Основы геополитики



страница40/52
Дата04.05.2016
Размер9.88 Mb.
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   52

Глава 1

Евразия превыше всего

1.1 Геополитика с большой буквы


Геополитический анализ может разворачиваться на трех принципи­альных уровнях.

Собственно "геополитикой" следует называть только ту дисципли­ну, которая рассматривает историческую, стратегическую, географи­ческую и планетарную реальность с точки зрения, конфронтации двух типов цивилизаций — цивилизации Суши и цивилизации Моря. Этот подход является основополагающим, и все остальные — более част­ные — формы применения геополитической методологии к рассмотре­нию конкретных проблем вытекают именно из него.

Историческая дуэль между Сушей и Морем в наш век окончатель­но приобретает характер противостояния атлантизма и евразийства. Это — уровень не просто "Большой Игры", но Очень Большой Игры. В конечном счете, геополитика — наука о противостоянии цивилиза­ций, и именно к ней она сводит все остальные тенденции, изучаемые и разбираемые в ходе конкретных исследований.

Раздел "Основы Геополитики" посвящен в первую очередь изложе­нию именно этой изначальной и наиболее общей базы геополитичес­кой науки.


1.2 Средний уровень


Второй уровень представляет собой как бы спуск на ступень вниз, к более конкретному плану. Здесь мы отвлекаемся от глобального подхода противостояния цивилизаций и имеем дело с концепцией "сверхдержав" или "великих держав". В отличие от цивилизационного подхода, который ставит во главу угла сочетание духовной ориента­ции и географической территории, средний уровень геополитики опе­рирует с реальностью государств или блоков государств в их конкрет­ном политическом оформлении. Здесь цивилизационный импульс об­лекается в формы реально существующих стран с соответствующими политическими, административными, экономическими, стратегически­ми, военными организмами.

Если на первом уровне уместнее всего говорить о евразийском полюсе и атлантистском полюсе, то здесь от имени этих полюсов выступают конкретные государства. В наше время наиболее закончен­ными воплощениями этих цивилизационных полюсов являются, соот­ветственно, США и Россия.

То, что понимает под "Большой Игрой" Эмрик Шопрад (см. Часть 9), относится именно к этому уровню. И в своей статье он совершен­но справедливо предлагает истолковывать код важнейших событий международной жизни — в первую очередь, конфликты — как про­явление традиционной борьбы англосаксонского мира (США) с Росси­ей.

1.3 Региональная геополитика


Еще более низкий уровень геополитических процессов начинается там, где мы имеем дело не с прямым противостоянием сил США и России, а с конкуренцией частных интересов отдельных региональных держав. Конечно, и за этими трениями подспудно стоят "великие дер­жавы", использующие региональные проблемы в своих планетарных планах. Но в то же время региональные государства сплошь и рядом основываются в своих взаимоотношениях на принципах, очень сход­ных с теми, которые управляют планетарными геополитическими про­цессами. До того момента, когда реальным суверенитетом стали обла­дать только великие державы или стратегические блоки континенталь­ного масштаба, региональная геополитика была самой настоящей пол­ноценной геополитикой, но постепенно она стала зависеть от более общего контекста и утратила свою самостоятельность.

И все же для удобства исследований в определенных случаях мож­но применять геополитические методики и к уровню региональных конфликтов и трений, не забывая, впрочем, о более широком контек­сте Большой Игры и Очень Большой Игры.


1.4 Кажущиеся противоречия


Теперь применим разделение геополитической дисциплины на раз­личные уровни к проблеме оси Москва-Берлин и Москва-Пекин.

С точки зрения "Очень Большой Игры" (цивилизационный под­ход), решающим фактором для планетарного господства той или иной цивилизационной модели будет контроль над береговой зоной Евра­зии. Наиболее существенными секторами этой береговой зоны явля­ются на Западе — Европа, на Юге — Ближний Восток, восточнее — Иран, Индия, Китай, Япония (шире, тихоокеанский ареал).

Атлантисты (ранее Англия, сейчас США) стремятся оторвать бере­говую зону от внутриматериковых пространств, где находится "геогра­фическая ось истории", полюс Евразии (исконно русские земли). Ев­разийцы стремятся прорвать эту удушающую осаду и сделать из дер­жав "береговой зоны" своих стратегических партнеров, т.е. включить их в континентальный блок. В таком случае Евразия получает доступ к "теплым морям" и способна на равных противостоять атлантизму в планетарном масштабе. Более того, такое континентальное объедине­ние заведомо ставит Евразию в привилегированные условия и крах атлантистской цивилизации становится неизбежным.

Итак, Очень Большая Игра состоит в организации оси Берлин (столица Европы)-Москва(столица Евразии)-Токио (столица Тихооке­анского ареала) с южной осью Москва-Тегеран. Подсобной осью явля­ется ось Москва-Дели. При этом теоретически можно было бы вклю­чить сюда и оси Москва-Анкара, Москва-Пекин и Москва-Париж, если бы между Анкарой и Тегераном, Пекином и Токио, Берлином и Парижем не было укорененных исторических противоречий на тре­тьем (региональном) уровне.

Создание оси Москва-Берлин-Токио-Тегеран является долгосроч­ным геополитическом императивом всей евразийской стратегии, и этот императив не зависит от конкретного состояния соответствующих государств. Такая конфигурация континентального альянса является наиболее устойчивой и совершенной по принципиальным соображени­ям, и если удастся ее реализовать, это будет означать радикальную и безвозвратную победу Суши над Морем, установление над миром По­рядка Евразии. Такая евразийская формула не зависит от конкрет­ных обстоятельств — Москва, Берлин, Токио, Тегеран могут в опре­деленные периоды времени отказываться исполнять евразийскую мис­сию, искать сиюминутно выгодных, но исторически безысходных аль­янсов в противоположном блоке. Всё это зависит от конкретики исторических обстоятельств, но и она не в силах отменить основных геополитических тенденций, которые проясняются в полной мере только в долгосрочной перспективе, проступая как грандиозный план сквозь внешне хаотическое мельтешение "реальной политики".

Союз Москвы с Берлином (шире, Европой) и Токио (шире, Тихоо­кеанским пространством) не произвол исторического момента, это -судьба. От нее можно стараться ускользать сколь угодно долго, но рано или поздно она даст о себе знать в полный голос.

Это фундаментальный вывод геополитики в ее наиболее ортодок­сальном, классическом выражении, и отрицать этот вывод можно лишь вместе со всей этой наукой целиком.

1.5 Большая Игра на среднем уровне


Когда мы переходим на второй — средний — уровень, вместо потенциального плана геополитической карты мы сталкиваемся с реалиями конкретных политико-стратегических машин в строго опре­деленный исторический период. В настоящее время в силу того, что пакт Берлин-Москва-Токио был сорван накануне Второй мировой вой­ны, атлантистам удалось (руками русских) подчинить своему влиянию Европу и Японию, которые оказались в положении американских вас­салов после поражения в 1945.

Поэтому в настоящем своем состоянии ни Япония, ни Германия не способны проводить самостоятельную геополитическую линию, и вы­нуждены подчиняться воле Вашингтона. В Очень Большой Игре они могли бы (и должны) занять место в евразийском блоке, иначе Евра­зии не видать планетарной победы. Но на данный момент в просто Большой Игре они подыгрывают США, и не могут поступать иначе.

Единственная страна, чья геополитическая линия совпадает и в потенциальном и в актуальном смыслах, это — Иран, с которым Москва должна искать сближения на всех уровнях и при решении всех проблем.

В целом же Москве в реализации своей конкретной политики на Балканах (Сербия — Косово), в Азии (Афганистан, азиатские страны СНГ), на Ближнем Востоке (Ирак) и на Дальнем Востоке (Северная Корея, Вьетнам, Монголия) следует руководствоваться двойной логи­кой: необходимо разделить актуальных Германию и Японию от вирту­альных Германии и Японии. Это предполагает, что Москва в своем противодействии геополитическим инициативам США, направленным строго антирусски, сможет выработать позицию понимания относи­тельно тех, кто рано или поздно должен стать стратегическим партне­ром несмотря на то, что на среднем уровне в Большой Игре они оказываются по иную сторону баррикад. И если в отношении Косовс-кой проблемы (как ранее в отношении Хорватии и Боснии) позиция Германии никак не может быть приемлемой для Москвы, евразийская логика заставляет переносить всю тяжесть неприязни исключительно на США. При этом на самом низком, региональном уровне следует максимально наладить эти отношения.

То же самое следует сказать и об оси Москва-Пекин. Определен­ное сближение геополитических позиций на среднем уровне между Россией и Китаем в последние годы, действительно, заметно, но это временный и недолговечный альянс. Китай не только хочет, но и может (как всякое береговое государство) вписаться в мировой ры­нок, в атлантистскую геополитическую систему. Он лишь настаивает на определенных льготных условиях, шантажируя своих западных парт­неров перспективами более тесного союза с Москвой и возвратом к социализму. Москва же при всем желании обречена на то, чтобы оставаться полюсом евразийства по самой своей географии, и атлан-тизм в ее случае обречен на то, чтобы остаться преходящей, краткосрочной паузой, свидетельствующей более о внутренней смуте, нежели о строгом решении, так как такое решение означает ни больше ни меньше как прямое и окончательно геополитическое самоубийство. Ось Москва-Пекин непрочна, условна, исторически случайна. Это в некотором роде импровизированный ответ на столь противоестествен­ную ось Вашингтон-Токио, которую — после Хиросимы и Нагасаки — считать надежной и долговечной может лишь близорукий.

Эмрик Шопрад в статье "Большая Игра" описывает реальное поло­жение дел на среднем геополитическом уровне. Учитывать такое по­ложение дел, безусловно, необходимо. Считаться с ним — также. Но при этом надо научиться верно располагать данные "средней геополи­тики" в более общем теоретическом контексте.


1.6 Залог Победы


Часто можно услышать упреки евразийской школы в том, что она грешит германофилией, японофилией, тюркофилией и т.д. Все это не соответствует действительности. Евразийская школа руководствуется данными геополитики как науки — со своим аппаратом, своей методо­логией, своей историей, своими классиками и т.д. — и на основании этих данных отождествляет судьбу Евразии с судьбой России. Поло­жительным в таком случае становится все то, что ведет к усилению цивилизацнонного суверенитета Евразии, а следовательно, к свободе и могуществу нашей Родины, к триумфальному исполнению ее истори­ческой миссии. Все, что этому способствует — благо, все, что пре­пятствует — зло. Ось Берлин-Москва-Токио-Тегеран — объективный залог евразийской победы. Следовательно, именно это является кате­горическим императивом, а не какая-то абстрактная симпатия к нем­цам, иранцам или японцам. То же самое можно сказать о японских, германских или иранских евразийцах — они всячески стремятся, осоз­навая геополитическую логику, к теснейшему союзу с Россией, хотя при этом могут не испытывать никакой особой симпатии к нам как народу. Этого и не требуется.

Великая война континентов разворачивается на слишком глубоком и серьезном уровне, чтобы соответствовать человеческим-слишком-человеческим эмоциям или фобиям.


1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   52


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница