Первоапельский розыгрыш



Скачать 80.72 Kb.
Дата08.11.2016
Размер80.72 Kb.

Владимир Бурдин. «Первоапрельский розыгрыш»

. - -


ПЕРВОАПЕЛЬСКИЙ РОЗЫГРЫШ

По пути в город Зареченск ко мне заглянул Сашка Башилов. Сашка человек необычный, редкий день у него проходил без шуток и смеха. В его родном селе Водицы нет ни одного заметного человека, которого бы он не разыграл, или ядовито не высмеял. Я привык к его необузданной страсти видеть во всём юмор и насмешку. Мне и самому от него не раз перепадала весомая доля насмешки. При этом она часто носила справедливый, хотя и не всегда добродушный характер.

-Привет, отшельник, как поживаешь в своём захолустье, когда уже твои трущобы получат статус европейского заповедника человечества? – с порога был слышен голос Башилова.

-Заходи, пересмешник, всё язык свой точишь, имей в виду слишком острой бритвой и себя можно поранить.

-Да ладно, я к мелким укусам привычен, шкура задубела, а ты на серьёзный укус не способен.

-Садись, Башилов, я тебе новый коктейль приготовлю, хочешь попробовать?

-Вроде уже не утро, можно и коктейлем разговеться, тем более, что я пешком шёл, просёлком тащился к тебе более пяти километров.

Я приготовил незамысловатый обед из вчерашних щей и жареной картошки. Свежего хлеба не было, обошлись чёрствыми горбушками. Достал два гранёных стакана, вынул из плетёной старинной корзинки пару куриных яиц, разбил ножом скорлупки и вылил каждое яйцо в отдельный стакан. Затем наполнил стаканы доверху водкой. Сашка смотрел на меня как смотрят зрители на Андрея Макаревича, когда тот ведёт программу «Смак».

-Ну и что это будет? Куриный плод, убитый алкоголем? – с иронией спросил Сашка.

-Это коктейль моего личного приготовления. Я ему даже имя присвоил – «Торнадо». Только не путай со смерчем над сушей в Северной Америке. В названии моего коктейля первые три буквы «Тор» от моей фамилии –Торопов, а второй слог «надо» говорит сам за себя. В общем, пей, надо! Башилов выпил стакан водки и тут же «закусил» куриным яйцом, находящемся на дне стакана.

-М да, неплохо, гортань смягчает, словно божья матерь ножкой прошла, а не солдат кирзовым сапогом.

После щей и жареной картошки Сашка закурил, а я стал расспрашивать о том, что нового в их селе Водицы, какие события происходят, кто, чем отличился.

-Ты знаешь, Серёга, был я недавно у нашего общего знакомого Михаила Ильича Сидоренко. Он по-прежнему не женился, живёт один, говорит некогда, литературным творчеством занят. Всё стихами да рассказами балуется. Правда печатается редко, то ли его «нетленки» не пользуются спросом, то ли денег ему не платят за его гениальные творения, не знаю.

-Но ведь он, как мне известно, читает свои стихи и в школе, и в библиотеке. А иногда выезжает в другие сёла, в райцентре бывает. В редакции газет частенько заходит. Говорит, что по его произведениям школьники сочинения пишут.

-Вот, вот, я тебе и расскажу сейчас о его реакции на одну газету. На днях у нас в Водицах была выездная редакция газеты «Зареченские новости», глаза раскрывала нашему неразумному читателю на средневолжскую глубинку. В интервью с нашим сельским «мэром» фамилия Сидоренко Михаила Ильича совсем не прозвучала. А он ведь член Союза писателей, личность в некоторых кругах известная. Обиделся писатель на нашего «мэра» Недосекина, сильно обиделся, не знает, как ему хвост скипидаром намазать. Вот и обратился ко мне. Говорит: «Ты не знаешь, Александр Петрович, - меня он всегда по имени отчеству называет, я ведь его не раз поднимал на смех за излишнюю самооценку, так вот говорит, - ты не знаешь, Александр Петрович, как бы пошутить над Недосекиным, да так бы, чтобы весь посёлок смеялся. Будет знать как достойных людей не замечать, нас, писателей, тем более членов Союза не так уж и много в посёлке, а точнее я один.» Вот, Серёга, мне и подумалось, что впереди первое апреля, давай разыграем самого писателя, я думаю, он поверит уж если не мне, то тебе обязательно. Да ещё расколем его на скромный банкетик.

-По поводу выпить на халяву, Башилов, ты превзошёл всех в округе. У тебя, небось, уже и сюжет розыгрыша готов, давай выкладывай.

Башилов не заставил себя упрашивать, под действием коктейля «Торнадо» он разгорался ярче костра в ночной тьме.

-Как можно задеть Недосекина с точки зрения Михаила Ильича, - начал Шурка, - надо издать, минуя Недосекина, какой-либо документ, касающийся писателя. Ну, например постановление Главы нашего района о присвоении члену Союза писателей звания почётного жителя села Водицы.

Сашка продолжил развивать эту тему, фантазия из него била фонтаном Петергофского каскада «Самсон, раздирающий пасть льву», пожалуй, столь же высоко и объёмно.

-Ну а я то чем тебе могу быть полезен в этом деле, - поинтересовался я у Башилова.

-Мне Михаил Ильич может не поверить, когда я ему скажу, что буду за него ходатайствовать перед Главой района, а тебе он поверит, ты всё же человек серьёзный.

Я согласился, на этом мы с Сашкой в тот день и расстались.


*** *** ***

Зима подходила к концу, всё чаще стояли оттепели, то там, то здесь на полях появились проталины. Особенно радовались наступающей весне синички и воробьи, их порханье стало веселей и жизнерадостней. Радовался приближению весны и Сашка Башилов, его замысел разыграть писателя обретал всё более реальные черты. Во второй половине марта он прикатил ко мне на своём видавшем виды «Запорожце».

-Привет, Серёга! Сегодня я твой коктейль «Торнадо» пробовать не стану. В Зареченск сейчас покачу, ты написал текст постановления Главы района? Поеду к знакомому мужику, у него компьютер есть, на нём и заделаем этот «исторический» документ.

Я дал Башилову лист бумаги, испещрённый моим неровным почерком. Сашка прочитал и кивнул головой.

-Разберусь, сделаем чин по чину. Я изготовил поддельный штамп, поставим оттиск на бумаге, не заметно будет, что это фуфло.

-Ты что, сам вырезал этот штамп, я и не знал, что ты уголовными делами занимаешься.

-Да брось, в Москве, как на Малой Арнаутской, тебе любой штамп сделают, только плати гроши.

К вечеру Сашка торжественно продемонстрировал мне «официальный» документ, на котором красовался текст постановления районного начальника. Черным по белому большими красивыми буквами было написано:



Постановление

Главы Зареченского района.

Учитывая выдающийся вклад члена Союза писателей в дело развития отечественной литературы и огромное влияние его (вклада) на воспитание подрастающего поколения постановляю:

1.Присвоить Сидоренко Михаилу Ильичу звание «Почётный житель села Водицы Зареченского района Средневолжской области».

2. Обязать Главу сельского округа Водицы Недосекина А.П. повесить на дом, в котором проживает член Союза писателей Сидоренко М.И. памятную доску с высеченным на ней Сидоренко.

3. Из фонда Главы района установить ежемесячную доплату к пенсии гр. Сидоренко М.И. в размере 150 рублей (не деноминированными рублями).

Настоящее постановление вступает в силу 1 апреля сего года.

Глава Зареченского района

Т.Н. Комолов.

Ниже данного текста стояла печать, вверху номер экземпляра и логотип администрации района.

-Ну, как, впечатляет? - спросил Башилов.

-Форма выдержана, смущает дата подписи, ведь сейчас ещё март, а там подписано первым апрелем.

-А мы этот текст пока показывать не будем, скажем, что есть лишь проект постановления. Поехали к Сидоренко, будем согласовывать за рюмкой чая.

А вот и квартира писателя. Он радостно впустил нас, по уговору с Сашкой я должен был первым начать разговор о задуманном.

-Михаил Ильич, мы вот думаем, что если бы тебе в районе присвоили звание «Почётный житель», причём помимо Недосекина, то он, пожалуй, зауважал бы тебя совсем по-другому, не забывал бы говорить о твоих заслугах в литературе.

Тут и Башилов вставил своё слово.

-Мы подготовили обращение к Главе района , перечислили все заслуги и указали на твой достойный образ жизни, отметили, что в порочных связях не замечен. Кроме того, я собрал подписи жителей в твою поддержку в своём доме и в соседних. Это сыграет важную роль в глазах районного руководителя.

Глаза писателя вспыхнули бенгальскими огоньками, на губах заиграла улыбка кардинала Ришелье, когда тот готовил козни против мушкетёров.

-А реально ли это сделать? Что с моей стороны необходимо предпринять? – взволнованно спросил Михаил Ильич.

-Думаю, что банкет за тобой, не поскупись. Мы же историческое дело для тебя затеяли, - слова Башилова утонули в россыпях благодарности писателя.

Предварительно позвонив Михаилу Ильичу первого апреля мы были у него в квартире и обмывали звание почётного жителя.

-Знаешь, Ильич, Комолов подписал это постановление с одним условием. Ты должен написать слова для гимна села Водицы. Он сказал, что это должно стать твоей ответной благодарностью не только жителям села, но и всему району, - Башилов был в своём репертуаре.

-Да я уже первые четыре строчки написал, с них можно начинать гимн. Как хорошо, что у нас с ним мысли совпали, правда? Как я этому рад , - душа поэта рвалась в заоблачную высь, казалось она ловила из вечного эфира столь же вечные слова для торжественной песни села Водицы.

-Так может ты прочтёшь нам своё творение, мы с Серёгой будем первыми, кто услышат незабываемый гимн.

Михаил Ильич открыл свою толстую тетрадь в старой ледериновой обложке, послюнил палец и нашёл нужный лист.


Посёлок Водицы прекрасен,

Он от воды берёт начало.

Нам никакой вражина не опасен,

На каждого врага у нас припасено мочало.


-Михаил Ильич,а для чего врагу припасено мочало?- спросил Башилов.

-Данную идею я в дальнейшем разовью, в следующем куплете. Но главное, какая рифма, согласитесь!

Мы согласились, пили и закусывали жареной рыбой. Банкетик получился достойным.

-Теперь ты, Ильич, иди к Недосекину и поставь его перед фактом, пусть знает, кто есть кто,- заключил свою праздничую речь на банкете Башилов.


*** *** ***

На следующей неделе Сидоренко весь отутюженный и до синевы выбритый пошёл к Недосекину. В кабинете Главы сельского округа были посетители, они ожидали решения их насущных проблем. Но Михаила Ильича это не смутило, наоборот, ему хотелось испить до дна чашу унижения сельского чиновника.

-Здравствуйте Алексей Павлович! – С определённым вызовом произнёс писатель, - Я к Вам вот по какому вопросу. Вы, наверно, уже знакомы с постановлением Главы района, - Сидоренко сделал ударение на слове района, - да, Главы района, о присвоении мне звания почётный житель села Водицы. Мне хотелось бы узнать, когда Вы изготовите доску с моим именем и прикрепите её на дом, в котором я живу?

Недосекин, человек крупной комплекции, его большая голова сидела на шее как у Ивана Поддубного, его тело еле вмещалось в кресло рижской мебельной фабрики. При каждом движении хозяина кресло под ним гнулось и качалось. После слов писателя Недосекин всем телом повернулся к нему, расправил могучую шею, замигал маленькими , глубоко посажеными глазами и спросил ?

-Какая доска, какой почётный житель, о каком доме Вы говорите? Повторите!

-Я же говорю Вам, мне Глава нашего района Трофим Николаевич Комолов присвоил почётное звание. На руках у меня имеется его постановление. Вот здесь три пункта. Вас он обязывает на мой дом изготовить и прикрепить памятную доску. Вот официальная печать и его подпись .

-Послушайте, откуда у Вас эта бумажка , где Вы её взяли?

-Мне Александр Петрович Башилов привёз это постановление, они вместе с Сергеем Ивановичем Тороповым были у Комолова, хлопотали за меня.

Эти слова привели Недосекина в состояние, близкое к истерике. Он откинулся на спинку своего древнего кресла и захохотал как Демон в одноимённой опере в исполнении Бориса Штоколова.

-Вы с ума сошли, ха-ха- ха , у Вас крыша со стропил съехала, ха-ха-ха. Какая к чёрту памятная доска, какая табличка, какой почётный житель нашего села. Такого никогда не было и никогда в жизни не будет. Вы что, не знаете Сашку Башилова, этого насмешника. Посмотрите на число, которым эта хреновина подписана. Здесь же написано - первое апреля, неужели Вас это нисколько не насторожило?

Кресло под Недосекиным стонало и плакало, оно молило о пощаде, оно вот-вот должно было рассыпаться на несуразные части. Наконец Недосекин успокоился и посмотрел на Михаила Ильича взглядом пожилого опытного психиатра.

-Идите, Михаил Ильич, и не смешите меня больше. Пишите свои стихи и поэмы, я не знаю, что теперь будут говорить о Вас в нашем селе, - и он выразительно посмотрел на своих посетителей, которые безмолвно продолжали сидеть в сторонке от стола начальника.

Известный поэт, член Союза писателей вышел из кабинета Недосекина не попрощавшись, он затаил невыносимую обиду на Сашку Башилова . С того памятного дня он не называл его больше по имени и отчеству и к себе не приглашал. И со мной долгое время не общался. На днях всё же позвонил мне и сказал, как будто мы вчера только расстались:

-А как же ты Сергей, поддался на удочку этого проходимца Башилова? Уж от тебя-то я этого не ожидал, стыдно!



Я не стал оспаривать его суждения и перевёл разговор на другую тему.

13 февраля 2005 года .

Ново-Никитское.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница