Перево́ды би́блии на ру́сский язы́К



страница4/4
Дата22.04.2016
Размер0.62 Mb.
1   2   3   4

В обзоре использованы материалы Станислава Тампио





1 СКОРИ́НА (Скарына) Франциск (Георгий) (ок. 1490 — ок. 1541), белорусский ученый-гуманист, переводчик и издатель Библии. Род. в Полоцке (Великое княжество Литовское) в семье купца. Окончил Краковский ун-т (1506) со степенью бакалавра, после чего отправился в Италию. В 1512 Падуанская коллегия докторов медицины и искусств вручила ему диплом доктора медицины.

После возвращения на родину С. задумал "послужить посполитому люду", т. е. простому народу, и дать ему Библию на родном языке. Он поехал в Прагу, где недавно была издана чешская Библия (1506), и приступил к работе над переводом Писания. Помощь виленских меценатов Богдана Онкова и Якуба Бабича позволила С. основать в Праге типографию, где и появилась его "Библия Русска". Язык этого перевода приближался к старобелорусскому.

Первая часть издания (Псалтирь) вышла в 1517. Затем к 1519 были выпущены 22 кн. ВЗ. Все издание называлось: "Библия Русска: выложена доктором Франциском Скориной из славного града Полоцка, Богу ко чти и людем посполитым к доброму научению". К каждой книге были приложены *предисловия и послесловия, составленные С. Издание украшали многочисл. гравюры, в том числе и портрет самого С.

Ок. 1520 издатель поселяется в Вильне, где выпускает "Апостол" (1525), также снабженный предисловием и послесловием. О последних годах жизни ученого сохранилось мало достоверных сведений. Не установлена точно и его конфессиональная принадлежность. Большинство биографов считает, что формально С. был католиком, труды свои адресовал преимущ. правосл. "люду", а нек-рые его взгляды приближались к идеям Реформации.

С. делил Библию на книги, доступные каждому, и "трудные ко разумению". К последней категории он относил Быт, Песн, Иез. В них содержатся истины, к-рые не могут быть целиком постигнуты силами разума, напр. тайна творения мира Богом. В своих предисловиях и послесловиях ученый использовал как буквальный, исторический, так и *аллегорический метод толкования. Он смотрел на Библию как на энциклопедию мудрости и всевозможных знаний, однако при этом считал, что существует "двоякая правда": естественная, свойственная миру, и сверхъестественная, открываемая Богом. По мнению С., в Писании отражены обе истины, и поэтому Библия не есть книга за семью печатями. Она написана в практических целях для руководства жизнью во всех ее проявлениях.

♦ Прадмови i пасляслоўi, Мінск, 1969.

● Владимиров Л. И., Издания и переводы Библии в идеологич. борьбе в Великом княжестве Литовском, "Федоровские чтения: 1981", М., 1985; Гравюры Франциска С., Минск, 1972; Деруга В., Слово Божие для белорусского народа, ЖМП, 1989, № 4—5; Лойко О. А., С., М., 1989;Подокшин С. А., Франциск С., М., 1981 (там же указана проч. библиогр.).


2 СИМЕО́Н ПО́ЛОЦКИЙ (Самуил Гаврилович Петровский-Ситнианович), иером. (1629—80), белорусский и рус. духовный писатель, публицист, поэт. Род. в Полоцке. Учился в Киево-Могилянской академии и польской коллегии Общества Иисусова. В 1656 принял постриг в Полоцком Богоявленском м-ре и стал преподавателем в школе "правосл. братства". После занятия Полоцка поляками в 1664 С. П. переселился в Москву, где его писательский и поэтический талант привлек внимание двора. Став одним из приближенных лиц царя Алексея Михайловича, он участвовал в борьбе против старообрядчества, составлял для царевичей пособия по Закону Божьему. Однако московское духовенство относилось к С. П. подозрительно, опасаясь, что через него проникает католич. влияние. Немалое возмущение вызывали его обличительные полемические трактаты, направленные против упадка нравов духовенства и пережитков язычества в народе.

С. П. стал одним из зачинателей рус. "библейского театра" (см. ст. Театр и Библия). Он написал неск. пьес стихами и прозой: "Комедия о блудном сыне", "Трагедия о Навуходоносоре царе и трех отроках", "Трагедия о Навуходоносоре и Олоферне". Эти пьесы, полные жанровых сцен и грубоватого юмора, имели назидательную направленность. Их ставили при дворе в присутствии царя. С. П. принадлежит первый рус. библ. *парафраз: "Псалтирь рифмованная". Книга эта вышла в 1660 в собств. типографии С. П. и была украшена гравюрами по оригиналам *Ушакова с приложением нот. В стихотворном предисловии к парафразу С. П. отмечал, что подобный опыт нов для России, но что оправданием ему служит стихотворный характер евр. оригинала Псалтири.

♦ Избр. сочинения. Подготовка текста и комментарии И. П. Еремина, М. — Л., 1953.

● Гусева А. А., Оформление изданий С. П. в Верхней типографии (1679—1683), ТОДРЛ, 1985, т. 38; Еремин И. П., Поэтический стиль С. П., в его кн.: Литература Древней Руси, М. — Л., 1966; Майков Л., Очерки из истории рус. лит-ры XVII и XVIII столетий, СПб., 1889; *Певницкий В., С. П., ПО, 1860, № 10—11; Попов В., С. П. как поэт и проповедник, М., 1886; Татарский И., С. П. (Его жизнь и деятельность), М., 1886; проч. библиогр. см. в КЛЭ, т. 6; СИЭ, т. 13 и в вышеуказ. работах.



3 ЛЮ́ТЕР (Luther) Мартин (1483—1546), вождь нем. Реформации, переводчик Библии на нем. язык.

Л. род. в семье саксонского рудокопа, к-рый, несмотря на стесненные обстоятельства, смог дать сыну хорошее образование. Вначале Л. готовился к карьере юриста, но в 1505 вступил в Августинский орден, известный своим строгим уставом. Параллельно он занялся изучением Библии и богословия и в 1512 стал профессором Виттенбергского ун-та. Суровая ср.-век. религиозность, аскетич. подвиги, умственные занятия не избавили Л. от назревшего в нем глубокого кризиса. Он ощущал себя недостойным спасения. По его собственному признанию, он порой испытывал "такие страшные адские муки, что никакие слова не могут их выразить". Только в Писании Л. обрел, наконец, свет надежды. Готовя лекцию по Посланию к Римлянам, он внезапно осознал, что "праведность" Божья есть не обычная "справедливость", а спасающая милость, к-рая даруется по вере. "Вся Библия, — писал об этом перевороте Л., — предстала для меня в ином свете". Он обрел Христа "как зерцало отеческой любви Божией".

На этот внутренний источник его реформационной деятельности наложились смущения Л. перед лицом упадка церк. жизни. Светский быт и злоупотребления иерархов, особенно в Риме, вызывали у него страстный протест. Но с требованием обновления Церкви он открыто выступил лишь в 1517. Его тезисы против индульгенций ознаменовали начало восстания против старых порядков, хотя Л. еще не помышлял о расколе. Ни диспуты, ни давление кард. *Каэтана, ни угрозы не остановили Л. Покровительство курфюста Фридриха Саксонского, недовольного поборами курии, спасло Л. от преследований. Он повсюду выступал с речами о преимуществе Свящ. Писания перед церк. магистериумом. "Если вся истина исходит от иерархии, — говорил он, — то какая польза и нужда в Свящ. Писании? Давайте сожжем его и удовольствуемся невежественными господами из Рима". Многие немецкие князья поддерживали Л., что позволило ему окончательно порвать с Римом.

В кн. "К христианскому дворянству немецкой нации" ("An den christlichen Adel deutscher Nation", 1520) Л. уже открыто обрушился на папство и предложил план нового церк. и гражданского порядка. По приказу курфюста Фридриха, Л., отлученного папой, тайно укрыли в Вартбургском замке, где он приступил к переводу НЗ и за неск. месяцев закончил его. Когда он снова появился на обществ. арене, Реформация уже охватила широкие массы в Германии и соседних странах. Она питалась не только недовольством римскими порядками, но и стремлением североевроп. народов обрести культурную независимость от латинства. Протестантизм создал альтернативу католичеству и привел к кровавому крестьянскому восстанию, к-рое Л., однако, резко осудил. Против своего желания Л. положил начало многовековому расколу зап. христианства. Однако его дело имело и позитивные последствия. Сегодня с этим согласны даже католики. "Несмотря на различия во мнениях в отдельных вопросах, католические историки и богословы признают религиозную глубину и духовную силу молитв Лютера, подлинно христианские намерения его критики тогдашней Церкви" (кард. И. Хеффнер).

Архиеп. Михаил (Мудьюгин) писал в связи с этим: "Если сопоставить распущенность и падение, характерные для католицизма предреформационного периода, со сравнительно благопристойным состоянием Римской Церкви в конце XVI в. и в последующие века, то можно без преувеличения утверждать, что Реформация явилась орудием обновления и укрепления той самой Церкви, которую она отрицала и против которой ожесточенно боролась. Все это дает верующему христианину, в частности православному, основание для усмотрения действия Промысла Божия в Реформации, как и во всех исторических явлениях и процессах, где наряду с человеческими заблуждениями и страстями имеет место и непреоборимо действует воля Отца Небесного, направленная к тому, чтобы всякий верующий в Сына Его Единородного, “не погиб, но имел жизнь вечную” (Ин 3:16)".

*Герменевтика Л. и его перевод Библии. Выступая против *Предания, Л., как он сам выражался, "стал на сторону Писания". Но он не мог отрицать Предания, заключенного в самой Библии. Он оставлял в стороне вопрос о *Церкви как создательнице *канона, однако фактически принимал Предание, поскольку принимал Слово Божье, хотя в отличие от своих оппонентов ограничивал Предание рамками Писания.

В самой Библии Л. различал слово "внешнее" и слово "внутреннее". "Внешнее" слово — это слово, выраженное на человеч. языке и требующее филологич. подхода. Для этого аспекта важны и *исагогика, и грамматич. исследования. Слово же "внутреннее" есть тайна Писания, к-рая делает его гласом Божьим, обращенным к каждой отдельной душе. Оно пробуждает веру, приводит к познанию спасающей благодати. Это и есть *боговдохновенность Писания, ставящая его над всеми творениями человеч. разума.

Отказавшись от церк. авторитета в толковании Библии, Л. провозгласил высшим критерием личный религиозный опыт отдельного человека. Исходя из этого критерия, он ввел понятия о различных степенях боговдохновенности. Так, он не считал Откр апостольской книгой. "Пусть каждый, — писал он, — думает об Апокалипсисе, что хочет, что подсказывает ему его дух. Мой дух не может терпеть этой книги". Он "уважал и чтил" Послание Иакова, но отвергал его подлинность опять-таки на основании его несоответствия своему духу. Наряду с этим субъективным критерием Л. признавал и *историко-лит. метод. Отмечая, что автор Послания к Евреям "говорит как ученик, к-рый принял учение апостолов", Л. делал вывод, что Послание написано не ап. Павлом (по его мнению, им был Аполлос). Черты "второго поколения" находил Л. и в Послании Иуды. Тем не менее Л. не хотел абсолютизировать науч. методы. "Грамматика, — писал он, — не должна управлять делом, а сама должна ему служить".

Огромное значение имел сделанный Л. перевод Свящ. Писания на нем. язык. В Вартбурге он переводил НЗ, а затем, вместе со своими помощниками, в т. ч. *Меланхтоном, 12 лет трудился над переводом ВЗ. Полный текст вышел в 1534 в типографии Г. Люффта. В отличие от прежних нем. переводчиков Л. отказался от *Вульгаты и переводил с языков оригинала — *древнеевр. и греч., опираясь на критич. исследования *Эразма Роттердамского.

Л. был убежден, что Писание должно быть доступно всем. "Простая дочь мельника, — писал он, — ежели она верует, может его правильно понимать и толковать". Но для этого нужно донести смысл Писания до народа. В "Послании о переводе" (1530) Л. указывал на ценность живого народного языка. В качестве ориентира он принял один из саксонских диалектов, к-рый с тех пор стал лит. общенемецким языком. Коллективная работа была исключительно напряженной. "Над Иовом, — вспоминал Л., — работали мы все: магистр Филипп, Вурогаллус и я; и что же — за четыре дня сумели осилить едва три стиха... Читатель и не подозревает, какие пни и колоды лежали там, где он нынче шагает словно по струганым доскам, и как мы потели и трепетали, убирая эти пни и колоды с его пути". Л. строго выверял соответствие перевода с народной речью, чем, в частн., объяснялось то, что порой он за неск. недель находил лишь одно слово. Отказ от рабского следования оригиналу сделал перевод Л. творческим и высокохудожественным. Он сразу же завоевал огромную аудиторию.

Книгопечатание открыло Библии широкую дорогу. За 30 лет после первого издания вышло ок. 100 тыс. экземпляров — тираж для той эпохи непревзойденный. Следует отметить, что Л. переводил и *неканонич. книги, однако в дальнейшем протестантские издания чаще всего выходили без них.

♦ Luther Werke, Bd. 1—8, B., 1895—1905; в рус. пер.: Истолкование на Кн. Исход. Истолкование Второзакония, в кн.: Источники по истории Реформации, М., 1906, вып. 1; Краткий катехизис, СПб., 19083; К христ. дворянству нем. нации. Об улучшении христ. состояния, Харьков, 1912; Хрестоматия по западно-европ. лит-ре, М., 1947; О рабстве воли, в кн.: Эразм Роттердамский. Философские произведения, М., 1986.

● Бецольд Ф., История Реформации в Германии, пер. с нем., т. 1—2, СПб., 1900; Бэрд Ч., Реформация XVI в. в ее отношении к новому мышлению и знанию, СПб., 1897; Вульфиус А., Что такое реформация?, ЖМНП, 1916, ч. 61, № 2; его же, Проблемы духовного развития: гуманизм, реформация, католич. реформа, Пб., 1922; Гейссер Л., История реформации, пер. с нем., М., 1882;Кареев Н. И., История Зап. Европы в новое время, т. 2. Реформация и политич. жизнь в XVI—XVII вв., СПб., 19043; Ласкевич А., Проповедь и проповедничество по Л., СПб., 1894; Лихачева Е. О., Европ. реформаторы, СПб., 1872; НЭС, т. 25; Маргаритов С. Д., Лютеранское учение в его историч. развитии при жизни Л., М., 1895; еп. Михаил (Мудьюгин), Реформация XVI в. как церк.-историч. явление, БТ, 1971, сб. 6; Новиков Е. П., Гус и Л., ч. 1—2, М., 1859; Орлов А., Л. и Цвингль, БВ, 1905, № 11; Попов В., Мартин Л.— глава Реформации, БВс, 1983, № 3; Порозовская Б. Д., Мартин Л., СПб., 1898;Смирин М. М., Л. и обществ. движение в Германии в эпоху Реформации, в его кн.: Эразм Роттердамский и реформационное движение в Германии, М., 1978;Соловьев Э. Ю., Непобежденный еретик, М., 1984; Grisar H., Martin Luthers Leben und sein Werk, Freib., 1946; Hagen K. A., Theology of Testament in the Young Luther, Leiden, 1974; Kooiman W. J., Luther and the Bible, Phil., 1961; NCE, v. 8; ODCC, p. 846—48; RGG, Bd. 4, S. 480.


4 ГЛЮК (Glück) Эрнст (1654—1705), нем. протестантский пастор, переводчик Библии на латыш. и рус. языки. Род. в Саксонии. Получил богосл. образование в Виттенбергском и Лейпцигском ун-тах. В 1673 переселился в Лифляндию. С 1680 пастор. Изучив латыш. яз., он совместно с Х. Б. Виттеном предпринял издание первого полного перевода канонич. книг на латыш. яз. в Риге (1685—89).

В Мариенбурге, где Г. жил с 1683, было много русских, и он заметил, что для большинства из них церк.-слав. Библия почти непонятна. Это побудило его взяться за переложение ее на рус. язык. Ему помогал один из монахов Печорского монастыря. В записке, поданной лифляндскому генерал-губернатору Дальбергу, Г. свидетельствует, что труд его поощряли как собратья из Германии, так и рус. посланник Головин. Однако напечатать свой перевод Г. не успел. Во время войны Петра I со шведами (1703) рукопись погибла. При взятии Мариенбурга Г. попал в плен (вместе со своей служанкой Мартой, ставшей впоследствии Екатериной I). Рус. царь отправил Г. в Москву и поручил ему сделать перевод НЗ. Но и этот перевод не увидел света: после смерти Г. он был утерян.

● *Астафьев Н. А., Опыт истории Библии в России в связи с просвещением и нравами, СПб., 1892; RGG, Bd. 2, S. 1629—30.


5 МЕФО́ДИЙ (Михаил Алексеевич Смирнов), архиеп. (1761—1815), рус. правосл. историк Церкви, филолог, переводчик Свящ. Писания, член Свят. Синода. Окончил московскую Славяно-греко-латинскую академию, где впоследствии был ректором. Митр. *Платон называл его "умом проницательным и ученым", и он действительно был одним из образованнейших людей той эпохи. Ему принадлежит первая в России "История Церкви", написанная им на лат. языке ("Liber historicus", М., 1805). М. был хиротонисан во еп. Воронежского и занимал последовательно кафедры Тульскую, Тверскую и Псковскую.

М. вошел в историю как человек, к-рому принадлежал первый библ. перевод на рус. язык ("К Римлянам Послание св. апостола Павла с толкованием", М., 1794, 18152). Он был зачитан и прокомментирован М. в 1792 на "открытом собрании" в бытность его ректором академии. Перевод вместе с параллельным слав. текстом, подстрочными толкованиями и картой был издан Синодальной типографией.

● Начертание жизни и деяний М., архиеп. Лифляндского и Курляндского, М., 1823.


6 РОССИ́ЙСКОЕ БИБЛЕ́ЙСКОЕ О́БЩЕСТВО, российская межконфессиональная организация, занимавшаяся переводами, изданием и распространением книг Свящ. Писания на территории Российской империи. Формально существовало с 1814 по 1826.

Предыстория. Р. б. о. было создано по образцу "Британского и зарубежного библейского общества" (см. ст. Общества библейские). В августе 1812 представитель этого общества пастор Джон Патерсон прибыл в Петербург с целью напечатать Библию на финском языке. Там он распространил "Обращение", в к-ром осведомлял рус. общественность о характере и задачах Брит. общества. Среди лиц, проявивших горячий интерес к делу, оказался князь А. Н. Голицын (1773—1844), личный друг Александра I, сановник, сделавший блестящую карьеру. В прошлом он относился к религии скептически, как мн. вольнодумцы его поколения. Знакомство с Патерсоном совпало с периодом обращения Голицына к вере, и, заинтересовавшись идеей общества, он устроил свидание пастора с государем. Александр I не только разрешил открыть в России отделение Библ. общества для инославных подданных империи, но выразил желание, чтобы Библия была переведена и на рус. язык.

6 декабря 1812 был подписан указ о создании отделения Библ. общества в России, а 11 января 1813 в доме Голицына собралось его первое заседание. На нем присутствовали митр. *Амвросий (Подобедов), архиеп. Серафим (Глаголевский, впосл. митрополит), архим. *Филарет (Дроздов, впосл. митрополит), влиятельные светские лица — министры, сенаторы. Президентом общества был избран Голицын, секретарями В. М. Попов и А. И. Тургенев. Кроме того, избрали 6 вице-президентов и 10 директоров (среди них были выдающиеся рус. церк. деятели, в частн. прот. *Павский и др.).

В соответствии с британским образцом было решено издавать Библии без комментариев. Постановили также распространять Писание среди католиков, протестантов и новообращенных инородцев Российской империи. За один год было открыто 6 отделений, куда поступали добровольные взносы и откуда экземпляры Библии расходились по стране. Сам государь внес в общество значительное пожертвование.

Основание и деятельность Р. б. о. В 1814 императорским указом рус. отделение Библ. общества было преобразовано и названо Р. б. о. В него вошли в качестве вице-президентов ведущие правосл. иерархи. Католиков представлял митр. Станислав Сестренцевич-Богуш, армяно-григориан — архиеп. Аванес. Была издана спец. брошюра, разъясняющая цели и методы Р. б. о. Публиковались отчеты о его деятельности ("Известия о действиях и успехах библейских обществ в России и других государствах", СПб., 1824).

Планы Р. б. о. вызвали большой энтузиазм. В столице и провинциальных отделениях интенсивно собирались средства. Душою общества были архим. Филарет (Дроздов) и прот. Павский. В 1816 Р. б. о. издало церк.-слав. Библию и подняло вопрос о рус. Библии (до того времени существовал лишь перевод Рим архиеп. *Мефодия Смирнова). Хотя уже тогда раздавались голоса против перевода Библии на "простонародный" язык, воля императора и аргументы ревнителей Слова Божьего сыграли решающую роль. Впрочем, Свят. Синод не решился официально возглавить и дать свою санкцию предприятию, возложив основную ответственность на Р. б. о.

В 1818 вышла славяно-русская *билингва Четвероевангелия. Перевод принадлежал прот. Павскому, архим. Поликарпу (Гайтанникову; 1787—1837), ректору СПб. ДА, а затем МДА, архим. Моисею (Антипову-Платонову), ректору КДС, а затем ДА, и Филарету (Дроздову). Год спустя Четвероевангелие вышло 3-м изд. с добавлением Деяний. Предисловие было подписано митр. Михаилом (Десницким), митр. Серафимом (Глаголевским) и архиеп. Филаретом (Дроздовым). Оно датировалось 30 марта 1819. Государь предварительно ознакомился с ним и дал свое одобрение. В 1821 был закончен перевод всего НЗ и начат перевод ВЗ. Его делали гл. обр. Филарет (Дроздов) и Павский. В основу был положен *масоретский текст, причем в предисловии Филарет разъяснял различия между евр. ВЗ и *Септуагинтой. В 1822 вышла Псалтирь в рус. переводе.

В своем отчете за 1818 Р. б. о. еще раз подчеркнуло свой межконфессиональный, или, говоря совр. языком, экуменический, характер. "Небесный союз веры и любви, — говорилось в отчете, — учрежденный посредством библейских обществ в великом христианском семействе, открывает прекрасную зарю брачную для христиан и то время, когда будет един Пастырь и едино стадо, то есть когда будет одна божественная христианская религия во всех, различного образования, христианских исповеданиях". За 13 лет деятельности Р. б. о., при сотрудничестве 290 комитетов, было издано 867 106 экз. Библии (полной и частями), из них на рус. и слав. языках 145 тыс.

Всего трудами Р. б. о. Писание было опубликовано на 41 языке, причем 14 переводов было сделано заново: русский, татарский, сербский, татаротурецкий, татаро-оренбургский, турецкий, чувашский, мордовский, бурято-монгольский. Семь переводов (еврейский перевод НЗ, вотяцкий, пермяцкий, вогульский, остяцкий, ненецкий, осетинский, др. вариант турецкого) не успели появиться в печати. Над этими переводами трудились преимущ. рус. миссионеры: прот. Феодор Любимов, свящ. Троянский и др. Кроме того, было изготовлено неск. комплектов *Брайлерской Библии для слепых. Сотрудникам Р. б. о. выплачивалось государств. жалованье, но было и много добровольных участников в деле перевода, издания и распространения Библии.

Противники Р. б. о. и борьба вокруг него. Несмотря на кажущуюся ясность задач библ. общества и подлинно христианский его характер, оно одобрялось далеко не всеми. Причин тому было несколько.

1) Президентом Р. б. о. был Голицын, ставший в 1816 министром народного просвещения, а в 1817 — министром объединенного ведомства духовных дел и просвещения. Между тем Голицыну противостояла сильная оппозиционная партия. Возглавлял ее граф А. А. Аракчеев (1769—1834), стремившийся стать первым лицом среди приближенных государя. Используя недоверчивость царя, он пугал его революционными веяниями Запада, к-рые, как он указывал, распространяют Голицын и его общество. Немалую роль сыграл и австр. министр Меттерних, толкавший Александра I на ужесточение политич. режима.

2) Недовольны Голицыным были и люди, либерально настроенные, усматривающие в действиях министерства духовных дел "власть ханжества".

3) К обществу примкнуло множество людей, правоверие к-рых казалось весьма сомнительным, и в действительности это так и было. Сложное явление "мистицизма Александровых времен" включало в себя как здоровые элементы, так и много чуждого не только православию, но и христианству вообще. Образованное рус. общество, зараженное в 18 в. рационализмом и вольтерьянством, возвращаясь к вере, часто шло окольными и извилистыми путями. Официальная Церковь не удовлетворяла мн. неофитов, и поэтому они стали искать нетрадиционные виды религиозности. Умножилось число юродствующих сектантов, оккультистов, масонов, розенкрейцеров, иллюминатов и всякого рода кликуш. Немалое число их вошло в Р. б. о. Поэтому мн. иерархи и клирики, в частн. петербургский митр. Серафим (Глаголевский), постепенно отшатнулись от него. Лишь немногие, такие как митр. Филарет (Дроздов), умели отделить в нем "зерно от мякины". Кроме того, "мистицизм" связывали с тайными революц. группировками. События 14 декабря дали в руки противников "мистицизма" и Р. б. о. сильный аргумент.

4) "Экуменизм" Р. б. о. далеко не у всех находил понимание и к тому же отличался весьма расплывчатой *экклезиологией. Адмирал А. С. Шишков (1754—1841), фанатичный враг рус. перевода Библии, с возмущением писал: "Не смешны ли в библейских обществах наши митрополиты и архиереи, заседающие, в противность апостольских постановлений, вместе с лютеранами, католиками, кальвинами, квакерами, словом, со всеми иноверцами? Они, с седою главою, в своих рясах и клобуках, сидят с мирянами всех наций, и им человек во фраке проповедует слово Божие".

5) Трагические последствия имело и то, что Свят. Синод, хотя и разрешил рус. перевод, но не авторизовал его. Партия врагов этого перевода набирала силу по мере того, как слабели позиции Голицына и менялся внутриполитич. курс Александра I. Шишков и его сторонники вообще отрицали, что есть нужда в переводе. По мнению адмирала, слав. и рус. языки суть почти одно и то же. Точнее, русский он считал вульгарным вариантом славянского, недостойным Библии. В пылу полемики он забывал, что само слав. Писание является тоже переводом. "Как же дерзнуть, — восклицал он, — на перемену слов, почитаемых исшедшими из уст Божиих?" Объектом нападок стали не только Голицын и "мистики", но и сам митр. Филарет (Дроздов), конфликт к-рого с митр. Серафимом (Глаголевским) не утих до самой смерти последнего.

6) Р. б. о. было не церковным, а государств. учреждением и существовало лишь до тех пор, пока получало поддержку правительства. Лишившись этой поддержки, оно оказалось обреченным.

Ликвидация Р. б. о. Партия Аракчеева, постоянно атаковавшая государя доносами и письмами, нашла сильную поддержку в лице архим. Фотия (Спасского) (1792—1838). "Изуверный обличитель мистических и прочих зловредных происков, — пишет прот. Г. Флоровский, — Фотий был при этом человек того же психического склада, что и его противники, и страдал тем же экстатическим недугом. Фотий написал свою автобиографию — очень убедительный и очень жуткий автопортрет. Перед нами экстатик и визионер, почти вовсе потерявший чувство церковно-канонических реальностей, и тем более притязательный, совсем не смиренный... Всего менее слышится в неистовых воззваниях и выкриках Фотия голос церковной старины или древнего предания. Он для этого слишком мало знал, с отеческими и даже аскетическими творениями был мало знаком, и на них почти не ссылался". Фотий сначала пытался оказать давление на Голицына, но, не преуспев, при поддержке Аракчеева, повел против него войну. Ему содействовал Шишков, этот, по выражению А. С. Пушкина, "супостат разума". Их интриги достигли цели.

В 1824 Голицын был смещен. Президентом Р. б. о. был назначен митр. Серафим (Глаголевский), что должно было предрешить судьбу Р. б. о. Вскоре после своего избрания он сам направил царю представление о необходимости закрытия Р. б. о. Александру I было трудно примириться с ликвидацией своего детища, поэтому Р. б. о. номинально продолжало существовать; однако его отделения постепенно закрывались, переводческая и издательская работа сворачивалась. В нач. 1825 Шишков добился того, чтобы весь тираж Пятикнижия (неск. тыс. экз.) был сожжен на кирпичном заводе Александро-Невской Лавры. "Это темное пятно на тех, кто выдумал эту меру", — писал киевский митр. *Филарет (Амфитеатров). Наконец, 12 апреля 1826 был издан формальный указ о роспуске Р. б. о., подписанный уже Николаем I.

Дело рус. Библии замерло на неск. десятилетий, хотя Синод и не запретил переводы, выпущенные Р. б. о. Конец Р. б. о. митр. Филарет (Дроздов) охарактеризовал как "обратный ход к временам схоластическим". По его словам, "восстание против министра духовных дел (Голицына. — А. М.) и против Библейского общества и перевода священных книг образовали люди, водимые личными выгодами, которые, чтобы увлечь за собою других благонамеренных, употребляли не только изысканные и преувеличенные подозрения, но и выдумки и клеветы". В качестве "обломка" Р. б. о. осталось "Евангельское библейское общество", к-рое было создано по инициативе министра кн. Карла Андреевича Ливена. Деятельность этого общества распространялась лишь на протестантское население Российской империи.

● *Астафьев Н., Опыт истории Библии в России, СПб., 1892; прот.Добронравов К., Р. б. о., "Странник", 1869, № 8; Дубровин Н. Ф. (ред.), Сборник историч. материалов, извлеченных из Архива собственной его императорского величества канцелярии, СПб., 1904, вып. 12; Заозерский А., Голицын, НЭС, т. 13 (там же указана и библиогр.); вел. князь Николай Михайлович (Романов), Имп. Александр I, Пг., 19142; ПБЭ, т. 2, с. 526—44;Пыпин А. Н., Р. б. о., "Вестник Европы", 1868, № 8—12; его же, Религиозные движения при Александре I, в его кн.: Исследования и статьи по эпохе Александра I, Пг., 1916, т. 1; *Сольский С. М., Об участии имп. Александра I в изд. Библии на рус. языке, ТКДА, 1878, № 1; *Стеллецкий Н. С., Кн. Голицын и его церк.-государств. деятельность, К., 1901; прот.Флоровский Г., Пути рус. богословия, Париж, 19812; *Чистович И. А., История перевода Библии на рус. язык, СПб., 18992; Шильдер Н. К., Имп. Александр Первый, его жизнь и царствование, т. 1—4, СПб., 1897—98; см. также ст. Переводы Библии на рус. язык.



1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница