Орнитологические исследования сотрудников кандалакшского заповедника на белом море в XX столетии



Скачать 159.24 Kb.
Дата18.11.2016
Размер159.24 Kb.
Бианки В.В. 2009. Орнитологические исследования сотрудников Кандалакшского заповедника на Белом море в ХХ столетии. В сб. «Изучение динамики популяций мигрирующих птиц и тенденций их изменений на Северо-Западе России». Седьмой выпуск. Под ред. Г.А.Носкова, А.Р.Гагинской. СПб, «Тускарора». Стр. 70-76.
ОРНИТОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СОТРУДНИКОВ КАНДАЛАКШСКОГО ЗАПОВЕДНИКА НА БЕЛОМ МОРЕ В XX СТОЛЕТИИ
В. В. Бианки
В XVIII—XIX веках исследования птиц Белого моря проводили участники различных экспедиций. Первые небольшие стационарные наблюдения были сделаны в 1920-х годах на Соловецких островах учителем гимназии с Кубани М. Некрасовым (1925, 1926) и орнитологом Г. И. Поляковым (1929). С организацией в 1932 г. Кандалакшского заповедника начали проводить наблюдения на его территории (Дубровский 1936; Романов, 1948). После организации в заповеднике научного отдела его руководитель В. М. Модестов в 1940—1941 гг. начал создавать коллектив научных сотрудников заповедника и их помощников — студентов для масштабных работ по экологии обыкновенной гаги Somateria mollissima Белого моря. В 1941 г. предполагалось, что Н. В. Миронова проведет исследования по экологии и поведению гаг, гнездящихся на островах заповедника, весной ей поможет М. С Протопопов; В. В. Рольник займется на о-ве Лодейном инкубацией яиц гаги в инкубаторе; а Н.Н. Карташев и М. С. Протопопов поедут летом выяснять условия гнездования гаги вне заповедника, ее сезонные миграции и размещение на Белом море. Однако война спутала все карты.

После войны исследовательские работы начались в 1946 г. Их вели сотрудники и студенты Московского университета (Благосклонов, 1960; Перцов, 1963). Вскоре появились и постоянные научные сотрудники заповедника: в 1947 г. — гидробиолог Е. П. Дорош, в 1948 г. — орнитолог 3. М. Баранова. Руководителем научной работой в 1952 г. стала В. Г. Кулачкова. В 1948—1954 гг. 3. М. Баранова собрала обширный материал по гнездованию обыкновенной гаги в вершине Кандалакшского залива (Герасимова, Баранова, 1960). Одновременно начали детально и всесторонне исследовать питание и кормовую базу гаги (Дорош, 1963; Флинт, Перцов, 1963; Бианки и др., 1979), ее паразитофауну и причины массовой гибели пуховых птенцов при гельминтозах (Кулачкова, 1958,1960). Постепенно диапазон работ расширялся. Были проведены морфометрические исследования обыкновенной гаги и других нырковых уток (Бойко, 1982; Бойко, Коханов, Шкляревич, 1982), прослежен рост и развитие птенцов гаги (Корякин, 1982) и их гибель в результате хищничества серебристых чаек Larus argentatus (Корякин и др., 1990), линька гаг и серебристых чаек (Бойко, 1976, 1983).

В 1953—1960 гг. В. В. Бианки (1967; Bianki, 1977) занимался изучением гнездования, питания и сезонного размещения в Кандалакшских шхерах ржанкообразных: куликов Charadriidae, Laridae и чистиковых Alcidae птиц. Следующей изучаемой им группой были виды гнездящихся уток, помимо обыкновенной гаги. Сезонные сроки гнездования ржанкообразных и уток рассчитывали, опираясь на разработанные методики. У ржанкообразных за основу брали развитие перьев на различных частях тела у птенцов, которых ловили для кольцевания. У уток расчет основывался на определении степени насиженности яиц. В найденной кладке яйца подвергали водному тесту, детально разработанному для каждого вида. Определение даты вылупления птенцов также позволило их кольцевать в гнезде. В публикациях сроки сезонного гнездования видов обеих групп птиц показывали по пятидневкам на основании вылупления птенцов. При этом делали наименьшие расчеты и достаточно хорошо характеризовали ход явления, а также допускали наименьшие ошибки, неизбежные при невозможности учесть все индивидуальные особенности птиц. Кроме того, считаем появление птенцов более информативной характеристикой, чем откладывание яиц, начало насиживания или подъем молодых на крыло.

В заповеднике постоянно ведется работа по Летописи природы. Для нее сотрудники заповедника ежегодно собирают материал по всем позвоночным животным, многим наземным и водным беспозвоночным, а также растениям. Более чем за полстолетия в Летописи находятся данные по фенологии, размещению, численности, гнездованию и миграциям утиных и ржанкообразных птиц, а также северотаежных воробьиных, хищных и других. В 1993 г. многолетние сведения о птицах Кольско-Беломорского региона были опубликованы в виде таблиц (Бианки и др., 1993). По возможности также исследуется питание различных видов. Если раньше это делали, анализируя содержимое желудков и пищевода добытых птиц, то в последние 10-20 лет — исключительно по погадкам и помету птиц. К анализу нередко привлекаются специалисты по ботанике и соответствующей группе беспозвоночных (Бианки, Бойко, 1998; Бианки, Бойко, Хайтов, 2003). Эти работы, а также кольцевание птенцов и отлов на гнездах насиживающих птиц позволили исследовать многолетние особенности популяционной экологии, численности и демографии ряда видов птиц Белого моря. Например, выяснили, что молодые полярные крачки Sterna paradisaea переселяются в Кандалакшский залив из Онежского залива Белого моря и Ботнического залива Балтийского, а также с Айновых островов Баренцева моря, а группировка гоголей Bucephala clangula, гнездящаяся на островах заповедника, поддерживается на 75% за счет «пришлых» самок, которые в дальнейшем проявляют меньший консерватизм при возвращении на прежнее место гнездования (Бианки, 2003).

Исследовательская работа орнитологов заповедника постоянно ведется и за его пределами. Многократно осмотрены различные участки побережья Белого моря для выяснения особенностей миграции, линьки и зимовки обыкновенных гаг и других видов (Бойко и др., 1982; Коханов, 1976, 1977). Впервые были обследованы многочисленные луды не только Кандалакшского, но и Онежского залива, выяснены их гнездовые орнитоценозы, в результате описаны характерные черты орнитофауны Белого моря (Бианки, 1963, 1966). Произведена оценка в первом приближении потребления энергии и вещества птицами Белого моря (Бианки, Ильина, 1991).

На Белом море, и в частности в Кандалакшском заливе, линяют селезни ряда видов уток: обыкновенной гаги, турпана Melanitta fusca, гоголя, большого Mergus merganser и длинноносого М. serrator крохалей. На озерах островов сменяют маховые перья самцы кряквы Anas platyrhynchos, чирки-свистунки А. сrесса, реже свиязи A. penelope, а также иногда другие виды уток. Отдельные селезни крякв, случается, сменяют маховые на маленьких лудах с луговой растительностью, например, на Осинках в Онежском заливе. Многолетний отлов линяющих чирков-свистунков позволил определить не только их количество, меняющееся на озерах заповедника по годам, но и изменение массы птицы во время роста маховых, скорость роста третьего первостепенного махового пера и другие особенности. Зная скорость роста, получили возможность рассчитать продолжительность его роста и сроки линьки пойманных птиц. Их мы рассчитывали, как и сроки гнездования, по пятидневкам (Бианки, 2008).

На поведение и численность различных видов влияют естественные и антропогенные факторы (Бианки, 2001). Из естественных факторов особенно существенные изменения произошли на мелководьях Кандалакшского залива после массовой гибели в 1958—1959 гг. зостеры (Zastera marina). Это повлекло за собой резкое сокращение подхода к берегам на икрометание трехиглой колюшки (Gasterosteus aculeatus). В результате резко уменьшилось количество гнездящихся в Кандалакшских шхерах полярных крачек, которые выкармливали птенцов колюшкой. Из антропогенных причин назову кормежку пищевыми отходами в населенных пунктах и на зверофермах серебристых чаек. Это позволило им значительно увеличить свою численность, что повлекло усиление их хищничества. Чайки уничтожали птенцов птиц, гнездящихся рядом с ними на островах, и выводки уток на ближайшей акватории. Это вначале отразилось на численности гнездящихся морских чернетей Aythya marila, турпанов, длинноносых крохалей, сизых чаек Larus canus, а потом и куликов-сорок Haematopus ostralegus. Меньше их хищничество сказалось на многочисленной и более крупной обыкновенной гаге, а также речных утках (p. Anas), выводки которых несравненно меньше бывают на море. Однако некоторые особи чаек хищничают и на озерах. Так один самец серебристой чайки из пары, гнездящейся на луде близ о. Лодейного, в течение 9 лет специализировался на отлове пуховых птенцов гоголя на озерах, иногда уничтожая весь выводок. Около «наблюдательного» пункта этого самца на луде и его гнезда было найдено 84 кольца исключительно с птенцов гоголя.

Произошедшее постепенно восстановление зарослей зостеры способствует увеличению подходов на икрометание трехиглой колюшки и гнездованию полярных крачек. Однако до полного восстановления их былой численности еще далеко. В последние 15 лет в населенных пунктах побережья Кандалакшского залива сократилась кормовая база серебристых чаек, стало меньше их гнездиться на морских островах, что повлекло увеличение числа сизых.

В последние десятилетия на материке увеличилась численность лисиц, бурых медведей и американских норок, участилось их посещение островов Кандалакшского залива в поисках корма, а нередко и для выращивания на них потомства. Естественно, это сказывается на гнездовании здесь некоторых птиц, а также на их питании и линьке. Инвазия в 1980-х годах ондатры существенно изменила растительность на заболоченных берегах островов, что ухудшило условия линьки уток рода Anas.

Детальные наблюдения за гнездованием, питанием, линькой и пролетом, а также другими вопросами экологии и поведения модельных видов постоянно продолжаются на островах заповедника в Кандалакшском заливе. Проводятся комплексные исследования с гидробиологами. Все это позволяет следить за многолетними изменениями поведения, численности и размещения птиц, выяснять их причины.

С помощью кольцевания птенцов и некоторых видов взрослых птиц установлены пути миграций и сезонное размещение уток и представителей ржанкообразных, а также других птиц (Бианки, Бойко, 1989, 2002). В 1955 г. начали проводить визуальные наблюдения за миграцией птиц через Белое море (Флеров, 1958; Бианки 1959). С 1958-го по 1963 г. при заповеднике находилась Северная орнитологическая станция, главной задачей которой было изучение миграций птиц через Белое море. Кроме того, интенсивно занимались сбором различных сведений с помощью рассылки анкет (Карпович, 1961) и в течение ряда лет организовывали кольцевание птенцов скворцов Sturnus vulgaris школьниками на северо-западе СССР (Бианки, 1968). Первые сведения о пролете водоплавающих птиц через Поморский берег Онежского залива опубликовал Л. О. Белопольский (1956). Сотрудниками заповедника была проделана значительная работа по изучению миграции птиц во многих пунктах западного побережья Белого моря и на некоторых островах. Осенью, с 1—26 сентября по 5 октября —18 ноября, проводили визуальные наблюдения по методике профессора Э. В. Кумари (1955): 4 часа утром на наблюдательном пункте, начиная за 30 минут до восхода солнца, и 4 часа вечером на постоянном маршруте, кончая через 30 минут после захода солнца. Каждые 5 дней время корректировали (Скокова, Бианки, 1959; Скокова, 1961; Бианки, 1963). В этих наблюдениях участвовало 18 человек. Для получения достаточно полной картины пролета места стационаров каждый год меняли. Только в окрестностях с. Вирьмы Беломорского р-на наблюдения проводили ежегодно с 1958-го по 1962г. для выявления годовых особенностей миграции.

Был выяснен видовой состав мигрантов на Белом море, пути и сроки пролета различных видов, места остановок и другие особенности (Бианки, Коханов, Скокова, 1975). Картина осенней миграции птиц, связанных с Белым морем, стала ясна. Их основные осенние пути проходят: один — от Горла Белого моря к о-ву Жижгину, мимо Соловецких о-вов к с. Вирьме, другой — через Двинский залив к Унской губе и дальше на юго-запад. Пролетающие нырковые утки останавливаются во многих местах у западных побережий материка, в частности, у Летнего берега Двинского залива северо-западнее Унской губы, речные — на закрытых со стороны моря мелководных заливах у обширных заболоченных участков побережья. Важным местом для остановки нырковых уток и гагар в Онежском заливе служит Сорокское мелководье с Сумскими шхерами (Бианки, Бойко, Шутова, 1995).

Используя только методику Э. В. Кумари, ориентированную в значительной мере на привлечение к наблюдениям любителей, получали важные, но ограниченные сведения. В дальнейшем картину пролета и размещения мигрантов водоплавающих птиц для отдыха и питания уточняли и детализировали. Дополнительные наблюдения были проведены с моторной лодки, судна и самолета. Установили, что через Кандалакшский залив мигрируют лебеди-кликуны Cygnus суgnus и гуменники Anser fabalis, летующие преимущественно на Кольском п-ве, а через Онежский залив—у побережий Горла Белого моря и главным образом восточнее его, в Малоземельской и Большеземельской тундрах. Причем наиболее важное место остановки гусей находится близ дер. Унежма в южной части Поморского берега Онежского залива, где останавливаются не только гуменники, но и серые Anser anser, и белолобые A. albifrons гуси. Причем, встречаясь на всем протяжении западного берега Белого моря, в вершине Кандалакшского залива «Кольские» гуменники пролетают преимущественно во второй половине августа — первой половине сентября, а в Онежском заливе «восточные» — во второй половине сентября — первой половине октября, мало залетая в Кандалакшский. По всей видимости, их надо относить, так же как и лебедей-кликунов, к разным географическим популяциям — к скандинавской и североевропейской.

В 1970—1980-х годах особенности гнездования, линьки, пролета и зимовки птиц продолжали исследовать во многих местах Белого моря по различным методикам с суши, воды и воздуха. Большая часть работ вне заповедника проводилась в шхерах Кандалакшского и Онежского заливов. В них участвовали все орнитологи заповедника. Авиаучеты, проведенные в марте 1960—1969 гг., позволили выяснить размещение зимующих обыкновенных гаг в полыньях Онежского залива и вдоль Карельского берега вплоть до внешней части Кандалакшского залива (Карпович и др., 1969). Наблюдали за питанием гаг в зимних полыньях, за летним пролетом самцов синьги Melanitta nigra к местам линьки, определили численность и места линьки нырковых уток, их питание и многое другое (Коханов, 1977, 1981; Бианки, Краснов, 1976). Это позволило значительно детализировать наши знания о птицах Белого моря, характере осенней миграции водоплавающих и влияние их на морские биоценозы, следить за появлением новых видов.

В 1981—1984 гг. детализировали размещение мигрантов, останавливающихся в Сумских шхер: и на Сорокском мелководье между Поморским берегом и о-вами Жужмуями, а также половые и возрастные особенности миграции морянок Clangula hyemalis через Белое море (Бианки, Бойко, Шутов 1990) и других видов. Добыча уток, в основном морянок, обыкновенных гаг и синьг, а также краснозобых гагар Gavia stellata позволила получить значительное количество дополнительных сведений этих видах во время миграции, в частности, о их питании при остановке в Сумских шхерах.

На островах заповедника наблюдения за миграциями ведутся постоянно, что позволяет фиксировать годовые и многолетние изменения численности лебедей-кликунов и гуменников, летующих на Кольском п-ве, гнездящихся и линяющих в Кандалакшском заливе уток, а также характер миграции куликов: чернозобиков Calidris alpina, исландских песочников С. canutus и других.

Прослежено заселение большими бакланами Phalacrocorax carbo Кандалакшского залива, особенности их гнездования здесь и питания (Bianki, Boiko, Kokchanov, 1997 и др.), участились залеты белощеких Branta leucopsis и черных В. bernicla казарок, стали появляться пеганки Tadorna tadornc и огари Casarca ferruginea. Еще в 60-х годах подготовили сводку о куликах, встречающихся на Беле море (Белопольский и др., 1970), в 80-х — картосхемы размещения гнездящихся, линяющих и пролетных птиц (Бианки, 1991).

Постоянно на островах заповедника и местами на побережье материка проводятся наблюдения за гнездованием воробьиных птиц, главным образом за горихвосткой-лысушкой Phoenicurus phoenicurus, мухоловкой-пеструшкой Muscicapa hypoleucos, сероголовой гаичкой Parus cinctus и большой синицей Parus major, заражение их птенцов личинками мух из сем. Calliphoridae (Шутова, 1986, 1989, 1997, 2003).

Исследования сотрудников заповедника на его территории и за ее пределами опубликованы в девяти выпусках Трудов заповедника (1958—1975), в других научных сборниках, периодической печати и доложены на конференциях. В 1982 г. В. Н. Карпович подвел итоги 50 лет изучения птиц в Кандалакшском заповеднике. К сожалению, нет возможности привести достаточно полно даже ссылки на многие сотни работ, выполненные научными сотрудниками с помощью администрации заповедника, его охраны и плавсостава. Наиболее полно с публикациями сотрудников заповедника, посвященными птицам Белого моря, и сторонних исследователей на его территории можно познакомиться в библиотеке заповедника.

Многие научные работы в заповеднике выполняются с привлечением студентов и школьников-старшеклассников. Юные помощники знакомятся с родной природой, особенностями жизни приливного моря, методиками познания биологических закономерностей, учатся бережному отношению к ней. Заповедник постоянно принимает специалистов других учреждений для выполнения полевых исследований на его территории.

Стационарные орнитологические работы, начатые и проводимые сотрудниками Кандалакшского заповедника, в последние десятилетия продолжены в Онежском заливе сотрудниками Соловецкого филиала Беломорской биологической станции Московского университета А. Е. Черенковым и В. Ю. Семашко.
Литература
Белопольский Л. 0. 1956. Некоторые данные о пролете птиц осенью 1954 года на побережье Белого моря и перспективы организации наблюдений за миграцией птиц в Карело-Финской ССР // Ежегодник Общ-ва естествоиспытателей при АН ЭССР. Таллин,: Госиздат ЭССР. № 49. С. 65—74.

Белопольский Л. О., Бианки В. В., Коханов В. Д. 1970. Материалы по экологии куликов (Limicolae) Белого мо // Тр. Кандалакшского гос. заповедника. Мурманск: Кн. изд-во. Вып. VIII. С. 3—84.

Бианки В. В. 1959. Материалы по миграции птиц в Кандалакшском заливе // Тр. Ш Прибалт. орнитол. Конф. Вильнюс. С. 21—30.

Бианки В. В. 1963. Пять лет работы Северной орнитологической станции // Тез. докл. У Прибалт. орнитол. Конф. Тарту. С. 12—14.

Бианки В. В. 1963. Численность и размещение массовых морских птиц в западной части Белого моря // Проблемы использования промысловых ресурсов Белого моря и внутренних водоемов Карелии. Вып. 1. М.; Л. С. 161—167.

Бианки В. В. 1966. Отличительные черты авифауны Белого моря // Биологические ресурсы Белого моря и внутренних водоемов Карелии // Матер. 6 сессии Ученого совета. Петрозаводск. С. 162—164.

Бианки В. В. 1967. Кулики, чайки и чистиковые Кандалакшского залива // Тр. Кандалакшского гос. заповедника. Вып. VI. Мурманск: Кн. изд-во. С. 1—365.

Бианки В. В. 1968. Результаты кольцевания скворцов на северо-западе РСФСР // Сообщ. Прибалт. комиссии по изуч. миграций птиц. № 5. Тарту. С. 110—120.

Бианки В. В. 1991. 5 картосхем размещения на гнездовании, линьке и миграции водоплавающих и прибрежных птиц и 1 картосхема охраняемых акваторий и территорий // Океанографические условия и биологическая продуктивность Белого моря. Аннотированный атлас. Мурманск. С. 191—203.

Бианки В. В. 2001. Причины изменения численности прибрежных птиц в Кандалакшском заливе во второй половине XX века // Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии / Матер. XI Междунар. орнитол. конф. Казань. С. 90—91.

Бианки В. В. 2003. Филопатрия и гнездовой консерватизм гоголей Кандалакшского залива Белого моря // Казарка. № 9. с. 284—297.

Бианки В. В. 2008. Летняя линька чирков-свистунков Anas crecca L. на островах Кандалакшского залива // Казарка. № 11. С. 79—04.

Бианки В. В., Бойко Н. С. 1989. Сезонное размещение птиц Кандалакшского залива и прилегающих территорий по данным кольцевания // Экология птиц морских островов и побережий Кольского Севера. Мурманск. С. 128—147.

Бианки В. В., Бойко Н. С. 1998.0 питании больших бакланов (Phalacrocorax carbo) в Кандалакшском заливе // Проблемы изучения, рационального использования и охраны природных ресурсов Белого моря /Матер. VII Междунар. конф. (Архангельск, сент. 1998). СПб. С. 258—261.

Бианки В. В., Бойко Н. С. 2002. Кольцевание птиц сотрудниками Кандалакшского заповедника на Белом море и по плану Северной орнитологической станции, а также на Баренцевом море // Кольцевание и мечение птиц в России и сопредельных государствах в 1988 —1999 гг. М. С. 61—71.

Бианки В. В., Бойко Н. С, Нинбург Е. А., Шкляревич Г. А. 1979. Питание обыкновенной гаги в вершине Кандалакшского залива // Экология и морфология гаг в СССР. М.: Наука. С. 126—170.

Бианки В. В., Бойко Н. С. Шутова Е. В. 1990. Морянка (Clangula hyemalis) на осеннем пролете в Онежском заливе // Сообщ. Прибалт. комиссии по изуч. миграций птиц. № 23. Тарту. С. 105—121.

Бианки В. В., Бойко Н. С., Шутова Е. В. 1995. Введение. Питание птиц и его роль в экосистемах моря // Белое море. Биологические ресурсы и проблемы их рационального использования. Ч. 2. СПб. С. 152—179.

Бианки В. В., Бойко Н. С, Хайтов В. М. 2003. Питание гоголей Bucephala clangula в Кандалакшском заливе // Рус. орнитол. журн. Экспресс-вып. № 225. С. 615—629.

Бианки В. В., Ильина Т. А. 1991. Годовое потребление энергии и вещества птицами Белого моря // Орнитология. Вып. 25. С. 3—14.

Бианки В. В., Коханов В. Д., Корякин А. С., Краснов Ю. В., Панева Т. Д., Татаринкова И. П., Чемякин Р. Г., Шкляревич Ф. К, Шутова Е. В. 1993. Птицы Кольско-Беломорского региона // Рус. орнитол. журн. 2 (4). С. 491—586.

Бианки В. В., Коханов В. Д., Скокова Н. Н. 1975. Осенний пролет водоплавающих птиц на Белом море // Тр. Кандалакшского гос. заповедника. Вып. 9. Мурманск. С. 3—76.

Бианки В. В., Краснов Ю. В. 1976. О летней миграции синьги через Белое море // Миграции птиц. Таллин. С. 102—106.

Благосклонов К. Н. 1960. Птицы Кандалакшского заповедника и окрестностей Беломорской биологической станции Московского университета //Труды Кандалакшского гос. заповедника. Вып. 2. Мурманск. С. 5—104.

Бойко Н. С. 1976. Линька и возрастные наряды обыкновенной гаги // Матер. ГХ Прибалт. орнитол. конф. Вильнюс. С. 35—37.

Бойко Н. С. 1982. Морфоэкологическая характеристика обыкновенной гаги Кандалакшского залива // Экология и морфология птиц на крайнем северо-западе РСФСР. М. С. 11—27.

Бойко Н. С. 1983. Линька серебристых чаек Кандалакшского залива // Тез. докл. XI Прибалт. орнитол. конф. Таллин. С. 60—63.

Бойко Н. С, Коханов В. Д., Шкляревич Ф. Н. 1982. Морфофизиологическое сравнение обыкновенных гаг из разных районов Белого моря и Мурмана с другими водоплавающими птицами // Экология и морфология птиц на крайнем северо-западе РСФСР. М. С. 45—55.

Герасимова Т. Д., Баранова 3. М. I960. Экология обыкновенной гаги (Somateria mollissima L.) в Кандалакшском заповеднике // Труды Кандалакшского гос. заповедника. Вып. Ш. Мурманск: Кн. изд-во. С. 8—90.

Дорош Е. П. 1963. Запасы кормовых беспозвоночных для птиц и рыб на литорали островов Кандалакшского залива Белого моря // Труды Кандалакшского гос. заповедника. Вып. IV. Труды Беломорской биологической станции МГУ. Т. П. Воронеж: Кн. изд-во. С. 54—68.

Дубровский А. Я. 1936. Гага и гагачий промысел в Кандалакшском заливе // Известия гос. географ, общества. № 8. Вып. 6. С. 899—915.

Карпович В. Н. 1961. О работах Северной орнитологической станции // Сообщ. Прибалт, комиссии по изуч. миграций птиц. № 1. Тарту. С. 43—52.

Карпович В. Н, Бианки В. В., Бойко Н. С, Кестер Б. В., Татаринкова И. П., Чемякин Р. Г. 1969. Результаты авиаучета птиц на Мурмане и Белом море в феврале 1967 г. // Сообщ. Прибалт, комиссии по изуч. миграций птиц. № 6. Тарту. С. 79—92.

Корякин А. С. 1982. Рост и развитие птенцов обыкновенной гаги Кандалакшского залива // Экология и морфология птиц на крайнем северо-западе РСФСР. М. С. 27—37.

Корякин А. С. 1990. К вопросу о хищничестве крупных чаек на птенцах обыкновенной гаги // Наземные позвоночные животные в заповедниках севера европейской части РСФСР. М: ЦНИЛ Главохоты РСФСР С. 159—169.

Коханов В. Д. 1976.0 летней миграции куликов на Белом море // Матер. IХ Прибалт, орнитол. конф. Вильнюс С. 122—124.

Коханов В. Д. 1977. Линька селезней нырковых уток на Белом море // Фауна и биология гусеобразных птиц, Четвертое Всесоюзное совещание 20—23 ноября 1977 г. МОИП, Ин-т географии АНСССР. М.: Наука. С 5—7.

Коханов В. Д. 1981. Особенности миграции синьги и морянки на Белом море и Балтике // Тез. докл. X Прибалт орнитол. конф. Т. I. Рига. С. 139-143.

Кулачкова В. Г. 1958. Эколого-фаунистический обзор паразитофауны обыкновенной гаги Кандалакшского залива // Труды Кандалакшского гос. заповедника. Вып. 1. Вологда. С. 103—158.

Кулачкова В. Г. 1960. Гибель птенцов обыкновенной гаги и причины, ее вызывающие // Труды Кандалакшского гос. Заповедника. Вып. 3. Мурманск: Кн. изд-во. С. 91—106.

Кумари Э. 1955. Инструкция для изучения миграции птиц. Тарту. 28 с.

Некрасов М. 1925. Опыт одомашнивания гаг в Соловецком Биосаде // Живая природа. № 23. С. 308—309.

Некрасов М. 1926. Краткий отчет о работе, проведенной Биосадом Соловецкого отделения Архангельского общества краеведения летом 1925 г. (Разведение гаги) // Бюлл. Сев.-вост. областного бюро краеведения. Вып. 2. С. 39—41.

Перцов Н. А. 1963. Некоторые данные о питании птиц, населяющих острова Северного архипелага Кандалакшского заповедника // Тр. Кандалакшского гос. заповедника. Вып. IV. Тр. Беломорской биологической станции МГУ. Т. 2. Воронеж: Кн. изд-во. С. 29—34.

Поляков Г. И. 1929. К познанию орнитофауны Соловецких островов // Матер. Соловецкого общ-ва краеведения. Вып. XX. С. 7—56.

Романов А. А. 1948. Гага Карельского побережья Белого моря // Труды Карело-Финского учительского института, 1, 1947. Петрозаводск: Гос. изд-во Карело-Финской ССР. С. 132—142.

Скокова Н. Н. 1961. Краткий обзор о видимых миграциях птиц в области Белого моря в 1958—1959 гг. // Сообщ. Прибалт, комиссии по изуч. миграций птиц. № 1. Тарту: Изд-во АН ЭССР. С. 53—59.

Скокова Н. Н., Бианки В. В. 1959. Об организации Северной орнитологической станции // Тез. докл. Всесою: ной орнитол. конф. Вып. П. М. С. 118—119.

Флеров А. И. 1958. Наблюдения за осенней миграцией птиц в районе Кандалакшского залива // Труды Кандалакшского гос. заповедника. Вып. 1. Вологда: Кн. изд-во. С. 73—78.

Флинт В. Е., Перцов Н. А. 1963. Питание гаги Кандалакшского заповедника и роль ее в динамике литоральной фауны // Труды Кандалакшского гос. заповедника. Вып. IV. Труды Беломорской биологической станции МГУ. Т. П. Воронеж: Кн. изд-во. С. 7—28.

Шутова Е. В. 1986. К биологии каллифорид (Calliphoridae, Diptera), паразитирующих на птенцах воробьиных птиц // Фауна и экология беспозвоночных животных в заповедниках РСФСР. М. С. 71—82.

Шутова Е. В. 1989. Плотность гнездящихся лесных воробьиных птиц и их размещение на островах Кандалакшского залива // Экология птиц морских островов и побережий Кольского Севера. Мурманск. С.101—114

Шутова Е. В. 1997. Морские беспозвоночные в питании насекомоядных птиц на островах Кандалакшского залива Белого моря // Рус. орнитол. журн. Экспресс-выпуск № 7. С. 13—17.

Шутова Е. В. 2003. Биология мухоловки-пеструшки Ficedula hypoleuca на юге Мурманской области // Рус. о нитол. журн. Экспресс-выпуск № 12 (233). С. 914—923.



Bianki V. V. 1977. Gulls, shorebirds and ale ids of Kandalaksha Baj. — Translated from Russian. Proceedings of tl Kandalaksha state reserva tron // Israel Program for Scientific Translations. № 6. Jerusalem. P. 1—250.

BiankiV. V.,BoikoN. S., Kokhanov V. D. 1997. Cormorant Phalacrocorax carbo in Kandalaksha Bay (White Sea, Ru II FVnlnoia Polska. 45. flV P. 15.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница