за рубежом. Информируя бело-эмигрантские круги о положении и деятельности своей организации, "Иосифляне" нашли себе поддержку в лице известного Председателя церковного Собора за границей митрополита Антония ХРАПОВИЦКОГО. Последний всецело стал на сторону "иосифлянской" организации и повел бешеную агитацию против Соввласти. Объединяя вокруг себя непримиримые к Соввласти контрреволюционные элементы, Антоний ХРАПОВИЦКИЙ созвал церковный Собор и выпустил в свет протокол этого Собора, в котором провозглашалось проклятие Соввласти за «поруганную Русь, убитого царя и угнетаемую церковь».

Одновременно с этим белое офицерство выпустило воззвание с призывом ко всем верным сынам отечества встать на защиту погибающей России и сплотиться для свержения ненавистной им власти.

Копии этих воззваний, посланий и протоколов, выпускаемых за границей, "иосифлянская" организация получала через умершего священника АНДРЕЕВА, в адрес которого они направлялись различными путями из-за границы, а также через профессора ЕГУНОВА, и всевозможными способами широко их распространяла.
«Распространением заграничных контрреволюционных документов я хотел доказать, что мы не одни, что заграничные церковные деятели идут вместе с нами».

(показания обвиняемого ТИХОМИРОВА С. — л. д. 16, т. 1).


«Протоколы Карловицкого Собора я не читал, но суждение о них на квартире епископа было. Говорили, что Антоний ХРАПОВИЦКИЙ отошел от Евлогия и митр. Сергия».

(показания обвиняемого КОПТЕВА — л. д. 32, т. 1).


“Мне известно, что некоторое наше духовенство распространяло в церкви документы в защиту истинного православия, а один раз на квартире члена двадцатки – МАРТЫШЕВА приписной к нашей церкви священник С. ТИХОМИРОВ читал заграничные документы”.

(показания обвиняемого СТРАХОВИЧА — л. д. 123, т. 1).


«Священник ТИХОМИРОВ Сергий читал протоколы заграничного духовенства у меня на квартире».

(показания обвиняемого МАРТЫШЕВА — л. д. 133, т. 1).


«Документы я получал от епископа Дмитрия и священника АНДРЕЕВА (умершего), о Карловицком Соборе я слышал от священника АНДРЕЕВА».

(показания обвиняемого ПРОЗОРОВА — л. д. 204, т. 1).


Связь с ссылкой
Укрепляя свои ряды, главным образом за счет контрреволюционных элементов, "иосифлянская" организация взяла курс на привлечение в организацию осужденного и высланного за к. р. деятельность Соввластью духовенства. Во все места заключения и ссылки духовенства Центром организации рассылались к. р. документы и посылались свои люди для связи с ними. Вербовка осужденного духовенства проводилась не только путем идейного воздействия, но и также материальной поддержкой таковых. Это духовенство с разных мест своего пребывания слало на имя Центра организации всевозможные протесты в защиту гонимой большевистской властью церкви. Все эти послания Центром использовались для размножения и распространения среди духовенства и верующих. О связи центра с ссыльным духовенством обвиняемые показали:
«Священник СЕЛЕЦКИЙ Григорий сам лично приезжал ко мне в Ленинград и оставил письмо на имя митрополита Иосифа, в котором СЕЛЕЦКИЙ писал, что епископ ДАМАСКИН (ссылка) наладил связь с митрополитом Петром (ссылка), получил от него ответ».

(показания обвиняемого Дмитрия ЛЮБИМОВА — л. д. 83, т. 1).


«Мне приходилось ездить в Устюжну к митрополиту Иосифу, возила ему продукты и пакеты. Пакеты посылал епископ Дмитрий. От митрополита Иосифа я тоже привозила пакеты епископу Дмитрию».

(показания обвиняемой КУЛИКОВОЙ — л. д. 11, т. 1).


«По поручению епископа Дмитрия я ездил к митрополиту Иосифу, отвозил два пакета и обратно привез ответ».

(показания обвиняемого БЕЛЛАВСКОГО П. — л. д. 237, т. 1).


В адрес Центра организации с оказией было получено письмо из Соловецкого концлагеря, в котором отбывающее там наказание духовенство, коллективно критикуя декларацию митр. Сергия, пишет:
«Послание приносит Правительству всенародную благодарность за внимание к духовным нуждам православного населения. Такого рода выражение благодарности возбуждает справедливое негодование верующих людей, ибо до сих пор отношение Правительства к духовным нуждам православного населения выражалось лишь во всевозможных стеснениях религиозного духа и его проявления, в осквернении и разрушении храмов, в закрытии монастырей, в отобрании св. мощей, в запрещении преподавания закона божьего, в изъятии религиозной литературы и ограничении прав служителей церкви»4.


IV. ПРАКТИЧЕСКАЯ К. Р. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

МОНАРХИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЦЕРКОВНИКОВ.
В городе
В своей практической к. р. деятельности эта монархическая организация церковников использовала все методы и способы к. р. агитации и пропаганды. Оперевшись на реакционные и черносотенные элементы из профессуры и интеллигенции, примкнувшие к организации с самого ее возникновения, "иосифляне" повели широкую агитационно-пропагандистскую к. р. деятельность среди массы верующих. Обработка верующих масс в антисоветском духе велась в церквях во время богослужения, при посещении духовенством квартир мирян для совершения треб, а иногда на квартирах мирян и духовенства, где они собирались под различными предлогами.

Приемная епископа Дмитрия ЛЮБИМОВА служила также местом контрреволюционной агитации. Здесь в беседах посещающих его отмечалось, что перебои в снабжении продовольствием иллюстрируются как начало "конца", что скоро наступит конец антихристовой власти. При этом говорилось:


«Посмотрите, разве не те же очереди были в 1917 году. Очередями началось, очередями и кончится. Нужно запасаться. Война неминуема. ТРОЦКИЙ расскажет за границей всю правду о большевиках и поднимет войну против СССР, а война — гибель для большевиков. Они боятся войны и готовы идти на любые уступки, лишь бы сохранить свою власть».
Несмотря на ту осторожность, с которой говорил и предупреждал других, сам епископ Дмитрий в своей приемной, призывая к терпению, говорил:
«Терпеть долго не придется, народ полон злобы, Соввласть долго не продержится. Бог не допустит издевательства. Найдутся люди, которые пойдут во имя Христова на все жертвы. Нам нужно объединиться, усиливать приходы, работать над ними и в нужную минуту сказать свое слово».
В следственном материале мы также находим указания на то, что церкви "иосифлянского" толка являлись очагом различной контрреволюционной монархической агитации.
«В 1929 году в апреле месяце я приехал в Ленинград с тем, чтобы получить благословение в церкви Воскресения на Крови у владыки Дмитрия ЛЮБИМОВА. При благословении епископ Дмитрий сказал, что сейчас наступило тяжелое время, священство преследуют, сажают в тюрьмы, выселяют из города за несколько сот верст: "Я бы сказал бы тебе многое, да думаю, что и со мной будет такая участь". Последние его слова были призывом молиться богу: "Иисус Христос страдал, и мы должны быть мучениками за Христа, мы должны умереть за истинное православие"».

(показания обвиняемого ГЕНБЫ — л. д. 323, т. 1).


Одним из методов монархической пропаганды был разбор на собраниях в квартирах мирян различной к. р. литературы и книги Нилуса антисемитского характера. Содержание всех этих документов было однородно и сводилось к тому, что скоро придет антихрист на землю, падет Соввласть и воцарится батюшка-царь, при котором все заживут по-старому. Эту часть работы организация, главным образом, проводила через странствующих монахов, которые, находясь в Ленинграде и не имея определенного местожительства, ютились либо в самом храме Воскресения, либо по квартирам прихожан этого храма.

Таким местом сборища была квартира по Бронницкой улице, дом № 15, где домработница Мария ТИМОФЕЕВА-ТУМАНОВА, пользуясь отсутствием хозяев, еженедельно собирала у себя группу, иногда доходящую до 30 человек. У ней же была явочная квартира для приезжающих со Псковского округа членов организации.


«К ТУМАНОВОЙ очень часто приходит духовенство и монашки, с которыми у нее ведутся антисоветские разговоры. Соввласть с уст ТУМАНОВОЙ и ее посетителей не сходит. Ругают, на чем свет стоит, говорят, что это власть антихристова, что коммунизм — это анархия, антихристы, что красная звезда — печать антихриста. Кроме попов и монахинь к ТУМАНОВОЙ приезжают со станции Дно крестьяне. Из их разговоров с ТУМАНОВОЙ я слышал, что в колхоз они не пойдут, т. к. колхозы — это рабство и печать антихриста, что с проведением коллективизации они примут печать антихриста и что они все бросят и пойдут на страдание за веру божию».

(показания свидетельницы РИШИС-ФЕЙНБЕРГ, хозяйки квартиры, где работала ТУМАНОВА, — л. д. 357, т. 1).


В момент ареста ТУМАНОВОЙ на квартире у нее были задержаны упомянутые выше ФЕДОРОВА и два монаха, которые, пригласив с этого дома знакомых, зачитывали контрреволюционного содержания брошюру "Явление Христа Спасителя двум мальчикам".

В брошюре в виде от руки написанной тетради описывалось о пришествии антихриста, о печати антихриста (пятиконечная звезда), о разорении монастырей и гонении верующих и церкви.


«Много людей есть, но не все мои, мало осталось верных мне, остальными владеет злой дух. Передайте рабам моим, чтобы подписи антихристу не давали и печати его на себя не принимали. Тогда будет великое гонение на верующих и меня. Нельзя будет из города в город переходить и из села в село, ибо будут требовать подписи и класть печати. Кто же примет антихристову печать, тому не будет прощения ни в сей жизни, ни в будущей. Во время царствования антихриста поднимется всемирная война, и он в начале своего царствования все лавры, монастыри и церкви отнимет у православных, и ходить туда нельзя будет, т. к. они не будут мною благословлены…

Когда воцарится антихрист, то солнце померкнет, и луна не даст света. Антихрист же будет иметь большое сияние вокруг себя, которое будет устроено им при помощи электричества. Люди будут изготовлять свечи и ставить их перед его изображением, а кто не захочет поклониться ему, тех будут мучить.

Перед появлением антихриста с главы великой церкви, где находился главный престол (Кремль) снимут крест и откроют в храме св. лавры театр. Тогда икону Успения Божьей Матери ангелы возьмут и понесут на небо, после чего вскорости и явится антихрист, и наведет на людей большое кровопролитие, от которого многие погибнут…

На то место, где произошло видение мальчикам Спасителя, стал массами стекаться народ, что встревожило местные власти, и они запретили нам собираться, а мальчикам — говорить об этом видении. Так как мальчики не прекращали рассказывать вопрошающим об этом явлении, то они были арестованы, и Емельян лично отсидел 10 месяцев, а за Николая, как несовершеннолетнего, отсидел отец. В последнее время по их освобождении власти строжайше запретили им даже слухи распространять об этом чуде, но мальчики решительно им заявили: "Делайте с нами, что хотите, но мы, пока живы, будем всем говорить об этом"»5.


Описание составлено Киевским монахом ГЕНБОЙ, якобы, со слов самих мальчиков, с расчетом на распространение среди темной массы и фанатиков-церковников.

Учитывая колоссальное значение в своей деятельности наличия к. р. литературы, Центр "иосифлян" после организации техники массового размножения, для чего были использованы аппараты советских учреждений, в которых работали члены организации, приступил к широкому распространению ее. Размноженная к. р. литература быстро распространялась церковниками — членами организации и рассылалась по всем приходам-ячейкам и филиалам организации. О распространении к.р. литературы обвиняемые показали:

«Года полтора тому назад я был приглашен к настоятелю Сергию послушать листовку, в которой была критика митрополита Сергия, этих листовок было несколько штук. В листовках говорилось о нарушении Сергием канонических правил, о том, что он продался Соввласти, и т.д. Такие листовки поступали и после того, даже были случаи, когда летом собирались на улице и в это время читали их.

Эти листовки получал Сергий, откуда он их получал, неизвестно, но читались они после приездов его из Ленинграда, возможно, листовки привозились из Ленинграда».

(показания обвиняемого ЗЕМЛЯНИЦКОГО А. — л. д. 350, т. 2).
«В прошлом действительно (1929 год) среди монахов были листовки, которые нами читались поодиночке, а также и когда мы собирались вместе в присутствии Сергия-настоятеля, и листовки читал Анатолий. В этих листовках было писано о митрополите Сергии, что он подпал под влияние Соввласти и продался ей…

Эти листовки привозил епископ Сергий из Ленинграда два раза, листовки остались храниться у Сергия, где сейчас они, я не знаю. Листовки были от епископа Вятского Виктора и других епископов — противосергиевских».

(показания обвиняемого КОЖИНОВА В. — л. д. 361, т. 2).
Насколько верны были расчеты организации на пропаганду монархических вожделений, можно судить по тем результатам, которых добились странствующие монахи, проводя эту работу.
«Ими был пущен слух, что Николай II жив, живет и скрывается до момента, когда Соввласть будет сброшена. Пользуясь этим, Максим и Гавриил среди темных масс верующих, фанатично настроенных и враждебно относящихся к Соввласти, собирали средства для безопасного скрывания Николая II».

(показания обвиняемого ВЛАДИМИРОВА — л. д. 174, т. 1).


Другие обвиняемые: ФЕДОРОВА Евдокия, УТИЛОВ Николай, РЕПИНА Ольга (монахиня Ия), ТУМАНОВА Мария, — не отрицают того, что они принадлежат к группе "иосифлян", всячески поддерживают ее не только тем, что распространяют всевозможные вздорные слухи о пришествии антихриста, о печати антихриста, но наряду с этим распространяли записки за упокоение и моление царей, княгинь и князей и, как показала обвиняемая ФЕДОРОВА, что эти умершие были покровителями церквей, за которых должны молиться все люди, а Соввласть она ненавидит за преследование духовенства и закрытие церквей.

Логическим завершением пропагандистской работы Центра организации явилось пополнение ее рядов притоком новых лиц из мирян. При этом Центр организации, стремясь к качественному повышению состава организации, ввел систему пострижения в тайное монашество. В тайное монашество вербовались и постригались только лица, нужные для организации по своим личным качествам или же по занимаемому ими общественному положению.

Было установлено, что в секретном отделении Административного Отдела Ленинградского областного Исполкома в тайное монашество было вовлечено две сотрудницы — ПЕРФИЛЬЕВА (арестована) и ЕФРЕМОВА (умерла). Через этих сотрудниц и, главным образом, через ПЕРФИЛЬЕВУ, работающую в отделении по делам культа, организация получала всевозможные сведения, интересующие ее.

Деятельность организации от агитационно-пропагандистского характера за последнее время стала переходить к активному сопротивлению распоряжениям Соввласти. Предложение "двадцаткам" церквей — выбрать патент на продажу свечей и других предметов — было встречено организацией враждебно. Среди верующей массы члены организации повели агитацию, что безбожная, богоборческая власть хочет превратить храмы божии в место торговли.

Главой организации епископом Дмитрием ЛЮБИМОВЫМ было предписано — патент не выбирать, продажу свечей и просфор прекратить. Приказ ЛЮБИМОВА был выше распоряжения власти в Ленинграде и из 12 церквей, принадлежащих к этой организации, выбрала патент только одна церковь. В этой церкви организация прекратила служение, объявила эту церковь продавшейся антихристу и на отказ возвратить патент и прекратить продажу свечей по нему — отозвала духовенство. Вторым фактом активного сопротивления распоряжениям Соввласти был отказ "двадцаток" от новой перерегистрации в соответствии с новым законом о религиозных объединениях.

В этом указании организация нашла, что Соввласть стремится через приходские тройки подчинить себе церкви. Среди верующей массы повели агитацию, что власть сатаны хочет подчинить себе церковь и ею управлять. В этих активных сопротивлениях особенно ярко проявилась "двадцатка" церкви Воскресения на Крови.



В деревне
За последнее время в связи с проведением коллективизации организация, учитывая настроения кулацкой части деревни, центр тяжести своей работы перенесла в деревню.

В деревню были посланы специальные агенты из духовенства, монахинь, которые, снабженные всевозможной литературой, разъезжали по деревням, завязывали связь с духовенством сельских церквей и остатками монашества ликвидированных монастырей и непосредственно и через них вели к. р. агитацию, восстанавливая крестьян против мероприятий, проводимых Соввластью в деревне. Рассказывая о скором падении Соввласти, они говорили, что вступать в колхозы, кооперации нельзя, что каждому вступившему будет приложена печать антихриста, что нужно потерпеть немного, и Соввласть падет, что в недалеком будущем, не позднее весны, вспыхнет война, и всем вступающим в колхозы пощады не будет.

В Новгородском и Псковском округах были созданы крепкие ячейки, откуда за всевозможными инструкциями приезжали к епископу Дмитрию специальные агенты, получали указания, инструкции и литературу и возвращались на места.

Особо деятельным агентом организации являлся монах Гавриил ВЛАДИМИРОВ. Объездив весь Новгородский округ с некоей ясновидящей Домнушкой, запасшись к. р. литературой, он перекочевал в Псковский округ, где, проникнув в погранполосу, усиленно вел к. р. агитацию. Систематическая антисоветская агитация приняла широкие размеры и временами доходила до открытых публичных выступлений. Не останавливаясь ни перед чем в своей к. р. деятельности, члены группировки доходили до распространения ложных, провокационных слухов, создавая среди темного невежественного крестьянства явно панические настроения. Лейтмотивом такой антисоветской агитации было то, что коммунисты и комсомольцы являются врагами церкви, что все общественные и советские организации являются организациями антихриста, что скоро конец света, т. к. уже народился антихрист в лице т. ЛЕНИНА, и что с учением этого антихриста надо бороться. Ни одна общественная кампания, ни одно советское мероприятие в деревне не обходилось без открытого антисоветского выступления членов этой организации. О к. р. агитации в деревне обвиняемые и свидетели при допросах показывают:


«В наше время нравы испортились, вера оскудела. Красные уголки, кооперация, колхозы — деяния безбожников. Все эти мероприятия несовместимы с христианской религией, и ни один христианин не должен принимать в деятельности этой организации участие.

Всю организацию в соответствии с учением, как красные уголки, кооперацию, колхозы и т. д., я считаю порождением сатаны, т. к. апостол Павел говорит, что не может быть такого общения света с тьмой и Христа с сатаной.

Мы придерживаемся в церковном расколе течения местоблюстителя патриаршего престола митрополита Петра, Дмитрий с Петром одного направления.

Какие взгляды на кооперацию, колхозы, красные уголки придерживают остальные служители культа Перекомского монастыря, я не знаю, но думаю, что таких же, т. к. для каждого христианина эти организации, как безбожные, должны быть неприемлемыми».

(показания обвиняемого КОЖИНОВА — л. д. 275, т. 2).
«Во время праздников у нас бывает ночлежников до 10 человек, с ними мы ведем беседу на разные темы, говорим о властях, о том, что раз власть не признает религию, она является нашим врагом, и мы должны с ней бороться, об этом мы иногда беседуем и с прихожанами. Кроме того я говорил с КОЖИНОВЫМ В. о том, что мы считаем нарождением сатаны все организации, как то: красные уголки, кооперацию, колхозы и т. д. И ни один христианин не должен в них принимать никакого участия, т. к. это несовместимо с христианской религией».

(показания обвиняемого АНДРЕЕВА — л. д. 303, т. 2).


«Все они, как, например, братья НИКИТИНЫ, КОЛОСКОВЫ Федор и Василий, ходили по домам и проповедовали конец света, и что всем колхозникам скоро будет ставиться на лоб и руки антихристова печать. Осенью особенно усиленно они вели агитацию за сокращение посевной площади, говоря — скоро, не позже весны, будет конец света, и хлеб будет не нужен».

(показания КУНИНА А. — л. д. 309, т. 2).


«В конце ноября месяца 1929 года, когда я зашел в келью настоятеля Сергия, я застал там Серафима и Владимира, из разговора коих услышал, что они говорят о колхозах и кооперации во враждебном тоне. Сергий говорил, что коммунисты и комсомольцы — наши враги и с ними нужно бороться. Владимир говорил о том, что колхозы и кооперация, а также и все другие общественные организации — вражеские организации и неприемлемые для верующих христиан».

(показания СЕМЕНОВА — л. д. 289, т.2).


«НИКИТИН Илья, который читал книгу, разъясняет населению, что пришло время, когда народился второй антихрист, и всем, вступающим в колхозы, будут прикладывать печати, а вообще крестьянство теперь будут всячески притеснять и уже притесняют. Антихрист — это ЛЕНИН и ленинизм — учение антихриста, поэтому с этим учением надо всячески бороться».

(показания БОГДАНОВА Н. — л. д. 194, т.2).


«Макарий очень часто ходил к нам в деревню и проводил здесь беседы о том, чтобы в колхоз не шли, я как-то однажды присутствовал на такой беседе у КОЛОСКОВА В., где Макарий говорил, чтобы КОЛОСКОВ шел к тем, которые еще не сошли с религиозного пути, и сказал, что колхоз — это есть дело антихриста и говорил, что надо приводить примеры, как в колхозе деревни Медведь уже ставят печать антихриста на руках всех колхозников. Затем рассказывал и читал какую-то книжку "Сионских мудрецов", что зверь, о котором пишет в откровении Иоанн Богослов, — это и есть ЛЕНИН, а второй зверь — это СТАЛИН и РЫКОВ, и что этот второй зверь и есть предшественник антихриста, и что колхозами подготовляется почва для антихриста. Причем Макарий доставал коробок со спичками и выкладывал число 666, а затем из этих спичек выкладывал — ЛЕНИН. Макарий говорил и мне, чтобы я не слушал коммунистов, не шел в колхоз, говоря: "Колхоз — это гибель для души и тела человеческого, этим он отдается в лапы антихриста"».

(показания свидетеля СЫСОЕВА А. — л. д. 314, т.2).


Насколько активна была контрреволюционная деятельность членов организации в деревне и насколько серьезно их влияние на религиозное крестьянство, можно судить по тем результатам их деятельности. В районе их действий наблюдались срывы всех культурных начинаний, развалы колхозов, массовый выход из кооперации, запрещение родителями детям посещать школу и т. п. Надо отметить, что особенно преуспела в этом направлении Новгородская ячейка организации. В районе их деятельности, Серговского сельсовета Новгородского округа, на 4 деревни в 345 дворов, в силу отрицательного отношения местного крестьянства, не имелось ни избы-читальни, ни красного уголка, не говоря уже о какой-либо массовой общественной организации.


РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ.
Обобщая весь следственный материал, приходится констатировать, что вся к. р. деятельность ликвидированной организации церковников "иосифлян" представляла собой политическую борьбу к. р. монархической организации против Соввласти. Путем широкой антисоветской агитации и распространения к. р. литературы, путем пропаганды монархических идей члены этой организации открыто вели борьбу с Соввластью, спекулируя на религиозных чувствах верующих и эксплуатируя религиозные предрассудки их. Проводя к. р. работу в деревне, члены организации выступали против всех начинаний Соввласти, связанных с социалистическим переустройством деревни, срывая их и призывая крестьян к выступлениям против последней.

Конечной целью этой к.р. деятельности организации было с в е р ж е н и е С о в в л а с т и и р е с т а в р а ц и я м о н а р х и и.

Нижеследующие обвиняемые, социальное положение которых определяет политическую физиономию и монархическую сущность всей организации, персонально обвиняются:

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница