Пантюркизм на Кавказе в условиях геополитической трансформации: философско-культурологический анализ 09. 00. 13 религиоведение, философская антропология, философия культуры



Скачать 296.27 Kb.
Дата31.10.2016
Размер296.27 Kb.



На правах рукописи


ОМАРОВ ОМАР МАГОМЕДОВИЧ

Пантюркизм на Кавказе в условиях геополитической трансформации: философско-культурологический анализ

09.00.13 – религиоведение, философская антропология,

философия культуры
АВТОРЕФЕРАТ

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ростов-на-Дону – 2006

Работа выполнена в Федеральном государственном научном учреждении Северо-Кавказском научном центре высшей школы

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Шенкао Гашемида Хаджимуратовна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Добаев Игорь Прокопьевич

кандидат политических наук, доцент



Черноус Виктор Владимирович

Ведущая организация: Ростовский государственный

педагогический университет


Защита состоится 17 января 2007 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д.212.208.13 по философским наукам в Ростовском государственном университете по адресу:

344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140 (конференц-зал)


С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Ростовского государственного университета по адресу:

344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148


Автореферат разослан 15 декабря 2006 г.
Ученый секретарь

Диссертационного совета М.М. Шульман



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современный этап глобализации все в большей степени проявляется как глокализация, когда глобальные процессы реализуются в региональных и локальных социокультурных формах, а универсальное и особенное в глобальной культуре прорастают друг в друга. В этих условиях актуализируются проблемы цивилизационной и региональной идентичностей, а также их основных трансформационных трендов.

После распада СССР остро стоит проблема идентификации и самоидентификации Кавказа в современном мире, без решения которой невозможно укрепление единства российской государственности, определение национальной цели и стратегии развития, преодоление кризиса в социально-экономической и социокультурной сферах. Особенно важен данный вопрос для Северокавказского региона. Исторически этот регион был объектом борьбы древних и средневековых империй, а в XIX–XX вв. находился в составе Российской империи и СССР. В процессе распада СССР в государствах Южного Кавказа и северокавказских субъектах Российской Федерации обострился конфликт между российской и кавказской идентичностями, а также тюркской, реактуализированной после длительного периода нахождения в латентной форме.

Динамика трансформации геополитической ситуации на Большом Кавказе оказывает существенное влияние на проявление идентификационных феноменов и формирует новые вызовы и угрозы в условиях геополитического соперничества России с другими центрами силы на ее южных рубежах. В этом контексте важная роль принадлежит необходимости философско-культурологического осознания феномена пантюркизма. Государства Южного Кавказа исторически развивались под мощным идеологическим и культурным воздействием Османской империи, а в современных условиях усиливается влияние турецкой культуры во всех сферах их жизни. В определенной степени это относится и к тем субъектам Российской Федерации на Северном Кавказе, которые испытали в прошлом сильное влияние Турции, и где проживают многие тюркские народы. Начавшийся противоречивый процесс вступления Турции и государств Южного Кавказа в состав расширенной Европы придает новую форму взаимодействиям российской, кавказской и тюркской идентичностям, и принуждает в сущностном измерении осмыслить феномен пантюркизма, от особенностей которого будет зависеть судьба целостности региональных социокультурных систем и безопасность их дальнейшего развития.

Степень научной разработанности проблемы

Комплексный характер исследовательских задач потребовал обобщения современных идей, теоретических “наработок” и концепций, присущих разным научным направлениям. Имеющиеся в научной литературе публикации по исследуемой проблеме можно условно разделить на несколько теоретических блоков. Прежде всего, это исследования роли геополитического фактора в различные периоды российско-турецких отношений в Северокавказском регионе. Исторические и социокультурные аспекты этой проблемы анализируется в работах К.С. Гаджиева, В.В. Дегоева, Б.В. Виноградова, Ш.А. Гапурова, А.Н. Маремкулова, Н.А. Сотавова, В.В.Черноуса, С.Э. Цихоцкого и др.1

Влияние трансформации геополитической ситуации на российско-турецкие отношения и развитие Черноморско-Каспийского региона в постсоветский период является предметом исследований Р.А. Акопяна, И.П. Добаева, К.С. Гаджиева, А.Г. Дугина, В.Н. Надеина-Раевского, А. Сваранца, В.В. Черноуса и др.2

Ряд западных и турецких исследователей и аналитиков в своих работах делают попытки философского осмысления внешней политики России по отношению к Кавказу в контексте конкретных геополитических условий1. В целом же исследователи на Западе трактуют кавказскую политику России как имперскую и гегемонистскую и поэтому рассматривают Турцию как безусловного союзника Запада2.

Одним из немногих исключений в этом вопросе является взвешенная и объективная монография О. Коджамана, раскрывающая как противоречия, так и значительный позитивный потенциал в сотрудничестве Российской Федерации и Турции в Черноморско-Каспийском регионе3.

Резко критически в отечественной литературе оценивается идеология пантюркизма как философское обоснование геополитических устремлений радикальных турецких националистов на территории населенные разнородными в культурном отношении тюркскими народами4. Правда, в некоторых новейших исследованиях усматривается, что идеи пантюркизма в современных условиях не выходят за рамки культурных проектов. Особую ценность в изучении специфики пантюркизма на различных этапах его исторического возникновения представляют исследования зарубежных авторов, например К. Валькера, Зареванда, Р. Мевлан-заде, Д. Робинсона, Р. Ованесяна, Э. Оганесяна и др.

Культурную специфику тюркизма и пантюркизма достаточно подробно отражают в своих работах ряд современных западных исследователей (Софи Бэдфорд, Бек-Мирза Токотеджин, Хезе С. Сонитаг, Келли О’Нейл, Хусейн Йылмаз, Таймия Заджан и др.). Связь пантюркизма с историей Оттоманской империей анализирует Джэм Амин.

Среди российских авторов стоит отметить следующих специалистов в области изучения политической и культурной специфики тюркизма – Вольский Д. А., Джалилов Х., Киреев Н. Г., Муравьева Н. Н., Новичева А. Д., Петросяна Ю. А., Розалиева Ю. Н., Сваранца А., Ульченко Н. Ю.

Большой вклад в исследование проблем тюркологии и пантюркизма внесли ряд отечественных ученых, в частности Г. Асатрян, Ю. Барсегов, Э. Гасанов, М. Гасратян, В. Гордлевский, Д. Еремеев, В. Золотарев, Дж. Киракосян, Р. Корхмазян, Ю. Марунов, М. Мейер, А. Миллер, П. Моисеев, А. Орлов, Ю. Петросян, В. Пономарев, А. Саркисян, Е. Саркисян, В. Ступишин, А. Тверетинова, А. Юсупова и др.

Серьезный вклад в исследование и осмысление взаимосвязи кавказоведения и туркологии, а также влияния модернизационной доктрины пантюркизма на социокультурное развитие кавказских народов внесли многие отечественные и зарубежные ученые, в частности М. Арфа-заде, К. Гаджиев, Д. Данилов, А. Дугин, А. Зверев, А. Киракосян, О. Маклина, С. Манукян, И. Мурадян, В. Надеин-Раевский, Ф. Нахаванди, Д. Тренин, В. Шорохов и др.

Однако, несмотря на значительный массив философской и исторической исследовательской литературы по различным аспектам влияния пантюркизма на внутрикавказские отношения, проблема изучается фрагментарно и недостаточно. Это, видимо, объясняется тем, что прошедший десятилетний период для фундаментальной академической литературы невелик. При этом философское направление анализа пантюркизма представляется перспективным, поскольку оно осуществляется посредством целостного и всестороннего изучения явлений. Поэтому возникает необходимость в сущностном философско-культурологическом осмыслении влияния пантюркизма на Кавказе.

Объект исследования: пантюркизм как социокультурный феномен

Предмет исследования: пантюркизм в контексте геополитических трансформаций в Черноморско-Каспийском регионе

Цель исследования: эволюция феномена пантюркизма в социокультурных и геополитических условиях Черноморско-Каспийского региона.

Для достижения цели исследования решались следующие задачи:



  • раскрыть сущность культурно-аксиологических оснований пантюркизма;

  • проанализировать существующие теоретические подходы к определению культурной специфики современной геополитической ситуации в Северокавказском регионе;

  • выявить роль трансформации геополитической ситуации в формировании феномена неопантюркизма;

  • определить внутренние и внешние факторы, влияющие на идентификационное измерение Кавказского вопроса в XVIII–XXI вв.;

  • уточнить роль и сущностное значение пантюркизма и неопантюркизма в современной геополитике;

  • исследовать проблему столкновения российской, кавказской и тюркской идентичностей как фактора, определяющего специфику функционирования и динамику оптимизации отношений в Черноморско-Каспийском регионе между Россией и Турцией.

Методологической и теоретической основой диссертационного исследования являются концепции и теории, сформулированные в русле взаимодействия тюркологии и континентальной геополитики, обосновывающей системную и идентификационную целостность Евразии. Междисциплинарный характер исследования потребовал сочетания в работе философских и социокультурных методов, на основе которых формируются представления о культуре как главной сфере формирования и геополитического выражения пантюркизма. Использование философско-антропологического метода позволило раскрыть сущностные стороны пантюркизма как инструмента ориентации в условиях глобализационной неопределенности аксиологических структур.

Междисциплинарный характер исследования потребовал привлечения методов, используемых в истории, геополитике, теории международных отношений, философской антропологии, а также элементы общенаучных методов познания: сравнительно-исторического и диалектического.



Научная новизна исследования заключается в следующем:

– уточнено смысловое содержание культурно-аксиологических оснований пантюркизма;

– проведен анализ различных теоретических подходов к определению культурной специфики современной геополитической ситуации в северокавказском регионе;

– выявлена пространственная обусловленность и роль трансформации геополитической ситуации в формировании феномена пантюркизма через совокупность устойчивых геополитических связей с Черноморско-Каспийским регионом;

– выявлены внутренние и внешние факторы, влияющие на идентификационное измерение Кавказского вопроса в динамике российско-турецких отношений;

– уточнена роль и сущностная трансформация пантюркизма в неопантюркизм в контексте идентификационных изменений;

– исследована проблема конфликта российской, кавказской и тюркской идентичностей как фактора, влияющего на противоречия и проявления оптимизационной динамики в отношениях между Россией и Турцией.

Положения, выносимые на защиту:

1. Широта смысловых оттенков употребления понятия “пантюркизм” в политических науках требует его философской экспликации. Культурно-аксиологическое содержание данного понятия выводится посредством фиксации системы ценностных предпочтений, заложенных в культуре тюркизма и формируемых через соотнесение внутренних сущностных факторов тюркского культурогенеза с внешними геополитическими условиями их преломления.

2. Естественная глобализация в современных условиях выступает в форме глокализации, т.е. взаимопроникновения глобального (универсального) и регионального (локального). Это опосредует пространственно-временную зависимость феномена пантюркизма с предельными и устойчивыми геополитическими связями тюркских культурных зон и Черноморско-каспийского региона. В этом отношении пантюркизм выступает системообразующим фактором, содержательно раскрывающим текущие геополитические закономерности

3. Формирование цивилизационно-культурной специфики Черноморско-Каспийского региона исторически обусловлено совокупностью внутренних и внешних факторов, особую роль в которых имеет идентификационное измерение Кавказского вопроса в динамике российско-турецких отношений. Степень ценностного и символического проявления данного фактора непосредственно зависит от способности геополитических субъектов адекватно осмысливать опыт предшествующих поколений, его трансформации в соответствии с меняющимися условиями коммуникативного взаимодействия.



  1. Сущностная трансформация пантюркизма в неопантюркизм в контексте узловых проблем международных отношений конец XVIII – начала XXI вв. имеет важное значение в процессе самоопределения и самоидентификации тюркских народов, проживающих в Кавказском регионе. С другой стороны, неопантюркизм предполагает объективизацию геополитических устремлений в постсоветский период в связи с появлением новых международных субъектов и транснациональных корпораций.

  2. Неопантюркизм как идеология и практика консолидации тюркских народов в условиях глобализации придает новый характер идентификационным дилеммам народов Юга России. В процессе сближения Турции с ЕС социокультурная тюркская идентичность синтезируется с европейской, причем специфика ее функционирования в значительной степени определяется характером идентификационных разрывов, что нивелирует совокупность устойчивых связей человека с окружающим миром, не обеспечивая его целостности и самотождественности. Это создает угрозу вытеснения российской идентичности не только с Южного, но и собственно российского Северного Кавказа.

  3. Конфликт европейской, российской и кавказской идентичностей является одним из проявлений глобализации и носит амбивалентный характер. Его снятие возможно с помощью использования системообразующей и интегрирующей функции евразийской интеграции, открывающей перспективы разрешения Кавказского вопроса в результате не конкуренция, а конструктивное сотрудничество России, Турции и ЕС на основе общих евразийских социокультурных ценностей и имеющегося исторического опыта и геоэкономических интересов.

Научно-теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы:

  • при совершенствовании национальной и кавказской политики Российской Федерации; формировании государственной концепции геополитического присутствия России на Кавказе

  • при оптимизации сотрудничества Турции и России в экономической, политической и культурной сферах;

  • при чтении учебных курсов и спецкурсов по геополитике, этносоциологии, культурологии, регионоведению.

Исследование культурной сущности пантюркизма, его основных положений и аксиологических преломлений в контексте региональной (прежде всего кавказской) политики Турции имеет большое значение для научной практики специалистов-востоковедов.

Философско-культурологический анализ пантюркизма приобретает особую значимость в современных условиях, как с теоретической, так и с практической точки зрения, особенно для эффективной организации деятельности внешнеполитических ведомств России (МИДа, Министерства обороны, органов безопасности и т.д.).



Апробация работы. Работы обсуждалась в отделе социальных и гуманитарных наук Северо-Кавказского научного центра высшей школы. Основные результаты исследования апробированы на научных конференциях «Путь в науку. Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук» (ИППК РГУ, 2002, 2003, 2004), Конференциях молодых ученых ДГУС (Махачкала, 2003, 2005), международной научно-практической конференции «Роль идеологии в трансформационных процессах в России: общенациональный и региональный аспекты».

По теме диссертации опубликовано 6 публикаций общим объемом 1,4 п.л.



Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав (шести параграфов), заключения и списка использованной литературы (209 наименований, в том числе 33 – на английском языке).
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и степень разработанности проблемы, определяются цель и задачи, методологическая и теоретическая основа, научная новизна и положения выносимые на защиту, показана научно-практическая значимость диссертационного исследования и формы его апробации.



Первая глава «Пантюркизм как социокультурный феномен и фактор геополитики» начинается с анализа культурной сущности пантюркизма. Значение доктрины пантюркизма раскрывается в работе не только в современном аспекте, но и в исторической ретроспективе. В культурно-ценностном отношении воздействие пантюркизма в Евразии имеет неоднозначные проявления, а также перспективы потенциального развития, в которых турецкое влияние, вероятно, еще более будет актуализироваться. Пантюркизм отличает ряд специфических ценностных и культурных особенностей, сложившихся во многом под влиянием совокупного воздействия культурогенеза и сущностной деформации социальных условий.

Как идеологическая доктрина, пантюркизм имеет довольно длительную историю (особенно в компаративном анализе с другими современными идеологическими системами). Возникновению пантюркизма способствовали ряд культурных и политических причин развития самосознания тюркских этносов, наличие глобальных и региональных противоречий между мировыми державами по поводу Кавказского и Восточного вопросов, и столкновения их интересов в стратегически важных регионах Ближнего и Среднего Востока, Кавказа и Средней Азии. На идеологическое укрепление пантюркизма особое влияние оказал также рост национально-освободительного движения подвластных Османской империи народов и их стремление к созданию (или возрождению) национальных государств на территории Оттоманской империи.

В диссертации доказывается, что доктрина пантюркизма представляет собой систему идеологических концепций и взглядов, нацеленных на укрепление цивилизационной сущности тюркской идентичности. Это достигается путем соответствующих изменений во внутренней и внешней политики Турции. Таким образом, можно согласиться с часто высказываемым мнением, что пантюркизм составляет основу внутренней политики Турции. Предполагается, что он сможет обеспечить единство различных тюркских групп, а также ассимиляцию или встраивание нетюркских народов. Политика пантюркизма предусматривает также одновременно укрепление социально-экономического развития Турции, формирование условий для возникновения национального государственного и частного капитала, класса собственников и предпринимателей, промышленности и банковской системы, а также модернизацию военной мощи государства. В совокупности данная политика рассчитана на создание сильного и динамично развивающегося тюркского государства в целях обеспечения последующей интеграции тюркских и туранских народов при центральном положении анатолийских турок и Турецкой республики.

В политическом плане, пантюркизм направлен на укрепление политических основ, территориальной целостности, экономики и вооруженных сил страны. Сторонники пантюркизма предлагают, как правило, различные политические программы внутреннего и внешнего развития. Для достижения своих идеологических целей они стремятся создать мощную систему политических, религиозных и культурных организаций и фондов.

В культурно-языковом аспекте пантюркизм предполагает необходимость формирования моноэтнического тюркского государства (с соответствующими территориальными изменениями), укрепление единой культуры и языка, распространение геополитического и геокультурного влияния на тюркоязычные регионы и продвижение интеграционных процессов в тюркском мире. Иными словами, идеологи пантюркизма выступают за отделение всех тюркских народов (которые, как правило, являются мусульманами) на этно-религиозном идентификационном измерении и трансформацию подобного объединения в самостоятельное национальное и политическое образование.

Профессор И. Алискеров дает расширительное толкование пантюркизма. По его мнению, «пантюркизм предполагает, что все народы, говорящие на тюркских языках, являются одной нацией и должны объединиться в единое государство во главе с Турцией». При философском анализе сущностной природы пантюркизма, нужно учитывать, что пантюркизм испытывает сильное идеологическое воздействие со стороны панисламизма. Некоторые ученые даже считают, что эти две идеологии развиваются в теснейшей взаимосвязи. Иными словами, пантюркизм объединяет в себе черты исламского и националистического движения1. Есть и другие мнения. С точки зрения И. Добаева, пантюркизм «тяготеет к национальному». И поэтому можно предположить, что в аксиологических измерениях, пантюркизм будет антирелигиозен.

В своем современном виде доктрина пантюркизма возникла не в Турции, где она нашла благодатную почву для своего дальнейшего развития, а в России в конце XIX в. среди волжских и крымских татар. Социальную базу пантюркизма составили бывшие офицеры, тюркская националистическая интеллигенция, татарские националисты, мелкая буржуазия.

Исторически большое влияние на возникновение пантюркизма оказали общие либеральные тенденции в дискурсе российской интеллигенции в 70-80е гг. XIX в. В этом отношении пантюркизм выступил как один из вариантов постоянно предлагаемых тюркско-татарской мусульманской интеллигенцией будущих социальных и политических преобразований.

В главе характеризуются этапы развития пантюркизма, особое внимание уделено реактуализации и новым тенденциям в развитии пантюркизма на рубеже XX – XXI вв.

Второй параграф посвящен социокультурному анализу современных концепций российской геополитики. Отмечено, что философско-антропологическое исследование проблем современной российской геополитики - это, прежде всего, необходимость возвращения к анализу исходных онтологических вопросов, касающихся самой природы геополитики и факторов, детерминирующих ее развитие. При этом необходимо отметить недостаточную разработанность изучаемой проблемы в рамках философии. Кроме того, мировоззренческие и методологические основания российской геополитики формировались на рубеже XIX-XX веках, в рамках существовавшей в то время парадигмы позитивистского мышления.

В диссертации показано, что современная эпоха ставит не только гораздо более сложные задачи, но и предлагает иной методологический общенаучный и философский арсенал для практического и теоретического решения возникающих геополитических проблем. Усложнившиеся реалии жизненного и социального мира человека коррелируют с более сложным и поливариантным типом мышления, допускающим большую степень неопределенности, нежели однолинейный детерминизм классической эпохи. И это диктует необходимость пересмотра самих оснований философского понимания геополитических процессов и перспектив дальнейших динамических изменений, связанных с ней феноменом культуры.

Методологический ряд причин, определяющий обращение к теме данного исследования, сводится к имеющемуся несоответствию между эвристическим потенциалом сложившихся в XIX веке парадигматических оснований и подходов к изучению геополитической ситуации в рамках классического соперничества государств - международных акторов и теоретическими возможностями современного аксиологического и философского мышления, современными представлениями о геополитической реальности.

В общефилософском смысле геополитика представляет собой всеобъемлющую методологическую конструкцию реальных геополитических исследований международных ситуаций с точки зрения соотношения и взаимодействия различных ценностных ориентаций людей. Философское исследование геополитики можно рассматривать как систему взглядов, основанных на признании диалектического самодвижения и саморазвития политических и географических систем.

На основе анализа основных школ российской геополитики доказывается, что большинство исследователей признает, что геополитический процесс - это не стихийное взаимодействие множества факторов, а эволюционный процесс, обусловленный объективными закономерностями формирования геополитического пространства, осложненного многофакторностью человеческой истории. Поэтому в рамках геополитической картины мира и системы ценностей, геополитические противоречия, послужившие причинами формирования культурно-антропологической специфики Черноморско-Каспийского региона так же носят закономерный и сущностный характер.

В третьем параграфе рассмотрен культурный феномен пантюркизма в контексте геополитики Черноморско-Каспийского региона.

Геополитическое положение Кавказского региона (Черноморско-Каспийского региона) отличает большая внутренняя противоречивость. Регион четко ограничен морями с запада и востока. С севера естественными границами республик в составе России является горная цепь Большого Кавказского хребта.

В начале 90-х г. г. имели место процессы и призывы к народам Кавказа о выходе из состава России, а также требования и призывы к России, чтобы последняя ушла из Кавказа. Надо отметить и то, что в последние время в Черноморско-Каспийском регионе уже не наблюдаются тенденции к подобным призывам.

На современном этапе развития межцивилизационных отношений Россия и Кавказ оказываются перед выбором. Данный выбор носит геополитический и идентификационный характер. Это объясняется, как доказывается в диссертации, тем, что в первую очередь процесс переструктуризации геополитической и геокультурной картины мира определяется рядом важнейших тенденций глобализации.

Переход от одной социальной системы, и от одной системы международных отношений к новой парадигме неизбежно ведет к частичной дестабилизации и архаизации социального порядка и социальным деструкциям. Это неоднократно наблюдалось после распада державы А. Македонского, падения Римской империи, крушений великих держав средневековья и Нового времени.

Концепция национальной безопасности России ориентируется в своем внешнеполитическом направлении на становление многополюсного и многополярного мира. Это приводит к необходимости решать аксиологическую проблему цивилизационной и культурной идентичности в современном мире, в том числе в России и у народов Кавказа. Что есть современная Россия, к какой части света она относится - к Европе или Азии? Или же это самобытное монокультурное (с преобладанием европейского образа жизни и мышления) образование? В диссертации показано, что любой из этих ответов имеет определенную систему аргументации, которую разделяют различные политические силы в России, и в государствах Кавказа.

С давних времен Кавказ обладает традициями взаимодействия разных культур и цивилизаций. В связи с этим, предлагается в работе что, учитывая исторические уроки и используя новые достижения геополитической науки, необходимо создать в Черноморско-Каспийском регионе центр взаимодействия регионов, культур, цивилизаций.

Для решения этой задачи, мы считаем, что за геополитическую основу необходимо взять три параметра: личность с ее правами и свободами, общество и государство. В данном случае необходимо учесть исторические аспекты формирования и делимитации Черноморско-Каспийского региона (Кавказа) как геополитической и социокультурной реальности, так же баланс сил, которые могут воздействовать на геополитическую ситуацию.

Проблема геополитики - это проблема территории и власти. Геополитические реалии Кавказа очень многолики. Здесь взаимонаслаиваются интересы глобальных и региональных центров силы. Для того чтобы создать в регионе такую ситуацию, когда эти силы пришли бы к прогрессивному взаимодействию, считаем, что нужно уяснить, какую роль Черноморско-Каспийский регион играл или может сыграть в мировой политике и разобраться, в какой геополитический контекст он будет помещен. Доказывается, что если Черноморско-Каспийский регион рассматривать в контексте многополярного мира, то продуктивным представляется провозглашение значительной автономии всего региона в рамках российского государства.

Естественная глобализация в современных идентификационных условиях часто выступает в форме глокализации, т.е. взаимопроникновения глобального (универсального) и регионального (локального). Глокализация напрямую влияет на цивилизационную неопределенность Черноморско-Каспийского региона, который исторически является контактной зоной цивилизаций и различных культур, сосредоточением военно-стратегических и экономических коммуникаций, представляющих свой плацдарм для возможной экспансии вглубь Евразии или для потенциального контроля над основными мировыми морскими путями.



Во второй главе «Пантюркизм в контексте Кавказского вопроса» рассмотрена эволюция пантюркизма в неопантюркизм и влияние тюркского фактора на трансформацию геополитической ситуации в Черноморско-Каспийском регионе.

В первом параграфе второй главы рассматриваются этапы развития Кавказского вопроса в XVIII – XX веках, а выявляется специфика тюркского фактора в каждом из них.

Подчеркивается, что хотя геополитическое соперничество за Кавказ продолжалось в течение нескольких столетий, решающий этап этой борьбы наступил во второй половине XVIII - первой половине XIX в., «когда кавказская проблема, став частью восточного вопроса, приобрела более сложный характер»(Джахиев Г.А..)

Кавказский вопрос в качестве важной внешнеполитической проблемы начал складываться для России в ходе Каспийского похода 1722 г. Петра I и окончательно оформился к концу XVIII в. Форсирование перехода от вассально зависимых отношений горцев и Московского царства к утверждению российской администрации на Кавказе вылилось в ряд тяжелых войн. Присоединение Кавказа в этот период диктовалось религиозно-моральными соображениями (спасения от истребления и присоединение христианских народов Кавказа к России), военно-стратегическим положением Кавказа, выступающим в роли барьера для экспансии Великобритании и ее орудия - Турции, а так же в качестве плацдарма для России в завершении ее естественного геополитического развития.

В целом «Восточный вопрос», являясь узловым вопросом внешней политики всех великих европейских держав того времени на данном геополитическом направлении, крайне осложнил завершение процесса добровольного присоединения народов Кавказа к России.

Геополитическая роль Кавказа в целом в евразийском пространстве, как справедливо утверждает профессор Сотавов Н.А., проявляется в «консолидации происходящих экономических, политических, этнических, культурных и иных процессов с древнейших времен до наших дней». Роль Кавказского региона, как в Российском, так и в международном масштабах просматриваются по следующим аспектам:

1) интеграционным;

2) стратегическим;

3) российско-северокавказским;

4) военно-политическим;

5) глобальным геополитическим.

Геополитическая роль Кавказа особенно сильно возросла в двадцатом веке, что одновременно актуализировало и влияние тюркского фактора.

В период гражданской войны, Закавказье и Дагестан были оккупированы англо-турецкими войсками. Постепенно развиваясь, возникла и получила идеологическое обоснование идея объединения кавказских мусульманских народов под эгидой Турции.

В единую федерацию намечалось объединить горцев Кавказа - чеченцев, дагестанцев, черкесов, а так же азербайджанцев. Весь Кавказ должен был стать протекторатом Турции, которая в свою очередь декларировала бы, что она готова «сотрудничать с народами для создания нейтрального Кавказа».

В 1917 году, пользуясь революционной анархией в Центральной России, Кавказ наводнили турецкие и германские агенты, разрабатывавшие главным образом панисламистские, пантюркистские идеи и возбуждавшие сецессионистские настроения. Только тогда, когда политики Кавказа убедились, что России как государственного целого больше не существует, а большевики для сохранения своей власти, готовы отдать часть территорий австрийцам, немцам и туркам, они ради самосохранения собственной кавказской идентичности и культуры стали думать об отделении от России.

Победа советской власти в гражданской войне разрушила эти планы, реинтегрировав Черноморско-Каспийский регион в политическую и социокультурную систему Советского Союза и отстояла свою целостность в годы II Мировой войны.

После окончания мировых войн Кавказ не только не потерял своего геополитического значения, но напротив, стал еще важнее в конкретных внешнеполитических акциях после распада СССР. Известный американский политолог и политический деятель 3. Бжезинский относит Кавказский регион к так называемым «Евразийским Балканам». Он считает, что этот регион имеет важное значение с точки зрения исторических традиций и амбиций безопасности трёх самых непосредственных и наиболее его мощных соседей - России, Турции и Ирана.

Современный Кавказ стал сегодня одним из тех очагов межэтнических конфликтов и войн, которые вызваны несколькими факторами. Среди этих факторов специалисты отмечают и исторические, и культурные, и религиозные, которые были вызваны ситуацией, сложившейся в силу распада СССР. Особенность этих конфликтов заключается в том, что, несмотря на довольно хрупкий мир, говорить о действительном мире еще преждевременно. Нынешнее положение на Кавказе во многом носит тупиковый характер с точки зрения перспективного разрешения имеющихся межэтнических кризисов. Суть проблемы заключается в том, что достижение мира и стабильности на Кавказе предполагает достижение некоего компромисса между противоположными принципами, такими как права народов на самоопределение и территориальной целостности государств.

Это отражает внутренние ограничения глобализации, которое протекает из сущностных противоречии, ограничивающих потенциал цивилизационной жизнеспособности современных обществ. Процессы глобализации охватывают все сферы жизнедеятельности. Одним из важных в этом направлении, на наш взгляд, является глобализация международной политики и межгосударственных отношений. Адекватное осмысление подобных вызовов глобализации может скорректировать существующие в современном обществе социальные и культурные приоритеты, том числе в Черноморско-Каспийском регионе.

Подобное философское исследование позволяет увидеть противоречивость и импульсивность политических и культурных переходных процессов, и ощутить действие фундаментальных закономерностей в эволюции мирового сообщества как системы высшей сложности.

Во втором параграфе концептуализируется трансформация пантюркизма в неопантюркизм и его влияние на современное состояние кавказского вопроса.

Поспешное реформирование некоторых базовых основ внешней политики Турции, продиктованное осознанием общей цивилизационной динамикой региональных и глобальных политических трансформаций, несло на себе печать определенного внешнеполитического сумбура. Главной причиной недостаточно скоординированной и внятной политики Турции в отношении постсоветских государств, включая Россию, была организационная и идеологическая неподготовленности правящих элит и общественных интеллектуалов Турции к подобным переменам.

Другая причина состоит в неустойчивой цивилизационной идентификации и ряде идеологических противоречиях. С одной стороны, вплоть до недавнего времени Турция активно стремилась войти в политические и экономические институциональные структуры ЕС, с другой стороны, ряд должностных лиц турецкого правительства, а также крупные корпорации и частные фонды продолжают во внешней политике ориентироваться на базовые положения идеологии пантюркизма.

Подобная ценностная двойственность привела к тому, что современную идеологию пантюркизма, оказавшую серьезное влияние на официальную политику Турции в течение длительного времени, можно под влиянием общих идентификационных и глобализационных вызовов квалифицировать как неопантюркизм.

Новая пантюркистская доктрина отличается от первоначальной идеологической доктрины тем, что имела своей целью скорее создание группы тюркских государств, среди которых Турция будет играть руководящую экономическую и политическую роль, чем создание тесно связанного и сплоченного тюркского политического союза.

В главе отмечается, что неопантюркизм идеологически обосновал возможность взаимодействия между Россией и Турцией по линии нового геополитического движения - то есть евразийства. При этом Турция, являвшаяся частью Османской империи, побуждаемая тоской по давно прошедшим временам и желанием полнее открыться миру, старается сформировать свое понятие Евразийской идеи. В сложившихся в современном мире геоисторических и геополитических условиях различные понимания смысла Евразийской идеи являют на свет т.н. «эластичную» географию. По мнению специалистов, это понятие ныне выглядит и как попытка колонизации, и как реставрация государства имперского типа, и как деловое сотрудничество между регионами, и как модификация новых исследований глобального движения и глобальных процессов. В сущности, по мнению Б. Эрсанлы и Д. Октама, ни русские, ни турки не имеют ясного представления о том, какую выгоду может сулить им эта идея (т.е. Евразийская идея), возвышенная до степени национальной1.

Что касается России, то евразийская идея воспринимается здесь как политический инструмент, способный обеспечить межнациональное согласие: «У Российской Федерации без сотрудничества с мусульманами нет никаких шансов перед Западом; мусульмане же на юге и на востоке вынуждены искать опору у русских. Традиционное объединение славян и тюрков - основа российской федеративной государственности. Сколь вредны проекты европейского центризма, столь же вредны попытки обособляться, объявляя себя азиатами»2.

В третьем параграфе раскрываются социокультурные основания перспектив развития российско-турецких отношений. Геополитическое значение Кавказа особенно отчетливо проявляется в ходе развития такой глобальной тенденции как регионализация. Ее рассматривают в качестве характерного признака взаимозависимости мировой экономики и политики конца XX - начала XXI века.

Изменения, происходящие в современном мире, в плане трансформации ее геополитической структуры являются свидетельством

смены одного исторического процесса на новую, совершенно другую фазу развития. Мы являемся свидетелями образования нового мирового сообщества глобального масштаба. Подобные процессы самым непосредственным образом влияют на культурную и идентификационную специфику отдельных регионов.

Возникают противоположные по направленности процессы регионализации и локализации, направленные на сохранение существующей цивилизационной идентичности. Общая глобализация все чаще проявляется в виде региональной вариативности.

На наш взгляд, понятие «глокализация» адекватно отражает процессы, идущие в Черноморско-Каспийском регионе. Оно показывает, что процесс глобализации не снимает закономерностей развития геополитической ситуации, а придает им новые механизмы реализации, новые формы регионального воплощения и специфики.

Процессы глобализации и регионализации снова требуют решения проблемы единства и многообразия современного мира с точки зрения современной философии.

Многовариантность сценариев возможного регионального геополитического развития требует повышения теоретического уровня философско-антропологического анализа геополитических проблем, учета определившихся или обозначившихся форм трансформаций мирового развития, не реализовавшихся прогнозов марксистских и либеральных проектов развития человечества, многовекторности исторической судьбы России. Главные научно-практические задачи, которые необходимо при этом решить, - это сохранение целостности России и ее роли как одного из полюсов современного мира. Это две взаимообусловленные задачи, стоящие перед правящей элитой и народами Российской Федерации.

В диссертации доказывается, что в процессах современной глобализации видное место занимает Черноморско-Каспийский регион. А расширение межрегиональных связей данного регионами в области экономики и культуры невозможно достичь без тесного межправительственного взаимодействия России и Турции.

За последнее десятилетие Кавказ (Черноморско-Каспийский регион) долгое время считавшийся далекой периферией геополитических интересов ведущих государств мира, в одночасье оказался в центре соперничества различных стран и политических сил, т.к. является источником неограниченных запасов ряда природных ресурсов. На современном этапе своего развития в силу определенных причин Кавказ превратился в эпицентр широкомасштабных событий и процессов, которые имеют глобальное и всемирно-историческое значение. В этом регионе пересекаются интересы как западных, так и восточных держав, таких как США, Германия, Иран и Турция.

Формирование цивилизационно-культурной специфики Черноморско-Каспийского региона исторически обусловлено совокупностью большого количества внутренних и внешних факторов. Особую роль в них играет идентификационное измерение и специфика Кавказского вопроса в динамике российско-турецких отношений. Степень ценностного и символического проявления данного фактора непосредственно зависит от способности геополитических субъектов адекватно осмысливать опыт предшествующих поколений, а также его трансформации в соответствии с меняющимися условиями коммуникативного взаимодействия.

Конфликт европейской, российской и кавказской идентичностей является проявлением глобализации и носит амбивалентный характер. Его снятие возможно на путях евразийской интеграции, открывающей перспективы разрешения Кавказского вопроса

Создание, обосновывается в диссертации, системы континентальной интеграции относительно автономных ЕС, России, Турции, Ирана и Китая открывают перспективы разрешения глобальных и региональных противоречий в Черноморско-каспийском регионе в результате не конкуренции, а конструктивного сотрудничества России, Турции и ЕС на основе евразийских социокультурных ценностей имеющегося исторического опыта и геоэкономических и геополитических интересов.

В заключении автор подводит итог проведенного исследования и формулирует обобщающие выводы.


Основные положения диссертационного исследования

отражены в следующих работах:



  1. Омаров О.М. Геополитическая роль России в современном мире // Путь в науку. Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук. Выпуск 3. Ростов н/Д. 20002. 0,3 п.л.

  2. Омаров О.М. Человечество и мир в конце XX – начало XXI вв. // Вестник молодых ученых Дагестана. Вып. 1 Махачкала. 2003. 0,2 п.л.

  3. Омаров О.М. Аварцы // Регионоведение. Юг России: краткий тематический словарь. Изд. СКНЦ ВШ. 2003. (2-е изд. 2004). 0,1 п.л.

  4. Омаров О.М. Турки-месхетинцы // Регионоведение. Регионоведение. Юг России: краткий тематический словарь. Изд. СКНЦ ВШ. 2003. (2-е изд. 2004). 0,1 п.л.

  5. Омаров О.М. Глобализация: подходы к проблеме // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2003. № 3. 0,45 п.л.

  6. Омаров О.М. Российско-турецкий фактор евразийской интеграции // Путь в науку. Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук. Выпуск 5. Часть 2. Ростов н/Д. 2005. 0,3 п.л.

  7. Омаров О.М. Неопантюркизм и современная геополитика Кавказа // Роль идеологии в трансформационных процессах в России: общенациональный и региональный аспекты. Материалы международной научной конференции. Ч. 2. Ростов н/Д. 2006. 0,3 п.л.

Сдано в набор 10.12.2006. Тираж 100 экз. Заказ № 145

Бумага офсетная. Печать ризография.

Отпечатано в типографии ООО «Ант»



3444018, г. Ростов-на-Дону, пер. Островского, 153.


1 Гаджиев К.С. Указ.соч., Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе: история и современность. М., 2001, Современные проблемы геополитики Кавказа. Ростов н/Д. 2001, Маремкулов А.Н. Основы геополитики Российского государства на Северном Кавказа в XVIII – нач. XIX вв. Нальчик, 2003, Сотавов Н.А. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVIII в. М., 1991; Черноус В.В., Цихоцкий С.Э. Кавказский вопрос как геополитическая проблема: история и современность // Кавказ: проблемы геополитики и национально-государственных интересов России. РнД, 1998 и др.

2 Акопян Р. Турция между Востоком и Западом // Диалог, 1996. № 3, Добаев И.П. Геополитика Турции на Кавказе // Изв.вузов. Северо-Кавказский регион // Общественные науки и современность. 1991. №1, Надеин-Раевский В. Турция и российские автономии // Россия и Турция на пороге XXI века: на пути в Европу или Евразию? Научные доклады, № 14. Московский центр Карнеги. 1997, Черноус В.В. Современная трансформация геополитической ситуации на Кавказе: новые вызовы и потенциальные факторы обеспечения национальной и региональной безопасности. // Национальная безопасность современной России: основные угрозы. Материалы международной научной конференции. Часть II. РнД, 2005; Сваранец А. Пантюркизм в геостратегии Турции на Кавказе. М., 2002 и др.

1 Tutuncu M. The Caucasus Policy of Turkey (1990-1997): An Evaluation. – Haarlem: SOTA. 1998, Sayan S. Turkey, the Caucasus and Central Asia. – Bloomington (IN): Indiana University Press. 1914

2 Corell Svante E. Small Nations, Great Powers: A Study of Ethnopolitical Conflict in the Caucasus. – England: “Curzon Press”. 2001, Winrow G. Turkey and the Caucasus: Domestic Interest and Security Concerns. –The Royal Institute of International Affairs Press, 2000; Петрова Е.М. «Турецкий фактор» в развитии Юга России: экономико-географический аспект. Авт.диссертации к.геогр.наук. Ростов н/Д, 2005 и др.

3 Коджаман О. Южный Кавказ в политике Турции и России в постсоветский период. М., 2004

4 Пантрюкизм и национальная безопасность России. М., 1994, Сваранц А. Указ.соч., Добаев И.П. Пантюркизм как идеологическое обоснование политики Турции в отношении Кавказа // Изв.вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2001. № 3 и др.

1 Васильев Л.С. Итсоя религий Востока. М. 1983. с. 167-168.

1 Б.Эрсанлы, Д. Октам. Евразия. «От геополитики до других перспектив» // Диалог Евразия. 2000. № 2. с. 30

2 Там же. с. 33



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница