Особенности химического состава почвогрунтов и аккумулирующая способность растений нефтезагрязненных территорий республики калмыкия 03. 00. 16 экология 03. 00. 05 ботаника



Скачать 417.31 Kb.
Дата25.04.2016
Размер417.31 Kb.

На правах рукописи




Даваева Цаган Дорджиевна

ОСОБЕННОСТИ ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА ПОЧВОГРУНТОВ

И АККУМУЛИРУЮЩАЯ СПОСОБНОСТЬ РАСТЕНИЙ НЕФТЕЗАГРЯЗНЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

03.00.16 – экология

03.00.05 – ботаника

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Саратов 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского» и в ГОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»



Научные руководители: доктор биологических наук, профессор


Болдырев Владимир Александрович

доктор биологических наук, профессор


Сангаджиева Людмила Халгаевна

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор

Кулагин Алексей Юрьевич
кандидат биологических наук, доцент

Плешакова Екатерина Владимировна

Ведущая организация: Институт прикладной экологии Республики Дагестан

Защита состоится «24» декабря 2009 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.13 при ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского» по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, д. 83. V учебный корпус, ауд. №61. E-mail: biosovet@sgu.ru.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке им. В.А. Артисевич ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского»

Автореферат разослан «20» ноября 2009 года





Ученый секретарь

диссертационного совета




С.А. Невский


Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Освоение новых месторождений и строительство крупных нефтегазовых комплексов часто проводится в природных зонах, которые отличаются повышенной экологической уязвимостью к техногенным воздействиям. Во многих районах плохо изучены исходные природные процессы, свойства местных ландшафтов и закономерности их функционирования.

Одной из ведущих отраслей народного хозяйства Республики Калмыкия (РК) является нефтегазовая промышленность. Крупные месторождения углеводородного сырья в Калмыкии пока еще не открыты, эксплуатируются средние и мелкие по запасам залежи. По данным Росприроднадзора (2009) на юго-востоке РК за последние 5 лет имело место свыше 30 случаев загрязнения земель на участках нефтедобычи следующих компаний: «Калмнефть», «Калмпетрол», «Калмистерн», «Калмнедра», «Астраханьморнефтегаз». Под воздействием аккумулированных в почве нефти и нефтепродуктов (НП) происходит трансформация почвенных экосистем (Солнцева, 1998; Кувшинская, 2001; Киреева, 2003, 2009; Колесников, 2006 и др.). Изменения свойств почв и непосредственное воздействие нефти и НП приводят к угнетению или полному ингибированию роста и развития растений, почвы становятся фитотоксичными (Гайнутдинов, 1988; Ларионова, 2004; Мифтахова, 2004 и др.). Высокая чувствительность полупустынных ландшафтов юго-востока Калмыкии к техногенезу, их нестабильность и длительный срок восстановления обуславливает необходимость проведения углубленных экологических испытаний с целью оценки последствий нефтезагрязнения природных компонентов.



Цель работы – выявление особенностей химического состава почвогрунтов и растений, их аккумулирующей способности на нефтезагрязненных территориях Республики Калмыкия.

В связи с этим были поставлены следующие задачи:



  • дать экологическую оценку современного уровня загрязнения территории НП и тяжелыми металлами (ТМ);

  • изучить изменение химических свойств почвогрунтов, загрязненных нефтью и НП;

  • исследовать особенности видового состава растений на нефтезагрязненной территории, выявить виды устойчивые к нефтяному загрязнению;

  • проанализировать особенности химического состава и аккумулирующую способность растений нефтезагрязненных территорий;

  • оценить эффективность фитомелиорации для очистки нефтезагрязненных почв и выявить наиболее перспективные виды-фитомелиоранты в условиях РК;

  • выявить влияние длительности загрязнения и увлажнения почв на ее свойства.

Научная новизна работы. Впервые на территории РК осуществлен комплексный анализ почвогрунтов и растительных группировок, определены содержания ТМ в почвогрунтах и растениях в зоне влияния нефтедобывающих комплексов. Выявлены факторы, определяющие степень фитотоксичности нефтезагрязненных почв. Для практического применения предложены виды культурных и дикорастущих растений, устойчивых к нефтяному загрязнению с учетом особенностей природных условий РК.

Научно-практическая значимость. Полученные результаты могут быть использованы при исследовании и прогнозировании ореолов рассеяния нефтяного загрязнения на участках добычи и транспорта нефти, загрязнения почв и растений ТМ. Выявление устойчивых к нефтяному загрязнению растений может быть использовано для рекультивации почв, загрязненных нефтью и НП. Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе при изучении курса экологии почв и растений, экологической химии и экологической геохимии.

Апробация работы. Основные положения диссертации апробированы на научной конференции «Эколого-геохимические проблемы бассейна Каспийского моря» (Астрахань, 2003), Всероссийской конференции молодых ученых и студентов «Актуальные проблемы экологии и охраны окружающей среды» (Уфа, 2004), Международной конференции «Каспий в судьбах народов Евразии: история и перспективы сотрудничества» (Казахстан-Атырау, 2006), Республиканской научно-практической конференции «Молодежь и наука: третье тысячелетие» (Элиста, 2006), международной научной конференции «Проблемы сохранения и рационального использования биоразнообразия Прикаспия и сопредельных регионов» (Элиста, 2006), Всероссийском съезде почвоведов (Ростов-на-Дону, 2008), Международной конференции «Эколого-биологические проблемы бассейна Каспийского моря и водоемов внутреннего стока Евразии» (Астрахань, 2008).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 19 научных работ, одна из которых в издании, рекомендованном перечнем ВАК РФ.

Декларация личного участия автора. Все исследования проведены лично автором. Анализ полученных результатов осуществлен автором самостоятельно по плану, согласованному с научными руководителями. Доля личного участия автора в подготовке и написании публикаций в соавторстве составляет 50 – 70%.

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, 6 глав и выводов. Она изложена на 141 стр., содержит 38 таблиц, 11 рисунков и приложение на 10 страницах. Список литературы состоит из 257 источников отечественных и зарубежных авторов.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. По мере увеличения времени эксплуатации месторождений на территории нефтедобывающих комплексов РК уровень загрязнения почвогрунтов НП и ТМ возрастает.

  2. Видовой состав растительных группировок в зоне действия нефтедобывающих комплексов относительно беден и характеризуется высоким долевым участием сорных видов, устойчивых к сопутствующему загрязнению.

  3. Различные виды устойчивых к нефтяному загрязнению растений обладают в разной степени избирательной аккумулирующей способностью, что дает возможность использовать в качестве фитомелиорантов лишь некоторые из них.

Содержание работы

Глава 1. Современное состояние проблемы загрязнения почв нефтью и нефтепродуктами (Обзор литературы)

В главе дана общая характеристика НП как загрязняющих веществ окружающей среды. Проанализированы данные о процессах трансформации нефти и НП в почвах, изменения морфологических, физико-химических свойств почв. Рассмотрено влияние НП на растительные организмы. Описаны формы нахождения ТМ в почвах и механизмы их поглощения, показано влияние ТМ на свойства почв и состояние растений.
Глава 2. Объекты и методы исследования

Обследование проводилось с 2001 по 2008 гг. В качестве объектов исследования были использованы образцы почвогрунтов и растений, загрязненных нефтью в естественных условиях, в модельных и полевых экспериментах. Общая площадь исследованной территории составила около 60 га. Изучено три месторождения нефти, отобрано и проанализировано более 440 образцов, в т.ч. 340 почвенных, 90 растительных, 10 водных. На месторождениях нефти сделано 28 описаний, отобрано 186 проб почв и 10 проб пластовой воды. Проведены два модельных опыта. Повторность опытов 3-х кратная.

В районе буровых площадок Улан-Хольского, Состинского и Тенгутинского месторождений нефти РК были отобраны образцы нефтезагрязненных и фоновых бурых полупустынных почв. Пробы почв и растений отбирались по общепринятым методикам (Агрохимические…, 1975; РД 39-0147098-015-90). Отбор проводился по мере удаления от источника загрязнения: устье, резервуар, дизель, шламонакопитель, факел, на обваловке и фоновых участках (500 м от месторождения). На территории месторождений были сделаны почвенные разрезы на глубину до 100 – 120 см.

Проведены модельные опыты.

1. «Определение фитотоксичности нефтязагрязненных почв». Исследования по изучению роста, развития и динамики накопления ТМ растениями проводили в полевых микроделяночных условиях на светло-каштановой почве (гумус 2,5%, рН водн. 7,3, Nобщ. 14,0 мг/100 г, P2O5 25,0 мг/100 г, К2О 32,0 мг/100 г, тип засоления сульфатно-хлоридный) с искусственным загрязнением сырой нефтью Улан-Хольского месторождения (0,5 л/м2) на площадках размером 1м2. Контролем служили образцы почв с незагрязненных участков. Для ускорения разложения нефти одновременно вносили минеральное удобрение (N30P60K30). В качестве тест-объектов использовали ячмень обыкновенный (Hordeum vulgare L.), овес посевной (Avena fatua L.), кресс-салат (Lepidium sativum L.) и амарант запрокинутый (Amaranthus retroflexus L.). Посев проводили весной, сразу после загрязнения.

2. «Влияние длительности загрязнения и увлажнения почвы на ее свойства, степень экстракции и сорбции нефтепродуктов». В модельном эксперименте были использованы чернозем обыкновенный, светло-каштановая и бурая полупустынная почвы, отобранные в западном, северном и юго-восточных районах РК. Измельченную пробу воздушно-сухой почвы помещали в колонку высотой 30 см и диаметром 10 см. Моделировали первичное загрязнение – аварийный пролив нефти, нанося на поверхность почвы 25 г нефти (слой высотой 10 см). Вторичное загрязнение – перераспределение нефти в почве под действием атмосферных осадков моделировали внесением в почву 50 г нефти, затем почву с нефтью перемешивали и увлажняли дистиллированной водой еженедельно. Загрязнение нефтью проводилось в течение 6 месяцев. Образцы почв для анализов отбирали через 2, 3, 6 месяцев. Контролем служила аналогичная незагрязненная почва.

Анализы почвенных и растительных образцов были выполнены с применением действующих ГОСТов и общепринятых методик. Определение содержания НП проводили весовым и флюориметрическим методом после экстракции их из почвы хлороформом и очистки гексаном. Определение Мn, Ni, Сu, Zn, Со, Cr, Hg, Cd, As проводили методом атомно-абсорбционной спектрофотометрии с пламенной атомизацией на абсорбционном спектрофотометре «Квант». Получение вытяжки растений осуществляли по методике Г.Я. Ринькиса (1963) сжиганием пробы парами азотной кислоты. Результаты анализов обрабатывались статистически с помощью компьютерной программы Microsoft Exell-97. Был вычислен ряд биогеохимических и ландшафтно-геохимических коэффициентов, отражающих процессы миграции и дифференциации веществ.

Названия видов растений приводятся по П.Ф. Маевскому (1964) с изменениями по сводке С.К. Черепанова (1995).


Глава 3. ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

РАЙОНА ИССЛЕДОВАНИЯ

В главе рассмотрены основные природные условия: климат (Федюков, 1969; Агроклиматические ресурсы, 1974), рельеф (Димо, 1907; Болышев, 1972; Доскач, 1990; Зонн, 1995), геологическое строение и почвообразующие породы (Бембеев, 1995; Ташнинова, 2000; Сангаджиева, 2004; Михайлов, 2006). Особое внимание уделено почвенному (Агроклиматические ресурсы, 1974; Хабаров, 1978; Бакинова, 1996; Ташнинова, 2000) и растительному покрову (Пачосский, 1892; Цаценкин и др., 1936, 1957; Максимова, 1958; Бананова, Журкина, 1977; Бабаев, 1986; Бакташева, 2000).
Глава 4. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПОЧВОГРУНТОВ

НЕФТЕПРОМЫСЛОВ КАЛМЫКИИ


Улан-Хольское, Состинское, Тенгутинское месторождения нефти расположены в зоне полупустыни юго-восточной части РК (рис. 1).

Рис 1. Схема расположения исследованных месторождений нефти:

16 – Тенгутинское, 19 – Состинское, 29 – Улан-Хольское.

Для экологической оценки почвогрунтов был проведен химический анализ на содержание биогенных элементов и нефтепродуктов, результаты которого приведены в табл. 1.

Таблица 1

Особенности химического состава нефтезагрязненных почвогрунтов, мг/кг



Место отбора проб

N-NH4+

N-NO3-

Р2О5

К2О

С орг.

НП, %

Улан-Хольское месторождение

У устья

7,4±1,11

1,28±0,19

2±0,30

33±4,95

13,94±2,80

9,20±0,28

У факела

3,5±0,52

1,60±0,24

7±1,05

86±12,9

4,49±0,90

2,54±0,08

У резервуара

2,7±0,40

1,60±0,20

3±0,45

10±1,50

7,17±1,43

4,26±0,13

У техплощадки

5,4±0,81

1,60±0,21

2±0,21

57±8,55

1,30±0,26

0,80±0,02

У обваловки

11,1±1,68

1,44±0,21

2±0,04

59±8,85

1,38±0,28

0,04±0,00

500 м от месторожд. (контроль)

6,4±0,96

1,44±0,14

2±0,01

81±12,15

0,59±0,0,12

0,02±0,00

Тенгутинское месторождение

У резервуара

2,2±0,33

17,8±2,67

14±2,10

270±40,50

1,77±0,35

1,26±0,04

У буллита

3,2±0,37

14,8±2,22

12±1,80

170±25,5

4,61±0,92

2,01±0,06

У печи

12,4±1,90

12,9±1,93

15±2,25

250±37,50

1,97±0,39

1,25±0,04

У факела

13,8±2,07

34,7±5,20

20±3,00

200±30,00

7,90±1,58

6,86±0,21

500 м от месторожд. (контроль)

6,7±1,00

2,5±0,38

24±3,60

380±57,00

0,89±0,18

0,02±0,00

Состинское месторождение

У устья

13,5±2,02

10,0±1,50

26±3,90

139±20,85

11,03±2,21

7,86±0,24

30 м от устья

12,7±1,91

14,3±2,14

12±1,80

118±17,70

5,96±1,19

2,73±0,08

У резервуара

3,0±0,45

3,5±0,52

10±1,50

200±31,9

3,83±0,77

0,76±0,02

У факела

12,6±1,89

13,8±2,07

11±1,65

210±31,50

4,92±0,98

1,86±0,06

500 м от месторожд. (контроль)

14,3±2,14

26,3±3,94

11±1,41

167±25,01

1,06±0,21

0,01±0,00

В пробах Улан-Хольского и Тенгутинского месторождений отмечено неравномерное распределение аммонийного и нитратного азота. Снизилось содержание подвижного фосфора и обменного калия.

Разброс содержания НП в образцах почв в пределах одного и того же месторождения весьма значителен. Высокая концентрация нефти и НП установлена на территории Улан-Хольского месторождения, так как оно имеет более длительный срок эксплуатации. В исследованных образцах почв НП сконцентрированы у устья, факела и резервуара. Если рассматривать объекты по мере удаления от источника загрязнения, то видно, что уровень загрязнения НП снижается от устья скважины к фоновой территории. Накопление НП отмечено на глубине 20 – 60 см, глубина же возможного просачивания их не ограничивается 100 – 120 см. Легкий гранулометрический состав бурых полупустынных почв приводит к быстрому распределению органического углерода НП по всему профилю, при этом верхний горизонт имеет менее высокие остаточные концентрации НП, что позволяет достаточно быстро восстановить биологическую продуктивность почв. Так, растительность может восстановиться уже через год-два после аварии. В то же время, почвы малоустойчивы к загрязнению нефтью, вследствие слабой оструктуренности и низкой микробиологической активности.

Концентрация валовых форм ТМ и As в почвогрунтах месторождений представлена в таблице 2.

Оценка содержания ТМ и As осуществлялась путем сравнения с ПДК, кларком в литосфере (КК), региональным фоном (ККР), концентрацией элементов в бурых полупустынных почвах Калмыкии (ККФ) и контрольными значениями (пробы, отобранные 500 м от месторождений). Превышение ПДК наблюдалось только по As и Со в 1,2 – 2,0 раза. Сравнение полученных данных с кларком в литосфере (Виноградов, 1957) показало, что меньше кларка все элементы (КК<1). Исключение составляют Cd и As. На Тенгутинском месторождении КК Cd составил 3,38, что в два раза выше концентрации его в пробах других месторождений. По Кк получены следующие ряды: Улан-Хольское – As>Cd>Cu>Ni>Pb>Co>Cr>Zn>Mn>Hg; Тенгутинское – Cd>As>Cu>Pb>Ni>Co>Cr>Zn=Hg>Mn; Состинское – As>Cd>Cu>Pb>Cr>Co> Ni>Zn>Mn>Hg. По ККР элементами-доминантами в почвогрунтах нефтепромыслов являются Ni, Zn, As. По ККФ в бурых полупустынных почвах выявлено, что выше фона содержание Zn и Cu. Контрольные значения ТМ превышают образцы, отобранные у резервуара №18 и устья (в 1,5 – 3,0 раза).

При учете полиэлементного загрязнения используется так называемый суммарный показатель загрязнения (СПЗ), предложенный Ю.Е. Саетом (1990):

СПЗ=∑ККФ – (n – 1), где n – число учитываемых элементов.

Для исследуемых почвогрунтов СПЗ составил 32,64. Почвы с таким показателем относятся к категории опасных.

Таблица 2



Содержание валовых форм тяжелых металлов и мышьяка в образцах почв, мг/кг (р<0,05)

Место отбора проб

Zn

Cu

Cd

Pb

Mn

Co

Ni

Cr

As

Hg

Тенгутинское месторождение

У резервуара №18

22,8±1,10

14,2±0,43

0,59±0,02

8,4±0,25

172±5,16

9,0±0,27

28,2±0,66

37,0±1,11

3,38±0,10

0,038

У буллита

20,3±1,02

8,8±0,26

0,59±0,03

5,4±0,16

126±3,78

6,2±0,19

22,4±0,67

25,0±0,75

3,36±0,12

0,025

У печи

26,3±1,32

8,7±0,26

0,43±0,01

7,2±0,22

152±4,56

5,9±0,18

25,6±0,77

30,0±0,90

3,64±0,11

0,019

У резервуара №2

19,8±0,99

8,4±0,22

0,47±0,01

7,0±0,21

204±6,12

6,4±0,19

25,4±0,76

27,5±0,83

3,46±0,11

0,019

У печи (5 структура)

28,8±1,44

8,4±0,24

0,38±0,01

8,4±0,25

212±6,36

4,6±0,14

21,6±0,65

20,0±0,60

2,86±0,09

0,019

У факела

26,3±1,32

8,6±0,26

0,45±0,02

7,2±0,22

126±3,78

7,2±0,22

25,0±0,75

30,0±0,91

2,34±0,07

0,025

У скважины №260

30,5±1,53

9,3±0,28

0,42±0,03

10,4±0,31

146±4,38

5,7±0,17

23,8±0,71

25,0±0,75

3,08±0,09

0,031

У скважины №261

29,8±1,49

10,4±0,31

0,49±0,02

12,6±0,38

166±4,98

5,3±0,16

25,4±0,76

27,5±0,83

3,86±0,12

0,019

500 м от месторождения (контроль)

23,8±1,19

10,4±0,22

0,35±0,01

6,8±0,20

194±5,82

5,8±0,17

18,8±0,56

18,0±0,54

2,36±0,07

0,018

Состинское месторождение

У устья

62,0±3,10

10,9±0,33

0,28±0,01

12,5±0,38

170±5,10

5,5±0,15

10,0±0,30

22,4±0,67

4,75±0,14

0,006

На площадке

37,8±1,89

8,0±0,24

0,20±0,02

8,5±0,26

144±4,32

5,0±0,15

10,6±0,32

20,2±0,61

4,60±0,12

0,006

У факела

25,0±1,25

11,0±0,33

0,26±0,01

6,6±0,21

194±5,82

6,3±0,19

19,8±0,59

20,0±0,64

4,60±0,13

0,006

У скваж.

22,0±1,10

6,6±0,20

0,22±0,01

5,8±0,17

154±4,62

4,8±0,14

12,8±0,38

13,4±0,40

4,70±0,14

0,006

500 м от месторождения (контроль)

21,0±1,05

6,2±0,19

0,20±0,01

5,4±0,16

142±4,26

4,3±0,13

6,4±0,19

14,0±0,42

2,40±0,07

0,006

В бурых п/п почвах*

16,0

1,8

0,3

16,0

465

8,0

20,0

40,0

3,5

0,15

ПДК (ОДК)

100,0

55,0

1,0

32,0

1500

5,0

85,0

100,0 (0,05)

2,0

2,1

* - фоновая концентрация для бурых полупустынных почв Прикаспийской низменности (по данным Л.Х. Сангаджиевой, 2004)

Глава 5. Состояние растительности как критерий нарушенности при нефтяном загрязнении

Растительный покров фоновой территории изученных нефтепромыслов отличался высокой степенью динамичности и характеризовался неустойчивым состоянием. Сукцессионные процессы восстановления коренной растительности после снятия антропогенного пресса происходили на всей территории. Островное распространение в массивах бугристых песков имели участки полностью лишенные растительности; в сложении растительного покрова участвуют пионерные группировки растительности, серийные группировки и более устойчивые квазиклимаксовые сообщества. На территориях месторождений произошло снижение флористического разнообразия. Основой травостоя на месторождениях нефти составили представители семейств мятликовые и сложноцветные в разной степени участия.

На Улан-Хольском месторождении общее проективное покрытие (ОПП) травостоя невелико (около 20%). На месторождении доминирует белополынно-злаковая ассоциация, на фоновой территории – типчаково-полынные ассоциации полупустынь в комплексе с типчаково-ковыльными, типчаковыми, полынными и солянковыми. У факела в сообществах доминируют колючка верблюжья (Alhagi pseudalhagi (Bieb.) Fisch.) и полынь белая (Artemisia lerchiana Web. ex Stechm.), встречаются паслен черный (Solanum nigrum L.), сирения сидячецветковая (Syrenia sessiliflora Ledeb.), гелиотроп европейский (Heliotropium europaeum L.). У дизеля проективное покрытие травостоя около 8%, преобладают полынь белая, дурнишник колючий (Xanthium spinosum L.), единично встречается тысячелистник тонколистый (Achillea leptophylla Bieb.).

На территории Тенгутинского месторождения ОПП составляет около 25%. Растительность представлена в основном разнотравно-белополынно-злаковыми ассоциациями, в которых в разной степени участия встречаются хориспора нежная (Chorispora tenella (Pall.) DC.), неравноцветник кровельный (Anisantha tectorum (L.) Nevski.), полынь белая, лебеда стебельчатая (Atriplex pedunculata L), чертополох крючковатый (Carduus uncinatus Bieb.), крепкоплодник сирийский (Euclidium syriacum (L.) R. Br.), костенец зонтичный (Holosteum umbellatum L.), пырей ползучий (Elytrigia repens (L.) Nevski.), клоповник пронзеннолистный (Lepidium perfoliatum L.), осока ранняя (Carex praecox Schreb.), василек раскидистый (Centaurea diffusa Lam.) и др.

Вся территория Состинского месторождения покрыта сухостепной растительностью. ОПП травостоя 55%. Кустарниковый ярус отсутствует или развит слабо, травяно-кустарничковый и травяной ярусы развиты хорошо. Обильно встречаются клоповник пронзеннолистный, полынь высокая (Artemisia procera Willd.), дескурайния Софии (Descurainia sophia (L.) Webb. ex Prantl.), неравноцветник кровельный, качим метельчатый (Gypsophila paniculata L.). У факела ОПП травостоя с доминированием дескурайнии Софии составляет 80%, а высота достигает 1м. Такое развитие травяного яруса не отмечено для других месторождений.

Концентрация общего азота в растительных образцах находилась в пределах 0,48 – 3,48%. Наибольшее содержание азота отмечено в растениях, отобранных за территорией месторождений. На нефтезагрязненной территории азот накапливали полыни таврическая (A. taurica Willd.) и австрийская (A. austriaca Jacq.), осока ранняя, клоповник пронзеннолистный. Богаты фосфором растения, произраставшие у факела Улан-Хольского месторождения – василек раскидистый, зопник колючий (Phlomis pungens Willd.), колючка верблюжья, паслен черный. Пределы содержания фосфора составили 0,07 – 1,00%. Содержание калия в растениях колеблется в пределах 1,08 – 4,22%. Достаточно обеспечены калием растения фоновой территории – резак обыкновенный (Falcaria vulgaris Bernh.) 4,22%, ясменник стелющийся (Asperula humifusa MB.) 4,12%, зопник колючий 3,98 – 4,01%. Наименьшее содержание калия отмечено у неравноцветника кровельного 1,24 – 1,41%, отобранного на территории Состинского месторождения.

Загрязнение нефтепромыслов нефтью и НП также способствовало поступлению ТМ в растения. Зола многих растений значительно обогащена Zn, Cu, Hg, чем почва. КБП этих элементов больше 1, что свидетельствует об избирательном поглощении элементов из почв. Cu наиболее активно накапливали смолевка волжская (Silene wolgensis (Hornem.) Otth.) (КБП=2,37), полынь белая (1,89), василек раскидистый (1,78), паслен черный (1,52), дурнишник колючий (1,51). Zn аккумулировали паслен черный (2,76), дурнишник колючий (2,15), гелиотроп европейский (2,14), неравноцветник кровельный (1,80). В зависимости от места произрастания, выявлены виды, накапливающие максимальное количество ТМ. Общий коэффициент поглощения высокий у полыни белой (Улан-Хольское месторождение) – 23, качима метельчатого (Состинское) – 21, костенца зонтичного – 10, паслена черного (Тенгутинское) – 8. Минимальной металлоаккумуляцией обладали ковыль волосатик (Stipa сapillata L.) и тонконог стройный (Koeleria cristata (L.) Pers.).

Условия произрастания существенно влияют на концентрацию ТМ в надземной фитомассе растений. Это особенно заметно при сравнении концентраций техногенных элементов в растениях фоновых и нефтезагрязненных участков. На нефтезагрязненной территории растения больше накапливали Cu, Zn, As, на фоновых участках – Hg и Mn. Объектом, где растения активно накапливали ТМ, являлось Улан-Хольское месторождение (КБПср.=6,9). На фоновой территории коэффициент поглощения составил 5. Для сравнения КБПср растений Тенгутинского месторождения равен 5,4, Состинского – 4,9, на фоновой территории 5,3 и 4,8 соответственно.

А.И. Перельманом (1966) предложено оценивать степень биологического поглощения соответствующих рядам от энергично накапливаемых элементов к элементам группы слабого и очень слабого захвата. В химическом составе надземной фитомассы преобладают элементы биологического накопления (КБП<1) с включением в группу элементов слабого накопления и среднего захвата (КБП=0,n) Cu, Cd, в группу элементов слабого захвата (КБП=0,0n) Mn, Pb, Ni; в группу элементов сильного накопления (КБП=10…n) Hg и Zn.

По отношению концентрации техногенных элементов в растениях к кларку в литосфере (ККЛ) получен следующий ряд: Cd>Cu>Zn>Hg>As>Pb>Ni>Mn. Особенно активно растения захватывали Сd (ККЛ=1,08–5,00). У всех растений Улан-Хольского и Тенгутинского месторождений концентрации ТМ превышали значения кларка. Максимально накапливают Cd растения нефтезагрязненных территорий: хориспора нежная (5,0), крепкоплодник сирийский (4,1), смолевка волжская (4,1); фоновой территории – клоповник пронзеннолистный (3,5), костенец зонтичный (3,4). Повышенная концентрация Hg отмечена у костенца зонтичного (1,93), качима метельчатого (1,28). Особенности распределения ТМ в почвах Тенгутинского нефтепромысла представлены геохимическими спектрами, построенными по коэффициентам концентрирования элементов (рис. 2).

Рис. 2. Геохимические спектры ТМ в растениях Тенгутинского месторождения

Растения фоновой территории Улан-Хольского и Тенгутинского месторождений по отношению к кларку накапливали Cd и Zn. Аккумулирующей способностью отличались смолевка волжская (Ккл=4,1), полынь белая (3,4), чертополох крючковатый (3,1) (рис. 3).

Рис. 3. Геохимические спектры ТМ в растениях фоновых территорий

По сравнению с содержанием ТМ в растениях суши (по Боуэну (ККБ)) все элементы содержатся в меньших количествах, кроме Ni и Pb. По степени концентрирования ККБ растения нефтепромыслов различаются. В растениях дурнишника колючего и обыкновенного Улан-Хольского месторождения ККБ Pb и Ni незначительно выше среднего значения: 1,00 – 1,07 и 1,08 соответственно. Коэффициент сравнения ККБ Ni в растениях Состинского месторождения выше у зопника колючего (1,02), полыни Таврической (1,09) и полыни австрийской (1,19). В растениях Тенгутинского месторождения ККБ Ni и Pb значительно более 1,00. Наибольшее значение ККБ Ni у лебеды стебельчатой (4,30), крепкоплодника сирийского (3,77) и полыни белой (3,50). Пределы значений ККБ Ni в растениях нефтезагрязненной территории Тенгутинского месторождения составили 0,93–4,30, фоновой – 1,18–3,49. ККБ Pb выше у лебеды стебельчатой (1,11), смолевки волжской (1,39), крепкоплодника сирийского (1,57), хориспоры нежной (1,85) (рис. 4).

Рис. 4. Коэффициент концентрирования по Боуэну

в растениях Тенгутинского месторождения

По сравнению с содержанием ТМ в растениях суши растительность исследованных нефтепромыслов обеднена Mn и Zn.

Таким образом, в зоне техногенного загрязнения окружающей среды возрастает изменчивость состава растений в отношении важнейших биофильных элементов по сравнению с фоновыми участками. В растениях и сопряженных почвах наблюдается увеличение концентрации технофильных As, Cd, Cr, Pb, CI, Fe и в меньшей степени биофильных Mn, Cu, Zn элементов. Относительно стабильным сохраняется уровень содержания Са.
Глава 6. Изменение свойств нефтезагрязненных почв

при фитомелиорации


Для изучения влияния нефтезагрязнения на почву, рост и развитие фитомелиорантов был проведен полевой опыт. В качестве фитомелиорантов были использованы ячмень обыкновенный (сорт Прерия), овес посевной (сорт Скакун), кресс-салат (сорт Золотистый) и амарант запрокинутый (ширица). Ячмень и овес использовали как засухоустойчивые сельскохозяйственные виды, кресс-салат – как высокочувствительный вид. Амарант как перспективную культуру в условиях аридных земель, т.к. он обладает повышенной засухоустойчивостью и солеустойчивостью. Опыты проводились в течение двух лет.

В первый опытный год были использованы ячмень обыкновенный и амарант. Доза вносимой нефти составляла 0,5 л/м2. Посев проводили методом бороздок, сразу после внесения нефти. Во второй год варианты опыта с ячменем и амарантом были расширены: одни участки – оставили без внесения нефти (остаточная концентрация нефти в почве составила 0,61%), а в другие – повторно внесли 0,5 л/м2 нефти (1,1 %).

Опыт с ячменем обыкновенным показал следующее. В первый год в почвах, загрязненных нефтью, были обнаружены изменения морфологических показателей. Уменьшилось число растений на 24% и длина надземной части ячменя обыкновенного на 22% по сравнению с контролем (табл. 3).

Таблица 3

Влияние нефтезагрязнения на показатели продуктивности

ячменя обыкновенного и амаранта



Показатели

Варианты опыта

1-го года



Варианты опыта

2-го года



контроль

первичное загрязнение

контроль

остаточное

загрязнение



повторное

загрязнение



Ячмень обыкновенный

Длина корня, см

4,2±0,62

3,8±0,59

4,5±0,30

5,2±0,18

4,4±0,61

Длина стебля, см

31,2±2,40

24,5±1,31

29,7±1,32

27,5±0,51

22,4±1,42

Число колосков, шт.

2,7±0,66

2,6±0,61

3,3±0,38

2,8±0,27

2,5±0,24

Число зерен, шт.

40,0±5,01

39,1±3,54

44,9±8,20

43,7±7,30

30,5±4,61

Масса 1000 зерен, г

31,1±0,32

29,8±0,54

35,8±0,43

33,4±0,45

32,3±0,51

Масса одного растения, г

1,6±0,57

1,1±0,61

1,4±0,61

1,4±0,72

2,9±0,54

Число растений на 1м2

210,0±9,0

160,0±6,0

220,0±8,0

200,0±5,0

140±7,0

Амарант запрокинутый

Длина корня, см

14,8±1,10

14,8±1,15

14,7±1,16

18,6±1,37

14,8±1,19

Длина стебля, см

40,7±3,42

33,8±2,96

43,8±3,97

51,9±2,64

51,3±3,88

Число растений на 1м2, шт.

120,0±4,70

90,0±5,40

130,0±5,80

115,0±5,10

90,0±4,50

Во второй год в варианте с остаточным нефтезагрязнением почвы незначительно уменьшилась длина стебля, масса 1000 шт. зерен и густота всходов ячменя обыкновенного. Увеличился выход зерна, в среднем из 2 – 3 колосков ячменя получено 61 – 63 штук зерен, что на 30,6 % выше, чем в контроле. Соответствовало контролю только масса одного растения. При повторном загрязнении с увеличением концентрации нефти повысилась степень изреженности растений. Уменьшилось число колосков, масса и выход зерна. Нефтяное загрязнение способствовало увеличению массы растений.

В первый год в опытах с амарантом были обнаружены подавления ростовых процессов. Во второй год в варианте с остаточным загрязнением уменьшилась всхожесть растений амаранта. Стимулирующее действие нефть оказала на рост стебля и корня. Растения хорошо укоренились, повысилась их кустистость. При повторном загрязнении всходили уже не все посеянные семена исследованного растения. Всхожесть растений уменьшилась на 31%. В этом случае нефтяное загрязнение не оказало значительного влияния на длину корня и длину стебля.

Во второй год провели аналогичный опыт с первичным загрязнением кресс-салата и овса посевного. В вариантах опыта с овсом при нефтяном загрязнении все показатели были ниже контроля. Опыт с кресс-салатом показал, что нефть не оказала значительного влияния на длину корня и число листьев, но уменьшилось число растений. Отмечено стимулирующее действие нефтезагрязнения на рост растений в высоту (табл. 4).

Таблица 4

Влияние нефтезагрязнения на показатели продуктивности

овса посевного и кресс-салата


Показатели

Контроль

Загрязнение

Овес посевной

Длина колоса, см

17,6±2,27

13,1±1,52

Длина стебля, см

43,2±3,87

37,5±2,39

Число зерен, шт.

12,3±2,24

7,6±1,24

Масса 1000 зерен, г

27,2±1,32

22,4±1,24

Масса одного растения, г

1,04±0,42

0,9±0,51

Число растений на 1м2

510,0±10,00

463,0±12,00

Кресс-салат

Длина корня, см

10,0±1,69

10,0±1,58

Длина стебля, см

11,7±1,19

14,0±0,64

Число листьев, шт.

8,7±1,86

8,0±1,21

Число растений на 1м2

63,0±2,00

50,0±3,00

Таким образом, фитотоксичность почвы напрямую зависит от интенсивности и длительности загрязнения. Степень ингибирования роста и развития растений прямо пропорциональна концентрации нефти. Если при остаточном загрязнении нефти угнетается около 10% растений, то при повторном нефтезагрязнении угнетается более 30% растений.

По морфологическим показателям выявлен следующий ряд устойчивости растений: ячмень обыкновенный > амарант запрокинутый> кресс-салат > овес посевной.

В растениях ячменя и амаранта были определены содержания валовых форм ТМ. В контрольных образцах наибольшее накопление ТМ выявлено в фитомассе амаранта. Причем концентрации Pb, Cd, Co, Ni в амаранте больше в 3 раза, чем в ячмене. Содержание ТМ в нефтезагрязненных почвах после выращивания на нем амаранта и ячменя уменьшилось. По сравнению с почвами нефтяных месторождений концентрация ТМ в образцах полевого опыта была выше в 2 – 3 раза. Для сравнения с региональной фоновой концентрацией был рассчитан коэффициент концентрирования региональный – ККР. Региональный уровень превышали следующие элементы: Zn и Ni в 5,0 раз, Hg в 2,0 – 2,5 раза, As в 1,5 – 1,7 раз. Содержание других элементов значительно ниже регионального значения. По отношению к фоновой концентрации ТМ в светло-каштановых почвах РФкф) в нефтезагрязненных почвах отмечено невысокое превышение концентрации Zn и As, значительное превышение Cd. Таким образом, посев сельскохозяйственных растений на нефтезагрязненную почву позволил несколько снизить содержание ТМ в почве, за счет их выноса с урожаем. При этом, в фитомассе исследованных растений выявлено накопление токсичных элементов – Cd, Co и As. Выявлено, что наилучшим концентратором ТМ является амарант.

Было изучено изменение свойств светло-каштановой, черноземной и бурой полупустынной почвы в модельном эксперименте при нефтяном загрязнении. Опыт проводили в течение 6 месяцев в двух вариантах: 1) без увлажнения; 2) с увлажнением и перемешиванием нефтезагрязненной почвы. Первый опыт показывал изменения свойств почвы при попадании токсиканта в результате «аварийного пролива». Второй – дальнейшее распределение нефти в почве, при увлажнении.

В светло-каштановых почвах концентрации ионов максимальны после 3-х месячного контакта нефти с почвой. Содержание гидрокарбонат-ионов увеличилось в 3 раза, хлорид-ионов в 5 раз, ионов кальция в 4 раза, ионов магния в 28 раз. В черноземных почвах в отличие от светло-каштановых почв концентрация катионов и анионов значительно выше. Наблюдалось увеличение концентраций сульфат-ионов и ионов натрия. Содержание сульфатов в первом варианте опыта увеличилось в 1,5 раза, во втором – в 2 раза. Концентрация ионов натрия после 6-ти месячного контакта увеличилась в 1,3 и 1,7 раз, соответственно. Вероятно, эти изменения произошли вследствие вторичного засоления почв.

Нефтяное загрязнение ухудшило агрохимические показатели почв. Наблюдалось уменьшение емкости поглощения почвы, что понижает ее способность к поглощению загрязняющих веществ. В модельных образцах почв выявлено уменьшение содержания подвижного калия: так, через два месяца после внесения нефти в почву содержание его уменьшилось в 3,5 раза. В светло-каштановых почвах максимальное уменьшение содержания калия наблюдалось после 3-х месячного загрязнения (в 2 раза). Содержание железа в бурых полупустынных почвах по сравнению с контролем уменьшилось, что объясняется усилением интенсивности восстановительных процессов. Содержание Сорг. по сравнению с контрольными значениями увеличилось (табл. 5).

Таблица 5

Содержание органического углерода в модельных образцах, %



Почва


Варианты опыта

Время контакта нефти

с почвой, мес.



Коэфф. коррел.

1

2

3

6

Чернозем

обыкновенный




контроль

5,80±1,16




без увлажнения

10,20±0,51

11,16±0,56

11,72±0,59

12,80±0,64

0,97

с увлажнением

8,00±0,40

14,20±0,72

14,80±0,72

16,20±0,82

0,78

Светло-каштановая


контроль

1,20±0,24




без увлажнения

11,90±0,59

12,60±0,63

25,40±1,27

25,41±1,25

0,81

с увлажнением

14,10±0,71

14,30±0,71

15,50±0,79

15,54±0,78

0,83

Бурая полупустынная


контроль

0,52±0,10




без увлажнения

6,14±0,31

6,14±0,31

6,14±0,30

6,08±0,32

-0,93

с увлажнением

14,10±0,72

14,12±0,71

14,68±0,73

14,10±0,70

-0,01

В варианте без увлажнения через 1 месяц загрязнения концентрация Сорг. в черноземных почвах увеличилась в 2 раза, в светло-каштановых – в 10 раз, в бурых полупустынных – в 12 раз. Аналогичные изменения произошли в варианте с увлажнением почв. Сорбционная емкость почв Сорг. увеличилась в следующем порядке (в варианте опыта без увлажнения): чернозем обыкновенный – бурая полупустынная – светло-каштановая.

В исследованных образцах почв были изучены степень экстракции и сорбция НП в зависимости от длительности нефтезагрязнения и влажности почв (рис. 6.).



Рис. 6. Степень извлечения НП из разных почв по вариантам опыта


Максимальная степень экстракции НП отмечена из бурых полупустынных и черноземных почв без увлажнения. Минимальная степень извлечения выявлена через 2 месяца загрязнения из черноземных почв с увлажнением.

Из этого следует, что с увеличением степени экстракции НП уменьшается их сорбция. Так, через 6 месяцев загрязнения в черноземной почве без увлажнения сорбировалось 15,8, с увлажнением – 57,2 % НП. В светло-каштановой почве без увлажнения – 21,8, с увлажнением – 30,4 % НП. В бурых полупустынных почвах без увлажнения сорбировалось 20%, с увлажнением – 26 % НП.

Выявлено, что степень экстракции НП возрастает с увеличением сроков загрязнения. Максимальная степень экстракции достигается через 6 месяцев загрязнения. Низкими сорбционными свойствами обладали бурые полупустынные и светло-каштановые почвы. Увлажнение черноземных почв значительно снижало степень извлечения НП.
Выводы


  1. На территории нефтепромыслов Республики Калмыкия отмечен высокий уровень загрязнения НП и ТМ, при этом наибольшая концентрация загрязнителей характерна для почвогрунтов у устья, факела и резервуаров.

  2. Наиболее высокие концентрации элементов в почвогрунтах отмечены для мышьяка и кадмия (превышение кларка в 1,5 – 3,0 раза). Превышение ПДК выявлено для мышьяка и кобальта в 1,2 – 2,0 раза.

  3. По сравнению с фоновыми участками на территориях нефтепромыслов происходит увеличение доли участия сорных видов растений и снижение флористического разнообразия в среднем в 0,6 раз. Полынь белая, зопник колючий, клоповник пронзеннолистный и неравноцветник кровельный являются наиболее устойчивыми к загрязнениям.

  4. Содержание ТМ в надземной фитомассе нефтепромыслов не превышает ПДК. Наибольшей аккумулирующей способностью обладают полынь белая, лебеда стебельчатая, крепкоплодник сирийский, осока ранняя, качим метельчатый, костенец зонтичный, паслен черный.

  5. Перспективными видами-фитомелиорантами в условиях РК являются ячмень обыкновенный, амарант запрокинутый, овес посевной и кресс-салат. При этом амарант обладает самой высокой концентрационной способностью к ТМ.

  6. Высокие концентрации нефти привели к изменению физико-химических показателей почв, особенно интенсивно увлажняемых, в сторону увеличения засоления, изменения типа засоления, уменьшения содержания подвижного фосфора и калия, ослабления процессов нитрификации и увеличения аммонификации.

  7. Максимальная степень экстракции НП отмечена из бурых полупустынных и черноземных почв без увлажнения. Минимальная степень извлечения выявлена через 2 месяца загрязнения из черноземных почв с увлажнением. Низкими сорбционными свойствами обладали бурые полупустынные и светло-каштановые почвы.

Список работ, опубликованных по теме диссертации



* - публикации в печатных изданиях, рекомендованных Перечнем ВАК РФ


  1. Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С., Очиров С.Б. Загрязнение нефтью и нефтепродуктами экосистем Черных Земель – важная экологическая проблема. Эколого-геохимические проблемы бассейна Каспийского моря // Материалы VI Всерос. науч. конф. 15-16 окт. 2003. – Астрахань: Изд-во АГУ, 2003. – С. 257 – 259.

  2. Сангаджиева Л.Х., Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С. Геохимическое районирование Республики Калмыкия // Тез. докл. IV съезда почвоведов. – Новосибирск, 2004. – т. 1. – С. 54 – 56.

  3. Сангаджиева Л.Х., Даваева Ц.Д. Мониторинг загрязнения окружающей среды в Республике Калмыкия. Актуальные проблемы экологии и охрана окружающей среды // Тезисы докладов Всерос. конф. молодых ученых и студентов. – Уфа, 2004. – С. 99 – 101.

  4. Даваева Ц.Д., Сангаджиева Л.Х., Есеноманова М.С. Биогеохимические критерии оценки экологического состояния биогеоценозов и проблемы взаимодействия микроэлементов // Сб. материалов международной науч. практ. конф. «Состояние экосистем Прикаспийского региона: проблемы и перспективы». – Казахстан – Атырау, 2005. – С. 106 – 107.

  5. Даваева Ц.Д. Исследование трансформации свойств чернозема при воздействии нефти в модельном эксперименте // Бюлл. Бот. сада СГУ, 2006, вып. 5. Материалы Всерос. науч. конф. «Ботанические исследования в Поволжье и на Урале», посвященной 50-летию Ботанического сада СГУ им. Н.Г.Чернышевского. – Саратов, 2006. – С. 195 – 198.
  6. Сангаджиева Л.Х., Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С. Экологическая оценка почв Калмыкии. Степи Северной Евразии // Материалы IV междунар. симп. – Оренбург, 2006. –С. 637 – 639.

  7. Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С. Техногенное загрязнение почвенного покрова и способы биоремедиации // Молодежь и наука: третье тысячелетие. Материалы II Республиканской науч. практ. конф. – Элиста: Джангар, 2006. – С. 312 – 314.

  8. Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С. Устойчивость природных комплексов в условиях антропогенного воздействия // Сб. материалов междунар. конф. «Каспий в судьбах народов Евразии: история и перспективы сотрудничества». – Казахстан-Атырау, 2006. – С. 197 – 204.

  9. *Даваева Ц.Д. Современное состояние экосистем на нефтяных месторождениях юга Калмыкии // Научная мысль Кавказа. Северо-Кавказский научный центр высшей школы. – Ростов-на-Дону, 2006. – Спецвыпуск №5. –
    С. 64 – 67.

  10. Даваева Ц.Д. Влияние нефтяного загрязнения на экологию почв Улан-Хольского месторождения нефти Республики Калмыкия // Материалы V международной науч. конф. «Проблемы сохранения и рационального использования биоразнообразия Прикаспия и сопредельных регионов». – Элиста, 2006. – С. 127 – 129.

  11. Сангаджиева Л.Х., Эрдниева О.Г., Даваева Ц.Д., Рубеко Л.М. Тяжелые металлы в ландшафтах Северо-Западного Прикаспия при нефтяном загрязнении // Южно-Российский вестник. – Астрахань: ИД «Астраханский университет», 2007. С. 26 – 33.

  12. Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С. Вариабельность и корреляция генетических показателей почв в условиях полупустынной зоны
    // Современные аспекты экологии и экологического образования. – Назрань: Пилигрим, 2007. – С. 331 – 333.

  13. Даваева Ц.Д., Сангаджиева Л.Х. Фитомелиорирующая роль растений при нефтяном загрязнении // Эколого-биологические проблемы бассейна Каспийского моря и водоемов внутреннего стока Евразии. Материалы Х Межд. науч. конф. – Астрахань: ИД «Астраханский университет», 2008. – С. 309 – 311.

  14. Сангаджиева Л.Х., Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С. О возможности рекультивации нефтепромысловых земель юго-востока Калмыкии
    // Фундаментальные аспекты биологии в решении актуальных экологических проблем. Материалы междунар. науч. практ. конф. – Астрахань, 2008. –С. 218 – 221.

  15. Сангаджиева Л.Х., Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С. Экологическая оценка состояния природных объектов Калмыкии в условиях техногенеза
    // Материалы междунар. науч. практ. конф. «Роль естественных наук в устойчивом развитии: идеи, теории и технологии». – Атырау, 2008. – С. 10 – 12.

  16. Сангаджиева Л.Х., Даваева Ц.Д., Сангаджиева О.С. Эколого-геохимические изменения почв аридной зоны на нефтяных промыслах
    // Материалы V Всерос. съезда почвоведов им. В.В. Докучаева, 18 – 23 августа 2008. – Ростов-на-Дону, 2008. – С. 451.

  17. Даваева Ц.Д. Моделирование нефтезагрязнения почв // Материалы III междунар. науч. конф. «Фундаментальные и прикладные проблемы получения новых материалов». – Астрахань: ИД «Астраханский университет», 2009 – С. 205 – 206.

  18. Даваева Ц.Д. Экологическая оптимизация нефтезагрязненных территорий Калмыкии под воздействием сельскохозяйственных культур
    // Материалы V междунар. симпозиума «Степи Северной Евразии». – Оренбург, 2009. – С. 605 – 608.

  19. Даваева Ц.Д. Экстракция углеводородов нефти из почвы различными растворителями // Материалы VII Всерос. конф. по анализу объектов окружающей среды «Экоаналитика – 2009». – Йошкар-Ола, 2009. – С. 79.





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница