«план-матрица диалектики жизни»: универсальное развитие



страница5/25
Дата10.05.2016
Размер4.81 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Параграф № 37 «Локальные аналогии развития Руси»:

В губительности для Киевской Руси Закона о Престолонаследии была виновата аналогия с формой передачи власти в варяжском военном государстве, где по-другому править в ту пору было невозможно. Передача власти от отца к сыну, стабилизировавшая государство на Руси, обрела реальность только в Московском Царстве. В Петербургской Империи нарушение её создало, например, кровавую мясорубку Декабристского переворота 1825 года.

УМОМ РОССИЮ НЕ ПОНЯТЬ, АРШИНОМ ОБЩИМ НЕ ИЗМЕРИТЬ.



У НЕЙ ОСОБЕННАЯ СТАТЬ: В РОССИЮ МОЖНО ТОЛЬКО ВЕРИТЬ!”-

эти бессмертные стихи Ф. Тютчева ничего не объясняют, но дают возможность кое-что понять в тайне российской ментальности. Умом Россию понять трудно: пример тому великое изумление, в которое были повергнуты “советологи” всего мира после распада СССР. Предрекая его в своих работах, они совершенно не ожидали, что это произойдет за несколько дней. НО в России так часто делаются дела, «коль решено, то явится мгновенно».

В Россию надо верить сердцем так, как поверили в неё лучшие умы Запада, питаясь ее духовными соками и создавая базу для различных, в том числе и материальных, инвестиций. Они интуитивно почувствовали, что, помогая России сегодня, завтра они спасут этим свое будущее.

И это не просто “слова, слова, слова...” По прогнозам некоторых ясновидцев в предстоящем пожаре погибнут многие страны, а США и Европе предстоит пройти через гигантские наводнения, когда многометровые волны океана захлестнут большую часть их территории.

В этой ситуации именно России предстоит стать страной, готовой принять всех страждущих и обездоленных, предоставив им часть своего огромного пространства. Бог заранее позаботился о том, чтобы отдать нашему народу шестую часть суши, ведь сей катаклизм, как и возможность выжить в нем для духовно продвинутых людей, были запланированы достаточно давно, по крайней мере, до ХУ11 века, когда Россия расширилась до Тихого океана.

Но для того, чтобы такое Милосердие стало возможным, нужно инновационное Правительство, и новое Сознание, готовое по-христиански поделиться своим богатством. Любая другая страна, кроме России, будет искать в подобной ситуацию свой профит. Только в России еще сохранились духовные люди, в том числе и среди руководства, способные отдать себя Миру во имя Любви и Сочувствия, отдать широко и без оглядки на собственную выгоду.

Тютчев абсолютно прав: “Россию можно только верить!” И мы верим, что эта страна с честью выйдет из предстоящего всем испытания. Помогая так миру, мы духовно поможем и себе, ибо лишь, «что отдал, то – твоё».


Параграф № 38. Локальная эффективность Киевской Руси:

Локальная эффективность мужества русских князей при встрече в начале тринадцатого века с новым врагом – татарами не сработала, ибо была нарушена глобальная эффективность военной мудрости – «познать врага до нападения на него». «При Калке» князья нарушили, сами того не подозревая, важнейшее для татар правило - «не предавать тебе доверившегося» - убили татарских послов, пришедших объяснить русским, что воюют не с ними, а с половцами. Самомнение и анархизм русских князей привели к проигрышу на Калке, а одноразовое нарушение русскими монгольской Ясы (Свода Законов Чингизхана) вызвало двухсотлетнее татаро-монгольское иго. Как говорится в Библии: «Мне отмщение аз и воздам».

Приведем стих О.Мандельштама:



«Отравлен хлеб и воздух выпит: как трудно раны врачевать!

Иосиф, проданный в Египет, не мог сильнее тосковать.

Под звездным небом бедуины, закрыв глаза и на коне,

Слагают вольные былины о смутно пережитом дне.

Немного нужно для наитий: кто потерял в песке колчан,

Кто выменял коня – событий рассеивается туман.

И, если подлинно поётся и полной грудью, наконец,

Всё исчезает, - остаётся пространство, звезды и певец!»

Подвиги князей Рюриковичей, как в позитивном, так и в негативном плане (убийство царевичей Бориса и Глеба) забылись, но завоеванное русскими пространство осталось, его звезды светят на бесконечном небе, а главное мы наследовали культуру Киевской Руси – « её певец» и ныне поёт нам былины, рассказывает сказки, сыплет притчами. А мы до сих пор внимаем им…


Параграф № 39. Механизм духовного познания в Киевской Руси:

Он носит уникальный, единственный характер – упование на Бога. Однако надо было бы и самим не плошать. Это удаётся только людям, отринувшим свою гордыню и ставшим в подлинном смысле «руками Бога». Русские доказали это, полностью воспользовавшись плодами своей последующей победы над Ордой в Куликовской битве, получив почти все огромные монгольские завоевания в свои руки, включая частично и саму Монголию….

Русские, как никто верят, что Бог не только вовне нас, но и внутри. Все значимые аспекты Бытия существовали до Человека, сейчас любые наши действия носят характер «двойного подтверждения»

Об этом писал Осип Мандельштам:

«И Шуберт на воде, и Моцарт в птичьем гаме, и Гёте, свищущий на вьющейся тропе,

И Гамлет, мысливший пугливыми шагами, считали пульс толпы и верили толпе.

Быть может, прежде губ уже родился шепот и в бездревесности кружилися листы,

И те, кому мы посвящаем опыт, до опыта приобрели черты».

Изображать славян Киевской Руси как дремучих и мало знающих язычников, – ошибка. Они обладали опытом, «еще до опыта», то есть, полученным ещё в предыдущих реинкарнациях. Иначе откуда бы ему взяться?

Есть ещё один механизм эффективного духовного познания, он связан с Интуицией. Это – то же «знание до знания». На наш взгляд, оно носит волновой, энергоинформационный характер, что позволяет пользоваться им всеми, начиная от маленьких детей, про которых в таком случае говорят – «вундеркинды», до умудренных опытом старцев, про которых мы бы сказали – «просветленные».
Параграф № 40. Иерархия Духовного познания:

При этом по известному Закону жесткой Иерархии бытия русскими усвоены были, прежде всего, властные особенности – тоталитаризм татаро-монгольского устройства власти. «Поскреби русского и обнаружишь татарина», - это верно только с иерархической точки зрения, ибо абсолютизм у нас в крови, как и «преданность универсальным аспектам Бытия». Русские внутренне консервативны. Не случайно партия «Единая Россия» сделала консерватизм своей центральной идеей. И это правильно – для нашего народа. Для законопослушных немцев «либерализм» лучше, а для нас лучше - «консерватизм», иначе кривая русской расхлябанности приводит к появлению на государственной арене таких шутов, как Жириновский или таких событий, как пожар в пермском кафе «Хромая лошадь».

Интуитивно русские всегда догадывались о консервативном устройстве Бытия. Они прозревали «Антропный принцип» мироздания еще задолго до его открытия в ХХ веке.

Афанасий Фет писал:

«Что такое день иль век перед тем, что бесконечно,

Хоть не вечен человек, то, что вечно, - человечно!»

Отличие христианского Бога от Богов всех других религий в уникальном антропоморфизме Христа. К нему можно обращаться как к близкому человеку, как к другу, понимая, что Он тебя любит…

Индуизм и буддизм не понимают такого Бога-Личность, там Высшее Существо – абстрактная сущность, с которой нужно слиться ценой сложных психических медитаций. Аллах в Мусульманстве и еврейский Йегова также не имеют человеческого облика, их даже запрещено изображать.

Православие близко нам своей человеческой сущностью – возможностью обратиться напрямую к Богу как к Личности и при должном духовном развитии услышать адекватный ответ на свой вопрос.

Именно поэтому Русь и избрала своей религией Православие, потому что это наиболее близкая её менталитету психологическая общность.

Параграф № 41. Традиция преданности универсальным аспектам Бытия:

Наследование этой традиции оказалось слишком долгим. Советский режим, повторяющий многие властные аспекты Московского Царства (чего стоит один перевод столицы из Санкт-Петербурга – в Москву) унаследовал свой абсолютизм от царского строя, а тот его – от татаро-монгол в эпоху Киевской Руси. Власть в России всегда должна иметь авторитарный оттенок, ибо справиться с несущим в душе зерно анархии народом, иным способом просто не возможно.

Просветление славянской мудрости не одном опыте славян было основано. Думается, что неподтвержденные до сего дня наукой сведение о северной Гиперборее и «северной традиции» русской культуры - это реальный факт нашей истории, который еще не пришло время открыть.

Ледовитый океан и в историческом (история Гипербореи), и в материальном смысле (ресурсные запасы океанического шлейфа) хранит до наших российских Экстремумов свои богатства, чтобы открыть их, когда настанет время.

Многие ссылаются на известную фразу М. Ломоносова, что в грядущем Россия своим богатством будет произрастать из-за Сибири, но редко приводят конец этой фразы – и « из-за Ледовитого океана!»

В метафорической форме именно об этом пишет Осип Мандельштам:

«Я получил блаженное наследство – чужих певцов блуждающие сны;

Своё родство и скучное соседство мы презирать заведомо должны.

И не одно сокровище, быть может, минуя внуков, к правнукам уйдёт.

И снова скальд чужую песню сложит и как свою её произнесёт».

Чтобы выжить мы должны наследовать традицию, но органично, произносить, как свои, «чужие песни», переданные нам от предков. Тем более, что нить этой традиции тянется глубоко во внутрь истории к космическим богам.


Параграф № 42. Творческое просветление (инсайт) Киевской Руси:

И это, естественно, «Слово о полку Игореве». Протест против анархии и самоуправства князей, от которого страдает, прежде всего, народ, – это жемчужина русской литературной словесности, поскольку «непродуманность в России любых реформ сверху» – характерная черта страдания её народа на протяжении всей истории. Современная история, в этом отношении, – отнюдь не исключение. Наша Перестройка демонстрирует этот закон сегодня в полную силу.

Инсайт – это огненная вспышка в сознании человека, это озарение. Вот как об этом писал поэт:



«Огонь пылает в человеке, его унять никто не мог.

Тебя назвать не смели греки, но чтили: «Неизвестный Бог!»

Древняя греческая духовность была открытой системой, ибо даже предполагала наличие в себе Неизвестного бога, которому в древней Греции поклонялись, как и известным богам.

Христианство – также открытая система, ибо в нем неизвестным Богом выступает непознаваемая нами часть Бога-Отца, качество, принципиально непостижимое человеком в Боге-Отце. Поэтому славянская идея Триединости Божества так легко была принята нами в Православии с его центральной идеей духовной Троицы.

Не случайно эта идея так приветствовалась апостолом Павлом, видевшим в Риме статуи Неизвестному Богу.

Открытость христианства предполагает наличие в Троице некой непознаваемой сущности, которая вечно будет вести христианских богословов вперед, ибо это знание одновременно познаваемое и непознаваемое вместе.

Кроме того, «троичность» имеет метафизическое основание в нашей философии, в которой «система есть единство двух противоположных элементов при условии наличия третьего, гармонизирующего их противоречия при адаптации к меняющейся реальности».


Параграф № 43. Жертвенность духовного творчества Руси:

К жертвенности русским было не привыкать, ибо она заложена в наш менталитет как следствие собственного анархизма и свободы воли, завещанной нам от Бога. Способность приносить личные жертвы во имя всеобщего блага возносит Россию в ранг мировых держав не по вине политического руководства, а вследствие особенностей народного менталитета, привычки русского человека к анархической свободе, оборачивающейся «бунтом, бессмысленным и беспощадным». Пожиная плоды этого бунтарства, народ идет на жертвы. На эту жертвенность рассчитаны и все реформы власти, осуществляющей преобразования только за счет терпения народа и его способности жертвовать всем своим во имя России.

Мудрый Пушкин хорошо разобрался в этом вопросе:



«Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, в заботы суетного света он малодушно погружен».

Обратим внимание в этом отрывке на два понятия:

- «священная жертва»;

- «бог Аполлон».

Любое творчество – это личная жертва творца. Инспирирует его у Пушкина языческий бог, что, очевидно, близко к языческим представлениям Руси, характерным для тех времен.

Аполлон – не только бог, отвечающий за красоту и творчество, он – бог гармонии, равновесия, становления и развития. Точно также и творчество, – это «система открытий», а не просто «воспитание», но и «испытание» самого художника, и его слушателей (зрителей). Без жертвы (ментальной) со стороны слушателей нет понимания смысла произведения, ибо без минимальной жертвы духовной творцу нельзя пробить материальную косность жизни, сделав её достойной отражения в Искусстве.



«Всё не по нашему свершается кругом. Недостижима цель в скитании земном.

Мы в думах горестно сидим на перепутье, - что поздно мы пришли, что рано мы уйдём!» - горюет Осип Мандельштам.

Вся материальная жизнь человека – это цепь постоянных жертв, только духовные поиски приносят ему Благодать, укрепляющую ему смысл его существования на земле.




Параграф № 44. Свобода творчества на Руси:

Кроме жертвенности другая его особенность - творческая свобода, раскачивающаяся от анархизма до осознанного принятия жесточайших вериг и самоотреченности. То, что народ в эпоху татаро-монгольских гонений не сошел с ума, объяснялось одним фактом – в народной душе «нехристи» осознавались народом как посланные от Бога по причине «грехов наших».

Творчество на Руси - это свобода. Особенно ярко эта идея звучит у Пушкина:



«И погружаюсь в сон, и в сладкой тишине я сладко усыплен моим воображеньем,

И просыпается поэзия во мне, душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит и ищет, как во сне, излиться, наконец, свободным проявленьем».

.



Вот паруса надулись, ветра полны, громада двинулась и рассекает волны,

Плывет… Куда ж нам плыть?»

Вопрос возникает не от отсутствия цели плаванья, а из-за того, что путешествие протекает в мире абсолютной свободы: плыть можно по множеству направлений, они все столь равнозначны, что трудно выбрать…

ПО сути достойной сакрального отображения в искусстве является любая часть профанной, материальной жизни, только надо отразить её так, чтобы зрителю (слушателю) был ясен её смысл, то есть, отношение к универсальным аспектам Бытия. Материальный текст при этом погружается в духовный контекст и становится произведением искусства.

Православный контекст в Московской Руси осуществлялся не постоянным диктатом Церкви, а тем, что Бог был в душе у каждого мирянина.

Даже борьба с Государственной Церковью, которую в то время развернули раскольники, несла чисто богословский характер, просто, исходя из духа «российского консерватизма» они не принимали реформ в православном богослужении, осуществленных патриархом Никоном.

Кто был при этом более свободен: раскольник - протопоп Аввакум или отодвинутый Алексеем Михайловичем от руля правления Московией патриарх Никон?

Этот вопрос влечет за собой более сложное вопрошение. Кто же более свободен: фанатик (вспомните боярыню Морозову с картины Сурикова) или прокладывающий путь в русло инноваций патриарх Никон? В России ответ не столь однозначен, как в других странах.

Истина на стороне тех, с которыми остаётся Бог. А Он, на наш взгляд, оставался с Аввакумом, судя по его ужасной судьбе. Но в России всегда так: чем хуже, тем лучше. Это страна - принципиально духовно-инновационная.
Параграф № 45. Механизмы становления Московского Царства:

Московское Царство – новый этап бытия Руси, время окончательного становления его государственности. Основные бифуркационные трудности – самовластие Ивана Грозного, польское нашествие и Церковный Раскол в ХУ11 веке.

Наряду с традиционными внутренними проблемами власти, появились новые опасности в лице внешнего врага – поляков и ещё одного нового «врага внутреннего» – нарушения целостности православного сознания, разделившего всех русских на два лагеря: старообрядцев и сторонников реформы патриарха Никона. Именно он позднее стал лицом официальной Православной Церкви в России.

Мишель Монтень когда-то так высказался о логике человеческих поступков, свойственной, к примеру, Ивану Грозному: «Величайшая трудность для тех, кто занимается изучением человеческих поступков, состоит в том, чтобы примирить их между собой и дать им единое объяснение, ибо обычно наши действия так резко противоречат друг другу, что кажется невероятным, чтобы они исходили из одного и того же источника».

Как примирить в Иване Грозном мудрость великого правителя, смертельную жестокость по отношению к людям, интерес к культуре (создание великой библиотеки, которую, правда, пока не нашли), убийство сына и недоверие к своим же женам? Казалось бы, это был один человек, а его поведение никак не объясняется личной индивидуальностью, а предполагает как бы многоликость и принципиальное отличие сознания в разные периоды жизни.

Многое может объяснить, гипотеза, что он был незаконным сыном своего отца и не имел прав на трон. Поэтому и так своевольничал, защищаясь от врагов, которые всё про него знали. Многое, но не всё. По крайней мере, одновременно жестокость, ум, хитрость и высокую культуру человека она не объясняет…

Мы в своей работе постоянно исходим из представления о динамике сознания, а, следовательно, о возможности человеку менять свою сущность в ходе её ментального генезиса.

Дмитрий Кедрин, рассказывая об истории создания храма Василия Блаженного (Храм Покрова на рву), приписывает Ивану следующую жестокость:

«А, как храм освятили, то с посохом в шапке монашьей, обошел его царь

От подвалов и служб до креста. И, окинувши взором его узорчатые башни,

«Лепота», - молвил царь, и ответили все: «Лепота!»

И спросил благодетель: «А можете сделать пригожей, благолепнее этого храма, другой, - говорю?»

И ответили зодчие: «Можем! Прикажи, государь!» - и ударились в ноги царю.

И тогда государь приказал ослепить этих зодчих, на земле, чтобы церковь стояла одна такова…»

И пусть эта ситуация исторически не подтверждается, она вполне в духе Ивана Грозного. Могло и быть, тем более, что зодчий был один – Барма Постник.



Параграф № 46. Динамичность универсального развития:

Так, например, в случае с патриархом Никоном сработала еще одна эволюционная закономерность: «Благами реформ в России никогда не пользуются те, кто их начинает». (Уничтожение Сталиным руководителей Октябрьской революции – наглядный тому пример). Медленное эволюционное начало в российских реформах отвергает и тех, кто их начинает, и тех, кто их заканчивает. Реформы Никона Церковь приняла, а его самого сослали и выкинули из круга иерархов Церкви.

У нас существует обманчивое представление, что реформы в России начались только с Петра Первого. На деле очень многое для того, чтобы открыть Россию для Запада, сделал отец Петра – царь Алексей Михайлович.

Наследование идей – закон эволюции развития систем. Петр можно сказать, что «до своего опыта приобрел»

прозападную ориентацию. В этом была высшая логика, обеспечивающая динамичность развития России. Киевская Русь ориентировалась на Запад, даже жен князья брали оттуда. Петербургская империя подхватила эту традицию, отсутствующую в Московском Царстве.

Петербургскую империю выстроил французский язык, на котором говорили дворяне, имевшие право свободного выезда за рубеж. На науку это повлияло положительно, но на социум – нет! Побывав в Париже, декабристы разбудили Герцена, он развернул антимонархическую агитацию, приведшую в конечном итоге к Октябрьскому Перевороту. А от него нас отделяли 74 года до Перестройки, перечеркнувшей все дела большевиков.

Отлучение от русского языка, как метко заметил О. Мандельштам, имеет в России характер отлучения от Истории. Если тот «новояз», на котором говорит сейчас большинство молодежи, поднимется на щит интеллигенцией (а, судя по телевидению, это так и есть), то Россия не выполнит своей исторической миссии и будет жестоко наказана Высшим Провидением.

Я уверен, что любая закрытая социальная система, прежде всего, порождает собственную «смертельную тоску».

Хорошо, что Московское Царство имело выход в Петербургской империи, но плохо, что при этом с водой выкинули ребенка – древнее Православие, ставшее в Империи не свободной Церковью, а придатком государственного механизма. На месте патриарха оказался «прокурор Синода». Так Церковь в России впитала в себя злую долю любой социальной системы - её «институциональное проклятие», её смертельную тоску.
Параграф № 47. Преемственность православных идей:

Патриарх Никон погорел не из-за того, что начал реформы, а потому что получил на Руси слишком большую власть - был по сути соправителем России наряду с Алексеем Михайловичем - отцом Петра Первого. Поскольку нарушалась заповедь: «Кесарю – кесарево, а Богу – Богово», он в итоге пострадал, а христианская идея в Московском Царстве восторжествовала в пореформенном виде.

Однако его реформы породили Раскол, внесший в единое христианское русское сознание такую пропасть, что она, в конце концов, привела к появлению совершенно новой цивилизации на Руси – Петербургской империи, в которой народ и верхушка общества говорили «на разных языках». Этот Раскол в Культуре привел к Октябрьскому Перевороту и к неоправданной жестокости народа по отношению к своей дворянской интеллигенции. Они как будто расправлялись с инопланетянами, а не со своими русскими барами, в которых раньше твердо верили: «Вот приедет барин, барин нас рассудит…»

Чем дальше Империя была от Православия, тем сильнее ударила по ней мощь российского бунта, бессмысленного и беспощадного…

Революция не была бессмысленной, ибо Россия, благодаря ей, расквиталась с марксизмом, показав на деле глупость экономической детерминизма социальной жизни, навязываемой народу марксистами. Царь был злодейски убит, крестьяне жгли помещичьи усадьбы, даже там, где помещики им ничего плохого не делали.

Но про Бога забыли и те и другие, чем и объясняется взаимная жестокость и красных и белых. Ну и разность культур, о которой уже было сказано…

Бога за ненадобностью в построении «Царства Божьего на земле – коммунизма» выкинули большевики. Ни к чему хорошему в России это не привело…

Русскому народу тогда удаётся построить что-то путное в социальном плане, когда между Государством и Церковью существует, если не «симфония», то хотя бы взаимопониманием и уважение.

Смуты, Раскол, Революции и Перестройки в России всегда – результат прерывистости христианской преемственности! А это по большому счету – прерывистость Культурной Преемственности.

Когда Павел Коган писал о «лобастых мальчиках невиданной революции», обреченных в 25 лет быть «внесенными в смертные реляции», он был дважды прав: и в историческом смысле (их гибель на войне) и метафизически (они погибли, потому что сами стали жертвами неправого дела).

Пусть они принесли свои жертвы, но не напрасно: в войне мы победили, да и марксизм дезавуировали перед всем миром.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница