Остзейские губернии в период крымской войны



страница5/6
Дата30.10.2016
Размер0.5 Mb.
1   2   3   4   5   6

Рижское морское ополчение

Для укрепления береговой обороны на Балтийском море за короткое время в 1854 году было построено 76 гребных канонерских лодок, 32 из которых были дислоцированы в Петербурге, 28 в Финляндии и 16 в Риге106. Так как уже служивших на флоте матросов для них не хватало, правительство России вышло из положения несколько неожиданным образом: указом от 2 апреля 1854 года в России был объявлен набор добровольцев во флотилию гребных канонерских лодок, или Петербургское морское ополчение107.

Первоначально предполагалось завершить набор к 20 мая, но, из-за наплыва добровольцев, набор в Петербургское морское ополчение был завершен уже к началу мая. Набор добровольцев в Петербургское морское ополчение предполагалось проводить в Новгородской, Тверской, Олонецкой и Петербургской губерниях, но из-за выгодных условий службы добровольцы прибывали со всей России – всего более 7000 человек108. Флотилия состояла из двух бригад, четырех батальонов или дружин, в состав которых входили 4528 человек. Из них около 2/3 – рядовой состав, набранный из добровольцев, и около 1/3 – кадровые офицеры и матросы109. В задачи Петербургского морского ополчения (командир И. Епанчин110 и начальник штаба Г. фон Глазенап) входила оборона побережья Финляндии: первая бригада (2216 человек) держала побережье от Выборга до Свеаборга, вторая бригада (2312 человек) - от Свеаборга до Або (Турку)111.

Для обороны же Рижского залива, и в первую очередь – устья Западной Двины и Динамюндской крепости, в соответствии с указом императора от 22 апреля приступили к созданию отдельного батальона канонерских лодок (16) – Рижского морского ополчения (иначе: милиции) – на принципах, которые были зафиксированы уже в указе от 2 апреля:



  • вступление в морское ополчение для всех сословий было добровольным, исключая частновладельческих крестьян, которые могли вступать в ополчение только с разрешения своего помещика;

  • служба в морском ополчении была платной – 8 рублей серебром в месяц и вдобавок провиант и прочее, что было необходимо, в соответствии с нормами для рядового состава флота;

  • служба в морском ополчении была временной, только в период навигации (т. е. с апреля до 1 ноября);

  • награждение морских пехотинцев, лечение и проч. было предусмотрено в соответствии с предписаниями, установленными для армии и флота112.

Кадровый состав Рижского морского ополчения был укомплектован на базе команды корвета „Наварин“, под командой

капитан-лейтенанта Павла Истомина113. Рядовой состав морского ополчения – 900 добровольцев – предполагалось набирать в придвинских губерниях и частично из крестьян Остзейских губерний114. Вербовку добровольцев лично координировал тогдашний Рижский военный губернатор и Лифляндский, Эстляндский и Курляндский генерал-губернатор А. Суворов, ориентируясь в первую очередь на места, жители которых были непосредственно связаны с морем115. В конечном счете, рядовой состав морского ополчения был набран преимущественно за счет Остзейских губерний – 734 (81,5 %, в том числе 623 из Лифляндии, 103 из Курляндии и 8 из Эстляндии), и только 166 добровольцев из различных губерний России, а также Финляндии. Точный состав морского ополчения отражен в Приложении 1.

Условно добровольцев можно подразделить на три социальных группы: 1)т. н. военное сословие (отставные солдаты, офицерские дети, матросы) – 6,4 %; 2)горожане (почетные граждане, мещане, городские жители, входившие в рабочий оклад) – 42 % ; 3)крестьяне (частные, казенные, городские, однодворцы и колонисты) – 51,6 %. О национальном составе Рижского морского ополчения данных не имеется, однако территориально 900 человек подразделялись следующим образом: с территории современной Эстонии (Эстляндская губерния и северная часть Лифляндской губернии) происходило 254 человека (28, 2 %), с территории современной Латвии (южная часть Лифляндской губернии и Курляндская губерния) – 480 (53,5 %) и из России 166 (18,5 %). Таким образом, на 50 % морское ополчение могло состоять из латышей, около 25 % состава морского ополчения могли быть эстонцы и остальные были русскими, немцами, финнами и представителями других народов.

16 канонерских лодок, предназначенных для Рижского морского ополчения, были изготовлены к концу мая 1854 года и 1 июня 4 из них были торжественно спущены на воду116.

В ноябре 1854 года Петербургское и Рижское морские ополчения были распущены117. Больше Петербургское морское ополчение не созывалось. Добровольцам, вступившим в морское ополчение, была предоставлена возможность продолжить службу на флоте118. Рижское морское ополчение, напротив, было вновь сформировано в 1855 году, но уже не на добровольных началах, а путем принудительного набора119. Вкратце, принципы комплектования Рижского морского ополчения в 1855 году были следующими:


  • повинность нести службу в морском ополчении лежала на податном населении (исключая евреев и колонистов);

  • в ополчение могли вступать мужчины в возрасте от 20 до 40 (45) лет, ростом не менее 2 аршин 4 вершков, т. е. около 160 см;

  • снаряжение ополченцев одеждой, продуктами и др. необходимым входило в обязанности волости, причем при желании натуральные повинности можно было заменить выплатой денег;

  • до конца службы – до 1 ноября 1855 года – все ополченцы освобождались от уплаты всех казенных податей120.

Срок службы и кадровый состав ополчения в 1855 году остались прежними121. Эстляндская губерния должна была поставить в морское ополчение 160, Курляндская – 260 и Лифляндская 380, т. е. всего 800 человек. Жители островов были освобождены от обязанности вступать в морское ополчение122.

Набор ополченцев, отвечавших требованиям призыва, в Эстляндской, Курляндской и Лифляндской губерниях происходил по примеру рекрутского набора путем жеребьевки. Для этого в губерниях были созданы специальные губернские приемные комиссии123. Официально срок службы ополченцев из Лифляндской и Курляндской губерний начинался с 1 мая, а ополченцев из Эстляндской губернии на две недели позже – 15 мая 1855 года124. Командный состав морского ополчения во главе с капитан-лейтенантом П. Истоминым в 1855 году остался прежним.

Содержание Рижского морского ополчения, сформированного в 1854 году на принципах добровольности, государство взяло на себя. Но при новом формировании морского ополчения в 1855 году государство отказалось от этой беспокойной обязанности «в пользу» волостных общин. Таким образом, общины в 1855 году должны были выделить на содержание ополченцев около 23 тысяч рублей125.

Местом дислокации Рижского морского ополчения была мыза Мильграбен (совр. Милгравис) на правом берегу Западной Двины (около 13 километров от Риги) и зимняя гавань Дюнамюндской крепости. Под руководством кадровых офицеров и матросов морских ополченцев обучали гребле, фехтованию, ближнему бою и обращению с вооружением канонерских лодок. Команды канонерских лодок поначалу жили на лодках и в палатках, позднее в бараках. Офицер В. Брылкин, служивший в Рижском морском ополчении, в своих воспоминаниях откровенно признается, что поначалу ополченцы латыши и эстонцы казались злыми, неуклюжими и ленивыми, обучить их военному делу представлялось почти невозможной задачей. Однако вскоре это оказалось ложным впечатлением, и кадровые офицеры морского ополчения должны были сменить свое мнение: ополченцы латыши и эстонцы серьезно относились к учебе и за короткое время усвоили необходимые для службы навыки. Особенно им нравились различные учения, маневры и игры на ловкость, которые обычно сопровождались песней ополченцев. Некоторым препятствием при обучении ополченцев был только язык, так как приходилось пользоваться услугами переводчика126. После месячной учебы генерал-губернатор А. Суворов лично прибыл, чтобы проинспектировать Рижское морское ополчение, и остался смотром доволен. 17 июня 1855 года он с похвалой доложил об этом великому князю Константину Николаевичу127.

В 1855 году Рижское морское ополчение, в отличие от предыдущего года, участвовало также и в военных действиях. 29 июля произошло самое важное морское сражение, в котором участвовало Рижское морское ополчение. В ходе сражения, начавшегося ранним утром, 12 канонерских лодок отбили в устье Западной Двины нападение английских кораблей под командованием капитана Эразма Оммани: линейного корабля «Hawke» и корвета «Desperate»128. Для Российского Балтийского флота это морское сражение было одной из немногих успешных операций на протяжении всей кампании 1854-1855 годов. Само же сражение было одним из крупнейших, происходивших на Балтийском море в ходе Крымской войны. Ополченцы, отличившиеся в сражении, были награждены знаками отличия Военного ордена, один из которых получил и крестьянин из Эстляндской губернии Адо Буш129.

Кроме морского сражения в устье Западной Двины Рижская морская милиция имела еще ряд стычек с врагом. 14 августа английские военные корабли вновь объявились в устье Западной Двины. На этот раз было 3 корабля («Hawke», «Archer», «Desperate»), которые канонерские лодки попытались атаковать. Однако капитан Э. Оммани на этот раз отступил, не принимая боя. 5 сентября состоялось небольшое сражение 14 канонерских лодок с фрегатом «Gorgon», в котором англичан опять преследовала неудача. Через неделю, 12 сентября, состоялось последнее столкновение с английским военным кораблем: фрегат «Gorgon» еще раз безуспешно атаковал Дюнамюндскую крепость130.

В ноябре 1855 года Рижское морское ополчение было вновь распущено. К концу года рядовой состав морского ополчения был демобилизован, однако более 20 % рядовых к этому времени умерло от холеры131. Поначалу Рижское морское ополчение вновь хотели формировать в 1856 году, однако после заключения Парижского мирного договора надобность в этом отпала. Окончательно Рижское морское ополчение было распущено распоряжением генерал-губернатора А. Суворова от 29 марта 1856 года132. На этом служба латышей и эстонцев в морском ополчении закончилась. Все ополченцы получили печатные справки о своей службе и на гражданке им разрешили носить на шляпе знак ополчения – крест133.
Заключение
Хотя основные события Крымской войны происходили на берегах Черного моря, Балтийский регион в 1854-1855 годах также стал важной ареной военных действий. В обороне региона правительство России больше всего внимания уделяло Петербургу и Финляндии, меньше - Остзейским губерниям. Войска, располагавшиеся в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, в случае высадки сколько-нибудь значительного десанта противника не смогли бы оказать ему сопротивления. По плану обороны 1855 года правительство России вообще отказалось от обороны территории современной Эстонии в случае возможного десанта противника. Внимание же союзников было направлено в другом направлении, главным образом на побережье Финляндии.

Хотя союзники в ходе кампании 1854-1855 годов не добились в регионе Балтийского моря непосредственного военного успеха, их деятельность имела, по крайней мере, два важных последствия:



  1. им удалось успешно блокировать порты и побережье, в результате чего торговля на Балтийском море практически прекратилась. Если, например, в 1854 году в Рижский порт прибыл 161 корабль, и из него вышло в море 156 кораблей, то в 1855 году соответственно только - 15 и 25134. Из-за блокады страдали в первую очередь жители побережья и островов135;

  2. правительство России было вынуждено держать в Балтийском регионе значительный воинский контингент, в то время как на основном театре военных действий – в Крыму – войск постоянно не хватало.

Из всего состава российской армии (в том числе резервы) весной 1854 и в начале 1856 годов в Балтийском регионе в процентном выражении находилось:


батальонов (пехоты) 25,0% 26,9%

эскадронов (кавалерии) 27,6% 14,5%

казачьих сотен 3,4% 9,4%

дружин ополчения – 15,6%

орудий 22,6% 15,2%

Если же учитывать только войска, находившиеся на фронте, эти цифры были бы еще больше136.

От непосредственного ведения военных действий территория современной Эстонии в 1854-1855 годах почти не пострадала, но, несмотря на это, война больно дала себя знать почти во всех сферах жизни. Тяжелым грузом во время Крымской войны легли различные военные повинности (постой войск, провиант, обозная повинность и т. п.), но особенно тяжелой была рекрутская повинность.

По примерным подсчетам из Эстляндии и северной (эстонской) части Лифляндии, т. е. с территории современной Эстонии было поставлено в 1854 году 5 800 и в 1855 году 6 500 рекрутов – таким образом, всего 12 300 рекрутов. Это означало потерю около 3,5 % податного мужского населения. Рекрутские наборы времен Крымской войны можно сравнивать только с наборами 1812-1813 годов. В период рекрутских наборов (1797-1874 гг.) на основании соответствующих указов из Эстляндской губернии было поставлено всего 368,4 и из Лифляндской губернии - 363,4 рекрута на 1000 мужских душ137, в том числе в 1854-1855 годах 41 и в 1812-1813 годах 40 человек на 1000 мужских душ138. В 1797-1874 годах в Эстонии было произведено 60 рекрутских наборов. По примерным данным при каждом наборе забирали в среднем 1580 рекрутов (или в год 1230). Иначе говоря, наборы в годы Крымской войны превышали этот средний показатель вдвое. В годы Крымской войны в российскую армию было взято около 12 % всех рекрутов, которые набирались из Эстонии в 1797-1874 годах139. Примерно пятая часть морских ополченцев не вернулась назад.


Таким образом, в целом, одним из самых важных последствий Крымской войны были потери населения и влияние, которое эти потери оказали на демографические процессы.

Приложение 1*
Социальное происхождение ополченцев Рижского морского ополчения 1854 года


Социальное происхождение

Лиф-ляндия

Кур-ляндия

Эст-ляндия

Остзейские губернии в целом

Россия (без Остзейских губерний)

Всего (%)

Офицерские дети

2

-

-

2

-

2 (0,2)

Почетные граждане

2

-

-

2

-

2 (0,2)

Мещане

119

52

4

175

57

232 (25,8)

Рабочий оклад

137

7

-

144

-

144 (16,0)

Матросы

33

1

-

34

19

53 (5,9)

Отставные солдаты

3

-

-

3

-

3 (0,3)

Однодворцы

-

-

-

-

1

1 (0,1)

Колонисты

2

-

-

2

-

2 (0,2)

Государственные крестьяне

145

15

-

160

16

176 (19,6)

Городские крестьяне

14

-

-

14

-

14 (1,6)

Частновладельческие крестьяне

166

28

4

198

73

271 (30,1)

Всего

623

103

8

734

166

900 (100)

* Приложение составлено по: Журнал Министерства Внутренних Дел. 1854. Т. VIII. Отд. IV. С. 1-7.





1 Подробнее об интеграции Остзейских губерний в систему несения воинской повинности в Российской империи см.: Tannberg T. Maakaitseväekohustus Balti kubermangudes 19. sajandi 1. poolel (1806-1856). Tartu, 1996. Lk. 9-11, 24-63.

2 Лучшее исследование о войне 1812 г. в Остзейских губерниях: Helme R. 1812. Eestis ja Lätis. Tallinn, 1990. О влиянии войн наполеоновской эпохи см. также ранее опубликованные статьи автора: Tannberg T. Maakaitseväekohustus Balti kubermangudes 19. sajandi 1. poolel; Таннберг Т. Остзейский вопрос во внутренней политике России в 1806 - 1807 гг. // Россия и Балтия. Остзейские губернии и Северо-Западный край в политике реформ Российской империи. Вторая половина XVIII - XX вв. М., 2004. С. 36-72; Таннберг Т. Ополчение 1806 - 1807 годов в Эстляндской и Лифляндской губерниях. // Ученые записки Тартуского государственного университета. Вып. 832. Тарту. 1988. С. 51-66; Таннберг Т. Вольные корпуса П. фон Шмидта и К. фон Нирота в Отечественной войне 1812 г. // Эпоха 1812 года. Исследования. Источники. Историография. Сборник материалов. К 200-летию Отечественной войны 1812 года. V. M., 2006. С. 53-77; Таннберг Т. Лифляндское ополчение в 1812 году. // Эпоха 1812 года. Исследования. Источники. Историография. Сборник материалов. К 200-летию Отечественной войны 1812 года. VI. M., 2007. С.155-185.

3 Причины Крымской войны, дипломатическая подготовка и роль России достаточно подробно рассмотрены в исторической литературе. Наиболее важными исследованиями, по мнению автора, являются: Тарле Е. Крымская война. Том 1-2. М., 2003; Зайончковский А. Восточная война. 1853-1856. Том I. Санкт-Петербург, 2002; Богданович M. Восточная война 1853-1856 годовъ. T. I-IV. СПб., 1876; Толмачев Е. Александр II и его время. Kнига I. М., 1998; Goldfrank D. The Origins of the Crimean War. London, New York, 1994; Baumgart W. The Crimean War 1853-1856. London, 1999; Curtiss J.Sh. The Russian Army under Nicolas I, 1825-1855. Durham, N.C. 1965; Curtiss, J.Sh. Russia’s Crimean War. Durham N.C. 1979; Mosse W. E. How Russia Made Peace September 1855 to April 1856. // Cambridge Historical Journal. 1955. Vol. 11, Iss. 3. P. 297-316.

4 Stone I. R. Mereväeoperatsioonid Eesti rannikul aastail 1854-1855. // Akadeemia. 1990. №10. Lk. 2152.

5 Бородкин M. Война 1854-1855 гг. на финском побережье. Исторический очерк. СПб, 1904.

6 Greenhill B., Giffard A. The British Assault on Finland, 1854-1855: A Forgotten Naval War. Annapolis, Maryland, 1988; Knaplund P. Finmark in British Diplomacy, 1836-1855 // The American Historical Review. 1925. Vol. 30. №. 3. P. 478-502.

7 Подробнее см.: Hamilton, C. I. Sir James Graham, the Baltic Campaign and War-Planning at the Admiralty in 1854. // The Historical Journal. 1976. Vol. 19. Iss. 1. P. 89-112.

8 Lambert A. Part of a Long Line of Circumvallation to Confine the Future Expansion of Russia. Great Britain and the Baltic, 1809-1890. / Rystad G.; Böhme K.-R.; Carlgren W. M. (ed.) In Quest of Trade and Security: The Baltic in Power Politics, 1500-1990. Vol. I: 1500-1890. Lund, 1994. P. 297-334. Lambert A. D. The Crimean War: British grand strategy, 1853-1856. Manchester and New York, 1991.

9 Anderson E. The Role of the Crimean War in Northern Europe. // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. Neue Folge. 1972. Band 20. Heft 1. P. 42-59.

10 Russian War, 1854. Baltic and Black Sea. Official Correspondence. Bonner-Smith D., Dewar A. C. (eds.) // Publications of the Navy Records Society, 83. London, 1943; Russian War, 1855. Baltic. Official Correspondence. Bonner-Smith, D. (ed.) // Publications of the Navy Records Society, 84. London, 1944.

11 См. например: Peterson A. Krimmi sõda: Mida pajatavad arhiivid. // Tallinna Post. 1931. № 29-31; Stokeby, R. 1933. Baltimere blokaad a. a. 1854-1855. // Sõdur. 1933. № 43. Lk. 1201-1205.

12 Stone, I. R. Mereväeoperatsioonid Eesti rannikul aastail 1854-1855. Lk. 2152-2162.

13 Anderson E. The Crimean War in the Baltic Area. // Journal of Baltic Studies. 1974. Vol. 5. №. 4.

14 Persidski U. Läänemere piirkond Venemaa kaitseplaanides Krimmi sõjas 1854-1855. Peaseminaritöö. Juhendaja T. Tannberg. Tartu, 1995; Puur A. Krimmi sõda ja Eesti: mõjud ja seosed. Juhendaja R. Helme. Diplomitöö. Tartu, 1993.

15 Tannberg T. Crimean War and Estonia. // Kleio. 1994. Special Issue in English. P.30-37; Tannberg T. Krimmi sõda ja Eesti. // Akadeemia. 1991. Nr 9. Lk. 1927-1948; Tannberg T. Maakaitseväekohustus Balti kubermangudes 19. sajandi 1. poolel; Tannberg T. Riia meremiilits Krimmi sõjas. // Kleio. 1991. Nr 3. Lk. 22-26.

16 Gustavson H. Tallinna vanemad merekindlused. Tallinn, 1994.

17 Милютин Д. Воспоминания. 1843-1856. М., 2000.

18 История отечественного судостроения. Т. 1. Спб., 1994. С. 289.

19
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница