Основы геополитики



страница41/52
Дата04.05.2016
Размер9.88 Mb.
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   52

Глава 2

Экономика: Четвертая Зона

2.1 Экономика—это не более чем язык


Сегодня многие убеждены, что экономика — это судьба, что это реальность в себе, предопределяющая все остальное и служащая уни­версальным шифром к пониманию важнейших исторических процес­сов. Противники такого узкого подхода склонны, в свою очередь, принижать значение экономики, игнорировать ее закономерности, от­махиваться от ее императивов. Обе позиции неконструктивны.

На самом деле, экономика не что иное как язык. И на этом языке можно выразить самые разные идеи и послания.


2.2 Определение геоэкономики


Среди экономических теорий, выражающих в специфической мане­ре целый веер подспудных мировоззренческих позиций, есть такие, которые считают экономические закономерности чем-то универсальным и всеобщим (таковы либерализм и марксизм). Но есть и другие модели, неразрывно связывающие экономику с иными факторами — историческими, культурными, этническими, религиозными, социальными и т.д. Все эти теории могут быть обобщенно названы "экономикой третьего пути" или "гетеродоксальной экономикой", так как "орто­доксальными" до последнего времени считались только либеральные н марксистские подходы.

Среди "гетеродоксальных" моделей наиболее интересными являют­ся те, которые связывают экономику с пространством, с географи­ей, и в конечном счете с геополитикой как универсальной дисципли­ной, исследующей влияние пространства на историю цивилизаций. Та­кие теории получили название "геоэкономики". В них экономическая модель связывается со спецификой исторического пространства каж­дого конкретного народа и государства.

Можно сказать, что геоэкономика — это составной язык, в кото­ром совмещаются элементы традиционных экономических концепций с чисто геополитическим аппаратом.

Геоэкономика основана на следующем принципе: конкретное ис­торическое место применения экономических моделей на практике влияет на всю экономическую систему, подстраивая ее под уни­кальную цивилизационную среду. Таким образом, в любые экономи­ческие модели вносятся существенные поправки, делающие каждый конкретный случай существования экономической системы уникаль­ным и особым. Особые случаи затем обобщаются и возникает цель­ная и органичная типологическая система.

Заметим, что современная геоэкономика восходит к таким теорети­кам, как немец Фридрих Лист и американец Дж.М. Кейнс. Каждый из них по-своему сформулировал принцип своеобразия экономических зон. Лист говорил об "автаркии больших пространств", Кейнс об "эко­номической инсуляции" (т.е. о построении экономических систем по "островному принципу" — "инсула" по- латински "остров").

2.3 Три зоны и Трехсторонняя комиссия


Опускаем (в силу ограниченности места) этапы развития геоэконо­мической мысли. В настоящий момент геоэкономическая картина мира представляет собой три гигантские экономические зоны — американскую, европейскую и тихоокеанскую. В соответствии с таким делени­ем в середине 70-х годов крупнейшими интеллектуальными фондами и финансовыми транснациональными корпорациями капиталистического мира была создана Трехсторонняя комиссия, призванная регулиро­вать сложнейшие отношения между этими тремя мирами. В руковод­ство комиссии вошли, соответственно, представители США, Европы и Японии.

Каждая из трех геоэкономических зон является в значительной степени самостоятельной и ограниченной, автаркииной, конкурирую­щей с другими зонами. Но они не однородны в качественном смысле. Американская зона является среди них главенствующей. Не столько по экономическим показателям, сколько по стратегическим и полити­ческим — только США обладает ядерным оружием и выступает по­этому как политико-силовой гарант всей мировой капиталистической системы. Две другие зоны находятся в отношении США в полувас­сальном положении и обязаны подчинять логику развития своих чис­то экономических процессов внешней стратегической воле США.

Эта закономерность воплощена в структуре Трехсторонней комис­сии, бессменным председателем которой является американец — Дэ­вид Рокфеллер ("Чэйз Манхэттен банк"), главные же интеллектуаль­ные кадры тоже представлены США — это знаменитые Генри Киссин­джер, Збигнев Бжезинский и аппарат их научных фондов.

В этой картине наглядно видно, что капиталистический мир только внешне кажется однородным рыночным полем, сплошным "открытым обществом". На самом деле, его структура определяется геополити­ческим, цивилизационным проектом: США, оказавшиеся главными победителями во Второй Мировой войне, стратегически подчинили себе в экономическом смысле две другие геоэкономические зоны — европейскую (сложившуюся, в основном, вокруг Германии) и азиатс­кую (организованную вокруг Японии). При этом обе эти зоны вынуж­дены были платить США своего рода "ядерный налог", отдавая дань за американскую функцию "защиты мирового капитализма".


2.4 Обреченная Родина


После падения социалистического лагеря геоэкономическая карти­на мира резко изменилась. На месте стран с социалистической экономикой, занимавших положение в сердце Евразии, возник определен­ный вакуум. Вся трехзоновая система была выстроена таким образом, чтобы конкурировать с СССР и сдавливать его с Востока и Запада. Когда разрушительная цель была достигнута, в общей системе про­изошло смещение равновесия.

Стратеги Запада и идеологии Трехсторонней комиссии постепенно пришли к выводу, что возникшие на месте СССР новые государства с рыночно ориентированной экономикой, выступая единым блоком, представляют собой колоссальный дестабилизирующий фактор для всей системы, лишают США логического обоснования их стратегического главенства, делают оправданным стремление двух других геоэкономи­ческих зон к полной независимости от атлантистского кураторства.

Было принято решение активно способствовать экономической де­зинтеграции стран СНГ, ослаблению экономического единства внутри самой РФ, а далее и политической фрагментации евразийских госу­дарств. Этот проект озвучен в знаменитой статье Бжезинского "Гео­стратегия для Евразии". Речь идет о необходимости расчленения России и о постепенном включении ее различных частей и других стран СНГ в три существующие зоны, которые таким образом расши­рят свои ареалы влияния.

На геоэкономическом языке этот проект приговора, вынесенного РФ и СНГ, называется "верностью концепции трех геоэкономических зон". На чисто экономическом языке синонимом такого проекта является формула "углубления либеральных реформ".

В традиционной для капиталистического мира модели у России, СНГ и Евразии просто нет своего места. Это не злая воля каких-то мифических "тайных организаций", это простая и ясная логика гео­экономического устройства нашей планеты на рубеже второго тыся­челетия. И этому обучают в высших западных колледжах, а не за плотными покровами масонских ателье.

2.5 Патриотическая идея в экономике


Патриотический проект вполне может быть сформулирован и на геоэкономическом языке, с той же ясностью, с какой он формулиру­ется в политике. Здесь задача однозначна: четвертая экономическая зона.

Будущее России, будущее Евразии как самостоятельного и неза­висимого "острова", "континента" зависит от того, сможем ли мы отстоять сейчас процессы экономической интеграции в рамках СНГ и сохранить в целостности экономические связи в самой России.

Полной национальной изоляции в нашем мире быть не может. И чем шире будет евразийская экономическая зона, тем более выгодно это в далекой и средней перспективе, несмотря на временные издерж­ки, которые могут возникнуть из-за включения в единый таможенный союз некоторых бедных стран СНГ. Очевидно, что патриотические мотивы в российской политике сразу же наталкиваются на активное противодействие Запада. Это влияет не только на демонизацию запад­ными СМИ патриотической оппозиции, но и на образ самого совре­менного и колеблющегося, в целом, прозападного российского истэб­лишмента, который постепенно также представляется на Западе во все более негативном свете.

В такой ситуации — при том, что мы не можем взять курс на прямую политическую и идеологическую конфронтацию с Западом — важнейшей сферой действия является экономика, особенно в геоэко­номическом ключе. Если западной общественности стратеги Трехсто­ронней комиссии еще могут объяснить, почему они жестко реагируют на изменения российской политики в национальном духе, то разумно оправдать жесткое сопротивление чисто экономическим интеграцион­ным процессам в Евразии им будет гораздо сложнее.

Требуя немедленного создания четвертой геоэкономической зоны, всячески способствуя этому невзирая на политическое оформление этого процесса — который будет только эффективней в том случае, если в прагматических целях будут использованы чисто "экономичес­кие", даже "рыночные" доводы — мы фактически вступаем в нацио­нально-освободительную борьбу, в антиколониальную революцию.

Раз экономика это только язык, патриотическая идея может быть точно сформулирована и на этом языке.


2.6 Ядерный фактор


Если Россия сумеет собрать четвертую геоэкономическую зону — развивая линию "договора 5" о таможенном союзе (Россия, Белорус­сия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан) — вся картина мира изменится. Сохранение у нас ядерного потенциала поставит европейскую и тихоокеанскую геоэкономическую зоны перед новым выбором. А так как чисто идеологические мотивы в данном случае будут отсутство­вать, совершенно не очевидно, что выбор будет сделан в пользу США, которые в отношении двух структурообразующих держав этих геоэко­номических зон (Германия для Европы и Япония для Тихоокеанского ареала) выступают как "победители" и "оккупанты", осуществившие некогда политическую кастрацию этих могущественных держав, вы­нужденных отныне вкладывать свой исторический потенциал только в экономику. Геоэкономически интегрированная Евразия может стать источником колоссальных мировых трансформаций, инициировать про­цесс геополитического освобождения иных зон из-под американского кураторства.

Больше всего США боятся пролиферации Россией ядерного воору­жения. Особенно в отношении тех государств, которые отказываются слепо подчиняться американскому геополитическому и геоэкономи­ческому диктату. Следовательно, именно это нам и надо делать.

Обрекающие нас на смерть больше всего боятся, что мы останемся живы. Это естественно. Но если мы все же хотим жить, приглядимся внимательней — чего конкретно так опасается безжалостный палач?

1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   52


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница