Оглы «Международно-правовые проблемы разграничения морских пространств»



Скачать 200.22 Kb.
Дата01.05.2016
Размер200.22 Kb.


на правах рукописи
Аббаслы Гурбан Аббас оглы


«Международно-правовые проблемы разграничения морских пространств»

Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право.


АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2008
Диссертация выполнена на кафедре международного права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.
Научный руководитель: кандидат юридических наук, профессор

Саваськов Павел Васильевич


Официальные оппоненты: заслуженный деятель науки России

доктор юридических наук, профессор

Колодкин Анатолий Лазаревич
кандидат юридических наук

Сокиркин Владимир Алексеевич


Ведущая организация: Военный университет Министерства Обороны РФ.

Защита состоится «___» ___________ 2008 г. в ___ ч. ____ мин. на заседании Диссертационного совета Д209.002.05 по юридическим наукам в Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России по адресу: 119454, Москва, проспект Вернадского, д. 76.


С диссертацией можно ознакомится в научной библиотеке Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.
Автореферат разослан «___» «_______________» 2008 г.

Ученый секретарь

д.ю.н. профессор Павлов Евгений Яковлевич

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Разграничение морских пространств было и остается на протяжении длительного времени одним из сложных вопросов науки и практики международного права при том, что национально-законодательная практика в этой области противоречива, заключено большое число международных соглашений о делимитации, имеются значимые решения Международного Суда по межгосударственным спорам в этой сфере.

В результате распада Советского Союза на его территории возникли новые государства, в т.ч. имеющие выход к Мировому океану. Урегулирование вопросов, связанных с границами таких государств, представляет востребованный научный интерес. На постсоветских морских пространствах имеется ряд районов границы, которых предстоит определить de novo, либо признать международными границы ранее существовавшие в качестве административных. Особое значение для обеспечения безопасности государств, его оборонных интересов имеет делимитация территориального моря. Хотя данный международно-правовой делимитационный вопрос возник давно, тем не менее, актуальность данного вопроса не спала и после принятия Женевских Конвенций о территориальном море и прилежащей зоне и о континентальном шельфе 1958 года и Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Один из малоизученных аспектов делимитации – договоры о совместной деятельности государств на единых морских трансграничных природных объектах, в т.ч. континентального шельфа («unitization»). Необходимость исследования данного вопроса обусловлена и соответствующий мировой практикой, в т.ч. на межгосударственном уровне. Термин «unitization» иногда в порядке простой транслитерации переводится как «юнитизация». Некоторыми западными учеными, в частности Альберто Ж., разработаны принципы создания «пула недропользователей», которые нуждаются в оценке. Растущая практика совместной природоресурсной деятельности вдоль морских границ в районе делимитации – на основе специальных положений в общем договоре о делимитации – обусловливает необходимость исследования современных проблем делимитации морских пространств.

Специальный научный и практический интерес представляет исследование делимитации в международных проливах. Об этой проблеме писали еще Хайд Ч. и Оппенгейм Л., но между тем, складывается новая договорная практика: соглашение между Сингапуром и Индонезией от 1973 года о делимитации пролива Сингапур; соглашение от 1976 года между Шри-ланкой и Индией о делимитации в заливе Полк; Соглашение 1979 года между Таиландом и Малайзией о разграничении в Малаккском проливе; Австралия – Папуа Новая Гвинея в проливе Торрес в Тихом океане; Аргентина – Чили в проливе Бигл; США – Канада (Великобритания) в проливе Хуана-де-Фука.

Важно сопоставление договоров о делимитации континентального шельфа и территориального моря, заключенных после вступления в силу Конвенции ООН по морскому праву 1982 года с теми договорами, которые имели место на основе Женевских конвенций по морскому праву 1958 года. Также необходимо учесть применение норм международного обычного права в решениях Международного Суда ООН о делимитации морских пространств.

Степень научной разработанности темы. Проблемам делимитации морских пространств – уделяется значительное внимание, как в российской науке международного права, так и в западной. Большое число трудов по этой теме, позволяет вовлечь наиболее значимые научные результаты зарубежных исследований в научный оборот в России, Азербайджане других постсоветских государствах, при этом диссертант проработал труды таких западных авторов как Алекс Г., Антинори С., Броунли Я., Далмайер Д., Жекли А., Кельзен Г., Оппенгейм Л., Фельдман М., Фошиль П., Хайд Ч., Чарней Д.

Теоретическая основа исследования. При осуществлении исследования по теме диссертант опирался, прежде всего, на имеющиеся труды советских и российских юристов-международников, посвященные как общетеоретическим современным международно-правовым вопросам, так и непосредственно проблеме делимитации морских пространств. Это прежде всего труды таких правоведов как: Бараболя П.Д., Бозриков О.В., Вылегжанин А.Н., Гуреев С.А., Ковалев А.А., Колодкин А.Л., Колосов Ю.М., Корецкий В.М., Мелков Г.М., Мовчан А.П., Молодцов С.В., Саваськов П.В., Свиридов Э.П., Сокиркин В.А. Также использовались исследования Советника Президента Азербайджана, заведующего кафедрой международного права Бакинского Государственного Университета профессора Мамедова Р.Ф.

В диссертации специально предметно исследовались Устав ООН, Статут Международного Суда ООН, Женевская Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года, Женевская Конвенция о континентальном шельфе 1958 года, Конвенция ООН по морскому праву 1983 года, Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств от 1990 года другие международные договоры по морскому праву, материалы Комиссии международного права ООН и решения Международного Суда ООН.



Цель исследования заключалась в теоретическом обобщении современной практики государств в области делимитации морских пространств, заключенных после вступления в силу Конвенции ООН по морскому праву 1982 года - как в строгом соответствии с ней, так и в случаях, когда государство, осуществляющее делимитацию, не является участником этой конвенции.

Задача исследования.

-Показать новейшие тенденции в практике разграничения морских пространств, особенно в договорной практике.

-Исследовать, какие принципы имеют в настоящее время преимущественную силу при делимитации, какие методы обязательны при осуществлении делимитации, какие особые обстоятельства учитываются в современной практике разграничения морских пространств.

-Показать роль и место международного договора при совместной эксплуатации морских трансграничных природных объектов, а также институциональные механизмы природоресурсной приграничной морской деятельности.

-Выявить современные правовые особенности делимитации международных проливов.

-Определить сложившиеся и зарождающиеся нормы обычного права применимые к делимитации морских пространств.



Предмет исследования. Предметом исследования является комплекс теоретических и практических проблем, обусловленных отношениями между государствами, возникающими при разграничении морских пространств.

Методологическая основа диссертации. Методологической основой диссертационного исследования послужили широко применяемые в правоведении логический, исторический, хронологический, системно-структурный и сравнительно-правовой.

Научная новизна. Новизна диссертации состоит в том, что это первое комплексное исследование современных проблем делимитации морских пространств, выполненное после вступления в силу Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. По-новому оценен экономический фактор, который придает остроту спорам о разграничении, в частности, зависимость прибрежных стран, их хозяйствующих субъектов от природных ресурсов континентального шельфа, исключительной экономической зоны.

Впервые на уровне диссертации исследованы институциональные механизмы совместного управления трансграничными морскими ресурсами как часть договоренностей государств о делимитации на море, включая межгосударственные договоренности о морском недропользовании.

Новизна также состоит в комплексном исследовании специальной международной договорной практики совместной деятельности на трансграничных морских объектах и институциональных механизмов такой деятельности.

Положения выносимые на защиту.

1.Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, по сравнению с Женевскими конвенциями по морскому праву 1958 года, в вопросе о делимитации на море отдает большее предпочтение достижению урегулирования между самими спорящими сторонами, нежели жесткому установлению конкретных принципов и методов делимитации. При этом констатируется усиление роли договора между государствами, осуществляющими разграничение на море, как основного применимого источника права, причем такое соглашение должно основываться на общем международном праве, исходить из принципа справедливости. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года ориентирует на учет многих факторов и интересов спорящих государств: экономического, военного и иного характера, что и нашло свое юридическое закрепление в «принципе справедливости». Последний, в отличии от Женевских Конвенций 1958 года стал основополагающим при разрешении споров о делимитации, и включает в себя учет всех обстоятельств, относящихся к делу разграничения в данном районе.

2.Положения о делимитации, предусмотренные в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, отличаются от статей о разграничении на море, содержащихся в Женевских конвенциях 1958 года, тем, что имеют более гибкий характер, в большей степени приспособлены к учету интересов спорящих сторон и особых обстоятельств, способствуют достижению компромисса, не обременяя стороны спора жесткими положениями договора, касающимися применения линии равноотстояния.

3.В современном международном морском праве сложилась обычная норма, обязывающая государства сотрудничать в деле совместного управления трансграничными месторождениями находящимися в районе делимитации их континентального шельфа. Реализации этой нормы не препятствует тот факт, что не всеми прибрежными государствами в национальном праве предусмотрена возможность совместной эксплуатации единых трансграничных природных объектов.

4.Региональная договорная практика государств, а также имеющиеся арбитражные решения позволяют предположить, что при делимитации проливов, проливов берега которых принадлежат разным государствам, преобладающая практика ориентирует на разграничение по срединной линии или по фарватеру, либо на образование институционального механизма, позволяющего осуществлять совместное управление проходом судов по таким проливам. Такого рода практика эффективна и для целей совместного ведения хозяйства в проливах в целом, включая случаи недропользования и разработки живых ресурсов.

Научная и практическая значимость полученных результатов диссертационного исследования определяется тем, что такие результаты могут быть использованы при выработке позиций Азербайджаном, Россией, других постсоветских стран по вопросам разграничения морских пространств, а также в дальнейшем изучении международного морского права. Кроме того, результаты диссертационного исследования могут быть учтены в работе по современному исследованию морского права, его гармонизации и применении международным морским правом.

Собранные материалы, результаты исследования можно также использовать при чтении лекций по курсу «Международное право», «Международное морское право», «Территория в международном праве» в высших учебных заведениях Азербайджана, России и других постсоветских государств, при подготовке научной и методической литературы, в учебных заведениях.



Апробация результатов исследования. Отдельные положения и в целом диссертационные выводы прошли апробацию на научных конференциях, семинарах. Ряд положений диссертации, сделанных выводов включены в научный отчет СОПС при Президиуме РАН (по госзаказу МПР России) «Сравнительный анализ природоресурсных притязаний государств по периметру морских границ России с целью подготовки рекомендаций по учету результатов этого анализа в природоресурсной политике России». Материалы исследований, кроме того, использовались при проведении семинарских занятий на юридическом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова.

Объем и структура диссертации. Объем и структура диссертации соответствует установленным требованиям. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих девять параграфов, заключения, списка использованной литературы, приложений-схем.
Содержание работы

В введении раскрыта актуальность темы, показана степень ее разработанности, указываются источники, цель, задача, предмет и методологическая основа исследования, формулируются положения, выносимые на защиту. Здесь же обосновывается научная новизна и практическая значимость диссертации, приведены данные о ее апробации.
Глава I – Международно-правовые основы делимитации морских пространств состоит из двух параграфов. Первый параграф посвящен делимитации как правовому понятию. Подробно рассказывается о вкладе ряда ученых прошлого, например Гроций Г., Бейнекерсгук, Пуффендорф, в разработку таких вопросов как объем и характер власти суверенов на море, пространственные пределы такой власти, содержание тезиса о «культурной» деятельности на море. Приводятся взгляды и оценки Прокламации Президента США Трумена в отношении притязаний на ресурсы континентального шельфа, а также национальных актов ряда латиноамериканских государств. Излагается история предконвенционного периода, подготовки к I конференции ООН по морскому праву, принятия Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, а также конвенции о шельфе 1958 года.

В сравнении с этим анализируются положения о делимитации, закрепленные в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Отмечено, что до принятия этой конвенции значение имела предконвенционная международная практика, решения Международного Суда ООН, национальное законодательство прибрежных государств, работа Комиссии международного права, посвященная кодификации и прогрессивному развитию международного морского права. Подробно приводятся позиции различных групп государств в отношении выбора принципов и методов делимитации.

Второй параграф диссертационного исследования посвящен соглашению как основному средству урегулирования споров о разграничении морских пространств. На сегодня день в мировой практике существует около 150 договоров о разграничении морских пространств. Отмечена связь между предложенным в 1956 году Комиссии международного права ООН вариантом статьи о разграничении, пунктом 1 статьи 6 Женевской Конвенции о континентальном шельфе 1958 года.

Детально рассматривается договорная практика государств при разграничении морских пространств. Приводятся примеры из национального законодательства прибрежных государств, которые предусматривают необходимость урегулирования споров о делимитации на основе международного договора.

Обосновано, что именно соглашению сторон как средству осуществления делимитации морских районов придается основное значение. Вместе с тем такое соглашение должно основываться на международном праве, исходить из принципа справедливости.
Глава II Совместная эксплуатация единых морских природных ресурсов в договорах о делимитации. Глава посвящается одному из малоизученных вопросов международного морского права – международно-правовым механизмам совместного использования природных ресурсов морских районов, пересекаемых границами исключительных экономических зон и континентальных шельфов различных государств.

Глава состоит из двух параграфов. В первом рассматривается, прежде всего, как влияет фактор наличия морских природных ресурсов в районе делимитации. Приводятся практические примеры сотрудничества государств вдоль всей протяженности морских границ, в рамках соглашений между государствами о делимитации на море. Одним из первых ученых, затронувших эту тему, был профессор Клименко Б.М., который исходил из того, что любая деятельность на своей территории, в любой ее среде: на земле, в недрах, в воде и воздухе, не должна наносить ущерба естественным условиям территории другого государства.

Среди западных ученых исследовавших данную проблему исследовал Жекли Альберто, который сделал попытку выработать единую систему принципов при деятельности на едином трансграничном природном объекте. Альберто Ж выделал следующие принципы: 1)-принцип совместной деятельности; 2)-принцип адекватной и эффективной эксплуатации; 3)-принцип участия прибрежных государств в совместной деятельности без ущемления их прав на часть запасов, расположенных на своей стороне разграничительной линии; 4)-принцип равного разделения прибыли; и 5)-принцип пула природопользователей.

Такого рода деятельность по выработке совместных институциональных механизмов совместного недропользования в практике получила различное терминологическое обозначение: «joint development and management zone – зона совместной разработки и управления»; «common zone and joint commission – совместная зона и совместная комиссия»; «zone of cooperation – зона сотрудничества»; «joint commission – совместная комиссия»; «technical commission – техническая комиссия»; «joint authority – зона совместных полномочий»; «joint coordination and unitization – совместная координация и пул недропользователей».

К числу практических примеров договорного разграничения в работе в работе рассмотрены договоры: Великобритания-Норвегия, Исландия-Норвегия, Канада-Дания, Канада-Франция, Нидерланды-Венесуэлла, Тринидад и Тобаго-Венесуэлла, Аргентина-Чили в проливе Бигл, Саудовская Аравия-Судан в Красном море, Австралия-Индонезия в Восточно-Тиморской котловине и др. При этом приведена также позиция Международного Суда ООН, в споре о разграничении на континентальном шельфе Северного моря между ФРГ, Нидерландами и Данией, которая выражается в том, что: «если при разграничении сторонам предоставляются пространства, перекрывающие друг друга, то они должны быть поделены поровну, а если соглашение не будет достигнуто, то они могут принять решение о режиме совместного владения, праве совместного использования или эксплуатации зон накладывающихся друг на друга или любой их части».

Большое число соглашений такого рода было заключено в Персидском заливе, например, Ираном, Бахрейном, Саудовской Аравией, Ираком, Оманом и Катаром. Так в 1971 году было заключено соглашение между правительствами Королевства Бахрейн и Ираном по разграничению континентального шельфа в Персидском заливе. Статья 2 Соглашения гласит: «Если какая-либо единая геологическая, нефтяная структура или любое минеральное месторождение будет расположено под линией границы обоих государств, указанной в статье 1 настоящего Соглашения, т.е. одна часть месторождения окажется по одну сторону границы, а другая – по другую, то оно может разрабатываться как единое или же самостоятельно каждым субъектом на своем участке».

В Латинской Америке, между Аргентиной и Уругваем было заключено соглашение о совместной эксплуатации трансграничного континентального месторождения в заливе Рио-де-ла-Плата. Статья 43 Соглашения гласит: «Если обнаружится какое-либо месторождение по обе стороны границы континентального шельфа, то разделение добытой продукции должно быть пропорционально размеру залегания ресурсов на каждой стороне.

В работе приведены примеры аналогичных соглашений в тихоокеанском регионе по совместной эксплуатации трансграничных месторождений: Австралия и Папуа Новая Гвинея, Соломоновы Острова, Индонезия и Папуа Новая Гвинея и др. Другой пример договоренности приведен из практики Азиатско-Тихоокеанского региона. В 1974 году Япония и Южная Корея заключили между собой соглашение о разграничении континентального шельфа в Восточно-Китайском море. Стороны согласились с тем, что если единое месторождение будет располагаться по обе стороны границы между двумя государствами, то они должны разрабатывать его как единое целое. Предусмотренная соглашением Совместная Комиссия устанавливала: расходы на добычу ресурсов и соответствующий раздел доходов, назначение общего оператора, соглашение о возмещении риска, регулирование рыболовства, урегулирование споров. По соглашению все затраты, в т.ч. при добыче ресурсов и разделе продукции, осуществляются поровну.


Глава III Правовые вопросы делимитация морских пространств с различным правовым режимом. Эта глава диссертации состоит из трех параграфов: о разграничении проливов, берега которых принадлежат разным государствам, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны.

В диссертации отмечается увеличение числа случаев делимитации проливов, используемых для судоходства. Основу исследования составила двусторонняя договорная практика, а также решения международных арбитражей. Среди западных ученых этот вопрос специально рассматривался Хайдом Ч. и Оппенгеймом Л. По мнению последнего «Если узкий пролив разделяет территории двух различных государств, то он принадлежит территории обоих государств и пограничной линией является линия, проходящая по середине пролива, если какое-либо специальное соглашение не устанавливает иную границу». Хайд Ч. писал: «Когда пролив или узкий проток, связывающий два открытых моря, является границей между двумя государствами, то демаркационная линия должна определяться теми же принципами, которые определяют границы территориальной юрисдикции на реках и вдоль рек. Следует считать, что в этом случае применим принцип тальвега и что линия границы должна пролегать по середине главного русла, если таковое имеется».

В 1973 году между Сингапуром и Индонезией был заключен договор о делимитации пролива Сингапур и о добыче ресурсов дна.

В 1976 году было заключено Соглашение между Шри-Ланкой и Индией по поводу разграничения в проливе Полк в Индийском океане. Стороны разграничили его по срединной линии от побережий, но при этом судоходные части пролива Полк оставались в пределах морских пространств обоих государств.

В 1979 году аналогичное соглашение было заключено между Таиландом и Малайзией о разграничении Малаккского пролива.

В 1978 году Австралией и Папуа Новой Гвинея заключили договор о создании совместного Консультативного Совета по управлению проливом Торрес. Совет должен осуществлять ряд функций в отношении Охраняемой зоны (“Protected Zone”), располагающейся в пределах пролива: урегулирование уполномоченными лицами проблем, возникающих между государственными органами и населением при использовании пролива; подготовка соответствующих рекомендаций государственным органам для защиты интересов местного населения в сфере передвижения людей через пролив, а также перевозки через него товаров; осуществление каждый раз через определенное время обзора ситуации в Защитной зоне пролива; взаимодействие с правительствами и подготовка соответствующих рекомендаций; подготовка отчетов, направляемых министрам иностранных дел двух припроливных государств.

В 1998 году было заключено Соглашение о совместной деятельности в Баб-эль-Мандебском проливе между Йеменом и Эритреей.

В диссертации исследован вопрос разграничения и совместной эксплуатации пролива Бигл заключенный между Аргентиной и Чили в 1984 году.

В работе рассмотрен спор между США и Канадой (Великобританией) в проливе Хуан-де-Фука, соединяющем внутренние воды двух государств с Тихим океаном. По решению арбитража граница была проведена вдоль 49-ой параллели северной долготы по середине пролива, который отделяет континент от Ванкуверских островов.

Осуществленный анализ перечисленных договоров позволил констатировать, что практика делимитации проливов привела к возникновению обычной международно-правовой нормы, которая предусматривает делимитацию проливов по фарватеру или по судоходной части пролива.

Второй параграф третьей главы посвящен делимитации территориального моря. Наиболее активно процесс делимитации территориального моря шел на европейском и американском континентах, прежде всего, из-за территориальных экспансий. В диссертации исследованы первые договорные примеры: Договор о разграничении территориальных вод между Швецией и Финляндией 1809 года; Договор 1842 года между Великобританией и Китаем о границе территориальных вод в Южно-Китайском море; Соглашение 1846 года между Великобританией и США о границе в проливе Хуан-де-Фука в Тихом океане; Соглашение между Россией и Японией 1855 года о границе (по срединной линии) между островами Итуруп и Уруп; Соглашение о границе между Норвегией и Швецией 1904 года.

В 1903 году арбитражный суд «ad hoc» вынес решение в споре между Великобританией и США о прохождении границы в Портлендском судоходном канале. Британия обосновывала свои права на судоходный канал историческими основаниями, а США мотивировали свои претензии необходимостью обеспечения судоходных интересов. Суд удовлетворил исторически сложившиеся интересы Великобритании. В 1910 году Великобритания и США заключили Соглашение о разграничении в заливе Пасамакуоди, которое учитывало интересы обеих стран в области рыболовства, судоходства; соответственно, по Соглашению несколько измененная срединная линия стала разграничительной.

Показан процесс становления правил о делимитации на территориального моря, который охватил четыре основных этапа развития: Гаагская конференция по международному праву 1930 года; Женевская конвенция о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года; Конференция ООН по морскому праву 1960 года; Конвенция ООН по морскому праву 1982 года.

В диссертации приведено несколько примеров из деятельности Международного Суда при вынесении решений о делимитации территориального моря. В 1991 году в Международный Суд ООН поступило дело «Катар против Бахрейна». Стороны просили Суд провести единую линию, разграничивающую дно территориального моря и поверхлежащие воды. Суд подтвердил правило Женевской Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года: «Если берега двух государств расположены один против другого или примыкают друг к другу, ни одно, ни другое государство не имеет права, если только между ними не заключено соглашение об ином, распространять свое территориальное море за срединную линию».

Третий параграф посвящен делимитации континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Рассмотрен период до принятия Конвенций 1958. Рассмотрен процесс подготовки к принятию Конвенции 1982 года и сложности, с которыми сталкивались государства. На III Конференции ООН по морскому праву (с 1973 года - апрель 1982 года) с первых же сессий позиции сторон относительно делимитации континентального шельфа и экономической зоны разделились. Делегация Советского Союза, например, высказывала позицию о том, что имеющаяся статья 6 Женевской Конвенции о континентальном шельфе 1958 года четко устанавливает методы и принципы делимитации, и поэтому нет необходимости в выработке на III Конференции новой нормы.

В диссертации рассмотрены позиции государств, которые разделились на две основные группы: «Группа 22» и «Группа 29». Приводятся их позиции в отношении разграничения континентального шельфа и исключительной экономической зоны.

В диссертации современные подходы к решению проблем делимитации морских пространств. Так, Норвегия и Исландия не разграничили между собой континентальный шельфа создали механизм совместного управления. В 1995 году Суд в решении по делу о делимитации между Катаром и Бахрейном определил предварительную срединную линию (каждая точка, которой равно отстоит от ближайшей точки, от которой отмеряется ширина территориального моря обоих государств). Была также определена исходная линия, проведена срединная линия и с учетом всех особых обстоятельств Суд осуществил разграничение.
Глава IV Делимитация морских границ Российской Федерации.

Эта глава состоит из двух параграфов и посвящена границам Российской Федерации в Тихоокеанском регионе и в Европейском регионе. В первом параграфе рассматриваются законодательные акты о делимитации в Беринговом море, Охотском море и Японском море. В 1867 году был заключен договор между Россией и Североамериканскими Соединенными Штатами об уступке Аляски. После этого, страны начали принимать различные законодательные акты, направленные на расширение своей власти и защиты национальных интересов. Например, для защиты морских котиков был установлен 3-х мильный предел территориальных вод. В 1945 была объявлена Прокламация президента США Трумэна о землях находящихся под водой.

В русле положений Женевских конвенций по морскому праву 1958 года, государства приняли ряд национальных актов по расширению своих рыболовных зон и континентального шельфа. В 1964 году в США был принят закон о территориальных водах и континентальном шельфе, причем последний, согласно закону, простирается до 200-метровой изобаты или за ее границы, пока глубина покрывающих вод позволяет вести разработку ресурсов. Аналогичные меры были приняты Советским Союзом (Указ Президиума Верховного Совета 1968 года).

В 1983 году была издана «Прокламация Президента США об исключительной экономической зоне», а в 1984 году в СССР был принят Указ «Об экономической зоне СССР». Таким образом, стороны национальными правовыми актами расширили свою исключительную юрисдикцию в сфере экономической деятельности на 200 морских миль в Беринговом море. Это не могло не привести к возникновению «серых зон». В 1990 году стороны заключили договор о делимитации в Беринговом море и проливе. Как показало время «Соглашение 1990 года» оказалось нежизнеспособным. Оно нарушило обычную норму о 200 мильной ширине континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Особо отмечены социально-экономическое последствия в регионе после утери традиционных зон разработки живых ресурсов.

Диссертант, анализируя сложившееся положение, дает рекомендации по его устранению.

Второй параграф рассматривает договоры и национальное законодательство относительно морских границ на европейском континенте. Автор анализирует договоры о границе между Норвегией, Финляндией, Эстонией, Польшей, Литвой и Швецией. В Черном море рассмотрено положение с Грузией и Украиной.

Диссертант наиболее подробно рассматривает российско-норвежскиую границу, в частности «серую зону», что стало причиной спора между государствами.

Также диссертант рассматривает положение сложившееся в Азовском море и Керченском проливе между Украиной и Россией.

В Заключении на основе проведенного исследования диссертант сформулировал свои выводы и рекомендации.
Основные положения диссертации изложены в опубликованных статьях:

1.Аббаслы Гурбан Аббас оглы. Международное морское право и проблема делимитации: статья // «Ганун». - Баку. - Азербайджан. - 2002. - № 10. - 0,5 п.л.

2.Аббаслы Гурбан Аббас оглы. Делимитация международных морских пространств с противолежащими и смежными побережьями: статья // Вестник МГУ. - 2003. - № 2. - 0,5 п.л.

3.Аббаслы Гурбан Аббас оглы. Разграничение и эксплуатация Керченского пролива. Актуальные проблемы современности: статья // Право: теория и практика. - 2004. - № 4. - 0,2 п.л.



4.Аббаслы Гурбан Аббас оглы. Международно-правовые формы трансграничной эксплуатации минеральных ресурсов морского дна: статья // Московский Журнал Международного Права. 2005. - № 57. - 1 п.л.




База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница