Пьеса в двух актах Перевод с английского Сергея Таска



страница9/9
Дата12.11.2016
Размер0.6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

ЛИ. Не хочу я никаких хлебцев!


Долгая пауза.

ОСТИН. Тебе надо что-нибудь поесть. Нельзя только пить. Интересно, сколько мы уже пьем?

ЛИ (перебирая клочки). Или она из Френо? Какой там код, не знаешь? Потерять телефон! Такая красоточка!

Пауза.

ОСТИН. Да бог с ней, Ли. С этой красоткой.

ЛИ. У нее зеленые глаза. Меня зеленые глаза, знаешь, как заводят!

ОСТИН. Послушай, у вас же все равно сейчас ничего с ней не получится. Утро, не видишь? Где ты и где она, ты сам подумай!



Долгая пауза. Ли думает.

ЛИ. Да. (Смотрит в окно.) Утро.

ОСТИН. Съедим-ка мы с тобой по жареному хлебцу...

ЛИ. Да пошли они! Тебя послушать, последняя надежда человечества - эти хлебцы. А я не хочу! Сколько раз тебе повторять! (Встает, направляется в альков, останавлива­ется перед окнами. Остин намазывает хлебец.)

ОСТИН. Последняя надежда?.. А что, очень может быть. Особенно запах. Какой запах, а? И восход солнца. В такие минуты кажется, нет ничего невозможного. Да?

ЛИ (стоя спиной к Остину). А ты в церковь сходи.

ОСТИН. Словно начало чего-то. Начало - это моя страсть.

ЛИ. Да? Моя - конец.

ОСТИН. А что если мы махнем вместе, Ли?

ЛИ (поворачивается к Остину). Что?

ОСТИН. Что если мы вместе махнем в пустыню?

ЛИ. Ты шутишь?

ОСТИН. Нет. Хочу поглядеть, что это такое.

ЛИ. Ты, парень, одного дня там не продержишься.

ОСТИН. То же самое ты говорил про тостеры. Что я не смогу украсть тостер.

ЛИ. Сравнил хрен с яичницей.

ОСТИН. Я смогу, ты не думай. Не такой уж я беспомощ­ный. Я умею готовить.

ЛИ. Готовить?

ОСТИН. Представь себе.

ЛИ. Слыхали? Он умеет готовить. Хлебцы.

ОСТИН. Я умею разжигать костер. Я знаю, как получать из конденсата свежую воду. (Остин горкой складывает на тарелке жареные хлебцы.)

ЛИ (ударяет кулаком по столу). Это не то, чему можно научиться в книжках для бойскаутов!

ОСТИН. А как этому научиться? Как этому можно научи­ться?

Пауза.

ЛИ. А так. Надо - научишься. Но учиться этому не надо.

ОСТИН. Тем более, когда рядом такой учитель.

ЛИ (встает). Совсем трехнулся? Диплом в кармане. День­ги лопатой гребешь. На лифтах разъезжаешь. Теперь в пустыню захотелось?

ОСТИН. Да, Ли. Очень. Для меня здесь все чужое. Уже давно. Была настоящая жизнь. А сейчас... я приезжаю сюда в надежде вернуться в пятидесятые. Я останавливаю машину на шоссе в знакомом месте - и не узнаю его. Я забредаю в старые улочки, но от них остались одни названия. Такими я их не знаю. Улицы, которых нет ни в моей памяти, ни на фотографиях в альбоме. Лужайки, которые бесследно исчезли,

ЛИ. Тут плачь не плачь.

ОСТИН. Ничего настоящего не осталось, ты понимаешь! И сам я - ненастоящий!

ЛИ. Я-то чем могу помочь?

ОСТИН. Ты можешь взять меня с собой.

ЛИ. Исключено, парень.

ОСТИН. Возьми меня с собой, Ли.

ЛИ. Слушай, ты, может, думаешь, что я нарочно забрал­ся в эту глухомань? По каким-то философским соображениям? Я живу там потому, что не могу зацепиться здесь! А он тут мне про красивую жизнь!

ОСТИН. Я все брошу. Можешь не сомневаться.

ЛИ (молча покачивает головой). Как бы не так.

ОСТИН. Возьми меня с собой.

ЛИ. Да что ты заладил, как попугай!

ОСТИН (протягивает ему тарелку с хлебцами). Хочешь?

Ли в ярости выбивает тарелку из рук Остина, все летит на пол. Затяжная пауза, когда кажет­ся, что Ли на этом не остановится. Но тут Остин опускается на колени и начинает собирать все на тарелку. Ли кружит вокруг него, точно хищник, под ногами с треском разламываются хлебцы, которые Остин, вместе с целыми, добросовестно подбирает.

ЛИ. Я знаю, что мы сделаем, братишка. Заключим-ка мы с тобой сделку. Полюбовную такую сделку. (Продолжает говорить, пока Остин занят делом.) Ты пишешь за меня сценарий - так, как я тебе скажу. Твое дело - всякие ваши штучки-дрючки. Художества там всякие. Разные там приемчики. Но ты напишешь все, как я скажу. Шаг за шагом. У кого-то кончился бензин – значит, кончился бен­зин. Кто-то хочет вскочить на лошадь – значит, вскочит на лошадь. Решил остаться в Техасе - пусть, черт возьми, оста­ется в Техасе! (Ходит кругами.) Ты напишешь за меня эту штуку. От корки до корки. И поставишь мое имя. Мне прина­длежат авторские права. Я получаю бабки. Короче, ты выпол­няешь все эти условия, а я беру тебя с собой в пустыню. (Останавливается, выжидающе смотрит на Остина.) Ну, что скажешь?

Остин медленно встает, держа тарелку с тем, что осталось от хлебцев. Братья стоят лицом к лицу. Пауза.

ОСТИН. По рукам.


Ли не мигая встречает взгляд Остина, не спеша берет с тарелки хлебец, с хрустом отгрызает добрую половину. Жует, не сводя глаз с брата. Затемнение.




Сцена девятая


Полдень, ни звука, одуряющая жара. На сцене кавар­дак: пустые бутылки, хлебцы, разбитая пишущая машинка, телефонная трубка с оборванным шнуром и т.д. Все это, оставшееся от предыдущей сцены, приобрело путающие очертания под ярким желтым светом - похоже на пустынную свалку в разгар летнего дня. Остин в расстегнутой рубашке, обливающийся потом, склонился над столом в алькове и что-то отчаянно строчит в своем блокноте. Ли, тоже весь в поту, без рубашки, с банкой пива в руке, ходит кругами вокруг стола, лавируя между валяющимися предметами и то и дело отшвыривая их ногой.

ЛИ. Так, прочитай теперь. Ну!

ОСТИН (едва успевает записывать). Секундочку...

ЛИ. Давай, давай! Прочти, что там у тебя.

ОСТИН. Я не могу так быстро! Если бы машинка...

ЛИ. Прочти, что есть, а там видно будет.

ОСТИН. Ну, хорошо. Сейчас... вот... (Вытирает мокрое лицо, читает вслух.) Лука говорит...

ЛИ. Лука?

ОСТИН. Да.

ЛИ. Его зовут Лука? Ладно, неважно, потом с именами разберемся. Что он там говорит? Давай, давай!

ОСТИН. Он говорит... сейчас... (Зачитывает.) "Я ведь тебе говорил: надо быть идиотом, чтобы увязаться за мной в эту глушь. Ты на меня не смотри, я знаю прерию, как свои пять пальцев..."

ЛИ. Стоп, стоп, стоп! Я ничего такого не говорил. Я не мог такое сказать.

ОСТИН. Так у меня записано.

ЛИ. Я ничего такого не говорил. Я не говорил: "знаю, как свои пять пальцев". Дурацкое выражение. Типичное... как это называется? Ну, ты знаешь...

ОСТИН. Что?

ЛИ. Как это называется, когда что-то повторяли тыщу раз? Не помнишь?

ОСТИН. Э... клише?

ЛИ. Вот. Точно. Клише. Оно и есть. Клише. "Как свои пять пальцев". Дурацкое выражение.

ОСТИН. Ты так сказал.

ЛИ. Не мог я такое сказать! А если даже сказал, ты-то на что? Кто должен это обрабатывать?

ОСТИН. Интересно, как я должен обрабатывать и одновре­менно записывать за тобой?

ЛИ. А вот так! Услышал дурацкую фразу - измени. Твоя работа.

ОСТИН. Ладно. (Делает пометки.)

ЛИ. На что поменял?

ОСТИН. Ни на что я пока не поменял. Просто записываю, чтобы не забыть.

ЛИ. А ты измени! Надо сразу изменить, нельзя это так оставлять. "... как свои пять пальцев"… Чушь собачья.

ОСТИН (написав, откидывается назад). Готово.

ЛИ (расхаживает). Ну, что у нас там получилось?

ОСТИН. Э... скажем так... "У меня с прерией отношения короткие".

ЛИ (повторяет себе под нос). "У нас с прерией отноше­ния короткие". Короткие отношения, короткие отношения. Ко­роткие - это вроде как бы... сексуальные, что ли?

ОСТИН. Понимаешь...

ЛИ. У него с прерией сексуальные отношения? По-твоему, это как?

ОСТИН. Я не в том смысле.

ЛИ. А в каком?

ОСТИН. В смысле, ну... что он ее хорошо знает... до­сконально...

ЛИ. О’кей. Как это будет звучать? В тексте? Прочитай. Посмотрим, как это звучит. (Себе под нос.) "Короткие отно­шения".

ОСТИН (пишет). Угу. В общем, получается так. (Чита­ет.) "Я ведь тебе говорил: надо быть идиотом, чтобы увяза­ться за мной в эту глушь. Ты на меня не смотри, у меня с прерией отношения короткие".

ЛИ. Годится. Мне это нравится. То, что надо.

ОСТИН. Тебе нравится?

ЛИ. А тебе нет?

ОСТИН. В общем да.

ЛИ. Это уже похоже на правду. "Короткие отношения". То, что надо. Отлично. Пошло дело! Звучит прямо как в жиз­ни.

Пока Остин делает в блокноте пометки, Ли на ходу выливает пиво себе на руки и растирает им грудь, он явно доволен тем, как подвигает­ся работа. Из левой кулисы, незамеченная, входит мать с двумя дорожными сумками. Она останавливается и обводит взглядом комнату. Братья, занятые каждый своим делом, не заме­чают ее. Ли продолжает рассуждать вслух.

ЛИ. "У меня с прерией отношения короткие". В этом есть что-то загадочное и, одновременно, угрожающее.

ОСТИН (строчит в блокноте). О'кей.

ЛИ. Так... (Поворачивается и видит мать. Несколько секунд смотрят друг на друга, затем Ли делает четыре-пять шагов навстречу, словно желая удостове­рить-ся, что это действительно она. Остин ни­чего этого не видит. Долгая пауза.) Мам, ты?

Остин отрывается от блокнота, видит мать, вскакивает. Все молчат. Мать разглядывает следы погрома.

ОСТИН. Мам, ты уже вернулась?

МАТЬ. Как видишь.

ЛИ. Давай я у тебя возьму... (Ставит на рабочий столик банку с пивом и за­бирает у матери сумки, но так как поставить их некуда - весь пол захламлен, - ему ничего не остается, как держать их на весу.)

ОСТИН. Я не ждал тебя так скоро. Я думал... э... как там Аляска?

МАТЬ. В порядке.

ЛИ. Эскимосские хижины видела?

МАТЬ. Нет. Ледники видела.

ОСТИН. Холодрыга?

МАТЬ. Что?

ОСТИН. Холодно там?

МАТЬ. Я бы не сказала.

ЛИ. Похолодней, чем здесь, это уж точно. У нас тут настоящая парная.

МАТЬ. Вот как? (Разглядывает учиненный погром.)

ЛИ. Ага. Градусов сто, не меньше.

ОСТИН. Мам, ты не хочешь снять плащ?


МАТЬ. Нет. (Пауза. Взгляд ее блуждает по комнате.) Что здесь произошло?

ОСТИН. Э... понимаешь. Ли и я, мы немного отметили, а потом...

МАТЬ. Отметили?

ОСТИН. Ну да. Ли... э... продал сценарий. В смысле ис­торию.

МАТЬ. Кто? Ли?

ОСТИН. Да.

МАТЬ. Не ты?

ОСТИН. Нет. Он.

МАТЬ (Ли). Ты продал сценарий?

ЛИ. Продал, ага. Осталось кое-что по мелочи. Мы как раз этим сейчас занимаемся.


ОСТИН. Мы с Ли собираемся в пустыню.

МАТЬ. Вы с Ли?

ОСТИН. Да. Я уезжаю вместе с ним.

МАТЬ (переводит взгляд с одного на другого). Вы соби­раетесь жить с вашим отцом?

ОСТИН. Нет, мам. Мы едем в другое место.

МАТЬ. Ну-ну. Рано или поздно, я думаю, вы все окаже­тесь в одном месте. А что здесь делают все эти тостеры?

ОСТИН. Мы... как тебе сказать... у нас вышел вроде как спор.

МАТЬ. Спор?

ЛИ. Вот именно.

ОСТИН. Ли выиграл.

МАТЬ. Большие деньги?

ЛИ. Еще не получил. Вот-вот.

МАТЬ. А что с твоей рубашкой?

ЛИ. С рубашкой?.. Снял. Взмок как не знаю кто.

Остин берет со стола рубашку и швыряет брату. Ли, поставив наконец сумки, одевается.

МАТЬ. И погром вы тут учинили.

ОСТИН. Мам, я все уберу. Я не думал, что ты так скоро вернешься.

МАТЬ. Я тоже.

ОСТИН. Что-нибудь случилось?

МАТЬ. Ничего. Соскучилась по своим вьюночкам. (Замеча­ет, во что они превратились.)

ОСТИН. Ммм.

МАТЬ. По-моему, они все засохли. (Подходит к горшкам, разглядывает цветы вблизи.) Насколько я понимаю, ты их не поливал.

ОСТИН. Я поливал, но потом приехал Ли, и мы...

ЛИ. Это все из-за меня, мам. Он тут ни при чем.



Пауза. Мать разглядывает растения.

МАТЬ. Что ж, одной заботой меньше. (Поворачивается к братьям.) Кстати. Отгадайте, мальчики, кто приехал в наш город. Ну?



Долгая пауза. Братья озадачены.

ОСТИН. То есть?


МАТЬ. Отгадай. Настоящая знаменитость. Я прочитала в автобусе дальнего следования.

ЛИ. Знаменитость, говоришь?

МАТЬ. Ну? Ни за что не отгадаете.

ОСТИН. Мам... мы тут... (Показывает на блокнот.)

МАТЬ. Пикассо. (Пауза.) К нам приехал Пикассо. Фан­тастика, да? Он уже в городе.

Пауза.

ОСТИН. Мама, Пикассо умер.

МАТЬ. Ничего подобного. Он посетит музей. Я прочитала в автобусе. Мы должны его увидеть.

ОСТИН. Мам...

МАТЬ. Такое бывает раз в жизни. Нет, ты представляешь? Мы должны обязательно пойти. Все вместе.

ЛИ. Вообще-то я не рвусь. Я лучше... Как, ты сказала, его зовут?

МАТЬ. Пикассо! Пикассо! Ты не слышал, кто такой Пикассо? Остин, ты-то знаешь, кто такой Пикассо?

ОСТИН. Мам, у нас срочная работа.

МАТЬ. Это не займет много времени. Сели в машину - и мы там. Не каждый день выпадает такой случай.

ОСТИН. Мы уезжаем, мам!

Пауза.

МАТЬ. Уезжаете?



ЛИ. Да.

Пауза.

МАТЬ. Оба уезжаете?

ЛИ (бросив взгляд на брата). У нас был такой разговор, но, скорее всего...

ОСТИН. Оба, да! Мы все спланировали.

МАТЬ. Ты не можешь уехать. У тебя семья.

ОСТИН. Я уезжаю. Я уезжаю отсюда.

ЛИ (матери). Сказать по правде, я не уверен, что Остин создан для жизни в пустыне. А ты?

МАТЬ. Нет, конечно.

ОСТИН. Я еду с тобой. Ли!

МАТЬ. Вон как исхудал.

ЛИ. Он там сгорит за милую душу.

ОСТИН. Мы заканчиваем сценарий и уезжаем. Решили ведь. Ты сам предложил. Давай, Ли. За работу.

ЛИ. Я не могу в таких условиях. Слишком жарко.

ОСТИН. Тогда в пустыне закончим.

ЛИ. Раскомандовался! Как-нибудь без тебя решу!

МАТЬ. Ты что кричишь?

ЛИ. Придется отложить это дело.

ОСТИН. Я не могу откладывать! Поздно! Я пишу все, как ты говоришь. Слово в слово.

ЛИ. Не в том дело, ты был прав: дурацкая история. "Два придурка гоняются друг за другом по всему Техасу". Ты же сам сказал.

ОСТИН. Я ничего такого не говорил.

ЛИ (презрительно фыркает, затем обращается к матери). Мам, я одолжу у тебя кое-что из посуды? Ты не про­тив? Несколько тарелок, чашек? Немного столового серебра? (Не дожидаясь ответа, залезает в разные шкафчики, достает тарелки и начинает их складывать на ра­бочем столике. Мать и Остин молча наблюдают.)

МАТЬ. Тебе там не на чем есть?

ЛИ. Ага. Гол как сокол.

ОСТИН (брату). Ты что?

МАТЬ. Это старый сервиз. Настоящий китайский фарфор.

ЛИ. Надоело, понимаешь, руками. Человек я или не че­ловек?

ОСТИН (брату). Ты что? Мы же ударили по рукам!

МАТЬ. А пластмассовая тебе не подойдет? У меня много пластмассовой.

ЛИ (складывая тарелки). Это не то. Пластмассовая – совсем другое дело. Мне нужна добротная. Чтобы совсем там не одичать. Там одичать - раз плюнуть. Ты не волнуйся, я тебе все верну.

ОСТИН (кидается к Ли, хватает его за плечи). Ты не можешь вот так все бросить!



Толчок - и он отлетает назад в альков. Мать молча смотрит. Ли продолжает собирать посуду.

МАТЬ. В доме, мальчики, пожалуйста, без драк. Если вам охота подраться, идите во двор.

ЛИ. Я не дерусь. Я уезжаю.

МАТЬ. Мне хватит того, что вы уже натворили.

ЛИ (стоя к ним спиной). Сматываю удочки. Этот город кому хочешь свернет мозги набекрень. Вот, полюбуйтесь. (Ки­внул на брата.) Нет, я пас. Продаться со всеми потрохами? Благодарю покорно. Лучше на сто миль - ни одной живой души, чем такое.

Пока Ли все это говорит, Остин отрывает от трубки телефонный шнур и наматывает его на обе руки. Нападает он сзади: накинув брату на шею аркан, он упирает колено ему в спину и натягивает шнур на себя. Ли не в силах ни сказать что-либо, ни дотянуться до Остина, только судорожно ловит ртом воздух. Усилив давление, Остин наклоняет его голову в раковину. Мать наблюдает за развитием событий.

ОСТИН (затягивает петлю). Никуда ты не уедешь! Ничего ты не возьмешь! Ни машину! Ни сервиз! Ничего! Ты останешься здесь!

МАТЬ. Не деритесь, мальчики, в доме. Идите во двор. Там места предостаточно.

Ли мычит и стонет и, как разъяренный бык, волочит за собой брата в бессильной попытке высво­бодиться. Сдвинув на своем пути стол, оба валят­ся на пол. Ли, лежа ничком, отчаянно дергается, задыхается; Остин все сильнее затягивает шнур, придавливая противника коленом.

ОСТИН. Ключи! Гони ключи! Живо!

Ли судорожно нашаривает в карманах ключи от машины. Мать подходит ближе.

МАТЬ (спокойно). Остин, ты ведь не собираешься его за­душить?

ОСТИН. Не знаю. Насчет задушить - не знаю. Остановить. Больше ничего. Просто остановить. (Ли молотит по воздуху руками, но Остин неумолим.)

МАТЬ. Дай ему хоть немного подышать.

ОСТИН. Брось ключи, ты меня слышал! (Ли наконец удалось извлечь ключи, и он бро­сает их на пол, однако так, что Остину до них не дотянуться. Ли хватается рукой за шнур, но не в силах ослабить петлю.) Мам, ты мне не подашь ключи?

МАТЬ (не двигаясь). Зачем ты его так?

ОСТИН. Ты мне подашь ключи?!


МАТЬ. Только если ты перестанешь его душить.

ОСТИН. Как я могу перестать? Если я перестану, он убьет меня!

МАТЬ. Не убьет. Он твой брат.

ОСТИН. Ты дашь мне ключи или не дашь? (Пауза. Мать поднимает с пола ключи и подает. Матери.) Спасибо.

МАТЬ. Теперь ты его отпустишь?

ОСТИН. Не знаю. Он не выпустит меня отсюда.

МАТЬ. Не можешь же ты его убить.

ОСТИН. Почему? Еще как могу! Прямо сейчас. Здесь. Шнур посильнее затянуть, и все дела. Смотри. (Затягивает шнур, Ли отчаянно молотит по воздуху руками. Остин слегка ослабляет петлю, не теряя при этом контроля над противником.) Видишь?


МАТЬ. Как ты можешь?


ОСТИН. А ты не говори, что я не могу его убить. Могу. Вот только затяну петлю. Потуже. (Затягивает. Ли слабеет, хрипит.)

МАТЬ. Остин!

Остин чуть ослабляет натяжение, давая Ли не­много подышать.

ОСТИН (брату). Я еду в пустыню. Я еду в пустыню один. И ничто меня не остановит, понял?

МАТЬ (направляясь к дорожным сумкам). Ну все, я в мо­тель. Не могу смотреть на все это.

ОСТИН. Подожди!


МАТЬ (ждет). Оставаться здесь - выше моих сил. Лучше не иметь своего дома.

ОСТИН. Мам, я все устрою. Я тебе обещаю. Ты только подожди чуть-чуть.

МАТЬ (берет сумки). Ты уезжаешь в пустыню.

ОСТИН. Ты только подожди!



Ли дергается, Остин его придавливает, мать стоит с сумками в руках. Молчание. МАТЬ. Мне там стало так плохо. На Аляске. Сидишь у окна и смотришь, смотришь. Я даже не подозревала, что быва­ет такая тоска. А тут как раз эта заметка про Пикассо, я и решила...

ОСТИН. Мам, ты не уходи. Здесь твой дом.

МАТЬ (окидывает взглядом сцену). Не уверена.

Уходит. Первое побуждение Остина - удержать ее, но тут Ли снова затрепыхался, и он вынуж­ден затянуть петлю потуже. Пауза.

ОСТИН (не выпуская концов шнура). Ли? Мы заключим с тобой сделку. Ты даешь мне уехать. Проще говоря, сесть в машину. Договорились? Дай мне только выйти отсюда, и я те­бя отпущу. Дай мне только выйти. О’кей? (Никакой реакции. Остин осторожно ослабляет петлю.) Ли? (Ли недвижим. Остин начинает медленно поднима­ться, крепко держа концы шнура и не спуская глаз с брата. Тот не подает признаков жизни. Остин выпускает из рук шнур и несколько секунд пристально всматривается в лежащего. Шепотом.) Ли?



Пауза. Остин взглянул на дверь, взглянул еще раз на бездыханное тело и двинулся было к выходу. Ли мгновенно вскакивает и перекрывает ему дорогу. Оба принимают сторожевые стойки, держась друг от друга на почтительном рассто­янии. Пауза. Где-то подал голос одинокий койот, сцену заливает лунный свет, и кажется, что братья стоят посреди огромной пустыни. Два застывших в ожидании нападения зверя. Медленное затемнение, вой койота затихает в отдалении.

З а н а в е с

Москва 127521

Старомарьинское шоссе д.16, кв.58

Таск Сергей Эмильевич



Тел/факс: 219-4462

e-mail: sergei_task@mtu-net.ru
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница