Отчет доктора Антонио Джюстоцци



Скачать 398.69 Kb.
страница1/3
Дата02.05.2016
Размер398.69 Kb.
  1   2   3
Афганистан:

Права человека и ситуация в области безопасности

Отчет доктора Антонио Джюстоцци



Центр по информации о странах происхождения (LandInfo) является независимой организацией, которая собирает и анализирует информацию о текущей ситуации в области прав человека в зарубежных странах. Он обеспечивает Управление по делам иммиграции Норвегии (Utlendingsdirektoratet – UDI), Апелляционную иммиграционную палату Норвегии (Utlendingsnemna – UNE), Министерство юстиции Норвегии и полицию информацией, которая необходима им для выполнения своих задач.

Отчет доктора Антонио Джюстоцци подготовлен по заказу Landinfo. Автор полностью ответственен за содержание отчета, и его взгляды не обязательно должны представлять взгляды Центра по информации о странах происхождения.

©Landinfo 2011



Материал отчета охраняется законом об авторском праве. Любое воспроизведение или публикация отчета, либо его фрагмента, отличного от того, который разрешается норвежским законом об авторском праве, требует официального письменного разрешения Landinfo.

За информацией о любых отчетах, публикуемых Landinfo, следует обращаться в:



Landinfo

Центр по информации о странах происхождения

Storgata 33A

P.O. Box 8108 Dep

NO-0032 Oslo

Norway

Tel: +47 23 30 94 70



Fax: +47 23 30 90 00

E-mail: mail@landinfo.no

Website: www.landinfo.no

СОДЕРЖАНИЕ

1. Введение ................................................................................................................................... 4

2. Краткая военно-политическая оценка конфликта (на лето 2011 года) ...................... 4

3. Общий анализ характера конфликта и отношения к гражданскому населению со стороны его участников ........................................................................................................... 5

4. Изменение отношения со стороны конфликтующих сторон за время протекания вооруженного конфликта ......................................................................................................... 7

5. Районы, контролируемые правительством ...................................................................... 8

5.1 Города ................................................................................................................................. 8

5.2 Сельские районы – Пуштунский пояс ............................................................................. 9

5.3 Сельские районы – север, запад и Хазараджат ............................................................. 11



6. Районы, контролируемые повстанцами ......................................................................... 11

6.1. Юг ..................................................................................................................................... 11

6.2. Восток .............................................................................................................................. 12

6.3. Юго-восток ...................................................................................................................... 13

6.4. Другие районы ................................................................................................................ 14

7. Зоны боевых действий ........................................................................................................ 15

7.1. Юг ..................................................................................................................................... 15

7.2. Юго-восток ...................................................................................................................... 15

7.3. Восток .............................................................................................................................. 16

7.4. Север ................................................................................................................................ 16

7.5. Запад ................................................................................................................................. 17

7.6. Центр ................................................................................................................................ 17

8. Заключение. Основные факторы, влияющие на безопасность и соблюдение прав человека среди афганского мирного населения ................................................................ 17

9. Приложения .......................................................................................................................... 19

1. ВВЕДЕНИЕ

Целью данного отчета является краткое описание ситуации с соблюдением прав человека в контексте протекающего на данный момент вооруженного конфликта в Афганистане. В нем также предоставляется военно-политическая оценка конфликта с целью выяснения более широкого спектра условий, влияющих на соблюдение прав человека в Афганистане. Для более удобного ознакомления отчет делится на разделы, каждый из которых посвящен различным частям Афганистана, так или иначе вовлеченных в вооруженный конфликт, а также участникам конфликта.

Данный отчет был составлен на основе открытых и доступных источников информации и предварительно проведенного исследования: для его составления никакого специального дополнительного исследования проведено не было. Таким образом, в отчете есть фрагменты, где доступной информации оказалось недостаточно для тщательно проведенного анализа. Сложно оценить, что происходит в отдаленных районах страны, особенно в тех, которые контролируются антиправительственными группировками. Действия сил безопасности (NDS) также не могут быть тщательно проверены. Помимо этого, тот факт, что конфликт протекает в Афганистане и в него вовлечены европейские страны, делает затруднительным неограниченный доступ ко всем сторонам вооруженного конфликта. Использованная информация может оказаться не полной, несмотря на то, что автор попытался тщательно ее проработать и внимательно проанализировать все доступные источники.

На протяжении лет автор проводил (и проводит в настоящее время) тщательное исследование, которое касается антиправительственных группировок, полиции, армии, ополчения и незаконных вооруженных группировок в Афганистане. Некоторые результаты исследования были опубликованы, некоторые нет. Все это было принято во внимание во время подготовки отчета.



2. КРАТКАЯ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА КОНФЛИКТА (НА ЛЕТО 2011 ГОДА)

По состоянию на лето 2011 года вооруженный конфликт в Афганистане продолжал расширяться как географически, так и в плане применения насилия. В 2011 году отмечено усиление активности боевых действий в восточном, западном и северо-западном Афганистане: только одна из 34 провинций (Пандшер) не охвачена кровопролитием. Несмотря на то, что движение «Талибан» до настоящего времени терпело поражения на северо-западе и юге страны, количество инициированных повстанцами случаев применения насилия увеличивалось как никогда в 2010 и 2011 годах (см. таблицу в Приложении 1). Представители Международных сил содействия безопасности (МССБ) утверждают, что это происходит из-за того, что боевые действия ведутся в пределах сферы влияния талибов. В то же время, чем шире применяется ассиметричная тактика, тем больше происходит более мелких случаев кровопролития. В 2011 году МССБ не расширяли зону своей деятельности, однако количество случаев применения насилия продолжало расти. На территории, контролируемой антиправительственными силами, число инцидентов более широкого масштаба всегда было небольшим, тем не менее, кровопролитие продолжается. Это может объясняться появлением новых, более радикально действующих командиров, которые заменяют убитых или арестованных МССБ, а также увеличением количественного боевого состава антиправительственных группировок.

Сочетание большей активности войск и больший акцент на полевых командиров в качестве мишени для нападения, безусловно, оказывают давление на повстанцев – напряжение было очевидно. Тем не менее, маловероятно, что такое давление повлечет за собой раскол в антиправительственном движении. Безусловно, попытки продолжаются, однако даже тогда, когда казалось, что антиправительственные группировки терпят поражение в конце 2010 года, полевые командиры, при поддержке Пакистана, организовали многочисленные террористические акты, направленные против сторонников афганского правительства. В частности, это происходило в Кандагаре и на северо-востоке страны. Также очевидно, что вооруженные силы Афганистана, которые, как предполагается, должны постепенно брать на себя ведущую роль в данном вооруженном конфликте, пока еще далеко не в состоянии этого сделать.

Несмотря на все это, некоторые шаги, направленные на политический диалог, были зафиксированы в начале 2011 года. Пакистанцы и президент Карзай, казалось, улучшают непростые отношения – были сделаны взаимные уступки и замечен некоторый интерес с обеих сторон в организации переговорного процесса. Тем не менее, непонятно, насколько глубоко заинтересовано в переговорах движение «Талибан»; по крайней мере, что касается тех условий, которые бил предложены Пакистаном и Карзаем. Убийство брата президента Карзая, Ахмада Вали, в июле 2011 года, видимо, демонстрирует небольшое желание вести переговоры, даже, несмотря на то, что талибы заигрывали на переговорах с Министром образования Вардаком, обещая смягчить свою позицию относительно школьного обучения девочек.

Главный вопрос, с которым столкнулся Афганистан в 2011 году – это отношения с Вашингтоном. Конгрессу США, по всей видимости, надоело тратить большие суммы по всей стране, и недоверие между Карзаем и Вашингтоном, казалось, только увеличивается. В совокупности с заявлением Обамы о начале вывода войск, это создало неуверенность в будущем в кругах проправительственных сил и укрепление уверенности в окончательной победе среди талибов1.

3. Общий анализ характера конфликта и отношения к гражданскому населению со стороны его участников

В сравнительном плане настоящий вооруженный конфликт в Афганистане не направлен исключительно на мирное население. И хотя количество жертв среди мирных жителей увеличивается год за годом, это происходит непропорционально количеству вспышек насилия, начиная с 2008 года. Это позволяет предположить, что стороны конфликта пытаются ограничить количество жертв. В случае МССБ данные, предоставленные Миссией ООН по содействию Афганистану (МООНСА), показывают снижение количества убитых среди гражданского населения с 2009 года. В случае антиправительственных сил, они убили большее число мирных жителей, но меньше, чем они могли бы убить, учитывая количество вспышек насилия.

Также достаточно редкими были случаи, когда население оказывалось мишенью из-за вменяемого или предполагаемого сотрудничества с одной из сторон конфликта. Главным исключением стали чиновники, которые достаточно часто становятся целью антиправительственных сил. Случаи умышленного убийства боевиками мирных жителей периодически встречаются, но обстоятельства подсказывают, что это происходит из-за полевых командиров, играющих не по правилам. Более частыми являются казни обвиняющихся в шпионаже без проведения как такового суда над ними, несмотря на попытки лидеров талибов прекратить это. Этнические и религиозные меньшинства целью не являются – в отличие от соседнего Пакистана, афганские талибы стараются избегать межрелигиозных конфликтов. Случаи членовредительства, особенно в отношении трупов, происходят достаточно часто, хотя правилом это никоим образом не является2.

Обе стороны претендуют на распространение высоких моральных устоев среди своих сторонников и представление интересов афганского населения в целом. Исключением являются мелкие экстремистские или коллаборационистские группировки. Таким образом, они стараются избегать жестокого кровопролития. На практике полевые командиры и офицеры обеих сторон слабо подчиняются авторитетным вышестоящим лицам. Офицеры МССБ часто распоряжаются о нанесении ударов с воздуха, не будучи уверенными в том, что на земле нет мирных жителей, как этого требуют правила боя. Помимо этого, командиры талибов предпочли увеличить тактическое превосходство уменьшению риска для гражданского населения3.

Недостаток профессиональных военных операций правительства Афганистана, направленных против антиправительственных сил, является еще одним фактором, влияющим на страдания мирных граждан: будучи не в состоянии сократить круг подозреваемых, правительственные силы арестовывают все большее количество подозреваемых, часто на основании весьма спорных свидетельств. Количество лиц, которых органы государственной безопасности подозревают в сотрудничестве с антиправительственными элементами, доходит до нескольких тысяч. Министр внутренних дел страны заявил, что в 2010 году было арестовано 5596 человек. По летоисчислению, принятому в Афганистане, в 1388 году (март 2009-март 2010 года) было арестовано 2956 человек.

Долгое время основной жалобой мирного население был запрет государственных школ антиправительственными группировками. Последние считали их символом сохранения власти правительства в данной местности, а также символом пропаганды в пользу правительства. На протяжении многих лет атаки на школы стоили жизни сотен учителей, директоров школ и учеников. Более того, сотни тысяч детей не имели возможности получить образование, или вынуждены были посещать частные школы4, что было очень трудно для их семей в финансовом плане 5.

Насильственное рекрутирование не является главным отрицательным моментом вооруженного конфликта. Антиправительственные силы используют его ограниченно. Насильственной вербовке в ряды боевиков обычно подвергается мужское население, проживающее в сельской местности, которое не сочувствует антиправительственным элементам и не желает служить им в качестве проводников. В результате опроса пожилого населения и других жителей нескольких провинций, которое было проведено в 2011 году, выяснилось, что никто из опрошенных не обозначил насильственное рекрутирование в качестве проблемы. В то же время, опрошенные жаловались на то, что поборы, осуществляемые талибами, а также на акты насилия, инициаторами которых они являются.

В отдельных случаях, когда местное население выступает на стороне талибов, некоторые старейшины, возможно, и заставляли отдельные семьи отправить мужчину на лашкар6, как этого требуют традиции. Начиная с 2001 года, армия и силы охраны правопорядка (полиция) также полагались на добровольцев, однако местные общины отправляли молодежь служить исходя из экономических соображений либо желая избавиться от нежелательных элементов в деревнях7.

Обращение с заключенными всегда было неоднозначным. В целом, с большинством заключенных МССБ обращаются неплохо, однако, были некоторые эпизоды плохого обращения в Баграме. Условия содержания в государственных тюрьмах оставляют желать лучшего, доступ к лицам, задержанных Национальным управлением безопасности (НУБ), ограничен даже для таких организаций, как Международный комитет Красного креста (МККК), Миссия ООН по содействию Афганистану (МООНСА) и Афганская независимая комиссия по правам человека Афганистана (АНКПЧ). Талибы, полиция и армия нередко казнят заключенных, в случае талибов, это происходит чаще всего. Также распространено избиение пленных, а также применение пыток во время допросов8.

Движение «Талибан» также запрещает любое сотрудничество, включая экономическое, с правительством. В первую очередь это касается сотрудничества с МССБ. Так как сотрудничество с МССБ или с западными гуманитарными организациями является в Афганистане основным видом работы, такой запрет негативно влияет на возможность афганских семей зарабатывать себе на жизнь. Неудивительно, что многие афганцы игнорируют этот запрет талибов и идут на риск. Казни тех, кто сотрудничает с правительством, случаются. Обычно талибы проводят процедуру, которая включает в себя предупреждение коллаборационистов о том, что они будут наказаны, если не будут подчиняться запрету.



4. Изменения отношения со стороны конфликтующих сторон за время протекания конфликта

Конфликт влияет на гражданское население по-разному. МССБ в плане ведения боевых действий в основном полагаются на современные технологии и ведение огня по противникам с удаленных позиций. В ответ талибы все чаще и чаще применяют так называемую «ассиметричную тактику ведения боевых действий», в частности, часто используют самодельные взрывные устройства (СВУ). СВУ стали основной причиной ранений и смертей среди мирного населения. Существуют техники избирательного использования СВУ, однако, они требуют хорошей подготовки и используются достаточно редко. Во многих случаях антиправительственные силы информировали население о местах закладки СВУ, но после того, как некоторые мирные граждане стали сотрудничать с правительственными силами, указывая им, где располагаются мины, боевики прекратили это делать. Из-за этого число смертей среди мирного населения увеличилось9.

Начиная с 2006 года, после того, как МССБ прорвались на юг и стали оказывать на талибов военное давление, количество смертников среди повстанцев увеличилось. В отличие от вооруженного конфликта в Ираке, теракты, совершенные смертниками, использовались, в основном, в качестве военного тактического инструмента, а не идеологического. Смертники в большинстве случаев не обращали внимания на присутствие на месте совершения теракта мирных граждан. Также, талибы достаточно жестко осуществляли набор смертников – они вербовали молодых людей в возрасте 12-17 лет и взрослых. С 2010-11 годах стали появляться и женщины-смертницы. Хотя этот факт не свидетельствуют о насильственной вербовке смертников, кажется очевидным, что молодые люди, некоторые даже не достигшие совершеннолетия, отправляются на специальную подготовку, и, проведя там несколько лет, становятся профессиональными террористами-смертниками. Остальные, очевидно, вербуются после достаточно короткого (несколько месяцев) курса подготовки. Большинство смертников вербуются в Пакистане как среди афганского, так и неафганского населения. Часто новобранцами становятся учащиеся медресе – семьи, имеющие связи с антиправительственными силами, могут добровольно отправлять своих детей на путь смертника, чтобы повысить свой статус среди талибов10.

С другой стороны, правдивым является и тот факт, что как антиправительственные силы, так и МССБ, постепенно ужесточают правила ведения боя (начиная с 2008 года). Начиная с 2007 года существовали признаки того, что боевики пытались найти решение в безвыходной ситуации, в которую они попали из-за запрета на государственные школы. Население начало оказывать сильное давление на них, чтобы те вновь открыли школы. В конечном итоге, боевики пошли на уступки, поставив при этом свои условия, такие как принятие программы талибов 90-х гг., использование старых книг талибов или моджахедов и принятие на работу учителей, имеющих связи с талибами. К 2011 году они согласились на всеобщее открытие школ. К весне 2011 года огромное число школ для мальчиков, которые были закрыты, были повторно официально открыты, хотя посещаемость зачастую была достаточно низкая. В то же время, школы для девочек только начали вновь открываться в некоторых провинциях (Логар, Пактика), и по состоянию на июль 2011 года условия, касающиеся их открытия, до сих пор были не названы. Некоторые командиры талибов до сих пор используют кодексы поведения Муллы Омара 90-х гг., несмотря на то, что в 2007 году Мулла Омар выпустил официальный указ, в котором было объявлено, что следование им не обязательно. Большинство командиров их уже не использует, однако, существует некоторое количество радикалов, которые это делают.



5. Районы, контролируемые правительством

    1. Города

Афганское правительство, поддерживаемое МССБ, до сих пор контролирует большинство городов Афганистана. Единственным исключением является Кандагар, который, начиная с 2006 года, постепенно уходит из-под влияния властей. В городах существует более жесткая проверка действий властей. Средства массовой информации (СМИ) достаточно активны, практически пользуются полной свободой действий. Также активно действуют некоторые организации гражданского общества, несмотря на то, что массово люди в них не вступают. Племенные и общинные структуры также действуют в городах, временами выполняя функции гражданского общества. Все это не помогло избежать незаконных арестов в прошлом, атак на прессу, злоупотребление властью чиновниками или махинаций во время выборов, но сократило случаи проявления насилия. В тюрьмах случаются смерти заключенных, гражданское неповиновение жестко подавляется, что часто бывает сопряжено с причинением смертей, но крайнее проявление насильственных действий, распространенных в Афганистане в 80-х годах, уже не повторяется. Также широко распространены аресты родственников беглецов для их возвращения, или заключенных для того, чтобы добиться признательных показаний. Избиения и пытки широко используется, так как полиция считает это единственным эффективным способом добиться признания11. И хотя закон запрещает произвольный арест и заключение под стражу, все источники указывают на то, что это является «серьезной проблемой». Общение с адвокатом, использование ордера на арест и освобождение под залог «широко не применяются». Распространенным остается предварительное заключение, которое выходит за рамки, установленные законом. Есть также сообщения о том, что полиция продолжает держать под стражей людей даже после того, как они были признаны невиновными. Полиция часто вымогает взятки в обмен на освобождение или избежание ареста12.

В целом, для жителей городов Афганистана существуют два основных источника опасности: один из них (небольшой) – оказаться жертвой террористической атаки, которые обычно происходят в центре городов, другой – стать жертвой репрессий, которые обычно применяются против население, которое недавно перебралось из деревни в город или же из лагерей беженцев, которые находятся в Пакистане. Риску стать жертвой произвольного ареста в особенности подвергаются те, кто приезжает из районов, имеющих связи с антиправительственными силами. Некоторые племена активно мобилизуются боевиками, например, гильзаи, нурзаи, ишакзаи, другие. Площадкой для вербовки также становятся лагеря беженцев в Пакистане, из которых наиболее известным является Шамсату.



    1. Сельские районы – Пуштунский пояс

По состоянию на середину 2011 года в так называемом Пуштунском поясе было только несколько районов, контролируемых правительством. Такие районы встречались рядом с Кандагаром, Лашкаргахом, а также в провинциях Пактия, Пактика и Хост. В Нангаргаре некоторые области на севере и северо-востоке считаются до сих пор контролируемыми государством, также как и город Мехтерлам в провинции Лагман. В некоторых районах провинции Вардак территорию контролировали проправительственные местные группировки (ополчения). В сельской местности на юге, юго-востоке и востоке страны проверка СМИ и других аспектов жизни гражданского населения сильно ограничена. Здесь случается наибольшее число самовольных расправ, а также других форм насилия. Так как большинство случаев кровопролития сконцентрировано здесь, происходят убийства невинных жертв.

Локальные конфликты, которые особенно характерны для неоднородного сообщества пуштунов, зачастую являются причиной сопутствующим им жертвам среди мирного населения. «Неправильные подсказки» часто используются в Афганистане для уничтожения соперников руками людей близких к американцам или силам безопасности. Этот прием заключается в том, что информаторы сообщают искаженные или выдуманные данные о своих соперниках или врагах13. Проникновение или преобладание в частях органов безопасности в Кабуле может стать серьезной проблемой, так как это дает возможность близким к правительству группировкам использовать госаппарат для сведения счетов со своими противниками. За исключением отдельных случаев из жизни, сложно следить за развитием событий на юге из-за неточных данных о количестве инцидентов. Некоторые источники считают причиной ряда убийств и взрывов вражду между конкурирующими компаниями, которые хотят получить выгодные контракты от МССБ и агентств по развитию14.

Этнические конфликты являются редкими в местах проживания пуштунов. Это утверждение справедливо и для тех мест, где наряду с пуштунским большинством проживают этнические меньшинства. Таджики и пуштуны хорошо сосуществуют, особенно в Газни и Логаре, и многие таджики сражаются вместе с пуштунами в рядах антиправительственных сил. Некоторая напряженность возникает время от времени между хазарейцами и пуштунами, в особенности в провинции Вардак, где существуют сильные разногласия по поводу земли. Слабое желание населения становиться сотрудниками органов безопасности на юге страны приводит к диспропорции в количестве хазарейцев и таджиков, служащих на юге. Это является причиной некоторых этнически трений, которые могут иметь негативные последствия, например, среди изолированных хазарейских сообществ в Гельманде. В той степени, в которой проблема имеет место быть, она не существенна15.

Таким образом, у крестьянина-пуштуна существуют многочисленные источники опасности в данном конфликте. Постоянной является угроза подрыва, к которой следует также добавить угрозу, которую представляют собой неразорвавшиеся снаряды. На него оказывают давление обе стороны конфликта, пытаясь склонить его к сотрудничеству. В большинстве случаев он бы хотел оставаться как можно дальше в стороне от конфликта, но это не всегда возможно. По экономическим причинам он может быть вынужден сотрудничать с МССБ или правительством, которые тратят миллионы на различные проекты и активно использует наемный труд. Однако по причинам безопасности он вынужден сотрудничать и с талибами – единственной силой, которая имеет постоянное присутствие в деревнях. У него едва ли есть возможность работать или дать образование своим детям. Он не очень обеспокоен гражданскими свободами, но он вероятнее всего вынужден платить дань талибам либо полиции/неправительственным вооруженным формированиям, а иногда и тем, и другим. Даже в тех провинциях, где правительство осуществляет достаточный контроль над территорией, талибам удается собирать дань. «Налогообложение», установленное талибами, является более отрегулированным и предсказуемым, но все равно ложится тяжким бременем на большинство крестьян, от которых зачастую требуют обеспечить провизию для бойцов. Только те районы, которые тщательно контролируются неправительственными вооруженными формированиями, которые поддерживаю правительство, или находятся в непосредственной близости от баз МССБ/афганских сил безопасности, свободны от выплаты дани талибам. Даже если крестьянин тщательно старается не выражать свою поддержку ни одной из сторон, он все равно может быть обвинен в шпионаже в пользу МССБ или в содействии талибам.


  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница