«план-матрица диалектики жизни»: универсальное развитие



страница7/25
Дата10.05.2016
Размер4.81 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

В политическом отношении можно констатировать преемственность властных структур от Москвы к Петербургу, хотя сама столица и была перенесена. Цари стали императорами, но по-прежнему они получали право на власть от Церкви путем помазания в Дмитриевском соборе Кремля. Этот ритуал был обязательным для всех новых «владельцев Земли Русской».

О такой преемственности пишет Осип Мандельштам:



«О нашей жизни скудная основа – куда как беден радости язык:

Всё было встарь, всё повторится снова… И сладок нам лишь узнаванья миг».

Психологически это очень точно. Открывая что-то новое, мы бываем очень рады, но на деле – это всего лишь «узнаванья миг».

Но вместе с тем, новое – это новое. Азиатчина советского искусства – явление не случайное, а следствие преемственности череды западной и восточной доминант в развитии России.

Культура Киевской Руси вся держалась на влиянии Византии, Властные элиты Московского Царства полностью впитали дух татаро-монгольской азиатчины, перестроили себя в пандан ханам, которым платили дань.

Империя тянулась на Запад, переняв у него всё, включая французский язык, на котором общалось между собой дворянство, а Советы вновь обернулись лицом к азиатчине, ибо корни советского тоталитаризма лежали в наследии Золотой Орды. Прав поэт, что «всё было встарь, всё повторится снова…» Правда, «миг узнаванья» может быть очень горек.

Параграф № 59. Киевская Русь и Петербургская империя: аналогии развития:

Аналогий с политическими смутами Киевской Руси в истории Петербургской империи слишком много: вся чехарда с царицами в 18 веке, политический спектакль 1825 года с передачей власти от вроде бы умершего Александра к своим братьям, приведший к Восстанию декабристов, затем отречение Николая Второго и т.д. Прямую аналогию с Киевским государством даёт западная политическая ориентация и Киева и Петербурга. Москва, к примеру, уже ориентировалась на Восток, сначала на дружбу с Ордой, а потом и на аннексию в свою пользу оставшихся от Орды территорий.

Дмитрий Кедрин писал о России:



«Знаю, что не раз лихая сила на глухой околице в лесу

Ножичек сапожный заносила на твою нетленную красу.

Только все ты вынесла и снова – над раздольем нив, где зреет рожь,

На песке у омута лесного песенку Аленушки поёшь».

Общее у Киевской Руси и Империи хотя бы женский род в названии и стойкость духа русских солдат. У Руси вообще женское лицо. Именно эта женская целостность придаёт ей свою индивидуальность, которую с таким трудом понимают иностранцы.

Воевали на Руси всегда мужики, но выживали они на войне лишь благодаря ожидающим их женщинам:

«Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины, как шли бесконечные злые дожди,

Как кринки несли нас усталые женщины, прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слезы они вытирали украдкою и вслед нам шептали: «Господь вас спаси!»

И снова себя называли солдатками, как встарь повелось на великой Руси».

У России было три великие битвы:

- Куликово поле;

- Бородино:

- Сталинград.

Между ними можно провести полную аналогию, потому что это были битвы не за освобождение Руси – Русь оставалась после каждой из них еще в руках врага, но за победу над темными силами, олицетворенными в Мамае, Наполеоне и Гитлере.

Русь обычно воевала не за себя, а за правое дело. Как только этой светлой цели не было, войны, как правило, проигрывались.

Специфика этих битв была в том, что хотя их разделяет почти около 200 лет, но в них есть одно общее: не став окончательным разгромом врага, они вернули народу «дух победы», который для России всегда был важнее самой победы. Победа потом следовала как необоримый рок.


Параграф № 60. Локальная эффективность в Петербургской империи:

Универсальная общечеловеческая ориентация дворянского сословия (французский язык как родной) долгое время не могла себе позволить локальную эффективность в отношении крестьян. Отменить крепостное право планировал ещё Павел, а в реальности это совершил только его внук – Александр Второй. Уровень политической гибкости самодержавия был довольно низок, консерватизм его – напротив очень высок, из-за этого царское правительство довело ситуацию в России до революционного взрыва в октябре 1917 года.

Но эффективность России была не в характере её власти, а в характере народа. Его очень точно подметил Ф.Тютчев:

«Эти древние селенья, эта скудная природа…

Край родной долготерпенья, край ты русского народа.

Не поймет и не заметит гордый взор иноплеменный,

Что сквозит и тайно светит в красоте твоей смиренной».

Россия – бастион Православия, что становится особенно ясно в наше время, когда Европа предала Христианство, даже разрешив в церквях гомосексуальные браки.

Массовый отток населения из христианский церквей в Европе и противоположная ситуация у нас – свидетельство этой верности Православию Русского народа, ибо он чувствует, что идет по стопам Христа, исходившим всю Россию

Параграф № 61.Традиционные механизмы духовного знания в Петербургской империи:

Уровень их был таков, что они долгое время не позволяли власти освободить крестьян, да, и осуществлено это было отнюдь не идеально. Однако Россию всегда спасал творческий ресурс. В ряду культурных бифуркаций Петербургской империи можно рассмотреть и «явление Пушкина». В стране теперь стало работать два центра духовных воздействий: один из Церкви, а другой – от Культуры. По сути дела, Пушкин, Гоголь, Толстой и Достоевский, каждый по-своему, были деятелями именно духовно-инновационной культуры России. Федор Михайлович – был им в самой высокой степени. Другой духовный импульс традиционно шел от Церкви, например от Серафима Саровского и иных святителей того периода.

По сути дела, от культуры шло «сочувствие», то есть, совместное чувство, а религия дарила народу духовную энергию – Благодать. Очень точно по этому поводу выразился Ф.Тютчев:



Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется,

Но нам сочувствие даётся, как нам даётся Благодать!

Механизм духовного познания, как в самой Империи, так и вне её, всегда один – сочувствие, тянущее за собой Божью Благодать. Русское искусство всегда исходило из сочувствия авторов своим героям и своим зрителям. Этого напрочь нет в современной культуре. Если сегодня смотреть подряд все программы НТВ, то режиссеры и редакторы этого канала представляются какими-то монстрами, ненавидящими своих слушателей и зрителей. А Благодать у них в программах и не ночевала. Возражение: «такова жизнь» - не проходит, потому что она всегда разная. Можно в ней видеть только насилие и убийства, а можно обнаружить и сегодня (только не в Москве) «благие порывы», заканчивающиеся конкретным делом.

Можно представлять на экране слово только представителям «разномастной попсы», а можно искать для этого духовную мудрость, которая в части населения у нас все ещё сохранилась…

Параграф № 62. Духовная Иерархия в Петербургской империи:

Духовные писатели, типа Иоанна Кронштадского или оптинских старцев, были вынуждены потесниться и дать место в своих рядах светским писателям, художникам (чего стоит одно «Явление Христа народу» Иванова), а к концу Х1Х века и русским религиозным философам, перехватившим у творцов инициативу духовного воздействия на интеллектуальные слои общества.

Конечно, верхние ряды в духовной иерархии России по-прежнему занимали святые, типа Серафима Саровского, но духовное влияние православных деятелей культуры было очень высоким, в особенности на интеллигенцию.

Как только российская власть духовно унизила Православную Церковь, сделав Синод одним из министерств Царского Правительства, авторитет Церкви стал падать. Но духовная несгибаемость нашего менталитета была очень высока, поэтому прерывистую эстафету русской духовности подхватила наша культура.

Слабеющую духовно Церковь начала подпирать культура и возник в Х1Х веке «Золотой век русской культуры».

Причем он был «золотым» не только потому, что это была художественная классика, прежде всего она ставила трудные проблемы духовного бытия народа. В работах Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Достоевского и других писателей они звучали постоянно и очень остро.

Уверенность в духовной несгибаемости российского менталитета наши поэты высказывали не раз и не два. Мы говорили о точке зрения Тютчева и Блока, но и для советских поэтов (Д. Кедрин) она свойственна:



«Стойбище осеннего тумана, вотчина ночного соловья,

Тихая царевна Несмеяна - родина прекрасная моя.

Знаю, что не раз лихая сила на глухой околице в лесу

Ножичек сапожный заносила на её нетленную красу.

Только всё ты вынесла….»

Нам представляется, что православная ориентация русской культуры опирается не только на Православие, но на особую судьбу народа – приносить по образцу Христа духовные и материальные жертвы во имя других.

Такой жертвой была уже попытка России заслонить собой Европу от татаро-монгол, одолеть глобальную тоталитарную устремленность Наполеона и Гитлера, дезавуировать ценой почти сотни миллионов жертв духовно опасную идеологию экономического детерминизма, опирающуюся на философский материализм.

Церковь и Культура в Петербургской Империи встали плечом к плечу для защиты православной идеологии и выстояли её даже перед лицом грядущей опасности – советской идеологии, весьма духовно привлекательной своей коварной идеей построения Коммунизма (Царства Божия) на земле.



Это псевдоидея, т.к. его на грешной земле построить невозможно, надо, прежде всего, поменять менталитет всего народа, отучив его от перманентного греха.
Параграф № 63. Духовная традиция во времена Империи:

Она во времена Империи не ушла в песок, а только изменила своё лицо и стала в такой же степени духовной, как и культурно-светской. Вопреки всем западным взглядам на жесткость власти в России, её непозволительная духовная толерантность была в Империи столь высока, что она проглядела плевелы будущей пролетарской революции, не сумев противопоставить ей подлинные евангельские ценности.

Накопление эволюционного злокачества внутри менталитета Империи привело к Октябрьскому перевороту, взорвавшему самодержавие под видом упрочения общинных основ российского бытия, на что работала идея пролетарского интернационализма.

Социальная революция имела, вопреки её начинателям, реализовала многоцелевую установку, много более сложную, нежели предполагал Ленин и компания. Среди них и разоблачение глобальной идеи экономического детерминизма, и накопление опыта интернационального социалистического государства, и другие вклады в общепланетарные (универсальные) ИНТЕРЕСЫ ПЛАНЕТЫ, которые, правда, отнюдь не принесли счастья самому русскому народу. Прямо по Закону обмена глобальной эффективности на локальную: планете – хорошо, а России – плохо. Но мы, русские, готовы многое стерпеть, если понимаем, во имя чего терпим.


ШЛИ СТОЛЕТЬЯ ПО РОССИИ, БИЛ НАДЕЖДЫ БАРАБАН.

НЕ МЕЧИ ЛЮДЕЙ КОСИЛИ: СЛАВА, ЗЛАТО И ОБМАН.

ЧТО НИ ВЕК, ВСЕ ТЕ ЖЕ НРАВЫ, УХИЩРЕНЬЯ И ДЕЛА,

А ОНА ВДАЛИ ОТ СЛАВЫ НА ВАСИЛЬЕВСКОМ ЖИЛА...

Булат Окуджава

И, тем не менее, ветры меркантилизма и отрицания иногда превращаются в России в настоящий ураган, того и гляди, что всё сметут! Однако остаются в ней и люди, живущие вдали от славы и не подверженные “никаким метаморфозам”.

Б.Окуджава имеет в виду в этих строчках Музу поэта. Скрытая в поэзии и литературе духовная мощь России осталась неизменной. Она, правда, могла перемещаться от Православной Церкви к русской Культуре в те моменты, когда, чаще всего по вине государства, Церковь не была способна на духовное водительство народа. Да и в Культуре она выражалась порой не в согласии с Православием, например в случае с Львом Николаевичем Толстым, ушедшим “в затвор” от Церкви. Церковники ответили на это его “отлучением”. Противостояние Толстого христианству было гордыней, за которую сам писатель первым и расплатился.

Но если теряла Смирение и впадала в Гордыню сама Культура, то, как Церковь, она терпела тогда духовное поражение. Гордыня, в каком виде она бы ни выражалась, противоречит духовному служению. Ведь оно “не терпит Суеты”, по меткому замечанию Пушкина. Во все времена русских поджидало испытание Духа с помощью “славы, злата и обмана”. Традиционное испытание героя русских сказок путем “огня, воды и медных труб”, это самое и значит. Многие нынешние творцы не смогли пройти с честью данное испытание, а каково будет будущим деятелям культуры, когда «все беды соединятся воедино»? А ведь именно такое время и грядет!



Перестройка испытывает русскую культуры грехом Богатства. Посмотрите подряд весь день нага телевидение: какие ценности оно пропагандирует?

Порок, насилие, жажду наживы, воровской жаргон, на котором часто говорят даже правители государства. Спасение российская муза может найти сегодня только в анонимности, в дали от славы.
Параграф № 64. Просветления в духовном творчестве времен Империи:

Просветление (инсайт) постигло в Х1Х веке, прежде всего, интеллигенцию, она «пошла в народ» и изумилась его неграмотности и духовной темноте. Плоды этой народнической деятельности были амбивалентны, как полезны для России, так и вредны, но другого пути, кроме как пройти через революционные очищения начала ХХ века у России тогда не было.

Озарение инсайтом испытала и вся русская культура, неслучайно Х1Х век был назван «Золотым веком русской культуры». Почему так произошло?

Духовное просветление потребовало от русской интеллигенции сказать правду о России, не повторять обрядоверие религиозной мудрости, а подлинную правду. Она, как ни печально, была в том, что народ по существу глубоко не затронули христианские истины Добра, Справедливости и Красоты.

Творцы ринулись компенсировать отмеченные недостатки и родилась великая русская литература Х1Х века. Пушкин сформулировал её главные задачи именно в духовном ключе:

ВЕЛЕНЬЮ БОЖИЮ, О МУЗА, БУДЬ ПОСЛУШНА,

ОБИДЫ НЕ СТРАШАСЬ, НЕ ТРЕБУЯ ВЕНЦА,

ХВАЛУ И КЛЕВЕТУ ПРИЕМЛИ РАВНОДУШНО,

И НЕ ОСПОРИВАЙ ГЛУПЦА.

В своем “Памятнике” поэт шифрует законы творческого поведения, столь привычные и творцу и Человеку с инновационным типом сознания:

- “быть послушным веленью Божию”, то есть слушать Бога и говорить с Ним;

- не страшиться обид и быть равнодушным к хвале и клевете людской;

- не требовать венца, то есть, отвергать гордыню;

- быть выше глупостей Социума;

- слушать голос Музы, быть верным творческому горению.

В стихотворении “Осень” поэт дает нам образ творческого горения в поэтической страсти:

И забываю мир - и в сладкой тишине я сладко усыплен моим воображеньем.

И пробуждается поэзия во мне, душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит, и ищет, как во сне, излиться, наконец, свободным проявленьем.

Творческая активность, состояние свободно “измененного сознания”, бывшие в прошлом редкими минутами, свойственными только творцам, становятся для инновационного сознания Человека традиционным способом деятельности.


Параграф № 65. Жертвы Петербургской империи:

Почему революционные перемены осуществляются в России ценою таких огромных жертв и невыносимых страданий? Во-первых, потому что народ России может их выдержать и не сломаться, а во-вторых, решение принималось на Небесах, а не народом.. Большевикам было выгодно считать Октябрьский переворот «пролетарской революцией», но она таковой не была, а была сотворена горсткой далеких от народа интеллигентов при локальной поддержке определенных западных кругов, заинтересованных в ослаблении России. Другое дело, что это делалось и по инициативе Небес. Но Божий план – это одно, а его земная реализация – это совсем другое.

В этой ситуации можно понять сентенцию профессионального интеллигента Серебряного века, поэта Игоря Северянина:



КАК ХОРОШИ, КАК СВЕЖИ БЫЛИ РОЗЫ

МОЕЙ СТРАНОЙ МНЕ БРОШЕННЫЕ В ГРОБ.

Интеллигенция начала эту революцию, сама же больше всего от неё пострадала. Можно увидеть и в этом перст Божий.

Великую жертвенность тяжкой судьбы, выпавшей на долю народа, предвидел ещё и Михаил Лермонтов:

«Настанет год, России черный год, когда царей корона упадет.

Забудет чернь к ним прежнюю любовь и пища многих будет смерть и кровь!»

Вся история России – это череда жертвенных подвигов народа во имя других. Не в этом ли проявляется его величайшая верность жертвенной сущности Христа?

Мы предвидим и ещё одну крупную жертву, которую принесет российский народ в предстоящей глобальной природной бифуркации планеты. Менталитет народа и огромное пространство страны позволяют её нам сделать, где наша Гн пропадала!

Параграф № 66. Духовная свобода в Петербургской империи:

По инерции своего менталитета народ увидел в коммунизме инвариант построения Царства Божьего на земле, поэтому он большевистскую революции и поддержал, ибо был легко оболванен псевдорелигиозной риторикой большевиков. Для колоссального отката от духовных российских традиций нужно было создать мощную иллюзию Царства Свободы, вот оно в виде «построения Коммунизма в отдельно взятой стране» и было создано. Это иллюзия, что народным сознанием так легко можно манипулировать, хотя обмануть его видимостью вещей все-таки можно.

Такая манипуляция продолжалась 74 года, но все-таки канула в Небытиё. О построении коммунизма русский народ слышать уже не хочет, хотя, хотя другого пути нет, если под ним понимать не казарменный коммунизм Советской власти, а подготовку на земле к Царству Свободы на Небе.

Идеальное бытие тогда казалось совсем рядом, так близко:

«А КОММУНИЗМ ОПЯТЬ ТАК БЛИЗОК, КАК В 19 ГОДУ» - писал поэт МИХАИЛ КУЛЬЧИЦКИЙ.

Вся высокая духовность русской литературы Х1Х века была направлена на подготовку практической духовности, которая могла только реализоваться в России с её неизбывной тоской по духовному идеалу. Он выстраивался в России в грандиозной мизерабельности материального бытия, дабы не забыть о духовных его основах.

Духовная свобода – всегда следствие сочувствия другим, Хорошо об этом сказал в своё время Шекспир в 66 сонете:

«Зову я смерть, мне видеть невтерпеж достоинство, что просит подаянье,



Над прямотой глумящуюся ложь, ничтожество в роскошном одеяньи;

И совершенству ложный приговор и девственность, поруганную грубо,

И неуместной почести позор и мощь в плену у немощи беззубой.

Все мерзостно, что вижу я вокруг… Но как тебя покинуть , милый друг?»

Осознанная необходимость свободы в том, что ты не можешь предать, не можешь подвести другие ожидания, возложенные на тебя как добровольные вериги. Свобода – это все же «осознанная необходимость» и в этом Кант был абсолютно прав.



Параграф № 67. Бифуркации в Советской и постсоветская России

Они наследовали все основные политические механизмы царской России. Также гремели крестьянские восстания (Антоновский мятеж), также проводились победные (Вторая мировая) и не очень победные (Финская и Афганская) войны. Среди интеллигенции процветало дессидентство, может быть, не так активно, как кому-то хотелось, но все-таки оно имело место. Консервативность социальных процессов на Руси обладает слишком большой устойчивостью, поэтому она «ни в огне не горит, ни в воде не тонет».

На этот период выпали две самые трудные для духа народа бифуркации: Октябрьский Переворот и Перестройка. Исходя из нашей модели, именно они вкупе и составляют суть этого периода, и не могут быть рассмотрены одна без другой, ибо системно комплементарны по отношению друг к другу. Это два лица одной и той же России с её расхлябанностью и космической силой духовности. Назовите мне еще один народ, который смог бы выдержать такое понижение уровня и качества жизни и не сломаться!

Вспомним стихи С.Есенина об этом времени:

Я утих, годы сделали дело, но того, что прошло, не кляну:

Слово тройка коней оголтелая пролетела на всю страну, -

Напылили кругом, накопытили и пропали под дьявольский визг,

А теперь вот в лесной обители даже слышно, как падает лист…»

Вся эта революция – это морок, шальная тройка (вспомним гоголевскую Русь-тройку), которая напылила, накопытила в мозгах нашего народа и «пропала под дьявольский визг».


Параграф № 68. Эволюционные приметы Советской и Постсоветской России:

Почему же народ с таким восторгом вспоминает о советских временах? Жить там психологически было проще и спокойней: были обеспечены все основные моменты для медленного эволюционного развития жизни. Японский метод «Забивания гвоздей» с успехом применялся в советской России: во всех формах бытия (кроме науки) там царили штамп, стереотип и рутина. В науке они были меньше, ибо такова её инновационная сущность. Любые инновации прорывались ценой колоссальных моральных страданий их авторов. После Перестройки ситуация кардинально изменилась, хотя политические штампы по-прежнему остались в нашей стране незыблемыми...

Но лучшие люди России видели подлинную сущность «советского бытия», о котором горько высказалась Анна Ахматова:

«Я БЫЛА ТОГДА С МОИМ НАРОДОМ

ТАМ, ГДЕ МОЙ НАРОД, К НЕСЧАСТЬЮ, БЫЛ…»

Мы не раз говорили о трагическом единстве судьбы Личности и Истории русского народа; Анна Андреевна возвращает нас к единству судьбы народа и его отдельного представителя в лице поэта. Достоинство этой великой женщины, разделившей свою судьбу с народом, которая могла быть много лучше, последуй она вместе со своими друзьями в эмиграцию, - это достоинство крупнейшего в ХХ веке представителя русской культуры. Это путь российского творца, следующего путем Христа, который, благословляя Россию, прошел эту страну именно в “рабском виде”, как писал Ф.Тютчев.

Простая диалектика Добра и Зла на примере судьбы Ахматовой не работает. Зло личной судьбы поэтессы обернулось величайшим Добром для русской Культуры. Она была лучшим свидетелем того, что происходило в стране в советские времена и наполнила отечественную. культуру тем божественным смыслом, который освящал и ее и придавал ей мировое значение, в том числе и потому, что Ахматова всю жизнь оставалась глубоко верующим человеком.

Ее судьба - немой упрек нашим эмигрантам, лишившимся вне родины питательных токов, исходящих из нашей святой земли, хотя и сохранившим ее традиции для всего мира. Но для многих, оставшихся в России, связь их с родиной была “дороже собственной шкуры”.

Эмиграция, конечно, спасла их от смерти, помогла Западному Миру познать «существо» и “странность” русской культуры, но их личную судьбу все-таки сделала трагической, как, например, у Марины Цветаевой, вернувшейся на родину без ВЕРЫ.
Параграф № 69. Преемственность локального развития в Советской России:

Для советской России характерна преемственность многих политических аспектов царской жизни: авторитаризм власти (культ Сталина), обожествление политических лидеров (Ленин), фрондирующая, как и в царской России, интеллигенция, всегда в России выбиравшая место в оппозиции к правящему режиму. В конечном итоге это работало на устойчивость системы, иначе она бы очень быстро была изглодана собственными болезнями.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница