Опыт в жанре хроники на материале частной жизни героев как предпосылка к переводу А. Н. Островским пьесы И. Франки «L' origine di un gran banchiere o Un milione pagabile a vista»



Скачать 33.96 Kb.
Дата09.05.2016
Размер33.96 Kb.
Опыт в жанре хроники на материале частной жизни героев как предпосылка к переводу А.Н. Островским пьесы И. Франки «L' origine di un gran banchiere o Un milione pagabile a vista» («Происхождение великого банкира, или Уплата миллиона по предъявлению»)

Корнильцева Ирина Борисовна

Аспирантка Национального исследовательского

Томского государственного университета, Томск, Россия


Первым переводом А.Н. Островского с итальянского языка стала пьеса итальянского драматурга Итало Франки «L' origine di un gran banchiere o Un milione pagabile a vista» («Великий банкир, или уплата миллиона по предъявлению»). Содержанием пьесы «Великий банкир» стали события, связанные с наполеоновской эпохой и совершившиеся в 1792 и 1814 годах.

«Великий банкир» – это мелодрама в чистом виде, но Островский сделал этот перевод и опубликовал в издании Звонарёва, что можно объяснить не только театральным успехом пьесы в Италии, но более всего тем, что Островский занят поиском позитивного героя времени, ищет источник духовной стойкости человека. В мелодраме «Великий банкир» Островскому была близка и дорога идея о нравственном противостоянии человека власти денег.

За два года до перевода «Великого банкира» Островский пишет пьесу «Пучина». В начале пьесы «Пучина» идёт разговор студентов, которые высказываются по поводу постановки «Жизни игрока»: «Сухая пьеса. Голая мораль»; «Всё эффекты, всё ужасы нарочно прибраны, как на подбор». [Островский 1978: 201]

Создавая «Пучину», Островский обращается к мелодраме, жуткой, «лютой», но именно мелодрама как жанр построена на выявлении трагического и героического в обыкновенной жизни. На истории судьбы главного героя Островский раскрыл ужасную логику жизни.

Кисельников предстает перед зрителями как и герой мелодрамы В. Дюканжа «Тридцать лет, или Жизнь игрока» (1827) Жорж де Жермани, который за 30 лет (действие пьесы начинается в 1790 г. и заканчивается в 1820 г.) проходит путь от юности до старости, от богатства до крайней нищеты, от страсти к игре и легкого воровства до самых глубин порока и преступления.

Немаловажную роль имел хронотоп драмы, направленный на изображение жизни героя в её развитии. В «Пучине» события жизни Кисельникова изображаются в хронике через временные отрезки в пять и семь лет. В «Великом банкире» представлена хроника конца 1792 и начала 1814 гг. Таким образом, появлению «Великого банкира» предшествовало использование хроникального повествования, с помощью которого Островский искал пути развития человека, его эволюции.

Полное наименование переведённой пьесы на итальянском звучит как «L' origine di un gran banchiere o Un milione pagabile a vista» («Происхождение великого банкира, или Уплата миллиона по предъявлению»). А.Н. Островский значительно сократил номинацию, вычленив из всего названия лишь обозначение главного персонажа – великий банкир. Почему же драматург выделил именно великого банкира?

В итальянском языке прилагательное «gran» (усечённая форм от «grande») также многозначно как и в русском. Самые полярные (если исходить из основы) его значения – это «богатый» и «великодушный».

В тексте пьесы есть объяснение внешних причин употребления этого эпитета по отношению к его носителю, исходящее из истории его становления:

«Rob. Ed in ventun'anno vi siete inalzato da si umile condizione a quella d' uno de' più cospicui banchieri di Londra?

Nat. Così mi chiamano, Roberts.... Il più gran banchiere di Londra ! È vero che sbarcando dal Tamigi non era affatto affatto senza un soldo ; avevo un piccolo capitale.... una miscea!... dugento mila tal-teri!... Come vedete, essi sono cresciuti, come sono cresciuto io, com'è cresciuto la mia Rita.... hanno ingrossato come me. Avevo ragione di dirvi che da codesta epoca era divenuto uomo, aveva cessato di essere uno schiavo <...>».  [Franchi: 64]

«Робертс. И в двадцать один год вы из такого положение возвысились до одного из самых значительных банкиров Лондона?

Натан. Так меня называют, Робертс... «Самый великий лондонский банкир»! Правда, что, когда я вступил на берег Темзы, я не был совсем-совсем без денег; у меня был маленький капитал... пустяк!... двести тысяч талеров!... Как видите, они выросли, как вырос я, как выросла моя Рита... потолстели, как я. Я имел основание сказать вам, что с того времени я стал человеком, я перестал быть рабом <...>». [Островский 1979: 124]

Но здесь сквозит лишь материальный пласт, совпадающий с высказыванием Натана, которое показывает его приоритеты: «Oh uomini, quanto siete piccini! Oh denaro, quanto sei grande, onnipotente, miracoloso!» [Franchi: 72] («О, люди, как вы мелки! О, деньги, как вы велики, всемогущи, дивны!»). [Островский 1979: 128] Но при подобной расстановке акцентов пьесу справедливее было бы озаглавить именно по первой части «Происхождение великого банкира», где на первый план выходит значение «богатый». Для Островского же сам персонаж был интересен прежде всего своим внутренним конфликтом.


Литература

Островский А.Н. Полн. собр. соч.: в 12 т. М., 1978. Т. 4.



Островский А.Н. Полн. собр. соч.: в 12 т. М., 1979. Т. 9.

Franchi I. L’origine di un gran banchiere o un milione pagabile a vista. Commedia in 2 parte. Milano, F. Sanvito, 1864. – 88 p.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница