Освобождение Шумилинского района



Скачать 55.46 Kb.
Дата31.10.2016
Размер55.46 Kb.
Освобождение Шумилинского района


Здание железнодорожного вокзала, на котором 23 июня 1944 г. советские воины водрузили красное знамя в честь освобождения Шумилино.

С новой силой бои за Новосёлки, Дворище, Чисти, Завязье разгорелись 1 февраля 1944 г. Воины 156-й, 234-й и 47-й стрелковых дивизий неоднократно врывались в Козоногово, Крупчино, Дворище, но закрепить успех не смогли из-за сильного огня и мощных контр­атак пехоты и танков противника. 10 февраля 1944 г. войска 4-й ударной армии пе­решли к обороне.

Весной 1944 г. войска 1-го Прибалтийско­го фронта начали готовиться к участию в Белорусской наступательной операции. Они должны были нанести главный удар силами 6-й гвардейской армии (командующий ге­нерал-лейтенант И.М.Чистяков), 43-й армии (командующий генерал-лейтенант А.П.Белобородов) и 1-го танкового корпуса (ко­мандир генерал-лейтенант танковых войск В.В.Бутков) при поддержке 3-й воздушной армии (командующий генерал-лейтенант Н.Ф.Папивин) в направлении Сиротино — Шумилино — Бешенковичи, с ходу форсиро­вать Западную Двину и во взаимодействии с частью сил 3-го Белорусского фронта раз­громить витебско-лепельскую группировку противника. Действия фронтов координиро­вал представитель Ставки Верховного Глав­нокомандования Маршал Советского Союза А.М.Василевский.

22 июня 1944 г. была успешно проведена разведка боем. Большинству батальонов, участвовавших в ней, удалось ворваться в первую, а местами и во вторую траншею противника. Наибольшего успеха добился 22-й гвардейский стрелковый корпус (ко­мандир генерал-майор А.И.Ручкин), вкли­нившийся в оборону противника до 6 км.

Утром 23 июня 1944 г. после артиллерий­ской и авиационной подготовки главные силы фронта перешли в наступление. За день они продвинулись до 15 км, освобо­дили Шумилино, превращенное врагом в мощный узел сопротивления. К исходу 24 июня 6-я гвардейская и 43-я армии вы­шли к Западной Двине, с ходу форсирова­ли ее и овладели плацдармами на южном берегу. 25 июня войска 43-й армии 1-го При­балтийского фронта совместно с войсками 39-й армии 3-го Белорусского фронта за­вершили окружение витебской группиров­ки противника в составе 5 дивизий, кото­рые 27 июня были разгромлены. Воины 6-й гвардейской армии 26 июня 1944 г. ос­вободили Оболь, к концу июня Шумилинщина была полностью очищена от немец­ко-фашистских захватчиков. За мужество и героизм, проявленные в этих боях, 106 воинов удостоены звания Героя Совет­ского Союза.

Уже в конце 1943 г. на освобожденной территории района в Глушице начали ра­ботать Сиротинские райком партии и рай­исполком. В Козьянах создавалась Сиротинская МТС, восстанавливались колхозы «Большевик», «Ленинский путь», «Красный партизан», «Красный Октябрь», им. Стали­на, им. Энгельса Козьянского сельсовета, «2-я пятилетка» и «Новая Барсучина» Мишневичского сельсовета. Весной 1944 г. население, проживавшее на освобожденной территории Сиротинского района, было эва­куировано из прифронтовой полосы в Смо­ленскую область.

Казалось, что необходимы многие годы, чтобы на испепеленной врагом земле возро­дилась жизнь. Ущерб, причиненный немец­ко-фашистскими захватчиками колхозам Сиротинского района составил 453 941 тыс. рублей (в ценах того времени). Посевные площади уменьшились на 60—70 %. Земля была изрыта окопами, покрыта минными полями. На территории Жеребычского, Си­ротинского, Стариновичского и Спасского сельсоветов не было ни одного уцелевшего дома. В сентябре 1944 г. три начальные школы размещались в землянках. В 1945 г. государство выделило колхозам Сиротин­ского района семена: 4300 центнеров зерна и 170 центнеров льносемян. Преодолевая неимоверные трудности, женщины, подрост­ки и старики провели весенний сев 1945 г.

На фронтах Великой Отечественной вой­ны сражалось около 10 тысяч шумилинцев. Петру Антоновичу Акуционку, Николаю Алексеевичу Лоскунову, Дмитрию Михайловичу Минчугову, Николаю Кузьмичу Спириденко было присвоено звание Героя Советского Союза.

Победа над врагом была завоевана доро­гой ценой. На территории Шумилинского района захоронено свыше 8 тыс. советских воинов, погибших в годы Великой Отече­ственной войны. Более 2 тыс. уроженцев района погибли на фронтах войны, в борь­бе с врагом погибло около 800 партизан и подпольщиков. С войны не вернулся каж­дый третий шумилинец.

9 мая 1945 г. Советская страна праздно­вала День Победы. Сиротинская районная газета «Сталінскі сцяг» 13 мая 1945 г. в статье «Всенародное ликование в день празд­ника Победы» писала: «Жители нашего рай­онного центра в ночь с 8 на 9 мая узнали по радио о полной и безоговорочной капи­туляции фашистской Германии. Многие семьи не спали в эту ночь: волновало дол­гожданное счастье полученной победы. Утром на площадь районного центра стали стекаться люди... По телефону, посыльными и другими способами были оповещены о большом празднике центры сельсоветов и колхозы. Везде прошли митинги, везде чув­ствовался праздник, который будет памят­ным каждому всю его жизнь».




НЕЗАБЫВАЕМЫЙ ДЕНЬ
День 23 июня 1944 года, когда над единственным уцелевшим в городском поселке зданием вокзала заалело красное знамя, навсегда остался в памяти шумилинцев.
Из воспоминаний бывшего комиссара партизанского отряда «Грозный» бригады им. С.М. Короткина Ивана Дмитриевича Васильева.
Мало, кто из шумилинцев встретил день освобождения на шумилинской земле. По территории района более полугода проходила линия фронта, и немецко-фашистские оккупанты вывезли из прифронтовой полосы почти все население. Мы, партизаны, под ударами регулярных сил противника вынуждены ­были отходить в другие районы. Наша бригада оказалась сначала в ушачских лесах, участвовала в обороне Полоцко-Лепельской партизанской зоны. После прорыва блокады мы отошли в Миорский район и здесь встретили Красную Армию...

Помню, занимали мы оборону как раз напротив Миор. Несколько дней шли бои. Мы голодные, уставшие, почти без боеприпасов. Но настроение было радостным – уже слышна была мощная канонада наступавших войск Красной Армии. Неожиданно мы увидели танки. И вот ведь удивительно, как ни ждали мы встречи с нашими войсками, но все же не могли сразу пове­рить, что танки эти — наши! Не верили еще и тогда, когда передняя машина останови­лась и из нее выскочил молодой танкист. «Кто вы?» — все еще настороженно спросил я. «А вы кто?» — улыбаясь, спросил тан­кист, догадавшись, наверное, кто мы. «Мы — партизаны»,— ответил я. «Здоровы, брат­цы!»— крикнул наш дорогой гость.

Усталости как не бывало. Мы бросились к бойцам, обнимали их, целовали, смеялись и плакали. Честное слово, плакали! Не стыдно признаться в этом и теперь. А через несколько минут вместе с танкистами дви­нулись на Миоры и выбили оттуда врага одним ударом. Разве могло нас сейчас сдер­жать что-нибудь?! Прилив сил был необык­новенный. Тем более, что шли мы на Миоры под музыку «катюш», которую слышали впервые, и это была чудесная, победная музыка.
Из воспоминаний бывшего секретаря Сиротинского подпольного райкома комсомола Натальи Леонидовны Герман.
В декабре сорок второго наша партизанская бригада вынуждена была с боями отходить в Россонский район, затем – в Ушачский, Дисненский, а в середине сорок четвертого – даже на Шарковщину. Помню, стояли в деревне Алашки, на родине знаменитого садовника-селекционера Сикоры. В тот день вместе с местными партизанами решили сходить на железную дорогу. Перед отправлением присели в доме перекусить. Вдруг вбегает наш радист и кричит: «Това­рищи, Шумилино наши взяли!» Мы ошале­ли от радости. Тут же схватились за ору­жие и салют устроили. А вскоре мы встре­тились с бойцами Красной Армии. Радости нашей не было границ! Омрачало ее лишь то, что многие наши товарищи погибли в эти последние перед освобождением дни. Помню партизана Жолудева — имя, к сожа­лению, забыла. Умирал он от ран в госпи­тале. Пришла я к нему, а он просит устроить ему встречу с фронтовиками. Бойцы спе­шили на запад, но как услышали просьбу раненого партизана, сразу же согласились задержаться на несколько минут. Привела я к Жолудеву капитана и четырех бойцов. Снял Жолудев со своей шапки красную лен­ту, отдал бойцам, а они ему — красную звез­дочку с пилотки. Посмотрел на дорогих гостей Жолудев, помолчал, через силу улыб­нулся: «Спасибо, товарищи...

Дождался...



Теперь умру спокойно...».

Умер он в тот же день. Хоронили его мы у дороги, на при­горке, и наши бойцы, что шли и ехали по дороге, останавливались на минуту, склоня­ли скорбно головы. А когда опускали гроб в могилу, над холмом появился краснозвезд­ный самолет. Летчик, должно быть, понял все, потому что кружил над нами и махал крыльями...


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница