Пьеса методом социалистического идеализма Действующие лица



Скачать 428.89 Kb.
страница1/3
Дата12.11.2016
Размер428.89 Kb.
  1   2   3
ВЛАДИМИР РЕКШАН
КАЙФ

( пьеса методом социалистического идеализма)

Действующие лица
ВЛАДИМИР, студент в академическом отпуске, поет, сочиняет то, что поет, и сам играет

на гитаре

МИХАИЛ, играет на клавишных и считает себя перспективным дизайнером.

ЮДЖИН, играет на барабанах и изучает химию в Университете.

СЕРГЕЙ (СЕРЫЙ), мастеровой из телеателье, заика и бас-гитарист.

ЖОРА, самый молодой, играет на скрипке, нигде не учится, потягивает марихуанну.

ОЛЬГА, красивая девушка

НИНА, красивая девушка, щедрая девушка.

КОЛЯН, восторженный любитель «Битлз», богостроитель.

ФЕДОР, человек с комсомольским значком, мы только догадываемся о том, кто он на самом деле.

СОСЕД, разный человек

КАЙФОВАЛЬЩИКИ, ВОЛОСАТИКИ, ТАМОЖЕННИКИ, БИТЛЫ, ПОЧТАЛЬОН, ТРОГЛОДИТЫ, ДРУЖИННИКИ, ТОЛПА, МЕДНЫЙ ВСАДНИК, ГОРОД, И........ РОК-МУЗЫКА.

ПЕРВЫЙ АКТ
1.

В полутемном пространстве манифестация инвалидов юности под транспарантами «Где мои 17 лет?», «Верните иллюзии!» и т. П. Все довольно серьезно и мрачно.

После паузы маски сорваны и одинокий штандарт «1970» возвращает нас в прошлое столетие. Та же толпа возле здания одного из ленинградских высших учебных заведений
ДРУЖИННИК1. Товарищи, молодежь! Сегодня впускаем только... Да не давите же! А-а! Я боюсь щекотки! (Звук разбиваемого стекла) Куда вы прет, куда?! Бей их, ребята, бей!

ВОЛОСАТИК 1. Рвем в Политех – там «Лесные братья»!

ВОЛОСАТИК 2. Точно! Артура Брауна делают один к одному...
А-ап! Мы уже на другой улице-сцене перед зданием другого ВУЗа.
ДРУЖИННИК 2. Уважаемые! Внимание! Все клозеты заколочены, а водосточные трубы под током... Так что у кого нет пригласительных билетов и прав... (Меняя интонацию) Пошли отсюда к мамаше Казанской и Тихвинской! Иначе! Бей их, ребята. Бей!

ВОЛОСАТИК 3. Рвем, мужики, эти вломят запросто!

ВОЛОСАТИК 4. Еще и ментовку вызовут!

ВОЛОСАТИК 5. А куда рвем-то, куда?!

ВОЛОСАТИК 6. Рвем на Ред стрит, 4, Красная улица – она же Галерная!

ВОЛОСАТИК 7. Там «Санкт-Петербург», а это круто?!

ВОЛОСАТИК 8. Это круто! Прорвемся!

ВОЛОСАТИК 9. Возмем на копье хоп ху!


А-ап! И снова мы на улице-сцене, на Галерной улице перед одним из университетских зданий. Это осень 1970 года.
ДРУЖИННИК 3 (голосом, охрипшим от крика). Мандаты, показывайте мандаты! Без мандатов, на которых должна быть дата... Вон же они лезут из люка! Бей их, ребята. Бей! Господи, так ведь это сантехники! Заварачивай обратно!.. А-а!...
Волосатики берут здание штурмом, а в самом здании свист, топот и шум в зале, из которого выростают первые аккорды.
2.

9 октября 1970 года. Ржевка – глухое предместье Ленинграда. В комнате Колян и Сергей.

КОЛЯН. Холодно! Что – замерз, Серый? В круговороте времен года хороши перваая луна, вторая, третья и четвертая, пятая луна и так далее. Весь год прекрасен от начала до конца! Так говорят китайцы.

СЕРГЕЙ. В ка-айф, Колян, но ка-алотун. Ма-ахнем по соточке? Ну у тебя и ра-айончик. Ка-ак у негра в жо-опе.

КОЛЯН. Что ты говоришь! Ржевка – это наше Возрождение, наше будущее, треченто кватроченто и чинквиченто одновременно!

СЕРГЕЙ. Та-агда наливай.

КОЛЯН. Старый ты пьяница. Вот придут люди...

Они возятся и роняют большой катушечный магнитофон.

КОЛЯН. Е-кэ-лэ-мэ-нэ! Это финиш, все, пиздец! День рождения без музыки.

СЕРГЕЙ (начинает возиться с магнитофоном). Пасек полетел

КОЛЯН. Ну?

СЕРГЕЙ. Да-а сделаю, сделаю. Не расстраивайся.

За окном свистят, и Колян подходит к окну, смотрит в его черноту.

КОЛЯН. Ага, контора подвалила.

Уходит встречать. Вместо него бочком заходит Сосед. Принюхивается, ловя ноздрями зарах алкоголя. За дверями шум. Сосед исчезает. В комнату входят Владимир, Михаил, Ольга, Колян.

МИХАИЛ и ВЛАДИМИР (вместе поют).

Время разбрасывать камни.

Время собирать бутылки.

Что толку в проклятой карме,

Если время – это ствол к затылку!

Время надувать щеки,

Время надувать пузыри,

Время. Иди ты к чорту –

Лишь временно мы на мели!

Время, ах, это времячко!

Времечко, время, времище!

Это сладкое бремя.

Кто там грядет следующий!

Я тебя давно не знал такой!

ОЛЬГА. Колян! Я промокла насквозь. Суши меня как хочешь!

МИХАИЛ. О! Я отворачиваюсь. Краска заливает мое лицо.

ОЛЬГА. Дурак!

ВЛАДИМИР. В городе вода из Невы прет и трамваи по пояс в воде.

МИХАИЛ. А темно, как у негора в...

КОЛЯН. Да что вы привязались к этому негру! Ольга, на! Выпей глоток.

СЕРГЕЙ. А м-мне не дал.

ОЛЬГА. Крепкая... (Достает сигарету) Тогда и огня.

Михаил и Владимир одновременно зажигают спички. Входят Юджин и Нина.

ЮДЖИН. Привет, стьюденты! Когда я иду в таком мраке и мне кажется, что я у негра в...

КОЛЯН. Убейте его с этим негром!

Все смеются.

ЮДЖИН. Не понял. Да вас и не поймешь. Я хочу сказать, что химия и поэзия – это все! И вот вам тогда мои стихи, которые я вынес из этого мрака (С опаской косится на Коляна)

Встает в позу чтеца-декламатора.

ЮДЖИН. Джордж для зала соло кроет,

Ринго в бубен бьет, шутя,

Джон рокешник, вдруг, завоет,

Пол заплачет, как дитя!

Смех.


НИНА. Правда, что вы самая крутая команда в городе?

МИХАИЛ. А что? Крутой кайфовый рок!

НИНА. Я на второй этаж по трубе лезла и за крюк зацепилась. Юбкой! Чуть вверх ногами не повисла. Представляете?

МИХАИЛ. Очень даже отчетливо.

ОЛЬГА. Дурак!

ВЛАДИМИР. А звучок-то был поганый.

МИХАИЛ. Главное – энергия. А наша энергия народу в кайф.

НИНА. Все двери и стекла высадили – это круто!

ВЛАДИМИР: Ага! Теперь мы звезды на небосводе волосатиков. Белые гиганты или красные карлики.

ОЛЬГА: Черные дырки!

СЕРГЕЙ: От бу-ублика.

Раздается звонок.

КОЛЯН: Это Федор.

Тут же в дверях появляется молодой мужчина со светлой косой челкой, пронзительным взглядом и комсомольским значком на лацкане полуфренча. Из-за его спины выглядывает Сосед, но в комнату не входит.

КОЛЯН. Федор!.. Девки, на кухню. Закуску тащите.

Присутствующие заняты разговорами и появление Федора остается почти незамеченным.

ЮДЖИН. Рок-н-ролл по-русски – кайф!

Сергей пробует включить магнитофон. Раздается музыка.

ВЛАДИМИР. «Эббит роуд» - самая кайфовая пластинка.

МИХАИЛ. Нет, самый кайф – это не пластинка, а песня «Фул он зы хил» с «Сержанта».

Звонок. Колян убегает.

СЕРГЕЙ. Колян совсем тра-ахнулся. Телеграмму па-аслал Леннону!

ЮДЖИН. Не врешь? Точно? С тридцатником поздравил? Вот это кайф! А что? Дата! Вот это настоящий кайф!

ВЛАДИМИР. Благородный битл теперь завалит нас своими дисками.

Смех. Входят Колян и Жора. Нина и Ольга волокут скатерть, тарелки, емкости. Жора несет портрет Джона Леннона.

КОЛЯН. Вы только посмотрите! Настоящий Джон Оно Леннон.

ЖОРА. С праздником.

СЕРГЕЙ. Па-ахож!

МИХАИЛ. Ништяк, крутняк, клевый кайфовый торчок!

Стол тем временем накрыт.

КОЛЯН. К столу прошу, братцы вы мои родные! Поугодничаем нашему чреву во славу Великого Джона.

В дверях появляется Сосед в выходной рубашке и с баяном. Он начинает наигрывать известный рок-н-ролл «Прочь Бетховен» и пристукивать сапогами. Этакий русско-народный персонаж.

СОСЕД. По случаю дня рождения...

Колян бросается к Соседу с наполненным стаканом и тот тут же исчезает. Только из-за двери доносятся бодрые звуки рокешника.

КОЛЯН. Совсем трахнулся этот битломан из Сыктывкара Год назад приехал на стройку. Успел выучить всех битлов на баяне.

Все смеются.

НИНА. Я сама из Сыктывкара! Очень даже перспективная провинция. Там, например, есть где жить, а здесь нет. Вон Колян говорит, чтоб у него не жила.

КОЛЯН. Я не говорил.

МИХАИЛ. Зато кайфуй где попало.

ОЛЬГА. Ну да! Едешь к Коляну за Джонни выпить, а у него вместо этого какой-то подозрительный тип со значком. Я на таких насмотрелась.

НИНА. А в чем дело? Человек член Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. Я тоже член. Да и вы, наверное. Все мы в чем-то члены.

КОЛЯН. Сказал бы я кто вы! Приехал наш человек! Настоящий наш человек, а вы его достаете.

ФЕДОР. Да, я представляю комсомол. И на мертвом стволе могут быт живые побеги.

КОЛЯН. Потом, братцы, потом. Теперь, братцы, начнется пир горой. Еще чуть-чуть и мы рухнем в клевость. Ведь был же давно ветренний день, когда я – дылда из офицерской семейки – оказываюсь в каких-то гостях. И в тех гостях в руки мне попадается ренгеновская пленка, на которой я вижу плохо сросшийся перелом. И когда этот перелом ставят на проигрыватель, то раздается какой-то «рок» энд какой-то «ролл». Перелом поет и вспышка озаряет мое созревающее сознание. Но лишь на миг.

Михаил пытается затянуть рокешник из Билла Хейли «Рок вокруг часов». На него шикают.

КОЛЯН. И тогда появились они!

Сергей крутит рчку магнитофона, усиливая звук.

КОЛЯН. Да-да-да! «Битлз» принесли Бога моей рабской стране. И теперь я зряч. Я стал видеть очертания мира, в котором каждый из нас одинок перед жизнью. Но в этом коротком мгновении жизни нас объединяет и дарит нам счастье рок-н-иролл «Битлз», рок-н-ролл Джона Оно Леннона, которому исполняется сегодня, сейчас...

ВСЕ. Ура!

КОЛЯН ...тридцать святых лет, вместивших в себя тысячи тактов святой музыки. И нет...

ВСЕ. Ура! С днем рождения, Джонни, родной!

КОЛЯН ...таких стражей, которые бы помешали нам словить наш кайф!

ВСЕ (поют припев из «Желтой подводной лодки) . Ви ол лив ин зы йеллоу сабмарин, йеллоу сабмарин, йеллоу сабмарин!

КОЛЯН. И я послал телеграмму Джонни! Я сделал это, братцы...

Смех.

КОЛЯН. Пусть ржут эти дурачки, Джонни! Она все равно идет к тебе, Джонни, и мы вместе идем по Эбби роуд.



Музыка обрывается.

КОЛЯН. Черт! Серый Что за бред! Магнитофон!

СЕРГЕЙ. А-апять пасек гикнулся.

КОЛЯН. Ах, Джонни, нас достали из клевости!

ЮДЖИН. Мы рухнем обратно, когда захотим.

КОЛЯН. Федор! Давай идеи, покуда Серый пасек чинит. Твои замечательные идеи.

ФЕДОР. Меня зовут Федор.

ОЛЬГА. Мне нравится имя.

НИНА. А мне, черт возьми, если Колян не врет, нравится сам Федор.

МИХАИЛ. Какие у нас веселые и доступные девушки.

ОЛЬГА. Дурак!

ФЕДОР. Я представляю комсомол – это так. И мне кажется, что у комсомола и рок-н-ролла много общего.

Присутствующие удивленно переглядываются, а после набрасываются с веселыми или негодующими репликами.

МИХАИЛ. Ври да не завирайся!

ЖОРА. Я обалдеваю! Меня эти комсомольские дружинники за волосы драли, чуть не обрили, чуть голову с ботвой не оторвали – хорошенькое единство!

ЮДЖИН. Лично я взносы плачу регулярно и с меня – хватит.

СЕРГЕЙ. Крутая ко-омса.

КОЛЯН. Дайте же человеку сказать!

Присутствующие, наконец, замолкают.

ФЕДОР. Стоп! Вы молоды и сильны? Нет? Вы не чувствуете в себе силы? Вы не хотите противостоять миру?

Присутствующие переглядываются.

ФЕДОР. Вы не знаете, что вам надо, а я знаю.

ВЛАДИМИР. Круто!

СЕРГЕЙ. Я бы выпил за-апросто.

ФЕДОР. Вам нужны мои возможности. Они у нас будут, если мы объеденимся. Допустим, вы и теперь не хуже «Битлз»... Спокойно, Колян! Разве нет? Сравните условия. Представьте, что у вас хотя бы половина их возможностей. Я их вам предоставлю. Но я смотрю дальше, я глубже копаю и вы мне нужны, а я нужен вам. Рок-н-ролл ваш, а комсомол и власть мои. Дух Маркса и плоть рок-н-ролла!

МИХАИЛ. Не слабая компания, ядрен колобашка.

ВЛАДИМИР. Еще бы сюда Герберта Маркузе, Сальватора Дали...

ОЛЬГА. Мао Дзе-дуна и Че Гевару...

ЮДЖИН. Троцкого...

НИНА. И Высоцкого!

КОЛЯН. Только не надо блатняка!

ФЕДОР. Мы образуем Федерацию, Клуб. Рок-Федерацию! И опыт подобный есть! Уже организованы...

ЖОРА. Мотоклубы, фотоклубы...

ФЕДОР (серьезно) ... филателистические и нумизматические. Рок-Федерация поможет объедениться. И потом помните: «Ты – везде, тебе принадлежит мир. Пойди и получи свою долю».

ЮДЖИН. Ого! Джон Оно Леннон! Комосомол цитирует «Инстант карму»

КОЛЯН. Братцы, рок- это только любовь. Мы объеденимся в любви. Уже согласились «Аргонавты» и «Фламинго». А за «Санкт-Петербургом» пойдут остальные.

НИНА. И что – я всем должна буду в вашем любовном объединении?

Все смеются, но ясно, что отношение к Федору переменилось и он уже зажег интерес.

ФЕДОР. Много противников. Есть сомнения. И меня ждут неприятности. Но молодежь обязана объедениться.

ВЛАДИМИР. Хорошо... Рок-Федерация. Проведение концертов. А дальше что? Мы и так выступаем.

ФЕДОР. На средства Федерации приобретается качественная аппаратура.

ВЛАДИМИР. Качественная аппаратура... За это хоть с чертом лысым объеденишься.

ЖОРА. Вот где у меня уже наш звучок, наша лажа!

МИХАИЛ. Передадим Федерации наши долги и динамики!

ФЕДОР. И еще... Если Ленинград побратим Ливерпуля, то «Санкт-Петербург» может стать побратимом «Битлз»! Надо нам только объедениться. Выработать Устав. Программу действий. Провести ряд мероприятий. И поставить противников перед фактом. И тогда может быть... Очень даже может быть... А если это может, то значит и будет быть... Я говорю о пластинке.

Владимир свистит недоверчиво.

МИХАИЛ. Пополним мировой запас дисков!

ЮДЖИН. Первый диск – «Тяп-ляп и ржавые гвозди». На гонорар накупаю реактивов и нахожу философский камень.

ЖОРА. Лучше дури мешок.

ОЛЬГА. Дурак!

СЕРГЕЙ. Лу-учше выпить.

НИНА. Второй диск называется «Полный отлет». С гонорара мне кто-нибудь хотя бы колготки купит?

ЖОРА. Лучше еще дури мешок.

СЕРГЕЙ. Лу-учше еще выпить.

МИХАИЛ (с южным акцентом). Отдай мне свое сердце, девушка, и я подарю тебе домик в Гудаута.

КОЛЯН. Сорокопятка «Санкт-черт возьми, Петербурга» - самый крутой кайф семидесятого грода!

МИХАИЛ. Купим микроавтобус и поедем к жоркиной бабке в Шушары.

ЖОРА. Лучше купим слона и поедем в Индию за дурью!

ОЛЬГА. Ну дурак!

МИХАИЛ. Едем в Индию, как «Битлз» к Рави Шанкару. Годится! Огромного белого слона!

ВЛАДИМИР. С таким огромным хоботом.

ОЛЬГА. И с такими клыками.

ЮДЖИН. И с огромным хвостом.

МИХАИЛ. И с огромным...

Выразительно сгибает руку в локте.

ОЛЬГА. Ну дурак!

ЖОРА. Посадим Нинку и поедем на Невский...

ВЛАДИМИР ...деньги собирать на микрофон.

КОЛЯН. Как говорят эти самые китайцы, в конце девятой луны и в начале десятой, небо затянуто тучами, желтые листья с шуршанием и шорохом сыплются на землю. Душа стеснена печалью.

ЖОРА. Н-но!

СЕРГЕЙ. И ка-ажется, что ты у не-егра в жо-пе.

Уходят.
3.


Там же через некоторое время. Колян и Федор.

КОЛЯН (шутливо). Мой генерал!

ФЕДОР (серьезно). Мой полковник! (смотрит в окно) Этот детский сад мне станет опорой. Из рок-люмпменов должен получиться хороший материал. А сплотить нас должна вера.
Они должны верить в меня, то есть в тебя, а ты должен верить мне и все будет о, кей! Ты станешь совестью Федерации и ее знаменем!

КОЛЯН. Это слишком почетно для меня и я не знаю – стою ли я ?

ФЕДОР. Ты должен стоить. Я проведу серию ночных акций, то есть сейшенов, и конспирация сплотит нас. Мне нужен человек для связи. У тебя есть кто-нибудь на примете?

КОЛЯН. Возьми Нинку. Рекомендую.

ФЕДОР. Будем устраивать ночные акции, то есть сейшены, под видом съемок. У меня имеются на Ленфильме связи, то есть куча бланков. Нину посадим на телефон. Но главное – меньше слов, но больше дела. Каждый должен знать свое Они (кивает на окно) – свое, ты – свое, и я свое.

КОЛЯН. Круто ты задумал, Федор, но ведь главное музыка!

ФЕДОР. Ты и станешь ею заниматься. Концерты дадут нам средства, а средства – это точка опоры. «Дайте мне точку опоры», - сказал один человек.

В комнату заглядывает Сосед. Колян хватает бутылку и бежит выпроваживать его.

ФЕДОР (оставшись на мгновение один). Когда придет время, я буду настаивать на терроре... Конечно же, террор, только террор.

КОЛЯН (возвращаясь обратно). Ты прав, как всегда, Федор. Главное – музыка. Конечно же, музыка


4.
«Телеграмма»

КОЛЯН. Дла Джона. Хэппи бездей то ю. Сети йез! Итс грейт энд сад. Май беттез вишез ту ю энд Йока. Ю мьюзик ин май хат олвейз энд форева. «Битлз» форева!

ПОЧТАЛЬОН (читает со словарем). Дорогой Джон... Джон! Счастливого дня рождения к тебе. Тридцать лет!.. Это есть великое и печальное. Мои лучшие пожелания к тебе и Йоке... Ваша музыка в мое сердце... Хм... Всегда и навсегда. «Битлз» навсегда. Мда!

ПОЧТАЛЬОН 2. Телеграмма Джону Леннону.

ПОЧТАЛЬОН 3. Телеграмма Жене Лениной.

ПОЧТАЛЬОН 4. Телеграмма жене ленивой.

ПОЧТАЛЬОН 5. Ливерпуль, Менлав Авеню, 251.
5.
Дома у Джона Леннона. Музыка «Хэй Джуд». Сцену можно играть куклами.

РИНГО. Хэппи бездей ту ю, хэппи бездей...

ХАРРИСОН. Хэппи, хэппи...

ДЖОН. Сэнкью, фрэндз.

ПОЛ. Гроув биг.

ХАРРИСОН. Энд фэймос!

Таможенник переводит, получая информацию азбукой Морзе.

РИНГО. Энд фат.

ЙОКО. Ноу, ноу, хи из бьютифул.

ПОЧТАЛЬОН. Мистер Джон, телеграмма фо ю фром Ленинград.

ДЖОН. Фром вот?

ЙОКА. Фром Ленинград?

ДЖОН. Вел... Сент ит ту Ленинград!

Посылка от Джона идет в Ленинград. Почтальон уходит. Комната Джона тает. Тает и музыка.

6.
Желтый блик трамвая в ночи. Шум и скрип открываемых дверей.

РАЗДАЕТСЯ В ДИНАМИКАХ. Трамвай дальше не пойдет. Трамвай пойдет в трампарк имени Блохина.

Где-то возле Литейного моста музыканты, Ольга и Нина никак не могут разойтись. Сквер. Ленин на броневике.

МИХАИЛ. Мне бы так на клавишах вуячить, как он говорит.

ВЛАДИМИР. А кто тебе мешает?

ЮДЖИН. Давай подбивай бабки. Комсомолец – парень с размахом – его фиг проссышь. Колян парень классный, наш парень, кайфовый. Мы же верим Коляну, значит должны верить и комсомольцу.

ЖОРА. Да хрен с ним. Сколько можно говорить! Девчонки скучают!

ЮДЖИН. Мне завтра по азотным соединениям курсовик сдавать. И чего это я тут с вами зря болтаю?

ЖОРА. У меня. Правда, пару «сухача» завалялось, но мы тебя не держим вообще-то.

ОЛЬГА. Опять тебя до дома везти.

ЖОРА. Так я прикидываюсь. Жду когда до своего довезешь!

ОЛЬГА. Дурак!

ЮДЖИН. Тогда не станем терять времени.

ВЛАДИМИР. Я когда выпью, фа-диез беру запросто. Но не могу же я все время пить!

ЮДЖИН и ЖОРА. Можешь!

СЕРГЕЙ. Та-ак разливать бу-удешь?

ЖОРА. Зашибает, понимаешь, на своих телевизорах! Денег, как у дурака махорки – пои его!

СЕРГЕЙ. Ла-адно жаться.

Появляется бутылка. Пьют из горлышка по кругу.

МИХАИЛ. Все-таки мы классно в Академии шарахнули. Это же почти Европа!

НИНА. Да ну вас! Одно хвастовство. А про любовь?

МИХАИЛ. Жора – глоток! Робость моя имеет пределы и я поборол себя. Йес, май герл. Май фазер энд зи мазер ин зы кантрисайд.

ЖОРА. Чего он сказал?

ВЛАДИМИР. Учи английский.

ЮДЖИН. Всегда одно и тоже. Так я. Нина. Винчу? Ине и. Правда. Некогда.

НИНА. Винти, если некогда.

Юджин убегает.

МИХАИЛ (обнимая Нину). Ай вонт ю, ай вонт ю. Ай вонт ю... (поет строчку из «Битлз»)

Михаил и нина медленно уходят.

ВЛАДИМИР. Вот я думаю – Пресли в пятьдесят четвертом выкинули со сцены и посоветовали вернуться в шоферы. А если нас выкинут – куда мы вернемся?

ЖОРА. В колыбельку. Или Серый, вон, на теледенежки нас кормить станет.

СЕРГЕЙ. Ра-азбежался. Пойдем лу-учше ка-а мне Хендрикса слушать. Вино есть. Пока-айфуем.

ЖОРА. Так бы сразу и говорил.

СЕРГЕЙ. Я и го-оворю.

ВЛАДИМИР (Ольге) Ты не пойдешь?

Ольга отрицательно качает головой.

ВЛАДИМИР. Мы не пойдем.

ЖОРА (СЕРГЕЮ) Понял?

Жора и сергей уходят.

ОЛЬГА. Странно. Я все детство проучилась в музыкальной школе и терпеть не могла тех, кто тренькал на гитарах.

ВЛАДИМИР. А я тех, кто ходил со скрипочками.

ОЛЬГА. Я играла на фортепьяно.

ВЛАДИМИР. Тем более. Ты была там, куда я не попал.

ОЛЬГА. Такая путанница... В этом городе неизвестно чего больше – любви или страха. Такое ощущение все время... не знаю... так случается перед болезнью. Заболеешь только завтра, а уже сейчас что-то не так.

ВЛАДИМИР. Откуда такие, вдруг, мысли? Странно.

ОЛЬГА. Ты не обижайся. Дураки мы какие-то. Где-то то ли жизнь пролетает, то ли вечность.

ВЛАДИМИР. Может мы-то и живем.

ОЛЬГА. Ты думаешь?

ВЛАДИМИР. Да, мы живем. Я уверен. Нас свел случай жить в одно время и в одном месте и мы должны, по-крайней мере, хотя бы любить друг друга.

ОЛЬГА. Видишь церковь? Туда много лет прилетает пара грачей, выводят потомство.

ВЛАДИМИР. Возле этой церкви я в детстве играл в фантики. И еще мы тогда с приятелем договаривались, когда объявят коммунизм, бежать в марочный магазин и набрать альбом марок за так.

ОЛЬГА. Смешно.

ВЛАДИМИР. А за церковью я живу до сих пор и мы пойдем ко мне, если ты захочешь.

ОЛЬГА. Я захочу.

ВЛАДИМИР. Родители уже спят.

ОЛЬГА. Хорошо. Спокойной им ночи.

Уходят. Шорохи ночного города. Куранты. Гимн.
7.
Сцена-фарс. Из Англии приходит посылка коляну.

ПОЧТАЛЬОН. Сет фром Джон Леннон!

ПОЧТАЛЬОН 2. Почтовое отправление из Англии, Ливерпуль, менлав Авеню, 251.

ПОЧТАЛЬОН 3. Наркотики!

ПОЧТАЛЬОН 4. Порнография!

ПОЧТАЛЬОН 5. Следов не оставлять. Перлюстрация при категорическом соблюдении инструкции 657/14 б и 211/14 ж.

ПОЧТАЛЬОН 6. Штемпель 251 отделения связи города Ливерпуля. Государственный штемпель Великобритании! Светомаскировка!

ПОЧТАЛЬОН 3. В лабораторию для переснятия, анализа и подготовки документов в случае необходимой конфискации.

ПОЧТАЛЬОН 2. Можно я себе возьму, если что?

ПОЧТАЛЬОН 3. Вы что, с ума сошли!


8.
Артистическая комната за кулисами. На сцене настраивают аппаратуру и сюда доносятся звуки гитар и шум переполненного зала. Входят Юджин и Женшина С Конвертом в руке – представитель местной администрации.

ЮДЖИН. Владимир! Иди быстрее!

Входят музыканты, Ольга и Нина.

ЖЕНЩИНА (отдает конверт Владимиру). Молодые люди, я поздравляю вас с премьерой в здании нашего факультета. Мы стараемся идти в ногу со временем, но я прошу вас соблюдать порядок. Ну, хорошо. В случае чего – я здесь.

Уходит.

ВЛАДИМИР. Никаких волнений. Не первый раз женимся. Главное, смотреть на меня.



МИХАИЛ. В блюзе мне пилить с четвертого такта или с какого?

ВЛАДИМИР. Все, поезд ушел. На меня смотри.

ЖОРА. Хиппоты набилось, елки моталки! Приятно лицезреть.

ЮДЖИН. Вот мне будет завтра приятно. Ты, Жора, в зал не плюй, как прошлый раз. Здесь этого не поймут.

ЖОРА. Я буду в своих целиться. Жаль, нет удава, как у Элиса Купера – бросил бы.

ОЛЬГА. Ребята, я еле пробралась! Так, наверное, Зимний брали.

МИХАИЛ. Чего его брать-то было? Бабская рота защищала. А тут вон какие бугаи.

Владимир снимает брюки и ищет концертные. Остальные музыканты тоже переодеваются.

ВЛАДИМИР. Где мои концертные подштаники?

СЕРГЕЙ. Где-где – в пи-пи...

ОЛЬГА. Перестань ругаться!

СЕРГЕЙ. П-прости.

ВЛАДИМИР. Глотнуть дайте. Иначе фа-диез не вытяную

ЮДЖИН. Держи. Только не все.

ВЛАДИМИР (выпивает). Гадость какая!

ЮДЖИН. Настоящий португальский вейн.

ЖОРА. Славянофилы кайфа! А мастырку забить слабо.

Музыканты спещат на сцену. Нина останавливает Михаила.

НИНА (смеясь) Секунду. Я хотела тебе сказать, что ты порядочная сука.

МИХАИЛ (смеясь). Разве ты забыла, Нина, что я мужского пола!

Михаил догоняет музыкантов. Через мгновение со сцены доносится бешеный ритм барабанов и ревущие звуки гитар. Истошное пение рок-н-ролла. Фа-диез взят.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница