П. И. Григорьев дочь русского актера



Скачать 204.32 Kb.
Дата06.11.2016
Размер204.32 Kb.



П.И.Григорьев




ДОЧЬ РУССКОГО АКТЕРА

Шутка-водевиль в одном действии


1843 г.

Действующие лица:



МИХАЙЛО ВАСИЛЬЕВИЧ ЛИСИЧКИН, старый актер


в отставке.

ВЕРОЧКА, его дочь.

АКАКИЙ НАЗАРЫЧ УШИЦА, отставной прапорщик,

влюбленный в Верочку.

КАТЕРИНА, служанка.

Сцена представляет небогатую комнату. Дверь в середине и дверь в комнату Верочки.

Налево со сцены окно.

ЛИСИЧКИ стоит посредине сцены с поднятыми вверх руками. Вокруг него на стульях – несколько костюмов, париков, театральной обуви; у ног лежат разные пьесы и афиши.


ЛИСИЧКИН. О, неблагодарное отечество, что со мною сделало! Жестокая дирекция! За что самого уморительного актера подкузьмила так ужасно? Я хотел служить вечно, хотел умереть на сцене, и вдруг… объявили, что я стар и никуда не гожусь. Вздор, это интриги, зависть… (Рассматривая вещи.) О вы, друзья мои, драгоценные помощники мои, теперь вы осиротели. Вы служили мне верой и правдой. Вот в этом лысом парике я удивительно играл Синичкина. Черт знает, как мне аплодировали. (Берет другой парик.) А вот в этом – морил со смеху, играя Наумыча в «Жене кавалериста»1. (Плачет.) Ох, лейтесь, лейтесь, слезы сокрушения. Но нет… нет… я не уступлю. Пусть все погибнет, кроме чести. Выдам дочь замуж, а сам уеду в провинцию собирать лавры и – целковые. Черт возьми, а я еще приготовил было и дочь для сцены, развил ее природные способности… Конечно, не видать им моей дочери, сегодня же кончу все, приведу жениха, назначу день свадьбы, и прощай, Петербург. Прощай навсегда, почтенная публика… (Плачет.) Коли я не гожусь, не нравлюсь, ну, Бог с вами, веселитесь без меня.

Вбегает ВЕРОЧКА с письмом.

ВЕРОЧКА. Ах, какая радость, ах, папенька, голубчик, вот письмо! Письмо из Дерпта.

ЛИСИЧКИН. Ну чего, чего распрыгалась, как глупый козленок? От кого письмо?

ВЕРОЧКА (быстро). От моего двоюродного братца. Он пишет, что скоро будет у нас и сто раз целует меня заочно, и говорит, что больше учиться не намерен, одобряет мою страсть к театру, желает мне успехов и прочее, и прочее. Ах, я вне себя от восхищения!

ЛИСИЧКИН. Ну, ну, замолола, затарантила.

ВЕРОЧКА (с живостью). Ах, да как же, ведь мы с ним лет девять не видались. Он всегда был такой веселый, играл, шалил, дурачился со мной.

Бывало, вы в театре играете что-нибудь, а мы возьмем растормошим ваши костюмы, наденем дурацкие парики, да и давай тоже представлять какую-нибудь странную трагедию. Ха-ха-ха! Ужас, какие сцены сочиняли. Он подойдет ко мне, выхватит вместо кинжала столовый ножик, да и закричит (мужским голосом): «Приди в мои объятья, а не то сей кинжал поразит твое сердце». Брр… (Своим голосом.) Я сейчас так, знаете, и затрепещу… (Трепещет, стоя в трагической позиции.) Вот этак… Потом, как будто нехотя, и обниму его, и поцелую. И как это у нас всегда выходило натурально, чудо! Лучше, чем у вас на большой сцене, право. После этого он бросается передо мной на колени… но вдруг мы слышим, что вы приехали из театра, перепугаемся, сбрасываем костюмы, кидаем по углам ваши парики, вытираем лица и садимся смирнехонько, как будто ни в чем не бывало, я – за шитье, а он за философию… Ха-ха-ха! Смотрим – вы входите пресердитый, топаете ногами, вот так, и начинаете по обыкновению… (Передразнивает отца.) «Черт бы взял весь этот театр, Верочка. Пьеса шлепнулась, и меня ошикали опять. Переводчик кричит, что я перефарсил, осел этакий. Давай ужинать. Это не переводчик, а перевозчик». Ха-ха-ха… ведь так? Не правда ли?

__________________

1 «Жена кавалериста» – переводной водевиль П.И.Григорьева.
ЛИСИЧКИН (любуясь ею, сквозь слезы). Злодейка, как она изучила все мои слабости. (В сторону.) В ней будет прок. Девчонка с неподдельным дарованьицем. Увы, и я должен поразить ее сердце неожиданным ударом…

ВЕРОЧКА. Ах, если бы приехал братец Николя! Но что это, папаша? Зачем вы здесь разложили ваши театральные вещи? Что это значит?

ЛИСИЧКИН (важно и с душевным вздохом). Дочь моя, все кончено. Взгляни на эту бумагу. (Вынув из кармана лист бумаги и качая головой, поет.)

Дитя мое, мой час пробил,

Я ждал, что мне дадут прибавку…

И вдруг нежданно получил

С печатью чистую отставку. (2 раза)

ВЕРОЧКА (ужасаясь). Возможно ли?


ЛИСИЧКИН.

Но не забудется вполне

Мой дар, талант мой исполинский…

И после смерти обо мне

Вздохнет театр Александринский. (2 раза)

ВЕРОЧКА. Вы в отставке… Да это невероятно! Ах, Боже мой! Да вы не соглашайтесь, не слушайте никого.

ЛИСИЧКИН. Да я и сам бы хотел служить, хотел умереть на сцене, да дирекция не позволяет.

ВЕРОЧКА. Да на что же это похоже? А я собиралась было дебютировать в вашем будущем бенефисе, надеялась сама поступить на сцену… Это ужасно… это убийственно. (Топает ногой и плачет.)

ЛИСИЧКИН. Утешься, дитя мое. Ты будешь дебютировать в другом роде: из девушки ты скоро сделаешься женой благородного человека. Уж дело решено. Убитый артист на все готов.

ВЕРОЧКА. Как! Что такое?

ЛИСИЧКИН. Да, да, радуйся! Акакий Назарыч недаром угощал меня обедами: он влюблен в тебя по уши… Помещик, двести душ, человек заслуженный – прапорщик в отставке. Это находка для дочери отставного артиста… Я дал ему слово скорей обвенчать вас и ехать в его деревню. (Стиснув зубы.) Вон, вон из этого омута!

ВЕРОЧКА (с удивлением). Ни за что на свете! Как? Вы всегда готовили меня к театру, старались всячески развить мое дарование, поселили во мне страсть к благородному искусству… Я начала изучать образцовые характеры, и теперь – все это бросить, забыть, выйти замуж за какого-то отставного прапорщика! Боже сохрани… я умру преждевременно…

ЛИСИЧКИН. Пустое, сударыня. Я теперь так озлоблен своей отставкой, что ни за что не пущу тебя на здешнюю сцену. Злость моя кипит в жилах. Сейчас же отправляюсь к твоему жениху; нынче вечером я дал слово представить его тебе, чтоб решить все.

ВЕРОЧКА. Папенька, папенька, ради Бога, не торопитесь. Вспомните, что я ведь не театральная невеста, которую в полчаса можно сосватать и обвенчать, ведь вы же мой родной отец, а не какой-нибудь водевильный дядюшка… Дайте мне подумать.

ЛИСИЧКИН. Ты дура, дитя мое. Акакий Назарыч Ушица будет тебя на руках носить, сделает дворянкой, помещицей, отставной прапорщицей, а ведь ты дочь артиста, и больше ничего, - как же было не дать слова?

ВЕРОЧКА. Ах, Боже мой! Во всем этом виновата ваша отставка. Ах, я несчастная, я умру с печали.

Для чего вы дали слово?

Ах, нельзя ли подождать?

Посмотрите, я готова

Со слезами умолять.

Признаюсь чистосердечно,

Лучше век на сцене жить.

За кулисами быть вечно.

Чем за прапорщиком быть.

ЛИСИЧКИН. О да, ведь тебя, я знаю, не переслушаешь… а Акакий Назарыч ждет меня. Прощай, и смотри, будь готова весело встретить нашего благодетеля.

ВЕРОЧКА. Папенька! Голубчик! Послушайте… (Начинает плакать.)

ЛИСИЧКИН. Что, думаешь сыграть драматическую сцену? Дудки. Я уж все наизусть знаю… я умею заплакать во всякое время. (Кричит.) Эй, Катерина! Катерина! Где ты, Катерина?

Входит горничная КАТЕРИНА.

КАТЕРИНА. Здесь, Михайло Васильевич. Что вам угодно?

ЛИСИЧКИН. Спрячь все эти вещи и к восьми часам приготовь самовар, я приведу приятного гостя.

КАТЕРИНА. Неужели-с? А в театр вы разве нынче не поедете?

ЛИСИЧКИН (с отчаянием). В театр? Молчи, не заикайся мне о театре, ни ей, ни мне, а не то… я не выдержу… заплачу кровавыми слезами. Верочка, перестань. Ты и в самом деле разрюмилась. Ну, я знаю, что ты любишь театр… что могла бы быть актрисой… но уж если я отставлен, так чего ж тут надеяться?

КАТЕРИНА. Как? Что? Вы отставлены?

ЛИСИЧКИН (с бешенством, возвышая голос). Молчи, или нет, говори. Да, да. Отставлен! Убит! Зарезан! Осрамлен! Ограблен! Разорен! Осмеян! Уничтожен! К восьми часам самовар приготовь. (Уходит.)

КАТЕРИНА. Ах ты, Господи! Неужели это все правда?

ВЕРОЧКА. Да, да… И представь себе: с досады теперь хочет меня выдать за своего приятеля, за этого урода, Ушицу… хочет, чтоб я весь век жила в деревне отставной прапорщицей. (Вскакивает со стула.) Ну хорошо, пусть я не поступлю на сцену, пусть они сделают меня несчастной, но уж зато до свадьбы я постараюсь вполне опротиветь моему жениху. Катя, ты будешь моей помощницей. (Придумывает что-то.)

КАТЕРИНА. О, извольте, сударыня, за вашу честь я кому угодно глаза выцарапаю. (Подходит к окну.) У, ведь я тоже не трусливого десятка… меня и ваш батюшка не испугает. (Взглянув в окно.) Ахти, да посмотрите-ка, барышня… ведь это никак сам Акакий Назарыч едет сюда. А Михайло Васильич отправился к нему… вот хорошо.

ВЕРОЧКА. А, если он один… тем лучше. Пока папенька не воротился, скажи ему, что я сделалась нездорова и заперлась на весь вечер в своей комнате, понимаешь? (Шепчет ей на ухо во время ритурнели следующего номера.)

Из оперы «Любовный напиток»1.

Пускай он приезжает

И свадьбу затевает,

Его здесь ожидает

Не свадебный прием.

Лишь стоит постараться,

На хитрости подняться, -

Так мы свое возьмем:

Расстроим свадьбу, а потом

И одурачим, осмеем

Перед отцом.

Да,


Уж мы поставим на своем,

Да и с ума его сведем.

Я изучила с детства

Все хитрости кокетства,

Так и теперь все средства

Должна я предпринять,

Чтоб жениха заставить

Затеи все оставить

И многих позабавить…

Прощай. Бегу начать.

КАТЕРИНА показывает, что поняла ее. ВЕРОЧКА, убегая, снова шепчет Катерине на ухо.

КАТЕРИНА. Вот милая-то барышня. Я не знаю, а надо бы, кажется, однажды навсегда самый строгий закон, чтоб ни один старый жених, начиная с сорока лет, во веки веков не смел свататься за молоденьких; а то, ей-Богу, только горе и слезы от этих обветшалых селадонов. Поневоле иная дурачит всячески своего сожителя. Просто сердце не терпит. То ли дело молоденький голубчик… мигнет только глазком, так уж сейчас его понимаешь.

Входит УШИЦА (в венгерке).

УШИЦА.


Здорово, Катюша. Здорово, друзья.

А где же милашка и прелесть моя?

Приятно любезным счастливцем родиться,

Приятно по страсти на милой жениться

Поедешь венчаться, и все зашипят:

«Ах, что за невеста! Вот чудо! Вот клад!

А кто ж новобрачный? Что он-то за птица?

Да просто – Акакий Назарыч Ушица».

Ну что, Катя, где мой почтенный, знаменитый Мишель?

КАТЕРИНА. Да он, кажется, к вам отправился, сударь.

__________________

1 «Любовный напиток» – опера итальянского композитора Доницетти (1797-1848).
УШИЦА. А! Так мы разошлись с ним… Жалко. Впрочем, я подожду его у вас. Ах, Катюша, ужасно тороплюсь ознаменовать свою жизнь третьим бракосочетанием. Две первые покойницы как-то не удались мне, и обе, волею Божиею, помре. Не знаю, что теперь третья скажет.

КАТЕРИНА. Эх, Акакий Назарыч! Сказала бы я вам доброе слово, да боюсь – вы меня дурой назовете…

УШИЦА. Э, Катюша, так ты не знаешь меня. Говори, что такое. Верно, о моей наипрелестнейшей Вере Михайловне?

КАТЕРИНА. Да-с.

УШИЦА. Говори, Катюша, говори, что она? Здорова ли? Верно, радехонька моему предложению? А?

КАТЕРИНА. Ох нет, сударь: она больна сделалась от вашего предложения. (Кланяясь низко.) Батюшка Акакий Назарыч! Оставьте ее в покое, не сватайтесь. В ножки поклонюсь.

УШИЦА. Что ты, что ты, дура этакая! Да знаешь ли ты, как я в нее врезался? Ведь вот как!

КАТЕРИНА (так же кланяясь). Ох, знаю, Акакий Назарыч. Ей-то от этого не легче. Она очень влюблена, я знаю, только не в вас, Акакий Назарыч.

УШИЦА. Как не в меня? Да в кого же?

КАТЕРИНА (так же). Ох, в Александринский театр, батюшка. С измалолетства, днем и ночью только и бредит о том, чтобы стать актрисой.

УШИЦА. О, эта пустая вздорная страстишка не может помешать моему счастью. После свадьбы я увезу ее в деревню, окружу ее всевозможными удовольствиями, поручу ей смотреть за моим погребом, за скотным двором, научу ее разводить гусей, цыплят и уток, познакомлю ее со всем, что называется, изящным, и она забудет все эти глупые, пустые желания.

КАТЕРИНА. Да и вас тоже. Смотрите, коли вы двух жен схоронили, так уже эта до вас доберется.

Лучше не вяжитесь,

Право, откажитесь,

А то ведь она как раз

Успокоит вас.

Ты ведь сам не чаешь,

Что ты затеваешь.

Редкий муженек в очках –

Здесь не в дураках.

УШИЦА. Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне, я уж пожил на свете. Поди-ка лучше, скажи Вере Михайловне, что я здесь. Поди.

КАТЕРИНА (в сторону). Как бы мне не забыть, что она мне наказывала… (Ему.) Да, подите. Она в слезах, бедняжка, и заперлась в своей комнате; к ней приходила давеча какая-то старая цыганка, ворожея московская, точно вот бес какой, столько ей наговорила всяких бед от будущего мужа, что барышня теперь, как река льется.

УШИЦА. А! Так она гадала обо мне? Прекрасно. Верный знак, что она будет моею. Поплачет, да и перестанет. Девичье сердце мягче воска, это я испытал по милости моих двух покойниц.

КАТЕРИНА (смотря в глубину). У, душегубец. Хорошо же. Что это, кажись, Михайло Васильич возвратился… Ах, да это опять старая колдунья явилась… уйти от греха.

УШИЦА. А! Вот кстати. Давай ее сюда.

КАТЕРИНА уходит.

Постой, выведаю все тайны Веры Михайловны. За деньги московская ведьма все разболтает.

Входит ВЕРОЧКА в богатом костюме цыганки.

ВЕРОЧКА (под мотив пляшет по-цыгански).

Господа,


Все сюда,

Я все тайны знаю.

Всем служу,

Ворожу,


Все вам разгадаю.

Женихам –

Молодцам

Я невест назначу;

Старичков –

Простачков

Сразу одурачу.

Я и зла,


И мила,

Весела, игрива,

Холодна

И странна,



И как черт ревнива.

Там и сям

По гостям

Песни распеваю

И с купцов-

Молодцов


Денежки сбираю.

УШИЦА (про себя). Эге, да это и впрямь московская сатана.

ВЕРОЧКА (изменив голос, говорит грубо и отрывисто). Что глядишь на меня, барин? Здравствуй, барин. Здоров ты? Ага?

УШИЦА. Как тебя зовут? Откуда ты?

ВЕРОЧКА. Изволь, барин, скажу, подари золотой на платочек.

УШИЦА. Э! Ничего не видя, уж и подари. Где это тебя так избаловали?

ВЕРОЧКА. Ха. Где? Разумеется, в нашей матке-Москве, барин. Там без нас жить никто не может, а здесь не такие господа, барин. А купцы не такой характер имеют: все боятся своих жен и худо живут, не мотают денег.

УШИЦА. Неужели? Как же тебя зовут-то?

ВЕРОЧКА. Любаша, барин, Любаша. Я первый человек в таборе Ильи Иваныча Соколова1. Он сюда приехал с нами деньги заживать. Подари на сережки, барин. (Протягивает руку.)

УШИЦА (в сторону). Постой. Попробую, умеет ли она угадывать. (Вынув из бумажника ассигнацию.) Ну, Любаша, загадай-ка мне, скоро ли возвратится моя жена из вояжа? И здорова ли она? Вот тебе на платочек.

ВЕРОЧКА. Ха. Изволь, барин, давай руку от сердца… Ченча-алаба-мимши… (Поглядывая на его руку, смотрит потом ему в глаза и немного погодя грозит пальцем.) У! Ага! Ты, барин, плут.

УШИЦА. Что? Что такое?

ВЕРОЧКА (смотря на руку). Да, большой плут. Тут нет никакой у тебя жены. Право. Да совсем, барин, нет и не может быть у тебя жены.

УШИЦА. Как не может быть? Врешь, Любаша. С чего ты это взяла?

ВЕРОЧКА (продолжая вертеть руку). Не знаю… у тебя тут что-то такое… и странное, барин… Давай мне правую руку…

УШИЦА. Ну, на, на. Смотри только в оба и не обманывай.

ВЕРОЧКА (смотря на его правую руку). Э-ге-ге. Какой ты странный барин. У тебя уж были две жены, и ты обеих уморил, барин, ай-ай-ай!

УШИЦА. Как уморил? Что ты врешь, колдунья?!

ВЕРОЧКА. Право. Вот тут одна женушка лежит… вот тут другая, смотри… а вот скоро и тебе дорога в холодную могилу.

УШИЦА (поплевывая на свою руку, вытирает, отходит от нее). Ах ты проклятая, что ты мне за глупости пророчишь? Ну где ты нашла глубокую могилу? Неужели я поверю твоим бредням?

ВЕРОЧКА. Гм. А вот ты будешь скоро умирать, барин, так поверишь Любаше.

УШИЦА (громко). Перестань, перестань. Скажи лучше, о чем гадала Вера Михайловна. Верно, о женихе, а?

ВЕРОЧКА. Да, да, о женихе.

УШИЦА. А сказала ли она тебе, кто ее жених? А?

ВЕРОЧКА. Нет, барин, да я сама угадала.

УШИЦА. Угадала? Что же? Кто он? Что за человек?

ВЕРОЧКА. Гм. (Махнув рукой.) Никуда не годится. Старый, нехороший, совсем не годится.

УШИЦА. Что? Что?

ВЕРОЧКА. Если он захочет жениться на ней – пропал барин. (Опять машет рукой.) Она его сделает совсем дураком. (Вполголоса.) Она любит другого, барин. Молодого. Страшно любит.

УШИЦА. Неужели?

ВЕРОЧКА. Да, да… А этот старый перед свадьбой за неделю… тоже умрет.

УШИЦА. Что за черт, все умрет да умрет. Ну, а если останется жив?

ВЕРОЧКА (так же ему, с таинственностью). Не останется, барин. Право, умрет. Этот молодой, которого она любит, очень часто к ней пишет и божится, что убьет старика до смерти. У них есть, барин, какая-то тайна.

УШИЦА. Тьфу ты, дьявольщина! (В сторону.) Как же Мишель уверял меня… впрочем, она такая бойкая, глядит так подозрительно, что пожалуй… (Ей.) Ну, московская пройдоха, если твое колдовство хоть немножко похоже на правду, то черт возьми…

ВЕРОЧКА. Ага, вся Москва знает, что я всегда гадаю правду, ченча-алаба-мимши. (Повторяет цыганскую песню.)

Господа,


Все сюда,

Я все тайны знаю…

____________________

1Соколов Н.И. – содержатель знаменитого цыганского хора.
(Приплясывая, уходит.)

УШИЦА (оставшись один, смотрит на свои ладони). Проклятая колдунья. Где она тут нашла глубокую могилу? Ну просто врет бессовестным манером, черт возьми, неужели до такой степени можно напрактиковаться? Не знаю, что подумать. Мишель ручался мне за скромность своей дочери, уверял, что сердце ее свободно, а теперь я слышу… Да и Катерина на что-то намекает. Упрашивает… Постой, дай только ему приехать. (Увидя входящую Катерину.) А! Вот Катерина… Поди-ка сюда, поди. Что? Мишель еще не приехал?

КАТЕРИНА (входит со свечой, оглядывается). Да не видать еще… сторону.) То есть, глядя на него, так и смех разбирает. Хи-хи. (Ему.) И барышня к вам также не выходила?

УШИЦА. Нет, и не показывалась.

КАТЕРИНА. Неужто и не показывалась? (В сторону.) Ой-ой, не выдержу!

(Ему.) Ну, Акакий Назарыч, а о чем вы толковали с колдуньей? Я чай, она напророчила вам всякого счастья с три короба?

УШИЦА. Э, вот как… Послушай, Катерина, ты знаешь, что я люблю Веру Михайловну и должен скоро жениться, но прежде хочу знать все ваши секреты: во-первых, отчего она прячется от меня, во-вторых, что значат твои давешние намеки? Уж не дурачите ли вы меня? Правда ли, что твоя барышня влюблена в кого-то?

КАТЕРИНА. Как, сударь мой, а уж разве вы все узнали?

УШИЦА. Все не все, а слыхал-таки довольно.

КАТЕРИНА (машет рукой, со страхом). Ну, так лучше и не расспрашивайте, а то нам беда будет. (Хочет уйти.)

УШИЦА (останавливает ее). Стой, стой, плутовская душа! Ты должна мне все сказать.

КАТЕРИНА (с робостью). Не смею, ваше благородие, вот-те Бог, не смею.

УШИЦА. А! Не смеешь! Так, значит, тебе все известно? Признавайся сейчас! Говори все, а не то…

КАТЕРИНА (подбоченясь). А что не то? Не хотите ли застращать, да и выведать всю подноготную? Нет, ваше благородие, уж коли наша сестра заупрямится, так хоть ты тресни – ничего не возьмешь.

УШИЦА. Пустяки. Все скажешь, все шашни откроешь, дай только возвратиться Михайлу Васильичу.

КАТЕРИНА. Вот нашли, как пугать. Да мы его уж давно за нос водим. Я ведь не крепостная, а вольная, как хочу – так и живу.

УШИЦА. Какова разбойница!

За кулисами слышна русская песня.

КАТЕРИНА. Это что? Ахти! Никак, это наш посланный? Беда, как проболтается.

УШИЦА (услышав ее слова). Какой посланный? Что это здесь за дьявольщина?

КАТЕРИНА. Это курьер моей барышни, он тоже не смеет ничего открыть… (Убегает.)

Входит ВЕРОЧКА в костюме молодого деревенского парня: красная рубаха,

короткий синий армячок и шляпа.


ВЕРОЧКА (поет и говорит, подражая мужскому голосу).

Ах ты, молодость разудалая,

Ах ты, жизнь моя горемычная.

Губит молодца девка красная,

Режет с ног долой чарка лишняя,

Из ума нейдет эта парочка,

Днем мерещится, ночью видится…

Полюби ж меня, душа девица,

Оживи меня, свет мой, чарочка.

(Пляшет русскую на мотив этой песни.)

УШИЦА. Что это за сорванец? Он здесь как будто у себя дома. (Ей.) Эй ты, хват! Кто ты такой?

ВЕРОЧКА (простодушно). Ась?

УШИЦА. Кто ты и зачем сюда зашел?

ВЕРОЧКА (громко). Ась? Кто я? Филимон, ваше превосходительство. (Кланяясь в пояс.) А для че зашел сюда? По своему делу, ваше благородие. (Осматривает комнату.)

УШИЦА. Да кого тебе здесь надо?

ВЕРОЧКА. Ась? Кого надо-то? (Отвесив поклон.) Не вас, барин.

УШИЦА. Но кто тебя прислал сюда?

ВЕРОЧКА. Ась? Кто прислал? Ишь ты, больно любопытен. Дашь на чай, так скажу.

УШИЦА. Изволь, изволь, только смотри, не скрывай ничего, мне надо знать.

ВЕРОЧКА (хочет взять деньги и останавливается). Гм. А что это у тя? Пятиалтынный? Ишь ты, барин. Больно лаком. Так я и сказал. Да, держи карман. Нет, барышня Вера Михайловна больно жалует за службу. Что хошь, говорит, возьми, Филимонушка, только, говорит, молчи да помалкивай, чтоб тятенька не узнал. Во как у нас дела-то делают.

УШИЦА (про себя). Прошу покорно. Да тут в самом деле что-то недоброе… (Ей.) Но ведь я не тятенька, мне сказать все можно, я с ней дружен и тебя не выдам. Ты от кого к ней пришел?

ВЕРОЧКА. Ась? Не выдашь? Полно, так ли? Смотри, барин, не то мне беда буде. (Оглядывается и говорит с таинственностью.) Я к ней принес грамотку.

УШИЦА. Неужели?

ВЕРОЧКА. Вот те Бог.

УШИЦА. От кого же, от кого?

ВЕРОЧКА (посмотрев на него). Э? От кого? Известно дело, от кого. (Осмотревшись кругом, говорит вполголоса.) От него.

УШИЦА. А! Понимаю. А я было думал, что…

ВЕРОЧКА. Что от другого? Нет, опять-таки от него.

УШИЦА (про себя). Ах, черт возьми. Вот не ожидал… (Ей.) Так Михайло-то Васильич не знает ничего об этом?

ВЕРОЧКА. Эво! Да кто бы смел ему сказать? Барышня-то давно собирается открыть ему все, да дело-то такое страшное, барин, что у нее смелости не хватает, а теперь, как друг-то ее сердечный проведал, что на ней хочет жениться какой-то негодящий старичишка, то вот и пишет ей слезную грамотку.

УШИЦА. Вот что! А где он живет?

ВЕРОЧКА. Да там, у нас там… на Козьем болоте.

УШИЦА. Но кто же он такой? Я, кажется, не видал его здесь…

ВЕРОЧКА. Э! Да и не увидишь. А важный барин, почище, поглаже эфтова старичонка… ахвицер.

УШИЦА. Офицер?

ВЕРОЧКА (таинственно). Да еще какой! С аполетами.

УШИЦА. Вот…

ВЕРОЧКА. Да мало того, еще и при шпаге. А какой храбрый! На этих днях побожился поймать старичонку жениха и заколоть на веки веков. Во как! А на ночь в отчаянности написал только ей грамотку и просил меня через здешнюю Катерину доставить Вере Михайловне. (Отходя.) Эх, где ты, Катюша? Слышь ты, Катюшка?

УШИЦА. Да где ж у тебя письмо-то? Покажи-ка.

ВЕРОЧКА (вынув из шляпы пестрый платок, вывязывает письмо из угла). А во, во. Ишь, куды схоронил… ишь ты… небось… Всегда в исправности доставки. Што твоя почта. (Показывает записку.)

УШИЦА. Так дай же, я сам отдам Вере Михайловне, пока еще Михайло Васильич не приехал… давай скорей!

ВЕРОЧКА (оглядывается). На, на, пожалуй, коли так. Да еще скажи ей: что, мол, там больно нездорово, дескать. Слышь? Мол, друг ее там-то… уж она знает, где. А? Понимаешь?

УШИЦА. Хорошо, хорошо, ступай с Богом.

ВЕРОЧКА (кланяясь). Ну так, прощай, барин. Всякого те благополучия навеки нерушимо… (Идет и возвращается, протягивая руку.) А што обещал на чаек-то, ась?

УШИЦА. На, на. Только убирайся, пока отец не приехал. (Дает ей деньги.)

ВЕРОЧКА (смотрит на деньги). Вот уважил. Спасибо. Пойду в ресторацию. (Уходит.)

УШИЦА (один, держа письмо). А! Так вот какова Вера-то Михайловна! Да хорош и батюшка! До сих пор не мог поймать дочку, не умел догадаться старый олух. А еше называет себя опытным, умным актером. Письмо не запечатано… стало быть, я как жених могу его прочесть. Что? Что тут за тайна? (Читает вслух.) «Милый друг, я узнал, что за тебя сватается какой-то урод…» – Что? Что? Про кого это? – «Но разве ты не знаешь, что мы, хоть и тайно, но уже обвенчаны с тобою давно…» – Что? Что? Возможно ли? Как она, моя невеста, и тихонько от отца… - «можешь ли ты забыть, расторгнуть этот союз? Вспомни только, что мой милый малютка…» – Батюшки-светы, что это, черт возьми?! Да она уж и мать семейства. Эге, а я, дурак, влюбился, задумал свататься. Ну, так теперь понимаю, почему она от меня все прячется. Признаюсь, есть за что поблагодарить почтенного артиста, одолжил за службу. Этакой ведь бессмысленный слепец! А? Да вот и объявился. Постой же…

Почти вбегает ЛИСИЧКИН.

ЛИСИЧКИН. А, да ты уже здесь, милый Акакий Назарыч! А я все ждал тебя на твое квартире. Здравствуй, благодетель мой, мой будущий зять, прили в мои отцовские объятия…

УШИЦА (смотря на него и качая головой). Ах ты, Велизарий, Велизарий…1

ЛИСИЧКИН (подбоченясь). А что, неужели я похож? Не может быть! Разве по фигуре смахиваю немножко… Я. Впрочем, гляжу на тебя и на всех в оба.

УШИЦА. Да, да. Хорошо ты глядишь. Много видишь.

ЛИСИЧКИН. Да уж побольше вашего. До сих пор не знал еще никаких очков.

УШИЦА. Это видно. Да зато теперь уж тебе никакие очки не помогут.

ЛИСИЧКИН. Как так? А! Понимаю. Ты, верно, узнал об моей отставке? Да, черт возьми! Как обухом по лбу. (Плачет.) Хорошо, вспомнишь ты меня, Александринская сцена… Но полно плакать, займемся счастьем моей дочери. Она теперь – одно мое утешение. Не правда ли, Акакий Назарыч?

___________________________

1Велизарий – герой трагедии Э.Шенка, шедшей в России в переводе П.Ободовского.

УШИЦА. Да, славное утешение. Ах ты, отставной колпак! Где у тебя голова-то? А?

ЛИСИЧКИН. Голова? Как где? Протри свои очки, так увидишь.

УШИЦА. Да, увидишь. Пустое место. Помилуй, что за отец, когда до сей поры не мог узнать своего детища?

ЛИСИЧКИН. Друг, постой, постой, что ты завираешься?

УШИЦА. А ты что делаешь? Помилуй, ты меня сватаешь в то время, как меня со стороны угощают этакими посланьицами! На, прочти-ка, полюбуйся…



(Отдает ему записку.) Можно ли мне жениться? А?

ЛИСИЧКИН. Что, что это за история? У меня в глазах зарябило. (Читает.) «Милый друг… разве ты не знаешь, что мы, хоть и тайно, но уже обвенчаны с тобою давно…» – А-а-а… и это к тебе пишут? – «Можешь ли ты забыть, расторгнуть этот союз? Вспомни только, что мой милый малютка…» – Как так, у тебя уж есть и малютка? Ого! Вот ты, благодетель, какое чудовище, а я хотел отдать мою Верочку. Не ожидал!

УШИЦА. Что ты! Что ты!

ЛИСИЧКИН. Ведь ты просто варвар, нужды нет, хоть и обладаешь каким-то малюткой, - совратить с пути истинного и мое дитя… Ах ты, Дон_Жуан в зеленых очках!

УШИЦА. Да сумасшедший ты этакой. Неужели ты ничего не понял?

ЛИСИЧКИН. Дон-Жуан. Ей-Богу, Дон-Жуан.

УШИЦА. Прошу покорно. Да выслушай меня прежде, мокрая ты курица!

ЛИСИЧКИН. Ай да Акакий Назарыч!

УШИЦА. Фу, черт возьми!

Входит ВЕРОЧКА, в своем виде.

ВЕРОЧКА (Ушице). Добрый Акакий Назарыч, я все в той комнате слышала и теперь прошу вас об одном: если вы истинно благородный человек, то, верно, не захотите погубить меня. Ради Бога! Вы знаете, что я теперь не могу быть вашей женой, не обвиняйте меня.

ЛИСИЧКИН. Напротив, мы должны обвинять его: вообрази себе, ведь он…

УШИЦА. Сударыня, ваш батюшка хочет меня с ума свести.

ЛИСИЧКИН. Прошу покорно. С больной головы да сворачивает на здоровую.

ВЕРОЧКА. Папенька, позвольте, мне все известно… мы понимаем лучше друг друга… Не так ли, сударь?

Из оперы «Лючия»1

Если вы добры душою,

То примите мой совет:

Будьте счастливы с другою,

В со мной… вам счастья нет.

Вашей я любви не знаю.

Если ж быть любимой мне…



(Публике.)

Так от вас лишь я желаю

Заслужить любовь вполне.

УШИЦА (подумав, подходит к Лисичкину). Ну, Михайло Васильич, если я остаюсь в дураках от нее, да зато уж и тебе она приготовила сюрпризец. Прощай. Поеду в деревню служить панихиду по покойницам. (Уходит.)

ЛИСИЧКИН. Да что ж это такое?

ВЕРОЧКА (прыгая). Избавилась! Слава Богу! Ах, папаша, как я счастлива!

ЛИСИЧКИН. Да кто же кого дурачит?

КАТЕРИНА (входит с письмом). Прощайте, Акакий Назарыч. Барышня, вот вам письмо театральной дирекции.

ВЕРОЧКА. Как? Возможно ли? Давай, давай, давай скорей! (Распечатывает письмо.)

ЛИСИЧКИН. Письмо из театра. К моей дочери. От кого? А, верно, вспомнили и хотят отобрать у меня все роли. Нет, жизнь мою отдам скорее, а ролей моих ни одной не уступлю. В гроб велю их положить вместе с бренными останками и на том свете буду распевать куплеты.

ВЕРОЧКА (вне себя от радости). Принята! Я принята на службу! Папаша! Я тихонько от вас подавала просьбу, и вот мне дают дебют и обещают хорошее жалованье. (Отдает ему письмо.) Радуйтесь.

ЛИСИЧКИН. Как? Что? Ты будешь на сцене? О, моя фамилия не умрет на этой синевато-серой театральной афишке… Какое счастье!

КАТЕРИНА. Ну вот, слава Богу!

ЛИСИЧКИН. Но в чем же ты будешь дебютировать? Надо отличиться. Сыграй, по-моему, в четырех или пяти пьесах, а в заключение отхватывай какое-нибудь знаменитое па-де-де вдвоем.

ВЕРОЧКА. Извольте, извольте.

_________________________



1«Лючия» – опера Доницетти («Люция Ламмермурская»).
ЛИСИЧКИН. Знаешь, вот это, которое ты со мной танцевала на моих именинах. Ну, давай-ка, сделаем домашнюю репетицию.

ВЕРОЧКА. О, с удовольствием!

ЛИСИЧКИН. Катерина, убирай сцену! (Подходит.) Господа, прошу покорно не смеяться, а не то я сконфужусь… да уж, кстати, и автора за шутку нашу не браните.

Музыка.


ЛИСИЧКИН и ВЕРОЧКА танцуют.

Падает занавес.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница