Пьеса в 4-х картинах Пер с английского



Скачать 342.82 Kb.
Дата31.10.2016
Размер342.82 Kb.




Барри Кифф
ПРИЩУЧИЛ

Пьеса в 4-х картинах
Пер. с английского

Я.Березницкого
1987

Действующие лица:


ТОН.

ЛИНН.


ПАРЕНЬ.

ДИРЕКТОР.

Место действия – небольшая кладовка при кабинетах естественных наук в общеобразовательной школе большого города.

Перед началом и в конце спектакля, а также в интервалах между картинами – музыкальные номера. В ремарках указаны те, что исполнялись в первой лондонской постановке пьесы. Они могут быть заменены более популярными в данный момент мелодиями.

Перед поднятием занавеса звучат песни «Удовлетворенность» и «Уличный драчун» в исполнении группы «Роллинг стоунз».

Картина первая
Темнота. Звучит песня «Что-то в воздухе» в исполнении группы «Сандерклэп Ньюмен».

Сцена освещается. Музыка затихает.

Кладовая. Весеннее утро. Жалюзи на окне опущены. Чуть ли не полкомнаты занимает мотоцикл. Входит ТОН, крупный мужчина в полной футбольной экипировке, поверх которой спортивная фланелевая куртка яркой расцветки. Во рту сигарета. Взглянув на свои часы, смотрит на мотоцикл, затем закрывает дверь и усевшись в седло, издает воющий звук, наподобие берущего разгон мотоцикла.

Входит ЛИНН, миловидная молодая женщина лет двадцати пяти.

ЛИНН (положив принесенные ею книги и тетради; с улыбкой). Америка должна напасть на Китай и сбросить на Пекин атомную бомбу. (Смеется.) Решили единогласно… всем классом. Ничего не скажешь – достойные наследнички Маккартни. Верно?
ТОН с трудом слезает с мотоцикла.

Это что за наряд? Последний крик прошлогодней моды?

ТОН. Матч у меня. Через десять минут должен быть на поле.

ЛИНН. Слышали как-то: «Такого бугая только выпусти в поле – все телки разбегутся».

ТОН. Не просохло еще. Ночью дождь шел.

ЛИНН. Смысловая ассоциация. Поле – бугай. Думала, это о тебе.

ТОН. Послушай, Линн… Мне не так уж легко…

ЛИНН. Слезать с мотоцикла?

ТОН. Последний день сегодня. Завтра каникулы. Долго не увидимся.

ЛИНН. Это все, что ты хотел поведать мне?

ТОН (кашлянул, погасил сигарету). Складно говорить я не умею… Скажу прямо…

ЛИНН. Идеальные данные для работы в школе. Основная предпосылка успеха в педагогике: складно говорить не умею.

ТОН. Линн…

ЛИНН. Это вроде не твой?

ТОН. Конечно, не мой.

ЛИНН. Откуда он здесь взялся?

ТОН. Сам удивляюсь.

ЛИНН. Может быть, Реймонда?

ТОН. Нет, спрашивал у него. Говорит, из старшеклассников наверно, кого-то.

ЛИНН. Не исключено. Последний денек перед каникулами, а кой для кого – перед выходом в море житейское. Финальная демонстрация непокорства.

ТОН. Непокорства?

ЛИНН. Держать мотоциклы в школьных помещениях не дозволено. Из правил внутреннего распорядка.

ТОН (закурил еще одну сигарету). Не могу больше… притворяться… обманывать…

П а у з а.


И Кэрол замучил.

ЛИНН. Она знает о нас?

ТОН молчит.

Догадывается?

ТОН. Дура она, что ли?

ЛИНН. За тебя вышла.

ТОН. Спасибо.

Пауза. Он уставился взглядом в пол.


ЛИНН. Та-ак… Значит, конец. Как это у старика Шекспира?.. Прощай, прощай и помни обо мне.

ТОН. Н-ну… не совсем так…

ЛИНН. Совсем – не совсем: какая разница?

ТОН. Кэрол жалко. И ребятишек.

ЛИНН. Ясно. Спасибо, что и мной не побрезговал.

ТОН. Понимаешь… Хорошо нам, конечно, было… но всему приходит конец.

ЛИНН. Да, как ни странно. Ничто не длится вечно. Любишь кого-нибудь до самозабвения, и кажется, выпотрошить себя готова ради него. А пройдет время, встретишься с ним на улице, и хоть бы шевельнулось в тебе что. Ладно, Тон, все в норме. (Садится на мотоцикл.)

ТОН. Ты уж… прости, пожалуйста…

ЛИНН. Хватит тебе.

ТОН. Выложил все, и гора с плеч… А то прямо места не находил.

ЛИНН. Польщена.

ТОН. Хотел, чтоб ты знала… имела в виду…

ЛИНН. Понятно. Ну а вот… в учительской, например? Держать себя, будто ничего не произошло? Сидишь, скажем, с газетой, уткнулся в кроссворд: заело. Мне как – подойти помочь, или не обращать внимания, или… А где ж у него звонок?

ТОН. Звонки на велосипедах. А это мотоцикл. Клаксон у него. (Сигналит.)

ЛИНН. Понятно. А я думала, эта вот штучка… (Отвинчивает колпачок бензобака.)

ТОН. Осторожней! Это бензобак!

ЛИНН. Да?

ТОН. Окурок попадет – все! В клочья. (Попытался было одновременно погасить сигарету и привернуть колпачок, но потерявшая равновесие ЛИНН ухватилась за него, и он, чтобы не упасть, вынужден в свою очередь ухватиться за нее.)

Смотрят друг на друга, затем он целует ее.
(Спохватившись.) А черт, матч…

ЛИНН. Тон, прошу тебя… (Не отпускает его.)


Открывается дверь, входит ПАРЕНЬ. Ему 16, но выглядит старше. Когда он чем-то взволнован или смущен, как сейчас, застав Тона и Линн в объятиях, становится заметным

его легкое заикание.


ТОН (сверлит его взглядом). Тебе чего здесь?

ЛИНН (после паузы). Мне надо… (Одергивает юбку.)


ПАРЕНЬ по-прежнему смотрит на них, оценивая ситуацию.
ТОН. Ну что вылупился? Убирайся! Ученикам нельзя сюда. Чего тебе?

ПАРЕНЬ. Я… за машиной.

ТОН. Твоя?

ПАРЕНЬ. Брата.

ТОН. Школьных правил не знаешь? Ясно сказано: учащимся не разрешается оставлять мотоциклы в пределах школьной территории. А ты вон куда затащил! Кладовая здесь, а не мототрек.

ПАРЕНЬ (помолчав). Выпускник я… Последний день. (Улыбается.)

ТОН. Нашел оправдание!
Пауза. Все трое чувствуют себя неловко.

ПАРЕНЬ все еще пытается уяснить причину их замешательства.


И почему не на спортплощадке? Игра сейчас: педагоги с классными старостами. Поболел бы за нас.

ПАРЕНЬ. Я… домой хотел.

ТОН. А итоговое собрание? Только после него.

ПАРЕНЬ. У-ууу…

ЛИНН. Я, пожалуй…

ТОН. Слушай, малый, что ты все время пялишь глаза? Неужто тебе не объясняли: это невежливо – таращиться вот так.

ПАРЕНЬ. И вовсе я не…

ТОН (свирепея). Ну куда ты все смотришь, что выглядываешь? А?.. И давай-ка забирай отсюда свой чертов драндулет. Бунзеновские горелки вокруг, химикалии и всякая такая чертовщина, а у тебя бак с бензином. Взорвать нас хочешь? Давай бери свой мотор и уматывай с ним, живо, живо!


ПАРЕНЬ подходит к мотоциклу и хочет увести его, но при этом случайно ударяет Тона по ноге педалью. ТОН вскрикнул и вне себя от ярости, смешанной с конфузом, с размаху бьет Парня по голове.
ПАРЕНЬ. Ой!

ТОН. Чертов болван!

ЛИНН. Тон!
ПАРЕНЬ и ТОН вперились друг в друга. ПАРЕНЬ потирает голову.
ТОН. Идиот несчастный! Кончай глаза лупить! (Пауза. Наносит Парню еще один удар, посильнее.)

ЛИНН. Ради всего святого, Тон, оставь его…

ТОН. Вот недоносок, разинул рот и глазеет!.. (Закуривает.) А-а… прикрыл наконец пасть… Значит, выпуск у тебя сегодня, покидаешь нас?
ПАРЕНЬ молчит.
А почему не в конце летнего семестра?

ПАРЕНЬ. Шестнадцать… исполнилось уже.

ТОН. Ясно. Выглядишь старше… А это у тебя что? Аттестат?

ПАРЕНЬ. Ага…

ТОН. Дай-ка сюда. (Берет у него аттестат, читает.) «Отстает… ленится… неспособный… низкие показатели.. ленится…». В чем, в чем, а в последовательности тебе не откажешь.

ПАРЕНЬ. Спасибо.

ЛИНН. Что ты собираешься делать?
Он не отвечает.
Чем займешься?

ПАРЕНЬ. Не знаю… (Помолчав.) А вы здесь… вдвоем… (Хихикнув.) Вот так номер!

ТОН. Заткнись!

ПАРЕНЬ (садится на мотоцикл). Закрышку кто-то упер.

ЛИНН (протягивает ему). Вот она.

ПАРЕНЬ. Рисковое дело. Б-бычок попадет – к-каюк. (Достал сигарету, закурил. Усмехнулся, глядя на них. Не слезая с мотоцикла, дотянулся до двери, затворил ее, повернул ключ и положил в карман.)

ТОН. Какого дьявола?..

ЛИНН. Открой дверь. Что за шут…

ПАРЕНЬ (водит сигаретой над бензобаком). А, попались! Ловко я вас прищучил.

ТОН (взглянув на Линн). Послушай, ты, болван…

ПАРЕНЬ. Спокойненько.

ТОН. Как тебя звать? Фамилия?

ПАРЕНЬ. Чье? Мое?

ТОН. Как его фамилия?

ЛИНН. Скажи, как тебя зовут, как фамилия?

ПАРЕНЬ (засмеявшись). Фамилию спрашиваете? Пять лет всего проучился у вас!

ТОН (двинулся к нему). Давай-ка ключ, братец. Давай, слышишь?

ПАРЕНЬ. Спокойно, говорю. Д-думаете, шутки шучу?.. К-как бы не так. (Угрожающе помахивает сигаретой над бензобаком.)


ТОН медлен отходит.

Как бы не так.

ЛИНН. Не знаю, кто он… но он действительно не шутит.

ТОН. Взорвать нас хочешь?

ПАРЕНЬ. А почему бы и нет?
П а у з а.
ЛИНН. Почему нет?.. Причин множество.

ПАРЕНЬ. Врешь! Нет ни одной!

ТОН. О, Господи! (Двинулся к нему.)

ПАРЕНЬ. Стоять!..

ТОН. Чепуха какая-то.

ПАРЕНЬ. Стой! А то я из-за тебя дергаться начну. А когда человек дергается, он всякое может натворить.

ЛИНН. Если не хочешь натворить что-либо, разумнее всего…

ПАРЕНЬ. А ты помалкивай. (Пауза.) Разумнее всего, разумнее всего… С души воротит от наставлений ваших. Туда ходи, сюда не ходи, делай это, не делай то - все к-кишки вымотали. Хватит с меня, расплевался. Прощальный денек, отбарабанил пять лет, и на все четыре стороны. Хоть сюда, хоть туда, хоть… никуда…

ЛИНН. Никуда?
Молчание.
ПАРЕНЬ. А, начали матч.
ТОН попытался было выглянуть в окно.
Ни с места!

ТОН (отступив). Ты что… всерьез? Неужто не представляешь последствий своего поступка?

ПАРЕНЬ. Например?

ТОН. Будешь исключен, не сможешь на работу устроиться, хоть на самую дерьмовую. Всю жизнь себе…

ПАРЕНЬ. А я-то думал, скажешь: х-хана всем нам будет.

ТОН. А… да, конечно.

ПАРЕНЬ. Одни ошметки останутся – трудновато будет Уотлингу исключить. (Глумливым тоном.) «Эй вы… мертвячок… собери вместе свои ошметки… вынь жвачку изо рта… слушай внимательно… дело очень серьезное… живей, мертвяк, живей…» (Засмеялся.) Представляете, запашок… горелое мясо… вовек не выветрится… (Выглянул в окно.)
ТОН и ЛИНН обмениваются взглядом.
ЛИНН. Докуришь сигарету… и мы все пойдем… правда?
Долгое молчание.
Я говорю, когда докуришь, мы…

ПАРЕНЬ. Чего ты в нем нашла, в этом дуроломе? Знаешь, как мы зовем его между собой? Газовщиком. Кличку такую дали, потому что нет-нет да нагазует у себя в спортзале, когда пыжиться начнет. Вот и прозвали Газовщиком.

ТОН. Ах ты, гаденыш!

ПАРЕНЬ. Подходит ему, верно? Вон и сейчас… гляди, как напыжился. (Пауза.) Прозвище в самый раз. Газовщик.

ЛИНН (после паузы). Как тебя зовут?

ПАРЕНЬ. А теперь вот что сделай… Тебе говорю… С этой минуты законное имя ему будет – Газовщик. Поняла? (Пауза.) Ну так поприветствуй его… (Угрожающе.) Кому говорю?

ЛИНН (не сразу). Привет, Газовщик.

ПАРЕНЬ (расхохотался). Это ж надо, как напыжился. Силен, ничего не скажешь. Как злобиться начнет, так весь и пыжится, аж красный становится. Газоубежище нам бы здесь завести не мешало.

ЛИНН (усмехнувшись). Пожалуй.

ПАРЕНЬ. Как бы не лопнул от натуги.

ЛИНН. Не бойся, не лопнет.

ПАРЕНЬ. На войну бы его… секретное оружие.

ЛИНН. Вот именно. (Засмеялась.)

ТОН. Ладно, ладно, Линн… могла бы и без этого. (Парню.) Кончай, слышишь? Поиграл, потешился вволю по случаю выпуска, а теперь так договоримся…

ПАРЕНЬ. Газовщик!

ТОН. Ждут меня на поле, понял? Футбол! Правого полузащитника играю.

ПАРЕНЬ. Хо-хо-хо-хо…

ТОН. Мисс Миллар, мне…

ПАРЕНЬ. Горилла…

ЛИНН (после паузы). Что?

ПАРЕНЬ. Миллар-Горилла. Кличка твоя.
ТОН хмыкнул. Молчание.
Здорово, правда?

ТОН. Ну, знаешь…

ПАРЕНЬ. Поприветствуйте друг друга, раз такое дело. (Пауза.) Валяйте, чего стесняться? (Пауза.) Без дураков, ну!..

ТОН. Привет, Горилла.

ЛИНН. Привет, Газовщик.
ПАРЕНЬ глумливо захихикал. Оборвал смех.
ТОН. Удовлетворен? А теперь позволь нам уйти.

ПАРЕНЬ. Н-нее… еще нет… В смысле «не удовлетворен». И вообще – «удовлетворен» - не то словечко. Не в удовлетворении тут дело. Не, не в ней. (Взглянув в окно.) Без тебя начали, Газовщик. Дженкинс вроде за тебя, ботаник. Тоже мне – Пелé, нос в киселе.

ТОН. Искать меня будут. Уотлинг пошлет ребят – всю школу обшарят. Смотри, несдобровать тебе, когда найдут.

ПАРЕНЬ (повернувшись к ним, снова рассмеялся). Вот умора так умора. Сдрейфил Газовщик. Сдрейфил, вижу. Меня забоялся. Аж пóтом прошибло под носом. Набычился весь, и лоб красный-красный, и… Все эти годы только и знал, что дать тычка, смазать по башке в коридоре, а уж в зале у себя всех до одури доводил. Чего хотел, то и делал. А нынче поджилки трясутся, потому как моя теперь власть над тобой. Что, нет?

ТОН. Ах ты… шавка поганая!

ПАРЕНЬ. Ай-я-яй… какой невоспитанный мальчик… что за выражение…

ТОН. Мало того, что ты… сука, так ты еще и тупица… не знаю как там тебя. Сказать, почему? Не видишь дальше носа – винтиков в голове не хватает.

ПАРЕНЬ. Не моя вина.

ТОН. Как не твоя?

ПАРЕНЬ. Ничего не могу поделать.

ТОН. Можешь.

ПАРЕНЬ. Не могу.

ТОН. А я говорю, можешь.

ПАРЕНЬ. Не, не могу. Верно, Горилла?

ЛИНН. Да… если винтиков не хватает… тут уж никто не в силах…

ПАРЕНЬ. Молодец, поддержала.

ТОН. А взглянуть дальше носа – тоже не в силах? Представить, что впереди. Завтра, послезавтра… Живешь только сегодняшним днем.

ПАРЕНЬ. А чего дальше загадывать?

ТОН. Думаешь, если обозвал меня… одним словцом… и мисс Миллар…

ЛИНН. Еще одним словцом…

ТОН. А ты помолчала бы… Скажи как смешно, обхохочешься прямо, ха-ха-ха… А дальше что? Завтра что, а? О последствиях подумал?

ПАРЕНЬ (с намеренной медлительностью, будто гипнотизер, вгоняющий в транс, закуривает еще одну сигарету. Долгая пауза). Завтра будь что будет… а сегодня это сегодня. Торжественный денек… пять лет муштровали меня здесь… готовили к нему. Вступление в жизнь, весь мир перед тобой… и всякое такое… Передо мной и еще перед… сколько нас здесь гавриков?.. Тыща двести, вроде, так? И что ж, интересно, станет с одним из… с этим вот самым (показывает на себя) … что ждет его впереди? А?.. Что его ждет?.. Вкалывать буду лет полсотни… вот все, что меня ждет… Говорят, когда тонешь, в последние секунды, перед тем как совсем уж пойти на дно, все твое прошлое встает перед глазами… Так вот, сегодня, когда выстроили нас поутру… и хор затянул свои гимны… и оркестр в трубы дудел… и все эти ублюдки, кто с отличием кончил, несли какую-то ахинею по-латыни – стишки, что ли?.. и вышел мэр… и тоже стал чего-то такое нести: мы так гордимся, так гордимся… и когда мы все молитву возносили Всемогущему Господу… и смотрели, как призы давали первачам, кто в университеты пойдет… и хлопали им, хлопали, будто они сборная Англии по крикету… хлопали, хлопали, хлопали… так вот, сегодня, говорю, никакое прошлое не встало у меня перед глазами… А будущее – встало. Пустота! Громадная такая, мглистая… (Молча курит. Глядит в окно.) Голуби на проводах… сидят себе, посиживают, и током их не бьет… летают куда вздумается… Дед мой держал… И как это они… как это они, интересно… не потеют под крылышками, когда летят?

ТОН (после паузы). Чего ты добиваешься? Что тебе еще нужно?

ПАРЕНЬ. Божью Фигу мне нужно! Хочу, чтоб Фига был здесь… Вот тут, передо мной, на коленях… Чтоб взопрел от страха, чтоб кровью харкал… Взорву его к чертям собачьим!.. А почему мы его Божьей Фигой прозвали, знаете? Привычка у него такая – как ни заговорит с кем…

ЛИНН. … обязательно ввернет «Бóна фúдэ». «Как, мол, вы насчет того-то и того-то: «бóна фúдэ»?

ПАРЕНЬ. Точно! И ты, значит, заметила? Я так сразу, с первого дня, как только поступил в нашу родную общеобразовалку. Подходит он это к старшеклассникам, которые кончали тогда, и спрашивает: «Насчет университета вы как - бóна фúдэ»? Потом о крикете речь зашла – поездка, вроде, намечалась, и снова он свое «бóна фúдэ». Что за черт, думаю, обругал он их, что ли? Но тут мне один подсказал: латинское, говорит, выражение, от древних римлян еще. И означает будто: «Всерьез, без дураков»… или что-то такое в этом роде. Да, думаю, ничего себе школка… Рассказываю брательнику своему, а он мне: школа, мол, первый сорт, раз так шпарят весь день по латыни… Первый-то первый, а только к чему они мне эти древние римляне, чтоб на заводе башку размозжило?... (Сменив тон, сухо.) Сюда пусть придет. Фига. Всерьез говорю. Видать его?

ТОН. Да…

ПАРЕНЬ. Позови!.. Ну!..

ТОН (у окна). Мистер Уотлинг!.. Мистер Уотлинг!..

ПАРЕНЬ. Божья Фига!

ТОН. Да-да, мистер директор, я здесь… В кладовке.

ПАРЕНЬ. Закрой.


ТОН закрывает окно.
Ну что, идет?

ТОН. Идет.

ПАРЕНЬ. Порядочек, значит.
Темнота. Внезапный взрыв музыки: «Прочь с моей тучи» в исполнении группы

«Роллинг стоунз».


Картина вторая
Музыка продолжает звучать. Затем стихает. Стук в дверь. Свет. Все трое на тех же местах.

ТОН и ЛИНН встревожены. Стук не прекращается.


ГОЛОС (за дверью). Вы здесь, мистер Пирт?
ПАРЕНЬ кивком велит Тону ответить.
ТОН. Да, сэр, я здесь.

ГОЛОС. Почему же не открываете?

ТОН. Понимаете, я… мы тут… ну, в общем, попали в западню.

ГОЛОС. Во что?

ТОН. Тут парень один… осатанел совсем и…
ПАРЕНЬ смеется.
ГОЛОС. Кто?.. Кто, вы говорите?

ПАРЕНЬ. Слушай, Фига. Хочешь войти?

ГОЛОС. Открой дверь.

ПАРЕНЬ. Повежливей попроси…

ГОЛОС. Открой немедленно дверь!

ПАРЕНЬ (хихикнув). Не хочешь повежливей, стой где стоишь. Как ты мне, так и я тебе.

ГОЛОС. Что у вас там происходит?

ТОН. Мы здесь… ну, вроде как заложники.

ГОЛОС. Кто там с вами?

ТОН. Мисс Миллар и… один из учеников.

ГОЛОС. Кто именно? Фамилия?

ПАРЕНЬ (шепотом). Гуд.

ТОН (громко). Его фамилия Гуд.

ПАРЕНЬ. А зовут Робин.

ТОН. Робин Гу… (Спохватился. Свирепо взглянул на Парня.)
ПАРЕНЬ захохотал.
ГОЛОС. Сейчас же открой дверь!

ПАРЕНЬ. А «пожалуйста» где?

ТОН. Я думаю, сэр…

ЛИНН. По-видимому, все это… достаточно серьезно.

ГОЛОС (после паузы). Впусти меня… пожалуйста.

ПАРЕНЬ. Что-то мне плохо слышно. (Тону и Линн.) А вам?

ТОН. Мне…

ПАРЕНЬ. Эй, Божья Фига, погромче. А то Газовщик тут так сопит, что я не слышу.

ГОЛОС. Позволь мне, пожалуйста, войти.

ПАРЕНЬ. Еще раз «пожалуйста».

ГОЛОС. Пожалуйста.

ПАРЕНЬ. Вот ведь до чего дошло: приходится мне обучать директора, как вести себя. Неужто никто не учил тебя приличным манерам? И что-то мне все не слыхать тебя. Вот чего… тут щель внизу: наклонись, может, расслышу.

ГОЛОС. Потерпите, мистер Пирт, схожу за сторожем, у него запасной ключ.

ПАРЕНЬ (поднеся сигарету вплотную к бензобаку, вопит что есть мочи). А ну, хватит! Надоело!

ТОН. Осторожней, дурак… испарения!.. Убери сигарету! Бензин испаряется… Подальше от испарений, а то…

ПАРЕНЬ. Ух, как интересно, прямо дух захватывает! Пусть войдет. Хочу, чтоб встал тут передо мной.

ЛИНН. Я думаю, сэр, в сложившихся обстоятельствах… во избежание…

ТОН. … трагических последствий…

ЛИНН. … разумней всего будет подчиниться…

ПАРЕНЬ. Робину Гуду!

ЛИНН. … и встретиться вам с ним.

ГОЛОС (после паузы, из щели под дверью). Пожалуйста, впусти меня.

ПАРЕНЬ (после паузы). Вот это другое дело. А теперь займем исходные позиции. Расстелить красный ковер… смир-но!.. Шапки долой перед королевой! (Жестом велит Линн подойти к нему. Одной рукой подтянул ее за волосы к бензобаку, другой – поднес к ним сигарету.) Значит так. Впусти его. Но чтоб не рыпаться у меня… мокрого места ни от кого не останется, гад буду! (Кладет ладонь на юбку Линн.)

ТОН. Сволочь грязная!

ПАРЕНЬ. Поговорочку знаешь: «Кончил дело – гуляй смело»?

ТОН. Я…


ПАРЕНЬ. Молчи, не тебя спрашиваю.

ЛИНН. Знаю.

ПАРЕНЬ. Переиначить можно. «Делай дело – кончай смело». Во рекламка была бы! Для этих… в аптеках продают. (Захохотал. Рука его все еще на юбке Линн.) М-мм, как здорово… мурашки забегали…
ТОН вне себя от ярости.
Ну что, Газовщик? Теперь я командую. Твое времечко кончилось. Ладно, приступим к операции. Кодовое название «Ловкость рук и никакого мошенства». Вот тебе ключ. Откроешь. Впустишь. Запрешь. И отдашь мне. А попробуешь фортель какой выкинуть, расколю у ней бутылку между ног. Действуй.
ТОН настороженно выполняет указание. За открывшейся дверью – ДИРЕКТОР.

Он на коленях.


ДИРЕКТОР (входит). А-аа… вот оно что…

ПАРЕНЬ. Запирай.


ТОН запирает дверь, отдает Парню ключ. Молчание.

ПАРЕНЬ снова водит рукой по юбке Линн.


ДИРЕКТОР. Убери руку. Ситуация мне ясна.

ПАРЕНЬ. Ничего. Ей нравится. (Отпустил ее.)


ЛИНН утирает повлажневшие глаза. Поправляет платье.

ДИРЕКТОР, ТОН и ЛИНН смотрят друг на друга.


ДИРЕКТОР. Не знаю, во что именно вздумалось тебе поиграть, но предупреждаю: последствия могут оказаться чрезвычайно серьезны.

ПАРЕНЬ. Да что ты говоришь?.. Бона фидэ?

ТОН (после паузы). Он… он грозится…
ПАРЕНЬ закуривает.
ДИРЕКТОР. Согласно действующему у нас внутреннему распорядку, учащимся строжайше запрещено курить в помещении школы.

ПАРЕНЬ. Ура! Да здравствует распорядок!

ТОН. Бензин в баке… грозится взорвать нас…

ПАРЕНЬ. Точно.

ЛИНН. Прошу вас… пожалуйста…

ДИРЕКТОР. И на что же ты рассчитываешь… чего надеешься достичь… э-э… Джонсон, если не ошибаюсь…

ПАРЕНЬ. Нет.

ДИРЕКТОР. Рейнор?..

ПАРЕНЬ. Нет.

ДИРЕКТОР. Энселл?..

ПАРЕНЬ. Мимо.

ДИРЕКТОР (после паузы). ВЫ его знаете?

ТОН. Кажется… кажется, встречался с ним здесь… На занятиях.

ДИРЕКТОР. А вы, мисс Миллар?

ЛИНН. Я узнаю его, но…

ДИРЕКТОР. Стало быть, ни вы, ни мисс Миллар, ни вы, мистер Пирт, не знаете его фамилии?

ЛИНН. Нет.

ДИРЕКТОР. Понятно.

ТОН. Видите ли, сэр, школа… такая большая…

ДИРЕКТОР. Я осведомлен об этом.

ТОН. Нельзя же знать по фамилии каждого из тысячи двухсот учеников.

ДИРЕКТОР. В данном случае меня интересует фамилия только одного ученика. Того, кто находится здесь. Вот что, молодой человек, инцидент слишком затянулся. Назови свое имя и свою фамилию.

ПАРЕНЬ. В аттестате у меня.

ТОН. Ах да, у него аттестат.

ДИРЕКТОР. Он показывал вам?

ТОН. Да.


ДИРЕКТОР. И какая же там значится фамилия?
Молчание.
ТОН. Честно говоря, я… не обратил внимания.

ДИРЕКТОР. А вы, мисс Миллар?

ЛИНН. Я тоже.

ДИРЕКТОР (после паузы). Хорошо, юноша, будь по-твоему. Не желаешь назвать фамилию, дай аттестат, я прочту.

ПАРЕНЬ. Не дам.

ДИРЕКТОР. Не вижу никаких осно…

ПАРЕНЬ. Не дам аттестата. Мой. Личная собственность, в кармане держу. В смысле все, что поднакопил… все, что нажил здесь. С чем наниматься пойду – место заполучить. Чего там только ни понаписала вся ваша… учительская бражка. Особой похвальбы, я так понимаю, ни от кого я не сподобился – пользы мне будет от ваших отзывов как от козла молока, - но кто уж вовсю постарался так это ты, директор. Резолюция твоя внизу – словно сам Господь Бог припечатал… приговор окончательный, обжалованию не подлежит. (Пауза.) Успеваемость низкая… способностей не проявил… (Пауза.) Вот чего ты там накарябал. И подпись с завитушкой… (Чуть помолчав.) А теперь все вспомнить не можешь: как его зовут, как фамилия, и что это мол вообще за хрен собачий?
Молчание.
ДИРЕКТОР. Так скажи мне, кто ты.

ПАРЕНЬ. Ишь какой! А по мне, так разузнать сперва надо было, кто он, этот тип, а потом уж скорость врубать. Неуспевающий, Ленится, отстает, слабо усваивает, неспособный… Зато завитушечка – глаз не оторвешь!

ДИРЕКТОР. Помнить по фамилии каждого из учащихся я не в состоянии и вынужден полагаться на мнения других педагогов, тех, кто повседневно встречается с вами и хорошо знает вас.

ПАРЕНЬ. Вот этот знает меня, да? Или вот эта? Как же, держи карман! Что Газовщик, что она, что ты – ни черта вы меня не знаете. Один только и выискался здесь сукин сын, кто знает меня, - я сам!

ДИРЕКТОР. Не будем отвлекаться…

ПАРЕНЬ (к Линн). Эх, влепила бы нам всем по поцелуйчику.

ЛИНН. Воздержусь.

ПАРЕНЬ. Будешь паинькой, дам поиграться одной штучкой.

ДИРЕКТОР. А это, мой милый, хамство, притом абсолютно беспричинное…

ПАРЕНЬ. Чмокни разочек каждого, что тебе стоит?

ЛИНН. Дай сперва взглянуть на аттестат.

ПАРЕНЬ (детским голосом). В тебе аттестатик покажу, а ты мне – что у тебя в штанишках, ладно?


ТОН двинулся к нему.
Ни с места, Газовщик… ни шагу дальше! Черт побери, сколько можно повторять?! Знаешь ведь: не шучу. Взаправду все! Взаправду, понял? Никогда не видал, как горят заживо?

Молчание.


ДИРЕКТОР. Твоя выходка… акт предумышленного бунтарства или спонтанная вспышка?

ПАРЕНЬ. Какая, какая?

ДИРЕКТОР. Ты действовал с заранее обдуманным намерением?

ПАРЕНЬ. Еще раз.

ДИРЕКТОР. Я спрашиваю…

ЛИНН. Ты все нарочно подстроил, или случайно так получилось?

ПАРЕНЬ. А-а… (Закуривает.)

ДИРЕКТОР. Если у тебя не было заранее обдуманного намерения, давай поставим точку и никогда не будем вспоминать об этом… прискорбном срыве… минутном умопомрачении.

ПАРЕНЬ. Вон куда гнешь – наследственность… Бабушка у меня была… свихнулась на старости лет. В психушку упрятали. Палата маленькая, вроде кладовки этой. Ходил к ней, навещал. В садике все посиживала. Каштаны облупливала. А то вдруг апельсинные зернышки примется высаживать – прямо в траву. «За что тебя?» - спрашиваю. А она мне: «Помешалась, думают». «С чего они взяли?» - говорю. «С того, - отвечает, - что раздетая везде хожу». «Не холодно?» - спрашиваю. «Нет, - говорит, - я только в жару».
Молчание.
ЛИНН. Любил ее?

ПАРЕНЬ. Кого, бабушку?

ЛИНН. Да.

ПАРЕНЬ. Понятно, любил. Кто ж свою бабушку не любит?

ЛИНН. Она умерла?

ПАРЕНЬ. Не твое дело.

ЛИНН. Просто интересно…

ПАРЕНЬ. Под себя ходила… Ну и пришлось отправить. А что толку – и там не перестала.

ЛИНН. Совсем дряхлая была?

ПАРЕНЬ. Кто ее знает. На вид лет сто. Но вообще-то я еще тогда пешком под стол ходил, не разбирался. Сказала как-то брату: «Если к десяти вечера ты еще не в постели, возвращайся домой». (Засмеялся.)


ЛИНН засмеялась вслед за ним. Он смеется громко.

Засмеялся и ДИРЕКТОР. Силится смеяться ТОН. Понемногу смех затихает.


Так и не понял тогда, в чем соль.
Пауза.
ТОН. Все это захватывающе интересно, но не пора ли нам уже…

ДИРЕКТОР. Действительно, в высшей степени интересно. Твоя бабушка была, насколько я могу судить, весьма примечательной личностью.

ПАРЕНЬ. А слышали б вы, как песни распевала!

ДИРЕКТОР. Да… жаль, что не довелось.

ПАРЕНЬ. В пивнушку захаживала, в «Герцогскую голову», там пела.

ДИРЕКТОР. Как же, знаю, на Хай-стрит.

ПАРЕНЬ. И на пьянинке играла. В комнате у нее стояла пьянинка эта. Как Рождество, так всех нас, мальцов, - к ней. Усядется за свою пьянинку и давай наяривать. И каждое Рождество – верней, перед самым Рождеством – краской его покрывает… ну, знаете, такая, специально для дерева. И вот когда все разгорячатся, песни горланят и все такое, отец мой… а он, пока они там распевали, стакан свой ставит на крышку… да… так вот, значит, говорит он: «Еще, что ли, пивка глотнуть?» - и за стакан. И другие за своими тянутся, кто на крышку поставил. Но не тут-то было – прилипли, не отдерешь. (Изображает мимически.) Краска-то ведь клейкая! Смеху!

ДИРЕКТОР. Семейные развлечения.

ПАРЕНЬ. Ага.

ДИРЕКТОР. Сейчас редко где пианино услышишь.

ПАРЕНЬ. На сборах на всяких, собраниях-заседаниях. Гимны когда затянут.

ДИРЕКТОР. Это совсем не то.

ПАРЕНЬ. Ясно, не то.

ДИРЕКТОР. Разве можно сравнить с домашним музицированием, когда вокруг все свои… простая рабочая семья… бесхитростные радости… теплота дружеских…

ПАРЕНЬ. Одно время перестала под себя ходить…

ДИРЕКТОР. Достижение.

ПАРЕНЬ. По малой нужде перестала. Зато большую начала прямо в постели справлять. Вот и засадили ее. (Помолчав.) Чушь какая. Сортир был у черта на куличках.
На последних словах Парня, которые он произносит, глядя в окно, ДИРЕКТОР делает Линн выразительные знаки глазами.
Ух ты, чуть-чуть гол не забили. Вратарь у них барахло, у старост у этих… Жучат его, что мяч между ног пропустил. Да он не то что мяч – баржу пропустит.

ДИРЕКТОР. Вам нехорошо, мисс Миллар?

ЛИНН. Легкая… легкая слабость. Не выношу, когда взаперти… Клаустрофобия, боязнь замкнутого пространства.

ДИРЕКТОР. Вы, видимо… (многозначительно) не совсем здоровы сегодня…

ЛИНН. Д-да… У меня сейчас как раз… ну, понимаете.

ДИРЕКТОР. Тогда вам лучше присесть.

ЛИНН. Пожалуй.

ДИРЕКТОР. Мистер Пирт?

ТОН. Да?.. Слушаю вас.

ДИРЕКТОР. Табурет для мисс Миллар.

ТОН. А-а…

ДИРЕКТОР. Мне кажется, она на грани обморока…


ЛИНН пошатнулась. ТОН, поспешно схватив табурет, передает его Директору.

Во время этой суматохи ПАРЕНЬ утратил неосторожность, и ТОН бросился на него, пытаясь вырвать сигарету.

Темнота. Пронзительный крик Парня: «Ах вы, сволочи!» Грохот музыки: «Уличный драчун» в исполнении группы «Роллинг стоунз».

Картина третья
Темнота. Звучит песня «Дикарь» в исполнении Сузи Куатро. Когда на сцену дается свет, музыка стихает.

Прошло несколько секунд. Парню удалось сбить Тона на пол, и тот лежит сейчас ничком у его ног. ПАРЕНЬ по-прежнему хозяин ситуации. Держит сигарету над бензобаком. ДИРЕКТОР и ЛИНН на тех же местах, испуганные.


ПАРЕНЬ (зловеще). На пушку взять вздумали?! Ладно, суки поганые, попляшете вы у меня!
ТОН попытался приподняться.
Ни с места, Газовщик! Лежать и не подыматься! Вот так. Выгребай из карманов все, какое есть, курево. Живо! Кому говорю!
ТОН достает сигареты, отдает Парню.
(Директору.) Ты тоже.
ДИРЕКТОР медленно – через всю комнатушку – протягивает ему свою пачку.
Вот так. (Тяжело дышит, утирает лоб.)
ТОН пошевельнулся.
Не двигаться, Газовщик! Лежи!

ТОН. Ты что… совсем спятил?

ПАРЕНЬ. Молчи, раз не спрашивают.

ТОН. Психоз… форменный психоз.

ПАРЕНЬ. Тебе видней – на всю школу дурачком слывешь.

ТОН. Доведет тебя твоя тупость, попомни мое слово. Спохватишься, поздно будет.

ПАРЕНЬ. Заткнись, п-падло! Хватит мне м-мозги пудрить! Теперь я с-с-сам себе голова!

Молчание.


Ясно?

ТОН. Ясно, щенок, все ясно. Насквозь тебя вижу, со всеми твоими подначками.

ПАРЕНЬ. Ублюдок.

ТОН. Гнида!

ПАРЕНЬ (внезапно обернувшись к Линн). А ты чего смеешься?

ЛИНН. Что ты, я вовсе не смеюсь. Мне просто… жалко тебя вдрун стало. Ты, должно быть, страшно одинок.

ПАРЕНЬ. Еще чего! Целая куча дружков. Могу позвать… Лучше тебе?

ЛИНН. Лучше. А вообще-то… поделом мне.

ПАРЕНЬ. Да, откололи вы номерок. Паскудство… с души воротит.

ЛИНН. Мне в самом деле стало нехорошо.

ПАРЕНЬ. «Нехорошо»! Что-то незаметно было, когда вы тут с ним тискались.

ЛИНН. Выбирай выражения!

ПАРЕНЬ. А что? Я бы и сам не прочь.

ЛИНН. Постыдился бы.

ПАРЕНЬ. Целыми днями долбишь нам: нравственно, безнравственно, прилично, неприлично… А сама вон чего здесь вытворяешь со своим боровом. У него ведь жена есть. Где ж она, нравственность твоя?

ЛИНН. Мой тебе совет: не вмешивайся в чужие дела.

ПАРЕНЬ. Раскусил я тебя.

ЛИНН. Тебе надо… избавиться от одиночества.

ПАРЕНЬ. Умаслить хочешь?

ТОН (по-прежнему на полу, у ног Парня). Жалко масла на такое дерьмо.

ПАРЕНЬ. Ну что ж, Газовщик, придется унять тебя. Пятьдесят выжиманий в упоре.

ТОН. Пятьдесят?

ПАРЕНЬ. Пятьдесят.

ТОН. Черта лысого тебе пятьдесят!... Ты что!..

ПАРЕНЬ. А помнишь, как ты Генри заставил пятьдесят раз отжаться и у него волдырь под мышкой вздулся?

ТОН. А-а, значит, ты из той же компашки, что и Генри. Совместная заправка по большим переменам: хрустящая картошечка с шоколадным мороженым.

ПАРЕНЬ (пнул его ногой). Начали.

ТОН. Если это поможет тебе возвыситься в собственных глазах… (Приступил к упражнению.)

ДИРЕКТОР. Я… вынужден извиниться перед тобой.

ПАРЕНЬ (после паузы). Вот так-то лучше.

ДИРЕКТОР. Я хочу сказать: вынужден извиниться, но все же никак не возьму в толк чего ты надеешься достичь.

ПАРЕНЬ. А-ха-ха-ха!.. Слыхал я уже это.

ДИРЕКТОР. Чего рассчит…

ПАРЕНЬ. Можешь не договаривать, и так пойму… Только и слышишь: достичь… добиться… повысить показатели… В ушах навязло! Вроде как школьный лозунг.

ДИРЕКТОР. Что-что?

ПАРЕНЬ. Нет, скажешь? А характеристика твоя директорская – не на этот ли мотивчик? На этот самый. Так вот, не уважаю я его. Смени пластинку.


ТОН продолжает отжиматься.
ДИРЕКТОР (помолчав). Не могу понять, о чем ты?

ПАРЕНЬ. У всех вас здесь только одно на уме: ПОКАЗАТЕЛИ! Остальное не в счет.

ЛИНН (после паузы). Я думаю, он вот что имеет в виду…

ПАРЕНЬ. Ну-ка, ну-ка, что я имею в виду?..

ЛИНН. Считаешь, наверно, что…

ПАРЕНЬ. Ух и глазищи у тебя!

ЛИНН. Хочешь, очевидно, сказать, что отсутствие… отсутствие видимых успехов…

ПАРЕНЬ. Во-во, успехи! Еще одно словцо… вроде тех. Оно мне нож острый. Вот у меня… здесь… (показывает на карман, куда положил аттестат) целая прорва этих словечек.

ЛИНН. И у тебя… возникло ощущение, что при подобного рода критериях твои шансы невелики, несмотря на то, что…

ПАРЕНЬ. Слушай, красотка, что ты там плетешь?

ТОН (прекратив выжиматься). Брось ты подлаживаться к этой гниде.

ПАРЕНЬ. На пол, Газовщик! Чего задницу выпятил? Чтоб видать было, как мозгами ворочаешь?

ТОН. Мне кажется, мистер Уотлинг, пора наконец…

ПАРЕНЬ. Пятьдесят, было сказано.

ТОН. Я и сделал пятьдесят

ПАРЕНЬ. Врешь.

ТОН. Считать надо было.

ПАРЕНЬ. Начни снова – сочту.

ТОН. Это нечестно!

ПАРЕНЬ. Ничего не попишешь!

ТОН. Чего ты ко мне привязался?!

ПАРЕНЬ. Такая уж доля твоя горемычная.

ТОН. Учти, голубчик, как только кончится эта забава…

ПАРЕНЬ. Ну, валяй, говори – что тогда?

ТОН (обуревающая его ярость находит выход в истерике). Когда исчиркаешь все свои идиотские спичечки и обожжешь о них все свои идиотские трухлявые пальчики, вот тогда…

ПАРЕНЬ. Давай, давай, дуй до горы!

ТОН. Тогда никто уже мне не запретит сделать с тобой все, что захочу.

ПАРЕНЬ. У-у, как напыжился. Того и гляди, секретное оружие в ход пустит.

ТОН. Подонок, сука!..

ПАРЕНЬ. Тор-реадор, смелее-ее…

ТОН. Сволочь!.. Сопляк!..

ПАРЕНЬ. … в бой!

ТОН (все еще на полу). Мелочь пузатая – вот ты кто! Так и несет от тебя посредственностью. Бездарная, угреватая глиста!

ПАРЕНЬ. Ой-ой-ой-ой!.. Видали, как его прорвалó!

ТОН. Заваль ты низкопробная, ничтожество! Ни черта из тебя не получится! Безнадега!

ПАРЕНЬ. Во дает!

ТОН. На шакалов, вроде тебя, одно только действует…

ДИРЕКТОР. Мистер Пирт, держите себя все же в рамках!

ТОН. Уговорами их не проймешь, сэр. Доводы разума не действуют на тех, кто его лишен.

ДИРЕКТОР. Мистер Пирт, так делу не поможешь.

ТОН. А я и не собираюсь помогать всякой шушере. Прилежность и дисциплина – вот все, что меня интересует. И чтоб подчинялись. А он из неподчиняющихся.

ДИРЕКТОР. Поговорим, обсудим. ..

ТОН. С такими говорить – только время тратить. Чтó им словá. Всем этим… На переменках во дворе черт-те что вытворяют, а как занятия, на поле выходить – справка от врача. Он же ни к чему не пригоден, только и умеют, что изголяться. Да еще канючить, нюни пускать. А сам волком смотрит. Взгляните на него, сэр. Видали, как насупился шельмец, лютость какая в глазах. Точно я вам говорю – звереныш. Волк из волков.

ПАРЕНЬ. А вы все тут Красные шапочки, да?

ТОН. Сопляки вшивые! Такому разве втолкуешь что? В одно ухо влетит, в другое вылетит. Двинуть ему в пах – это он поймет. (Истошный крик.) Рахитик несчастный, куда ему отжаться полсотни раз! А напугался как… глядите: струсил, трясется от страха… Понимает, зараза: слишком далеко зашел на этот раз… слишком далеко…

ПАРЕНЬ (после паузы). Трясусь-то не я… (Чуть истеричный смешок.)

ТОН. Давай, давай, смейся… Ни на что другое ты не способен. Глумись, хихикай, а потом ползай на брюхе. Знаю я вашу породу. Лоботрясы чертовы – ни тебе под душ, ни за мяч, только и знают, что слоняться гурьбой по коридорам. Бухнут ногою в дверь, сорвут урок, драку затеют. А то еще сойдутся возле учительской и давай зубоскалить. Знаешь, что с тобой нужно сделать? Кастрировать! Если б ты хоть чуть соображал, знал бы, что такое «кастрировать», смех в глотке застрял бы. Ведь ты же вот-вот в ногах у меня будешь валяться, невнятицу лопотать, виниться, а я тебя каблуком… каблуком по кумполу!..

ЛИНН (после паузы). Может быть, все-таки скажешь, кто ты, как тебя зовут?

ПАРЕНЬ. М-меня не знаете, т-так хоть о нем разузнать довелось… Чего-то… чего-то зазнобило меня вдруг…

ЛИНН. Ты весь дрожишь…

ПАРЕНЬ. Холодно тут… Х-холодно вдруг стало…

ЛИНН. Так давай выйдем отсюда. На солнышко.

ПАРЕНЬ. Голова у меня от солнца болит… н-не люблю я его. Семейное у нас это… «Добро пожаловать в царство одуванчиков…»

ЛИНН. Что это значит?

ПАРЕНЬ. Реклама… летний отдых. П-поля, луга, цветочки. А я летом… квелый какой-то…

ДИРЕКТОР (после паузы). Если не будешь чрезмерно возражать, я закурил бы.

ПАРЕНЬ (прислушиваясь). А это чего?..

ДИРЕКТОР. Я говорю…

ПАРЕНЬ. Звук какой-то чудной. В радиаторе, что ли, забулькало? С места мне не сойти, слышал чего-то.

ДИРЕКТОР. Я спросил, не станешь ли ты возражать…

ПАРЕНЬ. Ты все здесь? Ну и ну? Работенка у тебя – не бей лежачего. На фабрике или в другом каком месте прогулял пять минут – готово, срезали зарплату. А ты полчаса здесь, и хоть бы хватился кто.

ДИРЕКТОР. Не беспокойся, хватятся.

ПАРЕНЬ. Считаешь?

ДИРЕКТОР. Убежден.

ПАРЕНЬ. А я так нет. Лафа им без тебя. Всем лафа. Не шастаешь по коридорам, не вламываешься в классы, уроков не срываешь. Не вынюхиваешь, где драчка какая. И вообще не суешь свой рубильник куда не просят.

ДИРЕКТОР. Дай мне… верни мне, пожалуйста… одну из моих сигарет.

ПАРЕНЬ. Э-э, не… Чего захотел! А вдруг понадобится? В смысле, отдам тебе, а одной-то и не хватит, чтоб бабахнуть напоследок. Приберегу.

ДИРЕКТОР. Ладно, пусть так. Но может быть… хоть уведомишь меняя, для чего все это.

ПАРЕНЬ. Считаешь, для потехи?

ДИРЕКТОР. Нет, не считаю. В серьезности своих намерений ты меня убедил. Но мне все же хотелось бы знать, в чем…

ПАРЕНЬ. Вошел сюда за машиной, гляжу, они тут – шуры-муры… А, черт… голова… снова началось. Позади глаз… будто давит что-то.

ДИРЕКТОР. Один злополучный инцидент повлек за собой целую цепь других. Где же будет конец этой цепи?


Молчание.
Отвечай.

ПАРЕНЬ. Н-не знаю, сэр. (Пауза.) И нечего вопросы мне задавать.

ДИРЕКТОР. Так подумай сам. Не можем же мы вечно оставаться здесь. Тебе и самому скоро есть захочется.

ПАРЕНЬ. Велика беда! Крикну в окошко, велю прислать нам сюда жратвы. Чего захотим, все пришлют. Вагон и маленькую тележку. Как этим… которых террористы заложниками держали, на Болком-стрит. Прямо из кафе, с пылу, с жару. Картошечку. Супец. Еще чего-нибудь. И как это старики пенсионеры не додумаются до этого?.. Позапирались бы по квартирам – заложниками вроде их держат, - самих фараонов заставили бы харч себе таскать. Глядишь и сэкономили бы деньжат: дороговизна! Во была бы житуха – позавидуешь! Все задаром. И тебе курятина с картошкой, и…

ЛИНН. Ростбиф!

ПАРЕНЬ. Точно! А картошки к нему – навалом…

ЛИНН. Жареной, хрустящей…

ПАРЕНЬ. Неужто нет!.. Бараньи отбивные, сосиски…

ЛИНН. Тарталетки с помидорами…

ПАРЕНЬ. Копченая колбаска, лучок, перчик…

ЛИНН. Не то что в нашей школьной столовке.

ПАРЕНЬ. Да ну тебя! Под ложечкой засосало.

ЛИНН. И у меня.

ПАРЕНЬ (после паузы). Чего ты с ним связалась, с обалдуем этим?

Она пожимает плечами.
Такая фартовая баба, и на тебе!

ЛИНН (после паузы). Скажешь тоже. Выдра тощая.

ПАРЕНЬ. Не, все нормально.

ЛИНН. Кожа да кости.

ПАРЕНЬ. По нынешним временам самый смак.

ЛИНН. И здесь… увы. (Показывает на грудь.)

ПАРЕНЬ. А-а-а, это дело десятое… Лишь бы хоть что-нибудь было.

ЛИНН. Хоть что-нибудь – есть.

ПАРЕНЬ. И порядок.

ЛИНН. Хвастаться, конечно, нечем, но…

ПАРЕНЬ. Вообще-то я больше с тыла смотрю.

ЛИНН. Не поняла.

ПАРЕНЬ. Люблю, чтоб задний фасад у девчонки был поприглядней.

ТОН. Сволочь грязная!

ПАРЕНЬ. Заткнись, Пирт, надоел ты мне! Не с тобой разговор веду, а с леди. (Директору.) А ты как?.. Насчет заднего фасада?

ДИРЕКТОР. Я… мм… не склонен относиться к этому… совсем уж отрицательно…

ПАРЕНЬ прыснул. Небольшая пауза.
ЛИНН. У тебя есть девушка?

ПАРЕНЬ (после паузы). А тебе что?

ЛИНН. Прости. Это и впрямь не мое дело.

ПАРЕНЬ. Хочешь, случай один расскажу. Обсмеешься. Давно дело было, братан мой только-только в школу пошел. И вот шуганули его как-то с уроков – и домой с запиской: наказан, мол, за то, что хватал за грудки Пеги Хайсмит. А папаша мой – он еще тогда с нами жил – возьми да и скажи Рою: «И не стыдно тебе, сынок? Я в твои годы не за грудки их уже хватал, а пониже…» (Засмеялся.)

ТОН. А тебе ни пониже, ни повыше не схватить. Никакая девчонка тебя к себе не подпустит.

ПАРЕНЬ. Скажите, чтоб замолчал. А то пощекотать придется.

ТОН. Попробуй… А я так и пробовать не стану: возьму и вышибу сигарету из рук.

ПАРЕНЬ. Давай, Газовщик, давай, только в темпе, времени у тебя в обрез. (Держит сигарету над бензобаком.) Вот так. Порядок. Отсчет с десяти. Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять… молитесь, гады… четыре, три, две, один…


ДИРЕКТОР уткнулся лицом в дверь. ЛИНН зажмурилась, за нею и ТОН.
ПАРЕНЬ сбрасывает на пол массивную стойку с пробирками. Оглушительный грохот.

ПАРЕНЬ заливисто смеется, в то время как они постепенно приходят в себя.


ЛИНН. Ах, как умно. Какой убедительный, какой тонкий розыгрыш.

ПАРЕНЬ (закурил еще одну сигарету). Ага.

ДИРЕКТОР. Итак, ты обнажил перед нами свой… свою…

ПАРЕНЬ. Но-но! Говори, да не заговаривайся. Обнажил!

ДИРЕКТОР. Извини, если это прозвучало двусмысленно. Свой умысел, хотел я сказать, свою тактику. Но каков смысл всего этого… всего этого представления? Чего ты добиваешься?

ПАРЕНЬ. Эк тебя корежит.

ДИРЕКТОР. А?

ПАРЕНЬ. Дрожишь, дергаешься.

ДИРЕКТОР. Переутомился.

ПАРЕНЬ. Да, трудный у тебя выдался денек. С утра матч, днем собрание, вечером танцулька для старшеклассников. Не забыл о вечерней танцульке?

ДИРЕКТОР. Чего ты от нас хочешь?

ПАРЕНЬ. Изрядно тебе сегодня придется язычком помолоть. Да, вот чего. Давно узнать хотелось… ты уж извини, вопросик задам. Интересно мне всегда было: тебе-то самому так же тошно от своего трепа, как и нам?

ДИРЕКТОР (после паузы). Мистер Пирт, вы ближе всех к окну. Не попробуете ли поднять тревогу?

ТОН. Ах да…

ПАРЕНЬ. Берегись!..

ДИРЕКТОР. Но ведь насколько я могу понять, подоплекой сего этого драматического происшествия является неосознанное желание привлечь интерес к своей особе. Таким образом мистер ПИрт, подняв тревогу, будет способствовать достижению твоей цели.

ПАРЕНЬ. Как заведешь вот этакое, сразу башка у меня пухнет.

ДИРЕКТОР. Какое … «этакое»?

ПАРЕНЬ. Тягомотину свою… въедливым голоском. Скучища. Слыхали уже.

ДИРЕКТОР. Откровенно говоря, мне и самому все э

То порядком наскучило. Даром время тратим.

ПАРЕНЬ. Я здесь у вас пять лет даром потратил.

ЛИНН. Думаешь?

ПАРЕНЬ. А сама не можешь мозгой шевельнуть? Училка все-таки.

ЛИНН. Стараюсь.

ПАРЕНЬ. Что-то не видно.

ДИРЕКТОР. Кому не видно?.. Тебе?

ПАРЕНЬ. А ты не выпендривайся, Божья Фига, не ехидничай. У самого зуб на зуб от страха не попадает, а хочешь меня с дерьмом смешать.

ДИРЕКТОР. Заблуждаешься, юноша.

ПАРЕНЬ. По глазам вижу… Все мысли твои знаю. Все, о чем думаешь, в глазах у тебя… С первого дня… когда выстроились перед тобой все новички – сколько нас там сотен было. На спортплощадке стояли… шеренгами… а ты все прохаживался вдоль нас да глазами зыркал – прикидывал кто из каких с кем как обойтись. Зырк глазами: ага, у этого вот курточка справная, и брючки чистые, и платочек накрахмаленный в кармашке… На высшие баллы, значит, его тянуть. Как Газовщик тут проговорился: сразу усек, кто безнадега, и – с дороги его. Чтоб не путался под ногами. (Глубоко затянулся сигаретой.) Речугу толкал… потом другие. Денек был – одна говорильня. Мэр, помню, выступил. Как он счастлив, как город… реформа школьного образования… новые принципы… ах, какая школа… такая уж распрекрасная, прямо сил нет… общеобразовательная, для всех слоев общества… никаких перегородок, равные возможности… уйма предметов… каждый сумеет проявить себя в чем-нибудь – протяни руку и бери что хочешь… А я за тобой все следил… хоть бы разок ты взглянул на этого пустобреха. И на лице у тебя ну прямо написано было: «Ишь, размечтался дурачок. Ладно, - мол, - пусть мелет». (Вздохнул. После паузы.) А теперь вижу моя была правда. Общеобразователь-ная! (Сплюнул.) Братишка мой… надо же!.. вот он мне чего сказал, брат мой, когда поступил я сюда: «Подвезло, - говорит, - тебе, малявка!» Сам-то он раньше ходил в дореформенную, для простого люда. Куда безнадег сплавляют. Силос из них готовить для производства. А тут новая, общеобразовательная, понимать надо! Рай да и только! Никакого сравнения, говорит… а уж кому знать, как не ему! С самим мэром встречался, листовки для него разносил на выборах – братан мой. Насчет новой школы – чего и как там будет – все до точки знал. «Радуйся, - говорит, - малыш, крупно тебе подвезло». (Пауза.) Дудки! Такая же, как другие. Только побольше. Чего, говорит, пожелаешь, все твое. Верно. Если отличился чем, в первачи пролез… призы хватаешь. А для о стальных… как у братана было… один черт. Здоровенная только. Достижения… показатели… только по ним и судите о человеке. Повысить успеваемость… еще повысить… еще… все эти ваши чертовы любимчики, кто в университеты пойдет… Что за умница директор, какой потрясающий преподавательский состав, ай да школа, ну прямо сказка!... А с ними как? У кого отметки пониже. Со мною как, а? тоже все распрекрасно? (Швырнул аттестат на пол. Топчет его. Стоит, тяжело дыша.)

ДИРЕКТОР. Создать такой мир, где все было бы в гармоническом совершенстве… превратить… ну, скажем., наш город в новый Иерусалим… дело нелегкое. Это медленный, постепенный процесс, где шаг за шагом… стежок за стежком… устраняются сперва крупные, а затем все более и более мелкие упущения… Для этого необходимо время.

ПАРЕНЬ. Время… нет у меня его. Всего… всего одна жизнь.

ДИРЕКТОР. Пусть так, но мы предоставили тебе все возможности. И если у тебя есть какие-либо претензии..

ПАРЕНЬ. Ты ведь даже по фамилии меня не знаешь!

ДИРЕКТОР. Ты не назвал мне ее.

ПАРЕНЬ. Захотел бы, мог доведаться.

ДИРЕКТОР. Каждый должен сам о себе заботиться.

ПАРЕНЬ. А, вот она, твоя отговорочка любимая, пригодилась. Сам о себе позаботься, сам о себе позаботься… а не сумел позаботиться, пеняй на себя.

ЛИНН (после паузы). Чем же ты намерен заниматься?

ПАРЕНЬ. Все в твоих возможностях… еще одна его фразочка. И другие вслед за ним талдычат ее. Все дороги открыты, выбирай любую.

ЛИНН. Какую же ты выбрал?

ПАРЕНЬ. Поздновато уже выбирать.



ДИРЕКТОР. Господь с тобой, тебе же всего шестнадцать.

ПАРЕНЬ. Не ушло еще… времечко?


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница