Отчет о проведении полевых исследований



страница1/4
Дата07.05.2016
Размер0.51 Mb.
  1   2   3   4
ОТЧЕТ

О ПРОВЕДЕНИИ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

"RUSSIAN SAKER PROJECT"

2001

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЙ

Полевые исследования по программе "Russian Saker project" были проведены в Западных областях Русского Алтая.

Главной целью исследований являлось выявление гнездовых участков и гнезд так называемых, алтайских соколов. В случае нахождения таких гнезд, планировалось проведение исследований гнездовой биологии и экологии этих птиц. В качестве дополнительной задачи рассматривалась возможность получения сравнительных материалов по биологии и экологии балобанов, обитающих на смежной территории.
ОБЩАЯ ЧАСТЬ

Издержки финансирования не позволили участникам экспедиции приступить к этой работе в ранее запланированные сроки.

Из-за того, что участникам экспедиции долгое время не удавалось достичь своей главной цели - найти гнездо или гнездовый участок алтайского сокола, окончание работы неоднократно переносилось на более поздние сроки.

Продление сроков работы экспедиции, стало возможным за счет участия в этой работе волонтеров, а также помощи спонсоров.


23 августа на участников экспедиции было совершено нападение хулиганов, в результате чего все полевые работы на 30 дней (с 24 августа по 23 сентября) были прекращены, а команда основных участников экспедиции - расформирована.
Проведение полевых исследований проводилось в период с 25 июня по 12 октября 2001г включительно. Таким образом, всего на эту работу было затрачено 80 рабочих дней (с учетом вычета тех 30 дней, в течение которых по независящим от нас причинам какие-либо работы не проводились).

Основная работа была организована на территории Усть-Канского района Республики Алтай. Обследование отдельных участков проводились также на территориях Шебалинского, Онгудайского, Усть Коксинского районов Республики Алтай и Чарышского района Алтайского края.

Таким образом, всего исследованиями была охвачена площадь равная примерно 3.000 кв. км. Из этой общей площади около 600 кв. километров заняли участки труднодоступных высокогорий, которые обследовались с помощью лошадей или пешком. Остальная территория представляла собой остепненные, местами, поросшие смешанным лесом горные склоны с выходами скал, являющиеся потенциально пригодными для гнездования балобанов. Эти территории обследовались с автомашины или пешком.

Исследование территорий представляло собой сочетание различных методов учета.

Прежде всего, там, где это было возможно, территорию объезжали на автомашине. При этом участники экспедиции получали возможность за короткие отрезки времени осмотреть большие территории и отметить населяющих их птиц. Кроме того, объезд территорий позволял участникам лучше ознакомиться с местностью и впоследствии хорошо здесь ориентироваться. При невозможности проезда на автомашине, территории обследовались пешком. При этом с учетчиком заранее обговаривались направления маршрута и время выхода на радио связь. При длительных пешеходных обследованиях, что обычно происходило при обследовании многих склонов горных хребтов, предусматривались и обговаривались возможности и условия ночевки исследователя.

Выезд участников на автомашине осуществлялся практически ежедневно, за исключением тех дней, когда основная работа переносилась в высокогорья. Общий километраж пробега на автомашине по обследуемым территориям составил около 5.000 километров.


Рис. 1. Карта. Территории, охваченные исследованиями.

В качестве постоянных участников в работе принимали участие:

Валерий Мосейкин - руководитель группы полевых исследований, орнитолог;

Давид Хайдаров - ассистент, орнитолог

Виктор Еремко - технический исполнитель, водитель.

Помимо постоянных участников, в работе экспедиции в качестве волонтеров принимали участие местные охотники, охотоведы, а также студенты - биологи и географы из университетов Горно-Алтайска, Новосибирска и Ставрополя.

При работе в условиях высокогорий, мы были вынуждены временно нанимать местных проводников, знающих тропы и проходы в условиях горной тайги и высокогорий.

На весь период работы экспедиции, была арендована автомашина повышенной проходимости УАЗ-452, с помощью которой, были обследованы доступные участки Западного Алтая. На автомашине также перевозился весь экспедиционный груз и вещи участников.

Для работы в условиях высокогорий, арендовались лошади. На время обследования высокогорий водитель автомашины при содействии волонтеров продолжал обследования доступных территорий и осуществлял ремонтные работы.

Часть экспедиционного оборудования мы иногда оставляли в поселках под присмотром доверенных местных жителей.

Для поиска птиц и их гнезд, а также для отслеживания их перемещений, использовались бинокли, принадлежащие участникам экспедиции и пятидесятикратная подзорная труба на штативе. Использовалась также и тридцатикратная подзорная труба, предоставленная для этой работы NARCом в 2000 году.

При перемещениях в труднодоступных участках или при разделении участников на отдельные группы, в качестве средств связи использовались две портативные радиостанции типа ТАИС -22 с радиусом действия около десяти километров, купленные на средства NARC в 1997 году.


ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ АСПЕКТ

Приехав в Горно-Алтайск, мы в первый же день встретились с представителями республиканских властей, руководителями местных природоохранных ведомств и представителями WWF.


Рис. 2. На встрече с представителями WWF и руководством Республики Алтай.

Слева направо:

- В. Мосейкин - Russian Saker project;

- Х. Юнгеус - Директор программ WWF по Восточной Европе и Центральной Азии;

- Ц. Очир - Директор программ WWF Монголии;

- С. Зубакин - Президент Республики Алтай;

- А. Бондарев - Директор Алтае-Саянского отделения WWF;

- З. Волдхек - Директор экологических программ WWF.


На этих встречах мы обсудили детали проведения наших исследований, места их возможного проведения, а также контроля со стороны правоохранительных и природоохранных ведомств. Мы также встретились с учеными Горно-Алтайского университета - А.П.Кучиным и Н.А.Малковым, с которыми обсудили цели и методы предстоящих исследований и согласовали с ними возможные условия участия в нашей работе студентов Вузов в качестве волонтеров.

Приехав в поселок Усть-Кан, мы, прежде всего, встретились здесь с начальником отделения районной милиции. С ним мы обговорили условия проведения нашей работы и возможные средства связи с местными властями. В свою очередь, начальник милиции рекомендовал нам местных жителей, на которых мы могли бы опереться в своей работе, а также информировал о людях, занимающихся нелегальным отловом соколов.

В течение первой недели работы мы объехали всех местных жителей, с которыми нам рекомендовал встретиться начальник милиции. От них мы получили полезные сведения и необходимые консультации для организации последующей работы.

Неожиданным для нас оказалось то, что практически все с кем мы встречались, относительно неплохо знали соколов. Позднее мы выяснили, что практически все местные охотники или пастухи имели возможность непосредственно наблюдать нелегальный отлов соколов, или даже принимали в этом отлове то или иное участие.

Выяснилось также, что местные жители хорошо знают алтайских соколов и хорошо отличают их от балобанов. По их словам, алтайские соколы отличаются от балобанов окраской, в которой преобладают сизые или серые цвета оперения, и образом жизни. Оказалось, что ранее некоторые охотники, купив иллюстрированные определители птиц, неоднократно обращались к специалистам и местным ученым с просьбой прояснить им, что за голубые соколы, изображения которых нет в их определителях, обитают в Алтайских высокогорьях.

По словам местных жителей, алтайские соколы живут в районе высокогорных белков, и летом их никогда не удается увидеть в остепненных долинах, которые населяют балобаны. Поздней осенью, когда вершины гор заволакиваются густым туманом, эти соколы появляются и в долинах. Однако после того как погода в горах устанавливается, алтайские соколы в долинах вновь исчезают. Среди местных пастухов существует даже примета, что появление в долине алтайского сокола предвещает скорое выпадение здесь снега. Один из пастухов рассказал нам о том, что один алтайский сокол всю зиму прожил в непосредственной близости от его стоянки, охотясь здесь на сизых и скалистых голубей. С приходом тепла он здесь исчез.

Охотники и пастухи сообщили нам также о том, что летом алтайских соколов они иногда встречают в горной тайге, а также в гольцах - каменистых россыпях, встречающихся среди высокогорной тундры. По их словам, здесь эти птицы регулярно охотятся на куропаток и пищух. Птицы эти малозаметны. Чаще всего увидеть их удается при атаке на куропаток, выводки которых охотники выпугивают. Охотники на сурков наблюдали, как алтайский сокол охотится на пищух, атакуя их из засады. Охотники также рассказывали нам и о том, что иногда они встречали алтайских соколов непосредственно в тайге. Более того, один из них уверял нас в том, что прошедшим летом, охотясь на солонцах, он случайно нашел гнездо алтайского сокола устроенное в самом сердце тайги на высоком дереве. К сожалению, тогда мы не придали этим словам особого значения, полагая, что речь идет о тетеревятниках.

Нас информировали также о том, что численность балобанов на Западном Алтае в последние годы резко сократилась. Практически все с кем нам довелось это обсуждать, убеждены в том, что основной причиной обвального сокращения численности балобанов на Западном Алтае является интенсивный нелегальный отлов этих птиц.


ПОЛУЧЕННАЯ ИНФОРМАЦИЯ О НЕЛЕГАЛЬНОМ ОТЛОВЕ СОКОЛОВ

Как нам удалось выяснить, первые охотники за балобанами на Алтае появились в середине девяностых годов. Вначале это были исключительно иностранные граждане, в основном сирийцы или иорданцы. Эти люди хорошо разбирались в соколах, многие из них являлись потомственными сокольниками и, как уверяли нас местные жители, относились к этим птицам очень бережно. На Алтае быстро сформировались криминальные банды из числа местных жителей, которые специализировались на отслеживании и грабеже заезжих сирийцев. Как правило, ограбленные рэкетирами охотники на соколов, в милицию не обращались. Отнимали же у них не только деньги и снаряжение, но даже автомашины. Пойманных птиц поначалу отпускали на свободу.

Однако спустя два, три года, бандитов заинтересовали и сами сокола. Ограбленным сирийцам стали предлагать выкупать отобранных у них же соколов. В ожидании выкупа, птиц стали держать в поселках. Обращаться с ними здесь поначалу никто не умел, и большая часть соколов вскоре погибала.

Следующим этапом нелегального соколиного бизнеса стала консолидация местных бандитских групп с заезжими ловцами. Иностранцам стало более безопасно и более выгодно не ловить птиц самостоятельно, а покупать уже пойманных. Организацию отлова взяли на себя бывшие бандиты, ставшие к этому времени солидными коммерсантами. Соколов же стали в массе ловить и собирать из гнезд безработные жители окрестных сел, сдавая их затем за 100 - 300 долларов этим самым коммерсантам.

Это был период стихийного и массового браконьерства, во время которого пострадало очень много самых разных хищных птиц. Не разбиравшиеся в птицах люди, помимо балобанов, выгребали из гнезд пустельг, ястребов и даже орлов. Не сумев продать их коммерсантам, они привозили их на местные рынки или вокзалы, где предлагали купить их торговцам или таксистам. По свидетельствам очевидцев, еще два года назад на автовокзале в Горно-Алтайске все урны для мусора ежедневно были забиты умершими и выброшенными хищными птицами.

Постепенно иностранных скупщиков соколов стали вытеснять местные, которые перепродавали этих птиц перевозчикам чартерных авиарейсов в ОАЭ. При этом стоимость птиц возрастала в десять раз и составляла 2 - 4 тысячи долларов.

Для накопления и передержки отловленных птиц эти люди стали создавать специальные пункты. Потребовались специалисты, хорошо разбирающиеся в соколах и умеющие с ними обращаться. И такие специалисты вскоре стали здесь появляться. В нелегальный бизнес стали втягивать государственных чиновников. В конце девяностых годов, ведущие ученые Республики Алтай выступили с резкими протестами в отношении создания подобных "питомников". На некоторое время браконьеры притихли.

В последнее время в Республику вновь потянулись сотрудники всевозможных питомников с попыткой открытия здесь своих филиалов. Прошедшей зимой, например, сюда приезжал Александр Сорокин, который просил местные власти разрешить ему открыть в Республике Алтай свой филиал, но получил отказ.

В прошлом году была предпринята попытка открытия в Республике Алтай филиала Новосибирского экологического центра "Дронт", который активно поддерживает профессор В. Флинт.

В Новосибирске экологический центр "Дронт" построил вольерные комплексы для содержания соколов высотой с девятиэтажный дом (!). Несмотря на все мои запросы, никто не смог мне объяснить, откуда у нищего "Дронта" появились такие деньги на соколов. В настоящее время "Дронт" активно пытается собрать коллекцию алтайских соколов.

В прошлом году, органы таможни передали двух конфискованных алтайских соколов в зоопарк города Новосибирска. Представители "Дронта" тут же предложили администрации зоопарка продать конфискованных птиц. Пока велись переговоры, в зоопарк нагрянули вооруженные автоматами (!!!) люди в масках и, представив документы спец. служб, вскрыли вольеры и забрали алтайских соколов в частный барнаульский питомник "Altai Falcon". Как потом выяснилось, документы представленные вооруженными людьми, были фальшивыми. Руководство Новосибирского зоопарка обратилось за содействием в Министерство Природных Ресурсов РФ. Министерство переправило их обращение Владимиру Флинту за разъяснением. В результате, дело окончательно "зависло" и алтайские соколы остались в личной собственности частного питомника "Altai Falcon".

Владелец этого питомника - Константин Пятков, сегодня перепрофилирует его с балобанов на алтайских соколов.

В "Дронте" же произошел раскол. Одна из его сотрудниц - Лидия Голубева (бывшая сотрудница Новосибирского зоопарка), ушла и в настоящее время строит на живописном берегу Оби еще один питомник по разведению алтайских соколов.
Большинство местных жителей, не получив желаемого результата от нелегального соколиного бизнеса, вскоре оставили это занятие. Но многие из них освоили методы отлова и передержки птиц. Особая борьба развернулась за гнезда балобанов. Конкуренция между местными жителями дошла до того, что на каждое гнездо балобана стало приходиться по несколько охотников, каждый из которых, стремился отловить птиц и забрать птенцов из гнезда первым. В последние годы здесь появлялись люди с термостатами, забиравшие яйца соколов еще до того, как в них появятся птенцы. В результате местные жители, дожидавшиеся появления в гнездах птенцов, остались ни с чем. Это привело к тому, что они стали еще интенсивней разыскивать гнезда балобанов, забираясь в их поисках в самые труднодоступные места.

Отношение местных жителей к отлавливаемым ими соколам чаще всего оставляет желать лучшего. В октябре мы, например, стали свидетелями того, как местные пастухи ловили балобанов стальными капканами, зная, что ноги птиц могут быть изуродованы.

Как сообщили нам скупщики соколов, в последние годы на черном рынке происходит падение цен на балобанов. Сегодня перекупщики соколов из Казахстана, Монголии и Китая, активно ищут новые возможности для продолжения нелегального бизнеса. К сожалению, объектом их интереса все более становятся алтайские соколы, цены на которых на черных рынках продолжают оставаться стабильно высокими.

Работая в Канской степи, мы много раз встречали здесь нелегальных охотников за соколами, приехавшими из самых разных мест. По словам охотников, сегодня балобаны из Казахстана, Китая и Монголии уже мало интересуют скупщиков. В Монгольском Алтае попадаются птицы, еще пользующиеся спросом. В Ховдинском и Улгийском аймаках (Монголия), помимо монголов их отловом занимаются русские и китайские охотники. Отловленных птиц переправляют через границу в Россию, реже в Китай, там за этих птиц платят меньше чем в России. Соколов в Монголии много, однако, процент нужных браконьерам птиц там невелик, поэтому многие охотники уже перестали ездить за птицами в Монголию и сегодня концентрируют свое внимание на соколах Русского Алтая и Хакасии.

В настоящее время и на Алтае и в Хакасии милиция и ФСБ отмечают активный процесс натурализации иностранных скупщиков - сирийцев и китайцев, специализирующихся на нелегальном экспорте соколов. Подкупая местных чиновников, они получают российское гражданство и местную прописку.
Приложение:

Я отправляю Вам для сведения копию письма из Хакасии, которое мне переслали из Красноярского отделения WWF для комментария.

Мой комментарий:

"Откуда у только что созданной, некоммерческой организации появились такие деньги, чтобы уже сегодня выплачивать премии по 30.000 (!) рублей за каждую конфискованную птицу? И самое главное, какова последующая судьба всех этих конфискатов?"


Тем не менее, информация из Хакасии может оказаться полезной. Единственное в чем, на мой взгляд, ошибается ее автор, г-н Окаемов, так это в своих опасениях экспансии нелегального отлова из Хакасии на восток, в то время как она оттуда и пришла. Нелегальные охотники со всех сторон потянулись именно в Саяны и на Алтай, потому что только здесь еще продолжают гнездиться кречетоподобные алтайские соколы.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Координатору проекта WWF

"Алтае Саянский Экорегион"

Бондареву А.И.
О ПРОБЛЕМАХ СОХРАНЕНИЯ СОКОЛОВ

НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ


Одной из главных проблем является отсутствие объективных данных о современном состоянии численности и плотности крупных соколов (сапсан, балобан) в Хакасии. Последние сведения по Хакасии были опубликованы в 1982 г. (Ю.И.Кустов). До 2000 г. общих учетов численности этой группы птиц по Хакасии не проводилось. В 2000 г. были проведены учеты редких видов птиц (занесенных в Красные книги РФ и РХ) исследователями Корякиным, к.б.н. Кустовым и Прокофьевым. Результаты данных до настоящего времени не опубликованы. В 2001 г. автором и к.б.н. Кустовым был проведен учет крупных соколов на территории РХ. Время учетов было не совсем оптимальным (с 1-13 июня) и маршрут составил всего 1870 км. По общей оценке численности в 1982 г. (Кустов): сокол-балобан на территории РХ обычен, а в 2001 г. (Кустов, Окаемов) - редок. В биотопах с наиболее благоприятными условиями для его отлова - крайне редок. В настоящее время специалистов-орнитологов, заинтересованных в проведении мониторинговых работ по кру!

пным соколам в РХ нет. Комитет природных ресурсов по РХ, на который законодательно возложено ведение Красных книг, своей функции не выполняет, как и его юридические предшественники. Основная причина - отсутствие финансирования. В связи со стабильно высоким коммерческим спросом на крупных соколов в странах Арабского мира, вал незаконного их отлова в настоящий момент переместился из Казахстана и Алтая на Хакасию и Туву. Об этом свидетельствует легализация арабских граждан в Хакасии (зарегистрированы случаи получения гражданства России). По нашим сведениям (анализ данных МВД, охотнадзора, опроса местного населения): в 2001 г. в РХ находилось около 25 граждан арабских стран и 10-12 граждан ближнего зарубежья (Чечня, Азербайджан). Все они перемещались на а/м "Нива" (редко другие виды высокопроходимых а/м). Автомобили арендованы у граждан России из Хакасии, Красноярского края, Алтая, Иркутской обл., Бурятии, Кемеровской обл. Есть сведения об оснащенности радиосвязью, оружием (до ав!

томатов). По нашим оценкам (расчет по рентабельности на бригаду ловцов): ежегодно из Хакасии вывозится до 200 особей балобана (с учетом гибели при отлове транспортировке), а это ущерб по утвержденным таксам 1 млн. руб. За прошедшие годы (до 2001) в 2000г. службой безопасности аэропорта г. Абакан при попытке вывоза было изъято четыре сокола - балобана. В 2001 г. - один сотрудниками охотнадзора РХ и инспекцией Комитета природных ресурсов по РХ. За последние три года сотрудниками МВД и охотнадзора было задержано 18 граждан арабских стран при попытке вылова соколов, т.е. с голубями, ловчими приспособлениями. Однако штрафы за нарушения визового режима и незаконную добычу голубей минимальны и препятствием для дальнейшего занятия выловом соколов не являются. Кроме того, сотрудники охотнадзора (как наиболее активные и часто посещающие угодья) не имеют практически основания пресекать незаконную деятельность ловцов соколов, т.к. сокола не являются охотничьими видами. Это прерогатива инс!

пекции Комитета природных ресурсов, но по ряду причин он этим не занимается. У МВД свои задачи и "соколиные проблемы" уходят на последний план. Инспектор МВД РХ по экологическим вопросам один не в состоянии организовать борьбу с незаконным оборотом соколов. Это требует больших технических возможностей и финансовых затрат. Зарегистрированная в этом году (04 июня 2001 г) Автономная некоммерческая организация (АНО) "Саянский сокол" попыталась поднять вопрос о борьбе с незаконным отловом соколов среди общественности РХ. Во всех средствах массовой информации (телевидение, радио, пресса) были публикации и выступления. Были назначены премии (до 30 тыс. руб.) за каждую изъятую у нарушителей птицу или информацию, позволяющую ее (птицу) изъять. Проведена работа во всех районных отделах МВД, линейных отделах МВД. В результате за 2001 г. задержано свыше 20 граждан арабских стран, с голубями и приспособлениями для отлова соколов. Выяснилось, что большая часть населения озабочена сохранени!

ем элементов живой природы и готова помогать правоохранительным и природоохранным органам даже на безвозмездной основе. Для эффективного пресечения незаконного оборота соколов в РХ необходимо:

Cоздание координирующего центра для аккумуляции информации и планирования совместных действий (МВД, Комитет природных ресурсов, охотнадзор, АНО "Саянский сокол", общественные организации).

1. Организация группы (отряда) непосредственной борьбы с ловцами. Эта группа, сформированная на постоянной основе (6-8 человек) должна иметь права гос. инспекции экологического контроля, т.е. юридически входить в систему МПР (Административный орган СИТЕС). Быть технически обеспечена: транспортом, радиосвязью, средствами индивидуальной защиты и т.п., необходимым оборудованием. Вне периода активности ловцов соколов группа (отряд) может выполнять роль оперативной группы для решения на контрактной основе других природоохранных задач по линии охотнадзора, рыбоохраны, инспекции экологического контроля, охраны ведомственных водоемов и т.п., что позволит содержать группу в "боевой форме" круглый год. Финансирование и материальное обеспечение группы может проводится не через государственные структуры (например через АНО "Саянский сокол"), что даст определенные преимущества в возможности получения финансирования через зарубежные источники (гранты, фонды и т.п.).

Актуальность и скорость принятия решений по борьбе с незаконным оборотом соколов в Хакасии диктуется ее географическим положением и тем, что, если эту волну незаконного отлова не остановить в Хакасии, она двинется на восток (Забайкалье, Якутия, Монголия). Анализ данных говорит о том, что граждане арабских стран уже готовят плацдармы в Иркутской обл. и Бурятии. В Хакасии зарегистрировано несколько граждан САР проживающих в гг. Иркутске и Улан-Удэ.


Президент АНО "Саянский сокол"

Окаемов С.А.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В Республике Алтай балобаны и сегодня все еще продолжают оставаться обычными и даже многочисленными в Юго-восточном Алтае (Кош-Агачский район). Однако, по словам нелегальных охотников, нужные им алтайские соколы там встречаются редко. Поэтому объектом их интересов стали Усть-Канский и Усть-Коксинский районы, где алтайские соколы встречаются наиболее часто.

На Алтае балобанов всегда скупали осенью - в основном, в сентябре и октябре.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница