Персонажи (пейринг): гп/ТР(В), тр(В)/нмп рейтинг: r тип: Слеш Размер: Миди Статус



страница3/3
Дата31.10.2016
Размер0.59 Mb.
1   2   3
Глава 7. Единение.

POV Волан-де-Морта.

Что бы уничтожить крестражи, мне пришлось заново перечитать все записи моего знаменитого предка (дедушка Салли – просто гений!). Когда мальчишка мельком увидел эти пресловутые записи (зря я припёрся с ними в гостиную, ох, зря…), он с размаху хлопнул себя рукой по лбу (всё равно там нечего травмировать), и потребовал их сжечь (инквизитор драконов, ***!).

- Да, ни за что! Я лучше заставлю своих Пожирателей разносить подарки магглам на Рождество!

- Боюсь Том, если мне понадобится, они ещё и рождественские гимны распевать будут! Ты дал мне Непреложный Обет. А моя миссия требует полного уничтожения любых знаний о крестражах.

- Паршивец! – буркнул я, скрипя зубами.

Крестражей мне было не жалко (можно же потом ещё наделать!!!), но вот записи Слизерина представляли собой невероятную ценность (да их продать - богаче Малфоев станешь!). Я нашёл их в логове василиска, ещё когда учился в Хогвардсе. На древних, ломких пергаментах было всё (кроме рецепта хорошего кофе)! Записи о строительстве Хогвардса (просто анекдотические переругивания Слизерина и Гриффиндора), забытые тёмные заклинания (например: как заставить ноги недруга пинать собственную задницу!) и высшие зелья (Северус за эти рецепты оденет розовую балетную пачку, и исполнит главную роль в «Лебедином озере» перед всем Хогвардсом!!!), алхимические изыскания по созданию философского камня (но такие запутанные, я так и не понял), и многое-многое другое (крайне полезное заклятие от чирьев на з…, кхм, в общем, всякое!). У меня рука бы не поднялась на подобные сокровища, о чём я и сообщил Поттеру (исключительно цензурно! Для злодея…).

- Зачем же рука,? Что мы, магглы? Есть же палочка! – нагло сверкая своими глазищами (ладно хоть лимонную дольку не предложил), заявил мальчишка.

Для уничтожения крестражей мы использовали метод Слизерина. Необходимо было крайне ядовитое зелье, приготовленное на огне саламандры (без Снейпа, как без рук!). На изготовление зелья понадобилось около двух недель (я даже успел привязаться к гриффиндорской заразе!). И наконец, день уничтожения крестражей настал (Мордред, неужели я это делаю?!).

В моих апартаментах, в поместье Малфоев (ну, нравится мне у них жить, что теперь делать?), был установлен большой котёл с отвратительной на вид жижей (по виду, туда сморкались всем Хогвардсом). Все крестражи и записи Слизерина выстроились ровным рядком (точнее, Поттер их выстроил, командир ****) на небольшом столике неподалёку. Нагини тоже была рядом, заключённая в прозрачную магическую сферу (а что б не смылась!!!). Её было бы достаточно просто прикончить (Авада Кедавра – и нет проблем!), но мальчишка настоял, что бы её тело так же было уничтожено, как и остальные хранилища частичек моей души (а я-то губу раскатал на новые ингредиенты для опытов). Начать мы решили как раз с неё.

Покрепче сжав палочку (волнение и всякое такое), я направил на Нагини смертельный зелёный луч (только бы не отразился… только бы не в меня…). Змея и вякнуть не успела (она всегда тормозила). Как только луч проклятия коснулся чёшуйчатого тела, я почувствовал невероятное тепло разливающееся в груди (и совсем немного в паху, хех!). Это не было похоже на то, что я чувствовал, когда узнал о гибели Поттера. В этот раз всё было иначе. Когда в котле оказалась чаша Хаффлпафф, я задрожал (как представил сколько она стоила!). Мне казалось, что я сгораю. Я даже весь покрылся испариной. С уничтожением тиары Рейвенкло, силы меня оставили. Я опустился на колени перед котлом (буквально преклоняюсь перед этим страшным зельем), и посмотрел, невольно закрывающимися, глазами на Поттера.

- Том, тебе нехорошо?

- Я… я больше не могу.

Признавать это перед врагом было просто отвратительно (я никогда и не перед кем не показывал слабости).

- Закончи сам, Поттер.

Я нервно сглотнул и облизал пересохшие тонкие губы, что бы хоть немого освежиться (и чего бы мне было не дойти до ванной?). Мальчик-Которому-Больше-Всех-Надо, коротко кивнул и взялся за медальон Салазара (прости дедуля!). Мне оставалось только прикрыть глаза, погружаясь в захватившие моё тело ощущения. Как гриффиндорец уничтожал кольцо, я уже не видел (и вовсе я не в обмороке был! Просто вздремнуть решил. Вот!). Обессиленный, я окончательно сполз на пол. В голове билась только одна мысль (я убью тебя, Поттер!) – даже если я не выживу, я всё равно вернусь!

Конец POV Волан-де-Морта.

***


Гарри смотрел на лежащее его ног существо. Как только перстень Слизерина опустился в кипящую жижу, напоминающую забродившее болото, лорд Волан-де-Морт провалился в некое подобие транса. Юноша не мог понять нормально ли подобное состояние для соединения разорванной души, но и сделать он ничего не мог. Тогда Гарри убрал котёл в угол комнаты, и осторожно присел рядом с Тёмным Лордом. Тонкая рука неуверенно прикоснулась к абсолютно гладкому черепу, обтянутому гладкой бледной кожей. От, закутанного в простую чёрную мантию, тела шёл жар.

Поттер, помедлив, направился в ванную комнату. Смочив небольшое полотенце холодной водой, он вернулся к бессознательному телу Тома, и принялся обтирать его лицо и шею. Тёмный Лорд лежал на боку и Гарри было крайне неудобно. Палочка Тома лежала неподалёку. Помедлив, но всё же решившись, юноша поднял чужую палочку, внимательно изучая. Она была не похожа на его палочку внешне, но Гарри чувствовал эту палочку так же, как и свою. От пробного взмаха посыпались золотистые искры, что несколько воодушевило Мальчика-Кторый-Не-Был-Уверен-Что-Стоит-Трогать-Чужое. Отлевитировав Тома в спальню, на кровать, Гарри попытался стянуть с него мантию, что бы тело не перегрелось. Освежительных чар он не знал, но мог попытаться протереть Волан-де-Морта холодной водой. В процессе «раздевания», у Гарри даже пару раз мелькала мысль окунуть Лорда в ванну полностью, но пришлось от подобного отказаться, Тёмный Лорд мог не перенести столь радикальной смены температуры.

Под мантией у мужчины ни оказалось больше ничего из одежды. Гарри смущённо рассматривал костлявое полузмеинное тело, вспоминая, как Том выглядел, когда он в него вселился. Перед глазами вспыхнули мускулистые бёдра, подтянутый живот, аккуратные руки с тонкими красивыми пальцами. С некой долей досады, Гарри обнаружил, что воспоминания об обнажённом мужчине вызвали лёгкое возбуждение, а в висках застучали маленькие, но крайне назойливые молоточки. Фыркнув, юноша вышел в гостиную. Его никогда раньше не привлекали мужчины. Ну, может только Седрик, или Сириус. Но он скорее просто оценивал их внешний потенциал, нежели думал о них в сексуальном плане. А Тёмный Лорд был красив. Гарри помнил, как на втором курсе, в Тайной Комнате они впервые встретились лицом к лицу. Помнил, как Том Реддл насмешливо щурил тёмно синие, почти чёрные, глаза. Как его идеальное лицо искажалось в гневе, когда он понял, что не выживет. Уже тогда Гарри считал его привлекательным. Впрочем, как и многие до него…

Поттер подошёл к погасшему камину и оперся на него плечом. Всё было неправильно! Совсем не так просто, как хотелось бы. Но выбора не было. Как всегда. Кинжалы на стене призывно поблёскивали, будто просясь в руку. Гарри потянулся, и с лёгкостью вынул один, из оставшихся на стене ножен. Кинжал был в меру наточен. Идеально.

Когда юноша зашёл в спальню, он поражённо застыл. Пока он отсутствовал, трансформация почти завершилась. На шёлковых серебристых простынях лежал самый красивый мужчина, которого Гарри довелось видеть. Высокий, стройный, небольшие, но идеально упругие мускулы, густая копна иссиня-чёрных волос, мягкими волнами расплескалась по подушке. Взгляд Гарри невольно скользнул по стройным крепким бёдрам, и ненадолго задержался на паховой области. Разбуженное воображением, и отрывками воспоминаний, возбуждение вернулось. Рука судорожно сжимавшая кинжал, вспотела. Гарри подошёл ближе. Ему, вдруг, захотелось проследить губами идеальные тонкие скулы, а может быть, позволить себе немного больше. Кончик кинжала осторожно заскользил по мягкой щеке, медленно спустился к впадинке между ключиц, нежно обвёл розовый, мгновенно напрягшийся, сосок с левой стороны груди. Так просто. Всего один удар, и жизнь безжалостного Тёмного Лорда оборвётся. Но Гарри знал, что ещё не время. В нём самом ещё жила частичка души Тома Реддла. Если сейчас пронзить эту идеальную кожу, он вернётся. Ничего не выйдет. Всё может рухнуть. Он может создать ещё кучу крестражей. Принести ещё больше зла.

Тело Тома выгнулось дугой, забилось, как будто он старался за что-то зацепиться. Гарри быстро спрятал кинжал между подушками, и навалился на мужчину, стараясь его удержать. По телу Волан-де-Морта прошли несколько судорог, и он обмяк, ненасытно хватая ртом воздух. Гарри поднял голову, что бы убедиться, что всё в порядке, и натолкнулся на ответный взгляд всё таких же, как и раньше, красных глаз. Этот цвет определённо не шёл к лицу наследника Слизерина. Это был не его цвет.

Гарри внезапно осознал, что лежит на совершенно голом мужчине, и бесстыже любуется его лицом. Юноша покраснел, и попытался откатиться в сторону, но сильные руки обвили его талию удерживая, и заставляя смущаться ещё больше.

- Кажется, всё закончилось.

Из голоса Тёмного Лорда пропали все шипящие звуки, и он журчал и завораживал. Всё закончилось? Нет. Всё только начинается.

- Да, мы это сделали. Мы уничтожили крестражи, - прошептал Гарри, смущённо отводя взгляд.

- Отлично. Значит, я свободен от Непреложного Обета?

Поттер почувствовал, как всё ещё горячая рука Тёмного Лорда, пробралась к нему под рубашку, и принялась выписывать на спине непонятные узоры. Гарри задрожал от нахлынувших ощущений.

- Свободен. Да-а…

- Не бойся, малыш, я не собираюсь убивать тебя прямо сейчас. Я много думал за последние недели, что мы провели вместе… Я хочу, что бы… ты был моим! И только МОИМ!!! Ты уже мой…

Том перекатился, накрывая горящее возбуждением тело Гарри своим, не менее возбуждённым. Он склонился над юношей и чуть прикусил его нижнюю губу, заставляя приоткрыть рот и сдаться. Гарри застонал, впуская язык своего врага, и попутно позволяя мужчине себя раздевать. Поттеру казалось, что руки мужчины повсюду. Вот они погладили напряжённые соски, а в следующий миг, они уже грубо разминают, поджавшиеся от неожиданности, ягодицы. Мужчина яростно впивался в губы Гарри, словно хотел выпить кусочек своей души через рот. Когда Лорд, наконец, оторвался от него, Гарри был полностью обнажён. Щёки его горели, а руки стискивали скользкую простынь.

- Ты великолепен, несмотря на то, что это не твоё тело. Ты родился для меня. Ты МОЙ Избранный. Мы идеально дополняем друг друга. Как чёрное и белое, как свет и тьма, как добро и зло.

- Не слишком банально, - сумел выдавить Гарри, задыхаясь.

- Возможно. Но ты никогда не думал, что банальности – это прописные истины? Если что-то банально – это правильно, это просто. Хочешь ещё банальность?

Гарри смог только кивнуть. Думать ему совсем не хотелось. Хотелось близости тел, и жара, и азарта, хотелось отдаться агонии и забыть обо всём.

- От любви до ненависти, один шаг.

- Это признание?

Юноша чуть не рассмеялся, до чего абсурдной была ситуация.

- Никогда! Никогда, слышишь!! Я не умею любить!!!

- Не надо. Не смей ко мне привязываться. Просто отымей меня и всё!

Гарри уже не смог бы смутиться сильнее, и поэтому слова дались легко.

А потом было всё. Были головокружительные поцелуи и яростные ласки, горячие тела, трущиеся друг о друга, и протяжные стоны, в которых невозможно было опознать слова. В какой-то момент Гарри очнулся, обнаружив, что страстно сосёт изящные пальцы Тома, а тягучая струйка слюны ползёт по подбородку. Довольно небрежная подготовка, и вот, Тёмный Лорд уже врывается в его тело, заставляя кричать от дикой смеси боли и удовольствия. Сумасшедшие звериные движения, практически борьба… Вот в такие моменты, Гарри готов был поверить в «банальности»! Банально, но ни один из них не выдержал долго. Они кончили практически одновременно, и так же одновременно замерли, не в силах пошевелиться, остывая после секса.

Ну вот и всё… Уже поздно жалеть…

Рука Гарри небрежно скользнула между подушек, и нащупала прохладную металлическую рукоять ножа.

- Надо наложить очищающие чары, - вздохнул Волан-де-Морт.

Он чуть приподнялся, и начал озираться в поисках своей волшебной палочки, которая нашлась там, где её оставил Гарри, на прикроватной тумбочке. Том взял её и произнёс заклинание. В следующий миг, в его грудь по самую рукоять вошёл кинжал, с зелёным камнем в этой самой рукоятке. Тёмный Лорд неверяще смотрел в карие глаза Гарри Поттера, Мальчика-Который-Всё-Таки-Убил-Волан-де-Морта. Его охватила дикая ярость, в тот момент, он не вспомнил бы даже своего имени, не то что бы, наличие в этом мальчишке надежды на возвращение.

- Ах, ты поганец!

- Прости, Том…

Гарри знал, что будет дальше. Он идеально рассчитал ситуацию, и характер Тёмного Лорда. Может, шляпа не зря отправляла его в Слизерин?

- Авада Кедавра!..

Подпись автора

Глава 8. Возвращение.

Сад был чудесный, ухоженный, и одновременно, в меру заросший различными дикими растениями. Был солнечный тихий день, и множество бабочек кружило под сводами фруктовых деревьев.

Гарри неспешно шёл вперёд, уверенный, что выбранное им направление, приведёт его куда надо. Внезапно, рядом послышался детский смех. Гарри остановился, и вгляделся в переплетение низко висящих ветвей. Маленькая белокурая девчушка лет пяти смешно подпрыгивала, стараясь достать яркое спелое яблоко.

- Эй, привет. Тебе помочь?

Девчушка заулыбалась несколько щербатой улыбкой и быстро закивала головой. Гарри подошёл поближе, и с лёгкостью сорвал красное яблоко, передавая его в тёплые маленькие ладошки.

- Спасибо! А как ты сюда попал? – радостно пискнула девочка.

- Я не знаю. Я даже не знаю, где я нахожусь.

- О-о-о, ясно! Ты не знаешь, но ты здесь! Это весело!!!

- Не думаю, - покачал головой юноша.

- Хочешь, я поделюсь с тобой яблоком?

Казалось, девочка не обращает внимание на то, что Гарри ей сказал. Она была такая весёлая, такая жизнерадостная, что и он невольно улыбнулся. Яблоко уже было разделено на две половинки, непонятным способом. Девочка протянула одну половинку Гарри, всё так же продолжая улыбаться. Он уже почти коснулся её, когда в тишину сада прорвался возмущённый голос:

- Ева!!! А ну не смей!

Девочка хихикнула, но половинка яблока так и осталась зажата у неё в руке. Гарри застыл, будто скованный неведомым заклятием. Перед ним появилась смутно знакомая безобразная старуха. Она всё охала и бормотала что-то себе под нос.

- Негодница, - наконец выдала она, обращаясь к девочке.

- Я же пошутила бабуля! – надулась та.

- Бесполезно, - старуха махнула на девочку рукой, и уставилась на Гарри. – Вот ты и вернулся, мальчишка.

- Простите, мадам, но разве я тут бывал?

- Бывал, да не запомнил, - проворчала старуха.

Затем, она протянула Поттеру пустую корзину, и кивнула в сторону нескольких яблонь со спелыми плодами.

- Я тебе помогла однажды. Так выручи сейчас ты меня. Набери, вот, в лукошко, да смотри, что бы только красные.

Гарри, пожал плечами и взял корзину, совершенно ничего не понимая. Корзина наполнилась довольно быстро, и Гарри поспешил к поджидавшей его старухе.

- Вот, мадам, я набрал.

- Хорошо. Считай, что расплатился за тот случай. Как бы не я, всё могло бы сложиться по другому, - проскрипела старуха.

- Я не понимаю, о чём вы говорите, - нахмурился Поттер.

- Знамо дело. Если бы я тебя не ПРИБРАЛА тогда, может и не победил бы ты своего врага заклятого. Сгинули бы оба, а так, хоть одна жизнь, но спасена. А может и больше! Мне работы меньше… Редко кому я помочь могу, да и не любят меня, но ты не серчай на старуху. Я не решаю когда, я решаю как. И не всем тихий сон подарить могу.

- Простите, я всё равно не понимаю.

Старуха внимательно посмотрела на него, а потом лукаво подмигнула.

- Ах, я старая карга! И не представилась ведь! А тебе уже пора, милок. Вот возьми яблочко на дорожку.

Гарри неуверенно взял одно из красных яблок, выглядело оно вполне безобидно, и он рискнул надкусить. Мякоть была сладкая и сочная, чуть розоватого оттенка.

- Благодарю, мадам.

- Пустяки. Я люблю яблоки. И Ева тоже.

До этого молчавшая, девчушка снова хихикнула.

- Ну бывай, мальчик, свидимся ещё.

Гарри хотел ещё кое-что спросить, но ни старухи, ни девочки уже не было, а сад быстро заполнялся густым туманом.

***

ОН плыл в белом холодном тумане. Тела не было, но ОН чувствовал этот мокрый холод. Не было зрения, но ОН видел размытые тени вокруг. Слуха тоже не было, но и это не мешало ЕМУ слышать шёпот. Шептали это тени, или это был кто-то иной – ОН не знал. ОН не помнил ни своего имени, ни что это вообще такое. Просто плыть было намного приятнее. Ни о чём не думать, ничего не хотеть. Только белая пелена, тени, шёпот…

- Здравствуй, родной! Пришло время снова вспомнить. Вспомни себя, Гарри Поттер.

Да, Гарри всё вспомнил. Последние полтора месяца у Тёмного Лорда, туман, Мать, и обещание помочь уничтожить крестражи и знания о них.

- Я всё сделал.

- Да, ты сделал всё, о чём я просила. Теперь, тебе полагается награда.

- Вернуться и вернуть…

- Верно. Просто пожелай вслух, и я услышу везде, и всегда.

- Я больше не крестраж Тома?

- Ты целый. Как и он.

- Что с ним будет теперь?

- Ничего. Он просто будет спать, как и остальные.

Тут, Гарри вспомнил свой предыдущий визит в ничто.

- А могу я его увидеть?

- Смотри.

Призрачное тело было крайне чётким, совсем не таким, каким он видел Сириуса. Казалось, что Том Реддл просто прилёг поспать. Вот только, он уже не проснётся! Вернее, проснётся в новом теле, станет новой личностью. И больше не будет злобного Тёмного Лорда, жарко шепчущего на ухо Гарри: «МОЙ!».

- А Сириус? Он уже «проснулся»?

- Нет. Он пока спит. Я подумала, что могу сделать тебе ещё один подарок.

- Какой?


- Я не могу сказать, как его будут звать, когда он родится. Но я сделаю так, что ты поймёшь!

- Я смогу его узнать?

- Ты поймёшь. Тебе пора, если ты действительно хочешь вернуться. Я буду ждать твоих слов. До встречи, мой сын.

Знакомый полёт, прервал прощание Гарри на полуслове.

***

Сознание вернулось одним рывком, будто кто-то дёрнул Гарри на себя. Он широко распахнул глаза и попытался сесть. Попытка не увенчалась особым успехом, поскольку на его животе кто-то лежал. В воздухе ощутимо пахло свежей кровью, и Поттеру сделалось нехорошо. Он с трудом отпихнул тяжёлое тело Реддла, и опрометью кинулся в ванную. Желудок был пуст, поэтому, Гарри отрыгнул только горькую желчь. Телу было противно, душе ещё хуже. Он помнил только смутные, туманные образы. Вроде, он с кем-то говорил, но кто это был, он и представить не мог. Умывшись, юноша уставился на себя в зеркало. На него смотрели типичные Поттеровские глазищи, насыщенного зелёного цвета. Невольно, вспомнилась поговорка, что «глаза – это зеркало души». Вот оно, доказательство, что пророчество исполнено. Он больше не Избранный. Он может начать всё с нуля.



Морщась от непонятных ощущений, Гарри вернулся в спальню. Тело Тёмного Лорда всё так же лежало на кровати, заливая серебристую простынь красным.

- Бесспорная победа Гриффиндора! – пробормотал Поттер, неотрывно глядя в застывшее, искажённое злобой и отчаянием, лицо своего бывшего врага.

Рука сама потянулась пригладить растрепанные волосы Тома. Они были мягкие, как перья совы, и чёрные, как ночь. Гарри сглотнул, шмыгнул носом, тронул подушечкой указательного пальца приоткрытые холодные губы, которые совсем недавно прикасались к его коже, ласкали, дарили тепло. Из глаз невольно брызнули слёзы. Как же так? Как он мог предать Тома? Убить Тома? Он ведь не хотел. Не хотел становиться убийцей! Убивать того, кто почти признался ему в любви!!!

Гарри попятился прочь от кровати. Он молнией вылетел в гостиную, и принялся с остервенением дергать ручку внешней двери. В замке что-то хрустнуло, и юноша вылетел в просторный коридор. Он не думал о том, что на нём нет ни нитки; что в поместье полно Пожирателей Смерти; о том, что его могут поймать, или убить. Он просто бежал по коридору, не в силах остановиться, и начать соображать. На пути у него встала высокая фигура, и Гарри со всего размаху впечатался в сухощавое тело, в чёрной мантии.

- Какого?...

Мальчик поднял глаза. Сверху на него смотрел «ненавистный» учитель зельеварения, двойной шпион, Северус Снейп. Минуту мужчина внимательно рассматривал странного юношу, а затем, его зрачки неверяще дрогнули:

- Пот… Поттер?..

Северус знал о больном мальчике, которого Лорду привёл Люциус, но у того мальчишки были карие глаза, да и мимика. У ТОГО мальчишки её вообще не было, а этот… Поттер! Живой Поттер!!!

- Профессор, вы то мне и нужны!

В голове у Гарри созрел новый, абсолютно безумный план.

- Что?.. Но как?..., - Снейп ничего не мог понять.

- Позже, профессор. Мне нужны заживляющие зелья и кроветворные, СРОЧНО!

***

Когда тело Тёмного Лорда было приведено в порядок: рана заживлена, а потеря крови восстановлена, Гарри невежливо выпихнул декана Слизерина за дверь. Руки тряслись, но слова звучали чётко и громко.



- Пусть он снова начнёт дышать. Пожалуйста, пусть он живёт!

Секунда, вторая, третья. Ничего.

- Пожалуйста, Том. Ты мне нужен…

Прерывистый вдох и… широко распахнутые тёмно синие глаза, с непониманием и обидой смотрели на Мальчика-Которого-Кажется-Любят-Боги.

- С возвращением, Том, - прошептал Гарри, вытирая слёзы.

Подпись автора



Глава 9. Надежда.

POV Волан-де-Морта.

Я открыл глаза и сразу же увидел своего «убийцу» (хотя, раз открыл, значит не умер! Или попал в Ад!). Зелёные глаза, как будто, впитали в себя мою Аваду (наверное, всё же Ад! Когда я видел мальчишку в последний раз, глаза у него были карие). Мне хотелось снова закрыть глаза, что бы не видеть этих лживых слёз сожаления (а я-то считал Поттера гриффиндоцем…).

- С возвращением, Том…, - прошептал этот паршивец, а потом, неожиданно, кинулся мне на грудь сотрясаясь в безудержных рыданиях (и размазывая по мне сопли).

Я чувствовал на своей обнажённой груди (хоть бы чем-нибудь прикрыл меня, извращенец!) тёплые капли и горячее судорожное дыхание, и не мог разобраться в собственных чувствах (видимо, пылесос, отвечающий за уборку совести, сломался). Сердце ещё чувствовало холодный металл ножа, а руки… проклятые руки тянулись утешить, приласкать нахального мальчишку! Это было ужасно, во всех отношениях. Во мне проснулась жалость (О, УЖАС!!! Откуда она взялась?!), которая мешалась со злостью, и каким-то странным, неизвестным мне до сего момента, чувством. Я ощущал себя больным, ни на что не способным. Палочка затерялась где-то в складках окровавленной простыни, и я не мог в тот момент защититься (хотя, я предпочёл бы нападать). Я знал, что легко могу справиться с мальчишкой вручную (в свое время я увлёкся инквизиторским отчётами о пытках, но это было так не эстетично – кровь, кровь… Круцио лучше!), ведь я намного его сильнее физически, но безотчётный страх не давал мне сосредоточиться. Каково это – умереть? Я знаю об этом всё. Я ведь не раз уходил за грань (и всё продолжаю возвращаться, как какой-то Мальчик-Который-Выжил). Для меня умирать и воскресать стало что-то вроде хобби (ух, весело! Умрёшь бывало – все радуются, а ты р-раз и воскрес назло…). Но ещё ни разу я ни чувствовал такого ужаса. Ещё ни разу я ни хотел ОБНЯТЬ своего убийцу (а именно этого мне и хотелось)! Может быть, меня смягчила моя восстановленная душа, или я был слишком слаб из-за потери крови, что бы злиться, но мои руки задрожали, и совершенно самостоятельно зарылись в чёрные шелковистые волосы моего врага…

- Наглый маленький щенок!

Я хотел прохрипеть это с ненавистью, но получилось это слишком мягко (я никогда не скажу этого слова… нет… ну, ладно… с… с неж… с нежностью! Тьфу, гадость!). Голова под моей рукой перестала вздрагивать, и я вновь имел возможность лицезреть заплаканную мордашку Поттера (довольно смазливую, надо сказать).

- Том! Прости меня Том! Я не хотел!

- Ты снова меня убил…

- Но я вернул тебя, Том! Вернул… и не жалею.

- За что? Я выполнил все твои условия, я доверился тебе, как никому другому…

- Я правда не хотел, но про-прочество… должно было быть исполнено!!! Крестражи – это зло. Я знаю это, хотя и не могу вспомнить откуда. Бессмертие того не стоит, Том. Этой бессмысленной борьбой за власть ты добился только всеобщей ненависти. Неужели, ты хочешь всегда оставаться один? Когда-нибудь подобная власть наскучит. А сейчас, ты… МЫ можем всё начать заново. Ты поглощён своими детскими обидами. Но детство кончилось, Том. Ты вырос. Пора уже повзрослеть…

Поттер серьёзно смотрел мне в лицо, и продолжал что-то говорить, но я ничего не слышал (подайте Тёмному Лорду на слуховой аппарат!). Я мог только ощущать, когда он говорил с грустью, а когда что-то страстно (мр-р!) доказывал. Простить? Прощаю. Он мог бы стать героем, победителем Тёмного Лорда, но не захотел. Вернул к жизни ублюдка, убившего его родителей. И видимо, я заслужил его месть. Но чем я смог заслужить иное его чувство? Я просто смотрел в ответ, и понимал, что как раньше уже ничего не будет. Мальчик был в чём-то прав (я это признал? Вслух? Видимо, я под Империо!). Нужно двигаться вперёд, нужно прогрессировать: не хвататься за лук и стрелы, а пойти и купить мяса в магазине!

«Раскаяться» я не успел (слава Мерлину и Моргане!). Дверь резко распахнулась, и мой (так, всё же, мой или не мой?!) лучший шпион – Северус Снейп, смачно споткнувшись об порог моей спальни (а нечего врываться без разрешения!), бухнулся передо мной на колени (так спешил бедный, что наверное коленки расшиб). Он говорил меньше Поттера, но его речь была не менее пылкой (и сплошь непечатной). Мы с Гарри переглянулись, и дружно рассмеялись (когда ещё увидишь Снейпа в нелепом положении?). Напряжение, царившее в комнате, вылетело через открытую дверь (и захватило с собой оставшиеся взаимные обиды). Мы вместе смеялись, хохотали, а я всё крепче прижимал к себе тёплое тело МОЕГО мальчика. И это было прекрасно! Это было намного лучше планирования сражений и наказания нерадивых тупиц. Когда Гарри Поттер стал МОИМ мальчиком? Наверное, он всегда им был… Был рождён для меня. Рождён, что бы вытащить меня с острого лезвия, по которому я скользил много лет. Ибо его сталь была столь остра, что грозила разрезать меня на множество частей, как я когда-то разрезал свою душу. Но появился мальчик, который смог собрать меня. Смог меня воскресить! И теперь, я ни за что его не отпущу… Никогда.

- Мой Лорд, что вы намеренны делать с Поттером? – поднявшись, наконец, спросил Северус.

- Исчезнуть. Мы исчезнем, Северус. Гарри Поттер давно уже мёртв, а Лорд Волан-де-Морт погиб час назад, от руки сумасшедшего мальчишки, на котором проводил эксперименты.

С трудом встав, и накинув на себя мантию (а то смотрят они, как будто голого Лорда не видели?!), я почувствовал, как в мою руку скользнула палочка, а затем, внешней стороны кисти коснулись тёплые губы. Этот трепетный невинный поцелуй, мгновенно бросил меня в жар. Смогу ли я снова стать обычным человеком? Я буду стараться (я же в школе был отличником!). Новая смерть, новая жизнь… Это будет нелегко.

Я хитро улыбнулся, поворачиваясь к Гарри.

- Ну, и что ты думаешь об этом плане?

А он посмотрел на меня (как на бога!) с надеждой и неверием, и прошептал:

- Лучше не бывает…

Конец POV Волан-де-Морта.

***

«Дорогие Рон и Гермиона!



Я знаю, что вы считаете, что я погиб в аварии. И это действительно так. Я сейчас абсолютно серьёзен, и ни капельки не шучу. Тело моё погибло, но мне вновь удалось выжить. Моя связь с Волан-де-Мортом позволила мне вернуться, я смог обрести новое тело!

Вы и представить не можете, как я вас люблю, и как я скучал всё это время. Мне очень хочется увидеть вас и обнять. До этого, у меня не было возможности написать. Да, я и не был уверен, что снова смогу выжить. Видите ли, я смог исполнить пророчество. Теперь я волен делать, что хочу, могу начать жить так, как я всегда мечтал. Завести семью и купить небольшой домик в пригороде. Я уже сделать первые шаги к осуществлению своей мечты. По крайней мере, нашёл человека, с которым мечтаю провести, если не всю жизнь, то большую её часть точно. Ах да, надеюсь, вас это не сильно смутит, но он парень. Я много общался с ним в течении последних недель, и совершенно неожиданно для себя осознал, что он стал мне очень дорог. Конечно, у него скверный характер, и завышенное самомнение, но я люблю его не за что-то, а вопреки всему. Мы созданы друг для друга. Иногда, он шутит, что я был рождён для НЕГО. Мой парень жуткий собственник, и ревнует даже к вам. Вот и сейчас, он заглядывает в это письмо через моё плечо и ворчит, что я слишком сентиментален.

Я очень хочу увидеться с вами, спросить, как у вас дела? Как учёба? Сам я в Хогвардс не вернусь. Доучусь дома, под руководством моего новоиспечённого «супруга».

Рон, надеюсь, ты не обижаешь Гермиону? Береги её, нет ничего дороже любви, я это познал на собственном опыте.

Гермиона, внимательно следи за Роном, тебе ведь отлично известно, какой он лентяй и раздолбай (прости друг!).

Я очень прошу вас никому не говорить обо мне, ибо, помимо вас, о моём воскрешении знают только два человека: мой любимый и профессор Снейп (он, кстати, очень нам помог!). Надеюсь на вашу солидарность и поддержку! Как насчёт встретиться в Хогсмиде в эту субботу? Я буду ждать вас у лавки «Зонко». Вы сможете узнать меня по зелёному шарфу, который я буду держать в руках. С нетерпением жду нашей встречи!!!

Ваш друг Гарри Джеймс Поттер.»

***


Профессор зельеварения и декан факультете Слизерин, кинул раздражённый взгляд на гриффиндорский стол. Рыжеволосый парень и кудрявая девица всё утро весело смеялись над чем-то, и бросали на него странные взгляды. Это безмерно раздражало. Почти так же, как и сопящий над ухом Хагрид. Северус Снейп досадливо поджал губы и взялся за утреннюю газету. С первой страницы «Ежедневного Пророка», на него смотрел… Поттер!

- И после смерти этот паршивец умудряется попадать на первую полосу! – прошипел Снейп, вчитываясь в текст.

«ЛОЖНОЕ ПРОРОЧЕСТВО, ИЛИ ТОТ-КОГО-НЕЛЬЗЯ-НАЗЫВАТЬ БЕССЛЕДНО ИСЧЕЗ!

Совсем недавно было совершено очередное нападение Пожирателей Смерти на Министерство Магии. В ходе операции, аврорам удалось захватить почти всех, кто участвовал в нападении. Самые известные Пожиратели, в числе которых были Лестрейнджи, Эйвери, МакНейер, Руквуд, Долохов и предводитель общины оборотней Фенрир Сивый (статья о самых преданных последователях Тёмного Лорда, стр.4), были допрошены в застенках аврората («Методы и приёмы современного допроса», стр.12). Шоком для общественности явилось известие об исчезновении одно из самых тёмных магов столетия – Того-Кого-Нельзя-Называть. Пока что рано праздновать окончание, так и не начавшейся, войны, но Министр заявил, что исчезновение Тёмного Лорда сыграет крайне важную роль в поимке всех «антиобщественных элементов».

Так же, из анонимного источника, общественности стало известно об одном крайне интересном пророчестве, сделанном более пятнадцати лет назад, некой небезызвестной прорицательницей, которая ныне преподаёт в Хогвардсе («Сивилла Трелони – праправнучка Кассандры!», стр.3). В пророчестве говорилось о ребёнке, который сможет победить Тёмного Лорда. Пророчество было официально оформлено в Отделе Тайн («Что скрывает Зал Пророчеств?», стр.8), но судя по всему никогда уже не исполнится. Гарри Поттер, герой пророчества, который погиб этим летом, на самом деле не являлся Избранным! А пророчество, изречённое Сивиллой Трелони, оказалось ложным.

Сама провидица от интервью с нашим корреспондентом отказалась, а небезызвестный директор Хогвардса, Альбус Дамблдор только померцал своими очками половинками, и, как обычно, предложил лимонную дольку (о вреде маггловских сладостей, стр.7)!

Знал ли Тот-Кого-Нельзя-Называть, когда нападал на семью Поттеров, что его жестоко обманули? Теперь, мы этого уже не узнаем. Будем надеяться, что Магическая Англия, наконец, сможет вздохнуть спокойно…»

- Что-то интересное, Северус? – спросила Минерва МакГонагалл, декан Гриффиндора.

- Нет, Минерва. Глупые, необоснованные сплетни.

Северус Снейп, бросил ещё один взгляд в сторону гриффиндорского стола, и мимолётно улыбнулся. И только рыжий парень и кудрявая девушка заметили эту добрую улыбку, наполненную спокойствием и уверенностью в завтрашнем дне.

Подпись автора

Глава 10. Подарок (Эпилог).

Пять лет спустя…

- Он проснулся!

Едва слышный шёпот на грани сознания, но Гарри точно знал, что ему не померещилось. Он выбрался из постели, стараясь не разбудить Тома, и спустился на кухню. Солнце только взошло, было ещё очень рано, птицы в саду устроили шумный базар. Юноша зевнул и потянулся. Неожиданно, в окно постучали. Помянув Мерлиновы подштанники и то, что в них, Гарри впустил в окно неприметную бурую сову. Та передала послание, и, неприязненно ухнув, улетела прочь.

Письмо было написано второпях, так, что ничего нельзя было разобрать. С трудом осилив данный шедевр, Гарри неверяще застыл. УЖЕ? Так рано?! Но… Тут ему вспомнился разбудивший его шёпот: «- Он проснулся…». Что за…? Что за ОН?

Гарри ещё раз перечитал письмо, неуверенно улыбнулся, а затем и вовсе рассмеялся…

***

…Три часа спустя два темноволосых молодых человека входили в родильное отделение больницы Святого Мунго. Немногочисленные ранние посетители провожали их странными взглядами, но этим двоим было совершенно плевать на чужие пересуды. У палаты номер двенадцать оба остановились. Тот что пониже, зеленоглазый, вздохнул, набираясь храбрости войти. Второй уверенно положил руку ему на плечо, подбадривая.



- Смелей, мой отважный гриффиндорец! – подначил он.

- Я готов, Том.

Гарри толкнул дверь и вошёл. На чистой кровати, полусидела Гермиона, с любовью глядя на своего рыжего мужа. Рон благоговейно держал в руках маленький свёрток. Лицо у него было счастливое и абсолютно глупое.

- Гарри, наконец-то!

- Гарри, Том, - спокойно поздоровалась новоиспеченная мать.

- Глянь на него! Это мой сын! Мой! У него волосы, как у отца Гермионы, а глаза наши, Уизливские! Нет, ну ты глянь! Ты же его крестный…

Рон болтал и не мог остановиться, но Гарри не обратил на него внимания. Гарри Поттер осторожно принял у друга свёрток и взглянул на Гермиону. Та ободряюще кивнула, улыбаясь. Гарри затаил дыхание. В одеялке лежал прелестный малыш с густыми, вьющимися, как у Гермионы, но совершенно чёрными волосами. Вот он зевнул открыл глаза и… сердце Гарри совершило немыслимый кульбит.

- Он проснулся!

Яркие синие глаза искрящиеся смехом…



- … ты поймёшь…

- Доброе утро, Сириус! – шепнул Гарри, целуя малыша.



Конец
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница