Отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.) (военно-политический аспект) Введение Глава Начало войны и ее первый период



страница14/24
Дата01.05.2016
Размер4.18 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24

Заключение

Грузинские войска были изгнаны из Абхазии 30 сентября 1993 г. Абхазия выстояла и победила, но вышла из войны, понеся в ней тяжелые потери. За свободу и независимость своей родины сложили свои головы две тысячи сынов и дочерей Абхазии. Экономика была разрушена. Материальный и экономический ущерб, нанесенный народному хозяйству Республики Абхазия абхазо-грузинской войной 1992-1993 гг., в цифрах выглядит следующим образом:




п/п


Отрасли народного хозяйства

Сумма ущерба (млрд.долл.США)

Производственная сфера

1.

Топливно-энергетический комплекс и объекты промпредприятий

2,6

2.

Лесное хозяйство

0,3

3.

Строительный комплекс

0,6

4.

Транспортная инфраструктура

0,7

5.

Объекты связи и транспорта

2,4

6.

Объекты связи и телевидения

0,4

7.

Торговля и объекты потребкооперации

0,6

Непроизводственная сфера

8.

Жилищно-коммунальное хозяйство

1,1

9.

Бытовое обслуживание

0,1

10.

Здравоохранение и учреждения отдыха

0,7

11.

Объекты просвещения и образования, культуры, искусства и науки

2,1

Общий экономический ущерб

11,61155

Однако, несмотря на все это, Абхазия в тяжелейших условиях послевоенного времени и, мягко говоря, в атмосфере недоброжелательного окружения, приступила к закреплению итогов войны – строительству независимого государства. Через шесть дней после изгнания грузинских войск, 6 октября, Председатель Парламента Абхазии В. Ардзинба заявил, что его страна будет «искать пути создания демилитаризованного нейтрального государства при наличии международных гарантий»1156. После поражения в войне против Абхазии Грузия вынуждена была вернуться в фарватер российской политики и временно отказаться от западной ориентации, что свидетельствует о глобальных геополитических последствиях победы Абхазской армии в сентябре 1993 года. Уже 8 октября Грузия вступила в СНГ, а 9 октября было подписано Соглашение о пребывании российских войск в Грузии до 1995 г.

В ноябре 1993 г. в Женеве начался переговорный процесс между Абхазией и Грузией под эгидой ООН, при содействии России и участии СБСЕ. В них также принимала участие группа стран, объединившихся в организацию под названием сначала «Друзья Грузии», а позже - «Друзья Генсека ООН по Грузии». Первый раунд этих переговоров проходил 30 ноября – 1 декабря и завершился подписанием Меморандума о понимании между грузинской и абхазской сторонами, в котором предусматривалось обязательство сторон не применять силу друг против друга. 11-13 января 1994 г., на фоне активного противостояния на р. Ингур между абхазскими пограничниками и грузинскими военизированными подразделениями, в Женеве состоялся второй раунд абхазо-грузинских переговоров. Их главной темой был вопрос ввода в зону грузино-абхазского противостояния миротворческих сил, который сторонами был согласован.

3 февраля 1994 г., в ходе визита Б. Ельцина в Тбилиси, был подписан Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Россией и Грузией. Согласно ему, на территории Грузии создавалось пять российских баз, а российские пограничники брали под свой контроль грузино-российскую границу. Россия также обещала поддержку Грузии в строительстве и переоснащении ее армии. Абхазия отреагировала на этот документ негативно. Государственная Дума также отказалась ратифицировать его, вследствие чего он так и не вступил в законную силу.

4 апреля 1994 г. в Москве между сторонами конфликта, представителями ООН, России и СБСЕ в присутствии Генерального секретаря ООН было подписано «Заявление о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта». Этот документ констатировал факт отсутствия государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией. 4 апреля также было подписано Четырехстороннее соглашение о добровольном возвращении беженцев и перемещенных лиц. В Соглашении предусматривалось, что иммунитет беженца не распространяется на лиц, совершивших военные преступления или преступления против человечности; тяжкие уголовные преступления; ранее принимавших участие в боевых действиях, и находящихся в составе вооруженных формирований.

14 мая в Москве было подписано Соглашение о прекращении огня и разъединении сил, который предусматривал ввод российских миротворческих сил под эгидой СНГ в зону конфликта. Миротворческая операция началась 20 июня. Тбилиси, как выяснилось, рассчитывал с помощью российских миротворцев вернуть Абхазию. 29 июня Э. Шеварднадзе объявил, что так называемое Правительство Абхазии в изгнании, находившееся в Тбилиси, скоро переедет в приграничный Гальский район Абхазии. Россия также фактически не принимала во внимание интересы абхазской стороны. На Абхазию оказывалось давление с целью добиться ее согласия на массовое возвращение т. н. грузинских беженцев. И, как следствие, на фоне наивысшего подъема российско-грузинских отношений летом и осенью 1994 г. происходит обострение российско-абхазских отношений.

26 ноября 1994 г., несмотря на противодействие, была принята Конституция Республики Абхазия. В тот же день, согласно новому Основному Закону, Верховный Совет избрал В. Ардзинба первым Президентом Республики Абхазия, инаугурация которого состоялась 6 декабря. Принятие Конституции подтвердило неизменность курса на независимость и продемонстрировало решимость добиваться признания права абхазского народа на самоопределение. На этом пути, как уже говорилось, приходилось преодолевать жесткое противодействие мирового сообщества. Одной из таких мер давления явилось Постановление Правительства РФ «О мерах по временному ограничению пресечения государственной границы РФ с Азербайджанской Республикой и Республикой Грузия», принятое 19 декабря 1994 года. Под предлогом возможного притока добровольцев в Чечню Россия ввела сухопутную и морскую блокаду против Абхазии.

9 января 1996 г. В. Ардзинба обратился к главам СНГ с предложением не рассматривать вопрос Абхазии без участия ее представителей «во избежание принятия решений, основанных на односторонней информации». Несмотря на это, 19 января саммит глав СНГ принял «Решение о мерах по урегулированию конфликта в Абхазии, Грузия», в котором осуждалась «деструктивная позиция абхазской стороны» и подтверждалось, что «Абхазия является неотъемлемой частью Грузии». Страны СНГ брали на себя обязательства без согласования с Грузией не осуществлять торгово-экономические, финансовые, транспортные и иные операции с властями абхазской стороны; не вступать в официальные кантаты с представителями или должностными лицами структур, существующих на территории Абхазии; не допускать функционирования на своих территориях представительств властей Абхазии. Более того, саммит обратился к Совету Безопасности ООН с призывом поддержать меры воздействия на власти абхазской стороны и рекомендовать всем государствам членам Организации присоединиться к этим мерам. Тем самым, государства члены СНГ, за исключением Белоруссии и Туркменистана, не подписавшихся под названным решением, согласились поставить Абхазию на грань физического выживания, чтобы заставить ее отказаться от своих завоеваний в ходе навязанной ей войны.

Непоследовательное и неконструктивное поведение Грузии объяснялась тем, что ее позиция получала поддержку также и в документах ООН и ОБСЕ. В частности, ОБСЕ трижды принимались акты, осуждавшие позицию Абхазии (Будапешт, 6 декабря 1994 г., Лиссабон, 3 декабря 1996 г., Стамбул, 17-18 ноября 1999 г.). А Европейский парламент в одной из своих резолюций назвал абхазское правительство «бандитско-террористическим движением». Нужно отметить, что к концу 1996 г. происходит очередная переориентация Грузии на Запад, у которого к этому времени стала озвучиваться и воплощаться в жизнь наступательная политика в регионе. Это обстоятельство в дальнейшем стало оказывать значительное влияние на процесс грузино-абхазского урегулирования.

В первой половине июня 1997 г. в Москве проходили трехсторонние переговоры по вопросам урегулирования грузино-абхазских отношений. К тому времени грузинское руководство настаивало на выводе миротворцев, очередной срок мандата которых истекал 31 июля. В ходе переговоров Президент Абхазии заявил о необходимости подписания документа, «который подвел бы черту состоянию войны». Проект подобного протокола был подготовлен абхазской стороной и согласован с российской. Подписание документа планировалось 18 июня. Но оно не состоялось по вине грузинской стороны, выдвинувшей заведомо неприемлемые условия.

14 августа 1997 г. состоялся визит В. Ардзинба в Тбилиси. Уже тот факт, что визит был назначен на 14 августа, пятую годовщину вторжения Грузии в Абхазию – день Памяти защитников Абхазии, свидетельствует о том, в угоду кому и чему организовывалась эта встреча. В очередной раз В. Ардзинба вынужден был пойти на непопулярный шаг: в Абхазии это решение и сам визит восприняли неодобрительно, а реакция на то, что он состоялся 14 августа была однозначно негативной. Кроме того, несмотря на то, что Е. Примаков ручался за неприкосновенность В. Ардзинба в Тбилиси, тем не менее о полноценных гарантиях его безопасности во вражеском стане говорить не приходилось. Во время этой встречи была достигнута договоренность о создании грузино-абхазской Координационной комиссии, что, безусловно, нельзя назвать большим прорывом переговоров, но, по всей вероятности, – это максимум из того, о чем тогда можно было договориться. В Тбилиси, как было и до того известно и как показали последовавшие события, готовились не мирному договору, а к военному реваншу.

Это подтверждается и тем, что 1998 год в Грузии был объявлен «годом возвращения Абхазии», что способствовало еще большему нагнетанию обстановки. 2 января Э. Шеварднадзе высказался за урегулирование грузино-абхазского конфликта путем «принуждения к миру», как это тогда произошло в Боснии. А с 19 по 25 мая в Гальском районе происходили боевые действия между абхазскими и грузинскими военными формированиями, которые получили название «шестидневной войны». Грузинские диверсионные группы пытались захватить приграничный район и вывести его из-под юрисдикции законных властей Абхазии. Руководство боевыми действиями осуществлялось из Тбилиси, местным жителям также было роздано оружие. Попытка Грузии была пресечена, а ее военные формирования изгнаны из Абхазии. 25 мая в Гагре был подписан Протокол о прекращении огня, разведении вооруженных формирований и гарантиях по недопущению силовых действий.

12 января 1999 г. Президент В. Ардзинба заявил о начале с 1 марта процесса возвращения беженцев в Гальский район. Но в Грузии вопрос возвращения беженцев использовался для достижения политических целей и враждебной пропаганды. Даже объявили, что те, кто вернется в Гальский район, являются предателями Грузии. В Тбилиси стремились не к возвращению «беженцев», а к спекуляции этой проблемой. Между тем исход части грузинского населения из Абхазии произошел до соприкосновения с Абхазской армией, и был вызван опасениями справедливого возмездия за совершенные преступления. Однако тогда, в начале февраля 1999 г., в интервью грузинским СМИ спецпредставитель Генсека ООН Л. Бота сказал: «Я лично могу понять тех, кто не видя перспективы возвращения домой, взял в руки оружие»1157. Это в тех условиях означало не только оправдание политики государственного террора, которая проводилась властями Грузии против Абхазии под прикрытием «партизан-беженцев», но и практически ее санкционирование.

Некой точкой отсчета нового витка российско-абхазских взаимоотношений можно назвать выборы президента и референдум в Абхазии, состоявшиеся в начале октября 1999 года. Реакция России на эти события свидетельствовала о некотором изменении ее политики по отношению к Абхазии. Конечно, этот процесс не может рассматриваться вне контекста российско-грузинских, грузино-американских и российско-американских отношений, но сам факт потепления российско-абхазских отношений и, как следствие этого, ослабление, а затем и отмена санкций на российско-абхазской границе, не могли не оказать положительного воздействия на экономику Абхазии, которая была загнана блокадой в ступор. Еще 4 марта 1999 г. Парламент Абхазии принял Закон о выборах Президента, а 19 июля назначил дату их проведения. 20 июля Генеральный секретарь ООН К. Аннан назвал предстоявшие выборы своего рода народным референдумом. Но уже в резолюции СБ ООН от 30 июля выборы Президента Абхазии были объявлены неприемлемыми и незаконными. Тем не менее, 25 августа ЦИК Абхазии зарегистрировал В. Ардзинба кандидатом в Президенты РА, а 30 августа был издан Указ Президента «О назначении всенародного голосования (референдума)».

9 сентября Правительство РФ приняло Постановление «О признании утратившими силу постановлений Правительства РФ». Согласно этому документу признавалось утратившим силу Постановление Правительства РФ от 19 декабря 1994 года. Российским таможенному комитету, министерству путей сообщений и транспорта было предписано принять меры по надлежащему обустройству пропускных пунктов на границе с Абхазией. 20 октября был снят возрастной ценз на российско-абхазской границе на р. Псоу, что стало первым шагом по практической реализации названного Постановления правительства РФ.

3 октября 1999 г. состоялись выборы президента и референдум, в которых приняло участие 87, 6% избирателей. 97,9% избирателей одобрили Конституцию и проголосовали за В. Ардзинба как за кандидата в Президенты Абхазии. 12 октября Парламент, опираясь на решение референдума, принял Акт о Государственной независимости, ставший новой ступенью в становлении суверенного Абхазского государства и завершивший правовое оформление независимости Республики Абхазия. К этому времени в России, по справедливому замечанию политологов, наступает эпоха В. Путина, что в свою очередь ознаменовало существенную корректировку методов отстаивания российских интересов на Кавказе.

Как известно, основополагающим принципом для признания государственной независимости стран и народов является право нации на самоопределение. Однако нормативная база современного международного права не всегда становится нормой поведения, которой руководствуются влиятельные политические акторы. В современной мировой практике дилеммой дня становится вопрос приоритета во взаимоотношениях двух основополагающих принципов Международного права – права нации на самоопределение и территориальной целостности государства. Эти понятия почти всегда приходят в противоречия друг с другом, становясь при этом детонатором больших потрясений.

В силу различия интересов и возможностей их отстаивания и реализации большими и малыми государствами, а также противоречий между самими большими государствами, которые являются законодателями политической моды, основополагающие международно-правовые принципы трактуются не всегда одинаково и соответственно требованиям установлению мира и безопасности, к которым, по идее, должно стремиться международное право. И в силу того, что по установившейся традиции всякое право, в том числе право, которому придан международный статус, можно отстоять и защитить только силой, а у сильного, как известно, всегда велик соблазн притеснить более слабого, правда и справедливость в современном миропорядке торжествуют крайнее редко. Все это приводит к двойной морали и двойным стандартам, которые уже были заложены в основу основополагающих международно-правовых актов при формировании современных правил игры на мировом геополитическом поле. Может быть, вследствие этого в мировой практике в последнее время наметилась устойчивая тенденция к тому, что государства принимая решение о признании независимости других стран, зачастую исходят не из принципов Международного права, а своего частного интереса.

Международное сообщество считало возможным признать и признало независимость Косово. При этом и слушать не желало об обсуждении такой постановки вопроса по отношению к Абхазии, у которой было намного больше оснований и прав на самоопределение и независимость. В вину Абхазии ставилось «самопровозглашение», означавшее в лексиконе больших держав государство, провозгласившее себя независимым, но не признаваемое таковым в кругу избранных. Но общеизвестно, что все государства когда-то сами себя провозглашали таковыми, и объявлять «самопровозглашение» причиной для отказа народу в реализации его права на самоопределение означает отвергать историю происхождения государств и государственного строительства. Непризнание же провозглашенной и отстаиваемой воли народа является нарушением самого Международного права, под прикрытием которого зачастую отказывали и отказывают тому или иному народу в праве на самоопределение. Действительно, если признается независимость Косово, Сербской территории, населенной албанцами, то по какому такому «справедливому» Международному праву Абхазии, населенной абхазами, отказывается в праве на самоопределение?

Если признавать за Косово право на самоопределение, то возникал вопрос о применимости этого прецедента для Абхазии. При этом международное сообщество, в особенности США и их союзники, признавая право на независимость Косово, считали вполне обоснованной свою позицию, согласно которой случай с Косово был объявлен уникальным и что он не может служить прецедентом для других непризнанных государств. Россия в этом вопросе отстаивала универсальный характер права народов на самоопределение, утверждая, что признание Косово автоматически должно было привести к признанию всех непризнанных государств, в частности и Абхазии. Нужно иметь в виду и то, что все споры об уникальности или универсальности ситуации с Косово носят конъюнктурный характер, так как до Косово в мире имел место ни один прецедент сецессии части государства и последующего ее признания самостоятельным субъектом Международного права. Абхазия же боролась за свободу независимо от косовского или любого другого прецедента и добивалась признания своего права на независимость, невзирая на продиктованные геополитической конъюнктурой прецеденты, поскольку такова выраженная воля ее народа, что является основополагающим условием признания права народов на самоопределение.

При этом надо иметь в виду, что в 2014 г. в Сочи (который находится практически на границе с Абхазией) должны были состояться Олимпийские игры. Столь масштабный спортивный проект мог быть осуществлен только при стабильной военно-политической ситуации в Абхазии. А это, в свою очередь, возможно только при наличии в этом заинтересованности больших геополитических игроков. Однако это обстоятельство не снимало с повестки дня проблему Кодорского ущелья. Напротив, чем меньше времени оставалось бы до 2014 г., тем более актуальной становилась бы необходимость решения этого вопроса, без которого было бы невозможно обеспечить стабильность в Абхазии и гарантировать безопасность проведения Олимпийских игр в Сочи. Многое в этих процессах также зависело от складывавшейся ситуации вокруг Ирана, региональной энергетической транспортной системы и нового витка глобальной войны за ресурсы.

Ситуация усугублялась реальной возможностью вступления Грузии в НАТО, к чему обе стороны давно шли и уже, судя по всему, были близки. Могло ли так случиться, что данное обстоятельство не повлияло бы на дальнейшую политику Москвы и не подтолкнуло бы ее к принятию более решительных, в том числе и военно-политических, шагов в регионе? Ведь она не шутила, когда утверждала, что размещение третьего позиционного района системы американских ПРО в Чехии и Польше (в контексте заявления о возможности размещения таковых и в Литве) угрожает ее безопасности. А если это правда (сомневаться в чем было бы несерьезно), то каково было бы безопасности России в случае возникновения таковых уже и в Абхазии? Это произошло бы, если Москва продолжала бы поддерживать тезис о «территориальной целостности» Грузии.

В первой половине 2008 г. Россия предприняла ряд военно-политических шагов: 16 апреля Президент В. Путин подписал указ о выходе России из режима санкций СНГ 1996 г., позже поручил правительству подготовить перечень мероприятий, направленных на улучшение жизни граждан Абхазии (кстати, в названном поручении В. Путина впервые отсутствовало упоминание о «территориальной целостности» Грузии, тезис о неизменной поддержке и о необходимости соблюдения которой содержался ранее во всех заявлениях главы исполнительной власти России), в Абхазию были введены российские железнодорожные войска для восстановления абхазской железной дороги...

Эти шаги являлись своеобразным ответом на вызовы национальным интересам России и вызвали протесты не только в Тбилиси, но и в столицах мировых политических игроков, прежде всего в Вашингтоне, что не могло не привести к некоторому нагнетанию взаимоотношений ведущих игроков на Кавказе. А осложнение отношений на Кавказе автоматически ведет к обострению ситуации и в других «горячих» точках, что при современных реалиях гиперглобализации чревато зарождением нового «великого» противостояния. При этом нельзя было сбрасывать со счетов и способность больших игроков на геополитической арене договариваться между собой и манипулировать ситуацией. Предметом торга мог стать вопрос непризнания Абхазии Россией в ответ на непринятие Грузии в НАТО. И, действительно, создавалось впечатление, что нерешенность вопроса об Абхазии на рассматриваемом этапе соответствовала интересам противостоящих геополитических сил, поскольку ни одна из них не была способна или не желала выражать свою позицию более определенно, поскольку этим рисковала вызвать гнев противной стороны.

Однако ситуация изменилась в ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Тогда была начата очередная военная агрессия Грузии против Южной Осетии. Россия предприняла решительные военно-политические шаги по обузданию агрессора и защите государственности Южной Осетии и обеспечению безопасности ее граждан, подавляющее большинство из которых являлись также и гражданами Российской Федерации. Москва также не препятствовала открытию второго фронта против Грузии, в результате которого поздно вечером 12 августа 2008 г. Абхазская армия освободила верхнюю часть Кодорского ущелья. Однако война в Абхазии, несмотря на восстановление контроля абхазских властей над всей территорией республики, не закончена. Войне между Абхазией и Грузией может положить конец только мирный договор, в котором были бы безоговорочно признаны итоги войны 1992–1993 гг. и военной операции по освобождению верхней части Кодорского ущелья августа 2008 года. А в результате операции по принуждению Грузии к миру, проведенной Россией 8-12 августа, грузинской военной инфраструктуре, созданной при поддержке НАТО, был нанесен значительный урон.

Обозначенные военно-политические шаги Россией были предприняты без оглядки на возможную негативную реакцию со стороны США и других стран Запада. Более того, Москва однозначно объявила рассматриваемый регион зоной своей ответственности. Безусловно, означенные события в Южной Осетии и Абхазии являются неким водоразделом, который выпукло обозначил интересы России на Кавказе и пути их отстаивания. В сложившихся тогда условиях это, как представляется, был единственным выходом. В противном случае, отсутствие жесткой реакции на столь беззастенчивое игнорирование интересов России в регионе могло привести к снижению авторитета Москвы в глазах мирового сообщества и даже к низведению до минимума ее значимости при рассмотрении важных международных военно-политических вопросов.

Последние события должны были привести к осознанию новой роли России в регионе и мире. Но не все пока были готовы к этому. Здесь многое зависело от решимости и готовности западных стран, прежде всего США, объявить России новую «холодную войну». Ступенью к этому и ответом на названные решительные действия России стал договор с Польшей о размещении частей третьего позиционного района американских ПРО. И уже открытым вызовом можно было бы считать принятие Грузии в НАТО, что по существу стало бы объявлением войны России, так как Грузия находится в состоянии войны с Абхазией и Южной Осетией, безопасность которых гарантируется Россией.

Однако, судя по всему, НАТО в целом не было готово к «третьей мировой войне». Правда, США могли бы продвинуться в этом вопросе дальше своих союзников, так как они были бы не прочь осложнить ситуацию по ту сторону океана, но в Европе, судя по всему, не очень желали этого, поскольку Россия являлась неотъемлемой частью континента. Москва играла ключевую роль в весьма значительных европейских проектах. Здесь просматривалось и желание Европы занять позицию, отличную от своего заокеанского союзника. «Центристская» Европа в лице Германии и Франции, у которой отношения с Россией были хорошими, оказалась в двояком положении. Дружба с Москвой ей была необходима для обеспечения своей энергетической безопасности, и без союзнических отношений с Россией вряд ли можно говорить о Европе как о самостоятельном акторе мировой геополитики. Однако, как уже бывало не раз в истории, Франция и Германия не желали чрезмерного, по их мнению, усиления позиций России на Кавказе и за его пределами. В силу этих обстоятельств названные государства занимали довольно нечеткую и противоречивую позицию. Зато американцев безапелляционно поддержала их надежная союзница – Великобритания, министр иностранных дел которой подверг критике политику России.

Исходя из контекста сложившейся ситуации, особое значение приобретало заявление Президента России Д. Медведева о том, что Москва поддержит и будет гарантировать любой государственный статус Абхазии и Южной Осетии, который будет соответствовать воле народов этих республик. А свою волю к свободе Абхазия отстояла в Отечественной войне против Грузии (1992–1993 гг.), она закреплена в Конституции 26 ноября 1994 г. и подтверждена на референдуме 3 октября 1999 года. И, судя по всему, становилось ясным, что наступало то время, когда «смертельный удар по территориальной целостности Грузии» (В. Путин) получит уже и международно-правовое оформление…

21 августа 2008 г. в Сухуме состоялся сход абхазского народа, на котором было принято обращение к руководству России с просьбой признать государственную независимость Абхазии. 25 августа Совет Федерации и Государственная Дума России обратились к Президенту Российской Федерации с просьбой признать государственную независимость Абхазии и Южной Осетии. 26 августа 2008 г. Президент Д. Медведев подписал Указы о признании Российской Федерации независимости Южной Осетии и Абхазии, без чего, по мнению Н. Нарочницкой, «был бы бессмысленным и сам отпор» грузинской агрессии1158. 9 сентября 2008 г. в Москве было объявлено об установлении дипломатических отношений между Россией и Абхазией, а 14 сентября в Сухум с официальным визитом прибыл министр иностранных дел РФ С. Лавров, в ходе которого был решен вопрос об учреждении посольств России в Сухуме и Абхазии в Москве. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Абхазия был подписан 17 сентября 2008 г. в Москве1159. В ответ на такое развитие событий 23 ноября 2008 г. парламент Грузии принял закон «Об оккупированных территориях», согласно которому объявил Абхазию оккупированной Россией грузинской территорией.

Визит Председателя Правительства России В. Путина в Абхазию, который состоялся в августе 2009 г., как понятно, не мог не стать значимым событием в регионе. Этот визит носил символичный характер: он состоялся 12 августа - в годовщину освобождения Кодорского ущелья от грузинских войск - и за два дня до дня памяти защитников Отечества и возложил цветы к их памятнику; и наконец, визит Путина состоялся накануне первой годовщины признания государственной независимости Республики Абхазия. Эти совпадения, как можно предположить, не были случайными, что понимали и в Грузии, и в союзных ей столицах. 13 августа вице-спикер парламента Грузии назвал визит премьер-министра России в Абхазию очередным шагом агрессии. 13 августа пресс-секретарь Пентагона заявил о том, что США возобновят подготовку грузинской армии1160. 14 августа Европейский союз заявил: «ЕС считает, что этот визит несопоставим с принципами территориальной целостности Грузии и противоречит усилиям международных организаций по стабилизации обстановки в регионе»1161.

Еще одним «возмутителем спокойствия» стал Президент России, посетивший Абхазию с визитом 8 августа 2010 года. Д. Медведев в Сухуме довольно красноречиво заявил о том, что соседи «должны считаться с независимостью Абхазии, с нашими с ней договорами, а то наши бывшие партнеры иногда забывают, как себя вести»1162. 11 августа, на фоне этого заявления, было объявлено о размещении российских ракет С-300 в Абхазии1163.

На сегодняшний день Республика Абхазия, вслед за Россией, признана еще 5 странами: 6 сентября 2008 г. независимость Абхазии признала Никарагуа, 10 сентября 2008 г. – Венесуэла, 15 декабря 2009 г. - Республика Науру, 27 мая 2011 г. - Республика Вануату; 18 сентября 2011 г. - Тувалу. В современных политических реалиях Абхазия становится серьезным фактором стабильности в регионе, нарушение мира в которой может стать детонатором больших потрясений далеко за ее пределами. При этом необходимо иметь в виду, что Абхазия - единственное место на земле, где абхазы могут сохраниться как народ, как этнокультурная единица, сохранить свой язык, самобытную культуру, нравы, традиции, неповторимые самоощущение и восприятие мира, самоидентификацию, потеря которых станет невосполнимой утратой и для всего человечества. А в современных реалиях это возможно только в рамках собственного государства и при условии непременной защиты абхазской самобытности именно Абхазским государством, ибо заботиться о самобытных абхазских ценностях никакое другое государство, кроме Абхазского, не сможет, да и не будет. Следовательно, наличие суверенного абхазского государства на территории Абхазии есть настоятельная и неотвратимая необходимость. Абхазское государство – эта форма или оболочка, под защитой и неустанной заботой которой должно сохраняться и развиваться ее содержание – абхазский народ.
Положения, выносимые на защиту:

1. Отечественную войны в Абхазии и причины, обусловившие ее начало, необходимо рассматривать в контексте региональных и геополитических процессов.

2. Исторические, политические, экономические, военные составляющие взаимоотношений региональных государств и мировых держав делают российский фактор в абхазо-грузинской войне определяющим. Наряду с этим, в рассматриваемое время об однозначной позиции России можно говорит лишь с большой натяжкой. Тогда в силу серьезного политического противостояния внутри самой России, принятия решений относительно событий в Абхазии зависело от определенных политических и военных чинов, их личных симпатий и антипатий, а нередко и моральных принципов.

3. В годы войны Запад не был готов к военному противостоянию с Россией на Кавказе, в силу чего, хотя и не желая этого, признавал его зоной ответственности Москвы.

4. Для сражавшейся Абхазии трудно переоценить значимость добровольческого движения в целом и в частности Конфедерации горских народов Кавказа. 16 сентября, уже после эскалации военных действий, В. Ардзинба сказал, что именно позиция КГНК не позволила уничтожить абхазский народ. В свою очередь, начало абхазо-грузинской войны и бескомпромиссная позиция КГНК – КНК в ней способствовали возрастанию ее военно-политической значимости в регионе

5. В ходе войны обнажилась политика двойной морали, которую проповедовали все мировые великие государства, которые, поменяв местами агрессора и жертву агрессии, пытались с помощью международных рычагов обуздать Абхазию.

6. После агрессии Грузии против Абхазии мировое сообщество долгое время, а по большому счету до конца войны, оставалось безмолвным. Как известно, право всех народов на самоопределение закреплено в Пактах о правах человека 1966 г. – в Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном Пакте о гражданских и политических правах. Но тогда никто (кроме самих абхазов и их братьев из Северного Кавказа) и не вспоминал о правах человека, о праве нации на самоопределение, о других неотъемлемых правах и свободах, предусмотренных в многочисленных международно-правовых документах. Единственной организацией, старавшейся сохранить объективный подход к событиям в Абхазии явилась ОНН, однако, в целом позиция международных организаций, в лице ООН и СБСЕ осталась неизменной, и они продолжали оказывать одностороннюю поддержку Грузии и лично Э. Шеварднадзе.

7. Если Грузия, начиная войну, демонстрировала шапкозакидательские настроения, то к исходу ее первого периода Абхазия доказала, что с ней не считаться невозможно, что было подтверждено как на полях сражений, так и за столом переговоров.

8. Гагрская победа Абхазии вывела ее восприятие в мире на новый уровень. Эта победа привела не только к освобождению абхазского северо-запада но и к более пристальному вниманию международного сообщества к войне в Абхазии. Можно утверждать, что если до освобождения Гагры международное сообщество в целом реагировало на события в Абхазии, только уступая просьбам Э. Шеварднадзе, то после успешного наступления абхазов многие на Западе стали воспринимать войну в Абхазии не только как попытку главы Грузии обратить внимание на трудности своей страны для получения моральной и материальной поддержки от Запада. Там, судя по всему, стало созревать осознание того, что война в Абхазии становится самостоятельным военно-политическим явлением, которое больше невозможно рассматривать как сугубо внутреннее дело Грузинского государства.

9. Некоторые наблюдатели допускают возможность координации действий абхазов с звиадистами в начале Сентябрьского наступления, которые проявили очередной всплеск активности именно 15 сентября 1993 г. Однако уже 16 сентября, в день, когда абхазы начали свое наступление, звиадисты прекратили военные действия против правительственных войск Грузии, а через сутки уже воевали на их стороне против абхазов. По логике сторонников тезиса о согласованности действий зваидистов и абхазов получается, что звиадисты в июле воевали против абхазов, в августе и первой половине сентября воевали против грузин, а в середине сентября договорились с абхазами и координировали свои действия с ними, а затем, через два дня, перешли в стан правительственных войск Грузии и опять вступили в войну против абхазов. Справедливости ради надо отметить, что решения и действия Л. Кобалия и его воинства не совсем поддаются логическому объяснению, однако разговоры о скоординированности действий абхазов со сторонниками З. Гамсахурдиа безосновательны. Если посмотреть чуть внимательнее, то окажется, что в рассматриваемое время войска Л. Кобалия оказывались почти всегда там, где Т. Китовани, и, судя по всему, подчинялся он не столько З. Гамсахурдиа, а сколько экс-министру обороны Грузии.

10. Решающее (сентябрьское) наступление абхазской армии совпало с серьезным политическим кризисом в Москве, который завершился 4 октября 1993 г. расстрелом здания Верховного Совета РФ из танков, что также не могла не оказать влияния на его ход и результаты.

11. После поражения в войне в Абхазии Грузия вынуждена была вернуться в фарватер российской политики и временно отказаться от западной ориентации, что свидетельствует о глобальных геополитических последствиях победы абхазской армии в сентябре 1993 г.

12. Абхазы в этой войне защищали Родину, и им отступать было некуда, в силу этого абхазская армия, состоявшая из далеких от военной службы людей, в 1993 г. была признана самой боеспособной армией в мире в контактном бою. Невозможно переоценить роль в этом главнокомандующего В. Ардзинба. Такие личности появляются в нужное время и в нужном месте. Они приходят из прошлого и опережают свое время. Предводительство В. Ардзинба является важным определяющим фактором, позволившим абхазскому народу выстоять и победить в одной из самых кровавых и жестоких войн конца XX века.

13. Глобальные вызовы современности, которые выдвигают перед Абхазией все новые и новые и трудноразрешимые задачи, делают весьма актуальным установление и изучение причин и следствий военно-политических действий в абхазо-грузинской войне. Значение этого возрастает в связи с тем, что те причины глобального характера, которые нередко становились движущими силами и генераторами тех или иных заявлений или действий, приведшие к войне, до сих пор занимают определяющее место в региональном и геополитическом раскладе сил и оказывают существенное воздействие на современное положение дел в Абхазии. Поэтому изучение причин и следствий войны, их систематизация и анализ становится необходимым условием для формулирования задач на перспективу, определения магистрального пути отстаивания права на независимость и дальнейшее развития Республики Абхазия.

14. Война в Абхазии, несмотря на окончание крупномасштабных боевых действий, незакончена. Те промежуточные соглашения непрочные и многократно нарушены и тот переговорный процесс, идущий сегодня с вынужденными перерывами, не в состоянии привести к более или менее значимым результатам, пока не будет заключен мирный договор между Грузией и Абхазией, в котором были бы безоговорочно признаны итоги войны.

15. Итоги Отечественной войны в Абхазии закреплены Конституцией Республики Абхазия от 26 ноября 1994 г., референдумом 3 октября 1999 г. и Международным признанием государственной независимости Республики Абхазия, начало которому положено Указом Президента Российской Федерации от 26 августа 2008 года.




Библиография

Источники

Сборники документов и материалов

Абхазия: события 1992-1993 годов в газете «Северный Кавказ». Нальчик. 2008.

Абхазия: хроника необъявленной войны (Сост. Г. Амкуаб, Т. Илларионова). Ч 1. М., 1992.

Абхазия: хроника необъявленной войны. Ч. 2. М., 1993.

Абхазия: хроника необъявленной войны. Ч. 3. М., 1993.

Абхазия: хроника необъявленной войны. Ч. 4. М., 1993.

Белая книга Абхазии. 1992-1993. (Сост. Воронов Ю. Н., Флоренский П. Ф., Шутова Т. А.). М., 1993.

Воронов Ю. Н. Боль моя Абхазия. Гагра. 1995.

Геноцид абхазов (Сост. Р. Апсынба). М., 1997.

Грузино-абхазский конфликт 1917-1992. (Сост. Казенин К. И.). М., 2007.

Документы ООН по Абхазии (1992-2009 гг.). Часть 2(1). Сухум. 2012.

Книга вечной памяти (Сост. В. Пачулия). Сухум. 1997.

Конфликты в Абхазии и Южной Осетии. Документы 1989-2006 гг. (Сост. Волхонский М. А., Захаров В. А., Силаев Н. Ю.). М., 2008.

Мы шли на смерть, чтобы жить. Сборник интервью и выступлений (1992-2005) В. Г. Ардзинба. Сухум. 2011.

Отечественная война Абхазии и «грузинские беженцы (Сост. Ачугба Т. А.). Т. 1. Сухум. 2003.

Те суровые дни. Хроника Отечественной войны народа Абхазии. Сухум. 2004.

Технологии этнической мобилизации. Из истории становления грузинской государственности (1987-1993). (Сост. Лежава Г. П). М., 2000.

Чамагуа В. З. За свободу Апсны оружием слова. М., 2012.


Газеты

«Абхазия»: 1992 г. - №№ 5, 7, 9, 10, 12-16, 18, 20-26.

«Бзыбь», № 91, 18 августа 1992 г., № 36, 16 июня 1993 г.

«Боевой листок», б/н. 1992 г., август.

«Демократическая Абхазия»: 1992 г. - №№ 3, 4, 7, 13-21; 1993 г. - №№ 1, 2, 8-19, 23-26, 28, 41.

«За наше Отечество»: 1993 г. - №№ 2, 5, 8-13.

«Иберия-Спектр»: 1992 г. - №№ 58- 60; 1993 г. - №№ 61, 65, 66, 68-71, 73, 75, 77, 80, 81.

«Известия»: 1992 г. - №№ 43, 54, 58, 60, 62, 71, 79, 82, 100, 108, 118, 126, 135, 139, 144, 146, 150, 162, 180, 182, 183, 185, 186, 189-191, 193, 195, 209, 210, 214, 215, 219, 220, 222, 224, 225, 236, 240, 259, 262, 269, 273, 274, 279; 1993 г. - №№ 5, 13, 15, 17, 20, 34, 41, 44, 50, 55, 57-60, 62-64, 70, 79-81, 83, 89, 96, 98, 102, 109, 118, 119, 125, 126, 130, 131, 137, 140, 142-144, 148, 150, 152, 153, 158-160, 162, 164, 165, 168, 175-181, 184, 186, 187.

«Кавказский дом»: 1992 г. - №№ 15, 21, 28, 30, 32, 33.

«Коммерсантъ»: 1992 г. - №№ 1, 4, 7,  10, 11, 15, 16, 19, 23, 26, 27, 31, 33, 34, 37, 38, 40, 41, 43, 50, 51, 53, 55, 56, 58, 63, 64; 1993 г. - №№  1, 7, 10, 13, 16, 17, 21, 30, 31, 36, 37, 43, 49, 52, 60-65, 67, 68, 70, 77, 84, 85, 88, 90, 91, 94, 104, 108, 109, 126, 128, 130, 132, 135, 147, 154, 159-161, 164, 177-180, 182-187.

«Конфедерация»: 1993 г. - №№ 4, 6.



«Московские новости»: 1992 г. - №№ 12, 33, 34, 35, 41, 50; 1993 г. - №№ 12, 13.

«Нарт», №14, апрель 1993 г.



«Независимая газета»: 1992 г. - №№ 4, 5, 31, 53, 84, 87, 95, 97, 98, 109, 110, 112, 115, 120, 122, 123, 128, 130, 143, 147, 154, 157, 160, 161, 163-170, 172, 173, 180, 186, 187, 190-194, 197, 199, 204, 206, 208, 210, 212, 218, 224, 233-235, 241, 244, 245, 250; 1993 г. - №№ 1, 2, 4-6, 8, 10, 13, 14, 15, 17, 19-22, 24, 25, 27, 31-36, 38-41, 43-46, 48-51, 58, 59, 61, 66, 67, 69, 74, 75, 78, 79, 95, 97, 101, 102, 118, 124-128, 130, 132-134, 136, 137, 139-141, 143-148, 152-156, 158-161, 164, 166, 168, 170, 172, 173, 175-185, 187-189.

«Под небом Грузии», № 38, 28 августа 1992 г.

«Республика Абхазия»: 1992 г. -14–21 августа, 22-27 августа, 16-24 сентября, 25 сентября – 1 октября, 1– 3 октября, 4– 8 октября, 9–11 октября, 7-8 ноября, 12 ноября, №№ 171, 175, 177, 180, 181; 1993 г. - №№ 1, 3-9, 12, 14, 15, 17-20, 22, 26- 41, 43, 44.

«Российская газета»: 1992 г. - №№ 67, 132, 141, 145, 151, 185, 189, 190, 192, Вып. 2, 194, 206. Вып. 2, 207. Вып. 2, 213, 214, 219, 233, 241, 247, 278, 241; 1993 г. - №№ 12, 37, 49, 52, 54, 83.
Видео

Видеозапись интервью Китовани Т. К. 13. 02. 2002.

Хроника войны. Цикл документальных фильмов. Автор Джапуа Т. Ш. Абхазское телевидение, 2013 г.

Дневники и воспоминания

Аджба Т. Ш. Дожить до рассвета. Сухум. 1994.

Аргун А. Х. Абхазия: ад в раю. Сухум. 1994.

Баранец В. Н. Генштаб без тайн. http://www.erlib.com

Басариа В. К. Время тяжких испытаний. Сухум. 1994.

Гарцкия А. Мы за Гумистой. Сухум. 2014.

Ельцин Б. Н. Записки президента. М., 1994 // http://www.yeltsin.ru/yeltsin/books/detail.php?ID=3792

Иоселиани Дж. Три измерения. М. 2001.

Кубрава А. М. Дорога к сраму. Сухум. 2010.

Куправа А. Э. Сухумский дневник (август 1992 года – октябрь 1993 года). Сухум. 2013.

Маршания Л. Абхазия. Пути к миру и возрождению. Тб., 2006.

Месхия Н. Ш. Как отторгалась Абхазия. Тб., 2011.

Тария А. М. 413 суток оккупации. Сухум. 2001.

Тарнава Л. Абхазский дневник. Сухум. 2008.

Тот, кто прикрывал. (Сост. Р. Аджинджал). Сухум. 2014.

Черкезия Л. Ткуарчал: 413 дней блокады. Сухум. 2003.

Чикваидзе А. Д. На изломе истории. М., 2006.

Шанибов Ю. М. Победа Единства. Сухум-Нальчик. 1994.

Шеварднадзе Э. А. Когда рухнул железный занавес. М., 2009.

Этлухов О. Зов крови. М., 2003.


Литература

Монографии и брошюры

Авидзба А. Ф. Отечественная война (1992-1993 гг.). Вопросы военно-политической истории Абхазии. Сухум. 2008.

Авидзба А. Ф. Абхазия и Грузия. Завтра была война. Сухум. 2012.

Авидзба А. Ф. Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.). Сухум. 2013.

Агрба И. Ш. Хотелось бы всех поименно назвать. Сухум. 2000.

Аджинджал Е. К. Абхазская реконкиста и международное право. Сухум. 2002.

Ачугба Т. А. Этнополитические процессы в Абхазии в контексте грузино-абхазского конфликта. Сухум. 2007.

Ачугба Т. А. Этническая история абхазов XIX-XX вв. Этнополитические и миграционные аспекты. Сухум. 2010.

Блок М. Апология истории или ремесло историка. М., 1986 // http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000028/index.shtml

Бройдо А. И. Проявления этнопсихологических особенностей абхазов в ходе Отечественной войны народа Абхазии 1992–1993 годов. М., 2008.

Васильева О. Грузия как модель посткоммунистической трансформации. М., 1993.

Васильева О., Музаев Т. Северный Кавказ в поисках региональной идеологии. М., 1994.

Дамениа О. Н. Абхазия на рубеже веков. СПб., 2011.

Джапуа Б. Р. Фронт восходящего солнца. Сухум. 2008.

Думаа К. Н. Грузино-абхазская война: мифы и реалии. Сухум. 2002.

Думаа К. Н. Носитель ящика Пандоры. Сухум. 1995.

Жидков С. Бросок малой империи. Майкоп. 1996.

Захаров В. А., Арешев А. Г., Семерикова Е. Г. Абхазия и Южная Осетия после признания. М., 2010.

Иванов Д. В. Беженцы в современном международном праве. М., 2006.

Калмыкова Е. В. Образы войны в исторических представлениях англичан позднего Средневековья. М., 2010.

Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997.

Клаузевиц К. фон. О войне. М-СПб., 2003.

Коган-Ясный В. В. Политический аспект отношений федеральных органов власти Российской Федерации с Чеченской Республикой в 1990-1994 гг. // http://www.memo.ru/hr/hotpoints/CHECHEN/ITOGI/kogan.htm

Колбая Г. Н. Сочинская Олимпиада в глобальной политике. М., 2013.

Корнилов О. А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. М., 2003.

Пачулия В. М. Грузино-абхазская война. 1992-1993. Сухум. 2010.

Плотникова Т. В. Крылов А. Б. Постсоветская Абхазия. М., 1999. С. 102.

Предварительные материалы расследования уголовных дел по фактам массовых убийств, геноцида других тяжких преступлений, совершенных властями Грузии и ее вооруженными формированиями в период оккупации Абхазии в 1992–1993 гг. // www.eurasiatimes.org/index.php?page=researches&article_id...

Лакоба С. З. Абхазия – де-факто или Грузия де-юре? Sapporo. 2001.

Маршания Л. В. Правда о трагедии Абхазии. 2006 // http://abkhazeti.info/war/2006012615534334124225.php

Мяло К. Г. Россия и последние войны XX века (1989-2000). К истории падения сверхдержавы. М., 2002 г. // http://www.abkhaziya.org/books/myalo_lastwar.html

Папаскири З. В. История Абхазии без фальсификаций. Тб., 2009.

Пачулия В. М. Грузино-абхазская война. 1992-1993. Сухум. 2010.

Поздняков Э. А. Философия политики. М., 1994. Т. 2.

Пряхин В. Ф. Региональные конфликты на постсоветском простран­стве // www.abkhaziya.org.

Серебряков В. Г. Абхазия помнит. Майкоп. 2007.

Студиникин А. Внешняя политика Республики Абхазия в период строительства независимого государства. На правах рукописи.

Сунь-цзы. Искусство войны. М., 2011.

Хварцкия М. От лжи к правде об Абхазии. Сухум. 2008.

Цушба И. Ш. О праве наций или народов на самоопределение и проблема независимости Абхазии. Сухум., 2003.

Червонная С. М. Абхазия – 1992: посткоммунистическая Вандея // http://www.conflicts.rem33.com/images/abkhazia/Czerwonna

Шамба О. Б. Летопись войны: грузинские беженцы – кто они? Сухум. 2004.

Шамба Т. М., Непрошин А. Ю. Абхазия. Правовые основы государственности и суверенитета. М., 2004.

Шария В. Абхазская трагедия. Сочи. 1994.

Широкорад А. Б. Война и мир Закавказья за последние три тысячи лет. М.- Владимир. 2009.
статьи

Абхазия: мифы на крови // http://abkhazeti.narod.ru/pages/2/169.html#up

Авидзба А. Ф. О российском факторе в абхазо-грузинской войне (1992-1993) // Сборник трудов аспирантов и студентов АГУ. Ч. I. Сухум. 2002.

Авидзба А. Ф. Из истории войны в Абхазии (1992-1993) // Абхазоведение. Вып. 2. Сухум. 2003.

Авидзба А. Ф. Абхазия и Грузия. О некоторых проблемах этнополитики // Кавказ: история, культура, традиции, языки. Сухум. 2004.

Авидзба А. Ф. Грузино-абхазская война 1992–1993 гг. и некоторые вопросы личностной, этнической и культурной самоидентификации. (Проблемы идентичности и маргинализма) // Абхазоведение. Вып. III. Сухум. 2004.

Авидзба А. Ф. О политической стратегии международного сообщества на начальном этапе абхазо-грузинской войны (1992-1993 гг.). // Абхазоведение. Вып. 7. 2012.

Авидзба А. Ф. К вопросу о ситуации на оккупированных территориях Абхазии (август – декабрь 1992 года) // Материалы научной конференции, посвященной 90-летию З. В. Анчабадзе. Сухум. 2012.

Аджинджал Е. К. Вандалы конца XX века // Зимние Олимпийские игры 2014 в Сочи в фокусе информационных атак. М. – Ростов. 2001.

Белов О. А. Пограничное сотрудничество между РФ и Грузией // Грузия: проблемы и перспективы развития. Т. 2. М., 2002.

Березовский В., Червяков В. Конфедерация горских народов Кавказа // Журн. «Духовное наследие» № 3, 1992 г. // http://www.rau.su/observer/N03_92/3_06.HTM

Бройдо А. И. Великая Отечественная война и этнопсихология абхазов: влияния и взаимодействия // Россия и Абхазия: современные проблемы сотрудничества и взаимодействия. М., 2006;

Брок-Утне Б. Роль образования в формировании морально-этических норм, связанных с войной и окружающей средой // Морально-этические нормы, война, окружающая среда. М., 1989.

Воронов Ю. Н. О геополитических аспектах войны в Абхазии // Юрий Воронов – свет и боль (Сост. – редколлегия). М., Сухум. 1999.

Данилов Д. Россия в Закавказье в поисках международной легитимации // Спорные границы на Кавказе. М., 1996.

Джоджуа Д. Война в Абхазии. 1992-1993 годы // Очерки истории Грузии. Абхазия. Тб., 2009.

Джоджуа Д. Сущность конфликта в Абхазии - российско-грузинская война // http://rus.expertclub.ge/portal/cnid__7464/alias__Expertclub/lang__ru/tabid__2546/default.aspx.

Дробижева Л. Интеллигенция и национализм. Опыт постсоветского пространства // Этничность и власть в полэтничных государствах. М., 1994.


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница