Основание ди-пи лагеря в менхегофе



Скачать 63.32 Kb.
Дата30.10.2016
Размер63.32 Kb.
ЗА СВОБОДНУЮ РОССИЮ

выходит с марта 1982



Но.70 февраль 2006 г.

===== СООБЩЕНИЯ МЕСТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ НТС НА ВОСТОКЕ США =====

R.Polchaninov, Baxter Ave., New Hyde Park, NY 11040-3909 rpolchaninov@verizon.net
ОСНОВАНИЕ ДИ-ПИ ЛАГЕРЯ В МЕНХЕГОФЕ
Не легко нам было покинуть Тюрингию, но оказалось что ещё труднее было получить убежище на Западе. Когда Болдырев сказал американскому коменданту Касселя (земля Гессен), что прибыл с группой русских, то американец сперва наотрез отказался дать разрешение русским на въезд в Американскую зону Германии, а затем, сделав вид, что согласился, направил нас в советский репатриационный лагерь. Послав нас в советский лагерь, американец известил советскую сторону о прибытии в их лагерь новой партии русских, думая отделаться таким образом от нас. Его план был сорван наличием у нас оружия, чего, конечно, никто не ожидал.

В советский лагерь попали не все. Болдырев и его ближайшие сотрудники ночевали в Касселе, а группа грузовиков заблудилась. Заблудившаяся группа, спрашивавшая у немцев дорогу в лагерь Маттенберг, по ошибке была направлена в Менхегоф, где был опустевший лагерь, и как потом выяснилось, признанный негодным, и предназначенный к ликвидации. Бывший в этой группе Ростислав Дмитриевич Сазонов (1906-1991) вспоминал потом, как вечером в темноте головной грузовик, в котором он ехал, врезался в деpево, и было решено заночевать в грузовиках. Наутро глазам путников представился огромный пустой лагерь, в котором в годы войны содержались и французские пленные и «Осты». Тут же был и американский пост. В группе были говорящие по-английски Ксения Дмитриевна Вергун и Н.В.Яценко. Они попросили американцев помочь им найти Болдырева чтобы сообщить ему о находке.

Наличие пустого лагеря было именно то, в чём нуждался Болдырев. Американцы, которые старались доказать Болдыреву, что им некуда деть приезжих русских, вынуждены были разрешить нам поселиться в Менхегофском лагере, с условием, что лагерь будет сделан пригодным для жилья в санитарном и бытовом отношениях.

Из Нидерзахсверфена 9 июня 1945 г. нас выехало ровно 500 человек, как было договорено, а в Менхегоф прибыло 620. Многим желавшим присоединиться к нам по дороге приходилось отказывать, так как в грузовиках простo не было мест, но всем говорилось, чтобы шли в Кассель и там искали лагерь Болдырева.

Приведение лагеря в порядок был для всех нас вопросом жизни. Люди работали с небывалым воодушевлением. Один барак был превращен в церковь. Немедленно начала работать кухня и амбулатория. Большое каменное здание клуба было тоже немедленно приведено в порядок и любители сразу стали готовиться к спектаклю.

«23 июня, ровно через три недели после прибытия в Кассель, состоялось официальное открытие лагеря Менхегоф. На это торжество были приглашены члены Военного управления во главе с его начальником полковником Бардом, представителями командования 78-й дивизии и расположенных поблизости гарнизонов. После торжественного молебна в клубе состоялся концерт большого смешанного хора под управлением Евгения Ивановича Евца (1905 – 1990) и сольные выступления Бориса Степановича Брюно (1910-1995), исполнявшего под гитару цыганские и русские романсы.

Всё это, и общий вид лагеря, произвёло на гостей большое впечатление. Помощник начальника Военного управления капитан Мэйри даже заявил: ‘Эта русская группа не

ЗаСвР Но.70 - 2

только сдержала данное слово. Она сотворила маленькое чудо’ ” (1).

«Лагерь Менхегоф был рабочим. Этим отличался от всех лагерей ДиПи. Ещё в Нидерзахсверфене основной его коллектив сумел завоевать симпатии и уважение американских военных властей, а тем самым и упрочнить своё положение. Всё взрослое население (от 16 лет до 55 лет мужчины и до 45 лет женщины) должно было работать вну-

три лагеря или на внешних работах. Исключение составляли инвалиды, женщины с малыми детьми и учащиеся. <...> Не прошло и недели со дня вселения в лагерь, как первая рабочая бригада выехала в Фюрстенхаген, где в большом замке создавался Главным командованием Центр по сбору и хранению захваченных союзными войсками архивов немецких министерств. По окончании работ начальник Центра полковник Динглей оценил оказанную этой бригадой помощь в официальном удостоверении от 4 июля 1945 г.: «При создании Ministerial Collecting Center около Фюрстенхагена возникло много трудоёмких задач, требовавших большого количества рабочих рук... Эта проблема была решена благодаря энергичной помощи г.Болдырева и его русских рабочих... Если бы не было этих русских рабочих, то выполнение этой спешной и важной задачи сильно бы задержалось. Выражая им искреннюю благодарность за оказанную помощь, я рекомендую их всех как людей, заслуживающих самого внимательного отношения» (2).

Советский офицер, встретив вооружённый отпор со стороны ДиПи, не имевших права иметь оружие, конечно доложил об этом американскому коменданту, который потребовал от Болдырева сдать оружие. Болдырев сперва ответил отказом, сказав, что мы не сдадим оружия пока над нами висит угроза выдачи большевикам, но потом должен был согласиться. Вот тут-то и пригодились связи с американцами, среди которых были как

сторонники большевиков, так и убеждённые противники. Болдырев согласился сдать оружие только с условием, что нас будут охранять американские часовые. В своих воспоминаниях Болдырев писал: «Я просил командование назначить в лагерь военного коменданта <...> 10 июля в лагерь прибыл майор Филипп Л.Стирс <...> Не вмешиваясь во внутренний уклад лагеря, он, как ярый антикоммунист, всеми силами оказывал ему помощь и поддержку» (3). Думаю, что это был единственный случай, когда американцы с оружием в руках охраняли русских ДиПи от советских агентов по репатриации.

Мало того, американский комендант не разрешал советским офицерам приезжать в лагерь чтобы вести пропаганду за возвращение, а американские часовые следили, чтобы в наши руки не попала кака-нибудь советская литература. Со мной был такой случай. Шёл я однажды домой в лагерь. Передо мной проехал на джипе советский офицер и бросил пачку газет в сторону лагеря. Я их хотел поднять, но часовой закричал на меня, и приказал не трогать брошенные газеты.

Всем было известно, что в Менхегофе находится центр НТС. Было это известно и советской репатриационной миссии, и миссия потребовала выдачи Болдырева как военного преступника. Болдырев писал в своих воспоминаниях: «Рано утром 17 июля с грохотом и треском два переполненных солдатами джипа подкатили к 7-му бараку, где в небольшой комнате с одним окном с женой и дочерью жил я. С винтовками на перевес сержант и двое солдат ворвались в комнату. Двое стояли у дверей, а двое остались при джипах. С таким же грохотом и треском на виду у всего лагеря они увезли меня в военную тюрьму при штабе 78-й дивизии в Хофгайсмаре. Впоследствии военный прокурор полковник А.В.Клиффорд объяснил, что вся эта ‘феерия’ была устроена для того, чтобы советские власти не подумали, будто американцы просто укрывают меня. <...> Мой арест вызвал в лагере переполох. Но условия моего содержания в тюрьме и тот факт, что меня часто навещали высшие чины расположенных в районе Касселя американских войск, включая командующего 78-й дивизией, быстро внесли некоторое успокоение. <...> Охрана

ЗаСвР Но.70 - 3

состояла из сержанта и четырёх солдат. Потрясенные видом важных гостей (командира дивизии они впервые увидели вблизи), они относились ко мне с большим уважением, вскоре все они стали ярыми противниками коммунизма и с нетерпением ждали дня, когда американская армия пойдёт освобождать Россию. Почти ежедневно меня навещала жена с двумя-тремя сотрудниками и друзьями. Двери камеры и дежурной комнаты были открыты и я мог свободно выходить гулять в сад. Свой досуг я заполнял описанием трагического положения русского народа во время войны, включая историю власовского движения, и безвыходной ситуации, в которой оказались русские люди после войны в Германии. Эту работу я перед концом своего почти трёхмесячного заключения отправил через одного из своих сторожей влиятельным английским друзьям в Лондон, в частности члену парламента Ричарду К.К.Лоу» (4).

Американские военные должны были передать лагерь Менхегоф в ведение ЮНРРА, поскольку только она могла решать кого репатриировать, а кого нет. ЮНРРА договорилась с советскими офицерами и им был разрешен доступ в лагерь, также как и советской литературе, но посещать лагерь советские офицеры могли только в сопровождении американцев.

14 июля в Менхегоф прибыл отряд, как мы говорили, Унры 505 (UNRRA team), состоявший из пяти французов: Флипп Бальмель (Ph.L.Balmelle - начальник), барон де Нерво (помощник), Александра Дюмениль (бегло говорившая по-русски), Дамар-Лежен (скаутская руководительница) и Малаваль. Началась проверка. Жители лагеря должны были доказать, что немцы их насильно привезли в Германию на работу, и, что они до 1 сентября 1939 г. находились вне пределов СССР. Получение советского подданство после указанной даты, американцы в счёт не принимали. Признав, что среди жителей нет советских подданных, 23 августа 1945 г. лагерь перешёл полностью в ведение ЮНРРА (5).

«По уставу ЮНРРА, предоставляемое ею продовольствие должно было быть бесплатным. Это сильно подрывало один из основных принципов лагерей – самим платить за своё питание. Члены отряда ЮНРРА, в особенности говорившая по-русски Александра Дюмениль, развернули среди жителей лагеря широкую пропаганду против рабочего принципа лагерей» (6). Под нажимом ЮНРРА к началу 1946 г. лагеря перестали быть рабочими, но внутренняя дисциплина какое-то время сохранилась, несмотря на разлагающее действие от вынужденного безделья. Положительную роль играло присутствие членов НТС, особенно в лагерной администрации.

Начальником лагерей был К.В.Болдырев, его помощниками по внешним сношениям Борис Петрович Григорович-Барский, а по внутрелагерным А.Н.Граков. В управлении были Начальники отделов: Культурно-просветительного Евгений Романович Романов (настоящая фамилия - Островский) и Медицинско-санитарного др.Александр Рудольфивич Трушнович. Все были членами Союза, т.е. – НТС.

Менхегоф не был единственным ДиПи лагерем, созданным членами Союза. Членами Союза были созданы и лагерь в Регенсбурге, и гамбургский Комитет бесподанных в доме на Миттельвег 113, а затем ДиПи лагерь Фишбек, но в ДиПи лагере Менхегоф, стечением обстоятельств, был создан центр НТС.

ЗаСвР Но.70 – 4
ПРИМЕЧАНИЯ;


  1. К.В.Болдырев «Менхегоф – лагерь перемещенных лиц (Западная Германия)» //Вопросы истории. Москва/1998 Но.7 С.122.

2. там же С.121

3. там же С.130.

4. там же С.130-131.

5. там же С.132-133



6. там же С.133.
Р.Полчанинов


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница