Официальная идеология и пропагандистские кампании в Османской империи в эпоху правления султана Абдул Хамида II



Скачать 463.13 Kb.
страница1/3
Дата09.11.2016
Размер463.13 Kb.
  1   2   3



На правах рукописи

АБИДУЛИН Алим Маратович


Официальная идеология и пропагандистские кампании в

Османской империи в эпоху правления султана Абдул Хамида II (1876–1909 гг.)

Специальность

07.00.03 – всеобщая история


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Саратов 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»



Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор



Мирзеханов Велихан Салманханович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор



Мейер Михаил Серафимович
кандидат исторических наук, доцент

Суряпин Сергей Юрьевич


Ведущая организация Казанский государственный университет

им В.И. Ульянова-Ленина


Защита состоится 7 октября 2009 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, Саратов, ул. Астраханская, 83, ИИМО, корп. XI, ауд. 516.


С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, читальный зал № 3, по адресу: Саратов, ул. Университетская, 42.

Автореферат разослан 5 сентября 2009 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук, доцент Л. Н. Чернова



Общая характеристика работы
Актуальность исследования.

Султан Абдул-Хамид II, пришедший к власти в 1876 году, вместе с еще достаточно обширными владениями унаследовал и внешнеполитические проблемы и внутреннюю нестабильность Османской империи. Именно они стали главным фактором окончательного оформления официальной государственной доктрины «панисламизма», пришедшего на смену «османизму». Новые идеологические ориентиры существенно изменили механизмы функционирования власти, политические практики, формы и методы пропаганды внутри и вне империи. Сложное переплетение как исламских ценностей, местной теоретической традиции, так и влияние европейских ценностей и институтов, привнесенных реформами Танзимата, показывают многогранность имперской доктрины дома Османов. Султан претендовал на признание неограниченной власти халифата не только в пределах Османской империи, но и стремился к главенству в мусульманском мире в целом1. Изучение процессов становления модели национального государства, трудностей формирования национальной идентичности, особенностей национального сознания невозможно без рассмотрения имперских структур, институтов власти и имперской идеологии.

Официальная идеология в континентальных империях представляет собой систему идей и взглядов по вопросам, связанным с принципами строительства государства, и механизмами функционирования власти. Она охватывает большой круг разнообразных проблем и позволяет формулировать различные аспекты легитимизации власти. Идеологические конструкции и имперская культура становятся важнейшими инструментами стабилизации имперской власти в период кризисов. Поэтому изучение официальной идеологии в империях вообще и идеологической деятельности османского государства в эпоху султана Абдул-Хамида II в частности представляет научный интерес и актуальность. Панисламистская идеология в Османской империи обоснована в теоретическом отношении, оформлена политически и организационно, ею проникнута общественная жизнь. Изучение доктрины абдулхамидовского панисламизма имеет определенное значение для исследования идеологической ситуации в других континентальных империях и весьма актуально для компаративного анализа наднациональных идеологий (панславизм, пантюркизм, панисламизм, пангерманизм и д.р.).

Существуют, по крайней мере, два аспекта в исследовании империи, касающихся их долговечности и изменчивости, которые заслуживают внимательного исследования: стабилизация и легитимизация имперской власти. Когда Османская империя переживала «революционное время», то есть вступила в эпоху кризиса, перед ней встала проблема стабилизации имперской власти. Одним из решений этой проблемы стала разработка наднациональной панисламистской идеологии, направленная на то, чтобы противостоять сепаратистским настроениям и националистической агитации многонациональной империи. Анализ панисламистской доктрины обнаруживает высокий уровень динамизма и гибкости султана и имперской элиты. Идеи, символы, мифы, ритуалы часто были придуманы и переинтерпретированы с целью приспособиться к меняющимся обстоятельствам и вызовам эпохи. Многочисленная научная литература, устанавливая параметры имперской власти, делает упор на исключительную роль принуждения, уделяя гораздо меньшее внимание альтернативным методам поддержания и функционирования монархических режимов. Сказанное определяет значимость и научную актуальность данного исследования.



Степень научной разработки проблемы. Литературу по теме исследования можно разделить на работы общего характера и работы, посвященные анализу отдельных проблем и сюжетов Османской истории.

Говоря о работах общего характера, отдельно следует отметить давнюю традицию изучения Османской империи в России. Немалое место среди публикаций российских авторов за последние два столетия занимают работы по истории общественной мысли в султанской Турции. Несомненный интерес представляют исследования Ю.А. Петросяна, положившего начало научному изучению идеологии османских реформаторов и политической публицистики XIX – начала XX в1. Преобразованиям эпохи танзиматских реформ и их инициаторам, а также развитию имперской идеологии в XIX-начале XX посвятили свои изыскания И.Е. Фадеева2, Н.А. Дулина3, И.Л. Фадеева4. Результаты своих изысканий относительно особенностей формирования турецкой нации и складывания национального самосознания турок изложил в своей монографии Д.Е. Еремеев5. Рассмотрению религиозно-философской концепции Д. аль-Афгани и оценки его учения посвящено исследование М.Т. Степанянц6. Для всех этих работ характерно глубокое знание исследуемых вопросов, основанное на внимательном изучении турецких источников.

В турецкой историографии к числу общих работ по истории Османской империи, освещающих особенности имперской власти, следует отнести монографии Энвера Зиии Карала1 и Халила Иналджика2. Осмыслению процесса развития османского общества и государства посвящены работы американских исследователей Б. Льюиса3 и Р. Дэвисона4, а также известного турецкого историка К. Карпата5.

В работах турецких ученых – Шерифа Мардина6, Ниязи Беркеша7, Тарика Зафера Тунайя8 – были поставлены вопросы влияния процесса модернизации на османское общество.

В западной османистике также отмечается появление новых исследователей, плодотворно работающих над вопросами, связанными с пробуждением национального самосознания: Д. Кушнера9 и Р. Шамберса10 и Д. Кватаерта11.

Анализ литературы, посвященный исследованию панисламизма, показывает, что в ней всегда существовали споры о происхождении и характере этого движения12. Безусловно, одними из причин этих споров были трудности перевода с восточных языков и применение различных методов изучения. Многие исследователи внутренней политики на Ближнем Востоке не обращались к источникам. Но, несмотря на все это, ученые раскрыли в своих работах теоретический фон этого религиозно-политического движения, хотя многие факты были рассмотрены некритично. Кроме того, каждый специалист подходил к исследованию этого движения зачастую только со своим видением проблемы, а нередко и находясь под влиянием политических взглядов и идей своего времени.

В отношении характера идеологии панисламизма исследователи довольно ясно показывали, что его окончательной целью была реализация идей ислама, исламского единства при центральном руководстве лидера исламского мира и мусульманского сообщества – халифа1. Все это базировалось на религиозном, а не на расовом или национальном фундаменте и доказывало тем самым, что движение не является националистическим.

Такие исследователи, как К. Беккер и С. Хюгрондже, отмечали, что панисламистская идея, или тенденция, отчасти является враждебной исламу, а султан Абдул Хамид II впервые решил использовать ее лишь в политических целях2. Многие исследователи соглашаются с этим мнением, утверждая, что целью султана было укрепление своей власти через влияние на исламский мир посредством титула халифа3.



(Историография о кампаниях султана)

Предметом исследования является многосторонняя политика Абдул Хамида II с ее сложными, подчас противоречивыми, комбинациями и менявшейся ориентацией к одному лишь идеологическому направлению (панисламизму), которое, безусловно, доминировало в общественной жизни Порты в годы правления Абдул Хамида II.

Объектом исследования в данной работе являются имперская идеология и пропагандистские кампании в поздней Османской империи.

Цель и задачи исследования состоят в том, чтобы на основе богатого источниковедческого материала исследовать официальную идеологию Османской империи в годы правления султана Абдул-Хамида II, общественно-политическую ситуацию в Османской империи, влияние государственной власти и отдельных государственных институтов на османское общество, а также влияние на мусульман идей исламского единства, воплощенных на практике проведением пропагандистских кампаний. Это предполагает решение следующих задач:

–охарактеризовать исторический фон, на котором разворачивалось становление государственной доктрины панисламизма, пришедшей на смену османизму;

–проанализировать эволюцию массового сознания населения, вызванную осуществлением на практике пропагандистских кампаний в Османской империи, проследить изменения в характере представлений в глазах мусульман власти османского султана-халифа, выявить отношение османской интеллектуальной элиты к нововведениям власти;

–определить особенности процессов становления самосознания у мусульманских народов Османской империи;

–раскрыть причины и следствия негативного отношения и восприятия преобразований, проводившихся в рамках доктрины панисламизма частью османского общества и интеллектуалами;

–рассмотреть сложный и необратимый процесс начала противоборства и взаимовлияния традиционного имперского и возникшего национального самосознания в пределах Османской империи;

–исследовать основные государственные пропагандистские кампании в рамках государственной доктрины панисламизма;

–изучить трансформацию в исторической перспективе влияния символов власти на османское общество.



Хронологические рамки исследования.

Хронологические рамки работы охватывают так называемый период «зюлюма» с 1878 по 1909 гг., то есть время правления султана Абдул-Хамида II. в Османской империи. Именно в это время происходит окончательное оформление официальной доктрины панисламизма, что самым непосредственным образом сказывается на развитии Османского общества, а также всего исламского мира. Параллельно в это время происходит окончательное включение империи в мировую экономическую систему, что самым непосредственным образом сказывается на начавшемся процессе развития национального самосознания.



Методологические основы диссертационного исследования.

Имперская идеология и культура рассматриваются в данной работе и как теория, и как практика. Под теорией мы понимаем набор идей, ценностей, символов, которые определяют власть правителя и правящих элит над населением. Практика – это визуализация власти, пропагандистские и манипулятивные действия, которые правитель и правящие элиты производят в имперском пространстве с целью максимализировать собственную власть.

При работе над диссертацией автор руководствовался принципом историзма, рассматривая процессы и явления в их причинно-следственной, временной связи. Применение проблемно-хронологического метода позволило компоновать материал в хронологической последовательности, в то же время выделять наиболее важные закономерности и тенденции. Важным методологическим инструментом стал комплексный системно-сравнительный (компаративный) анализ образов и представлений в их функциональной значимости на основе понятийно-категориального аппарата, разработанного как в зарубежной, так и в отечественной литературе по истории, социологии, психологии, политологии. При исследовании проблемы отражения имперской идеи в массовом сознании были использованы методы социальной психологии. Теоретические принципы, на которых базируется данная работа, можно обозначить как «историческая феноменология». Методология интерпретации, инструментарий исторической феноменологии дают возможность увидеть границы своего понимания и сосредоточиться на открытии «феноменов» чужого сознания.

Источниковая база исследования. Диссертационная работа основывается на широком круге источников. В качестве источников исследования абдулхамидовского панисламизма, пропагандистских кампаний, проводившихся в рамках этой доктрины и символов, а также государственных церемоний, имперской культуры османских султанов нами использовались архивные материалы. Источники по диссертационному исследованию мы сочли возможным разделить на несколько групп. К первой группе следует отнести непосредственно материалы архивов. В работе использованы материалы архива премьер-министра г. Стамбул, а именно фонд канцелярии великого визиря (садразама) – (Bâbıâli Evrak Odası), фонд особых распоряжений – (İrade-Hususi). Кроме того, нами использованы фонды архива дворца Йылдыз – журнал прошений (Yıldız Maruzat Defteri), фонды архива Морского музея (Deniz Müzesi TDA) г. Стамбул.

Богатый источниковый материал, проливающий свет на проведение пропагандистских кампаний, в частности информацию о подготовке к открытию школы «Aşiret Mektebi Hümayun», учебном процессе, учениках1, предметах школьной программы, распоряжениях относительно кадров преподавателей и руководства2, ежегодных докладах об учебном процессе султану3 и министрам, содержится в архивных фондах архива премьер-министра.

В архиве премьер-министра сосредоточены материалы о подготовке к сбору средств на строительство Хиджазской железной дороги; работе комиссий по сбору средств, контролю финансовых средств в вилайетах4 и выдаче специальных удостоверений5, а также сведения о средствах, внесенных отдельными жертвователями6 и выданных им памятных медалей Хиджазской железной дороги7. Об архитекторе железной дороги Августе Мейснере, строительных работах, подвижном составе линии, строительных материалах и о комиссиях, занимавшихся контролем над строительством, подробную информацию содержат следующие фонды: фонд канцелярии великого визиря (садразама), фонд различных рапортов, фонд архива дворца Йылдыз – журнал прошений, фонд основной документации Дворца Йылдыз. Материалы и информация о нападениях местных кочевых бедуинских племен на железную дорогу и ее строителей, а также о причиненном государстве ущербе находятся в фонде канцелярии великого визиря (садразама)1.

Фонд совета Морского Ведомства (Şüra-yı Bahriye) и Фонд официальной переписки (Mektubu) архива Морского музея (Турецкий морской ахив) (Deniz Müzesi (D.M.), или Türkiye Deniz Arşivi (TDA)), и фонд министерства внутренних дел (İrade Dahiliye) архива премьер-министра (Başbakanlık Osmanlı Arşivi (BOA)) содержат материалы, касающиеся подготовки и осуществления морского похода с дружественным визитом в Японию османского фрегата «Эртугрул». В этих фондах также содержится информация об экипаже фрегата и его капитане2.

Информация о политической деятельности панисламистов, посылке эмиссаров в отдаленные страны ислама, распространении религиозной литературы и отпечатанных экземпляров Корана и помощи мусульманским общинам в разных регионах мира также сохранилась в фондах архива премьер-министра: фонд особых распоряжений, фонд особых рапортов в Везират3.

Часть архивных материалов, проливающих свет на образовательную политику государственной власти и реформы в сфере государственного образования, представлена в архивных фондах библиотеки Стамбульского университета4.

Отдельно следует выделить такой источник для исследования первых годов правления султана Абдул-Хамида II, как первая Османская консти­туция, провозглашенная в 1876 году5. Конституция 1876 г. мало ограничила власть султана, но сам факт торжественного провозглашения буржуазных свобод и установления парламентского режима был, бесспорно, важным прогрессивным явлением в истории страны, в которой безраздельно царил крайне реакционный султанский режим6.

К группе опубликованных источников следует отнести проект исламского единства Аль-Афгани, представленный в письме, отправленном из Лондона в 1892 г. Абдул Хамиду II1.

Важным источником для нашего исследования также являются опубликованные и переведенные на современный турецкий язык Мехмедом Ходжаоглу записки и официальные распоряжения султана Абдул Хамида II2.

Отдельной группой источников, использованной в нашем исследовании, является османская пресса. Реформы Танзимата затронули различные стороны культурной жизни страны: в это время активно развивается издательское дело, появляется большое количество государственных и частных периодических изданий и газет, освещавших различные стороны государственной и общественной жизни. В диссертационном исследовании использованы материалы следующих османских газет: «Basiret» (Прозор­ливость), издававшаяся с 1869 года, основателем и редактором которой был Басиретчи Али Эфенди, получивший разрешение на издательскую деятельность в 1867 году3. «Tercüman-i Hakikat» (Толкователь истины) – одна из самых важных газет периода правления султана Абдул-Хамида II. Начала издаваться с 1878 года в Стамбуле. Этой газетой освещались и организовывались кампании сбора средств для помощи семьям моряков потерпевшего кораблекрушение фрегата «Эртугрул», а позднее – кампания по сбору средств на строительство Хиджазской железной дороги4. Газета «İkdam» (Настойчивость), или правильнее «Îkdâam» – ежедневная газета, основана в 1894 г. Владельцем и первым редактором газеты был Ахмед Джевдет (Оран). Газета освещала официальные мероприятия и пропа­гандистские кампании правительства 5. Газета «Sabah» (Утро) издававшаяся с 1875 по 1923 гг. Владельцем и основателем газеты был Шемседдин Сами6. Нами также использованы материалы газеты «Ceride-i Bahriye» (Морская газета), издававшейся Морским министерством с 25 июня 1889 г., которая освещала путешествие фрегата «Эртугрул» в Японию7. Газета «Malûmat» (Знания) – ежедневная общественно-политическая газета, выходившая в конце XIX – начале XX в. 8. Кроме того, нами для исследования путешествия фрегата «Эртугрула» в Японию были использованы материалы таких японских газет, как «Japan Daily Mail», «The Japan Gazette» и «Japan Daily Herald», издававшихся на английском языке1.

Помимо вышеназванных архивных материалов, опубликованных документов и прессы в качестве источников для исследования государственной идеологии, символов власти, пропагандистских кампаний в работе использованы воспоминания османских интеллектуалов Ахмета Митхата2, Ахмеда Саиба3. Автор также счел необходимым обратиться к мемуарам султана Абдул-Хамида II, написанных им после детронизации4.

Интересная информация, касающаяся внешней и внутренней политики Османской империи и деятельности имперской администрации в исследуемый период, находится в воспоминаниях личного секретаря султана Тахсин Паши5.

Воспоминания дочери султана Айше Османоглу касаются придворной жизни султанского дворца Йылдыз, взглядов на различные события в государственной и общественной жизни Османской империи6.

Кроме того, определенный интерес для исследования символов власти и официальных государственных церемоний, а также их проведения в Османской империи в годы правления султана Абдул-Хамида II представляют мемуары и воспоминания современников А. Саита7, Сермета Мухтара Алуса8, Саита Паши9, Д. Арсевена10, Мэри Милз Патрик11.



Научная новизна и значимость исследования.

Практическая ценность и научная новизна диссертации определяется, прежде всего, тем, что на основе комплексного системно-сравнительного (компаративного) подхода удалось выявить те факторы, которые обеспечивали существование и влияние на общество имперских и исламских принципов, поддерживавших стабильность имперской власти и государственных институтов. Вместе с тем в работе рассматриваются общие причины роста поддержки духовной власти османского султана среди мусульман различных регионов мира. Все это позволяет иначе подойти к осмыслению государ­ствен­ных идейных исканий в Османской империи, неоднократно трансфор­мировавшихся на протяжении всего XIX столетия.

Научная новизна состоит в исследовании проблемы персонификации имперской идеи в лице правителя-султана. Имперская идея рассматривается в трех направлениях: концепция правления (власти), закрепленная в этнических или религиозных системах; связь со старыми традициями и мифами; политический язык, выраженный в символах и письменных текстах. В работе впервые показано, что в Османской империи концепция власти не была статичной, она претерпевала изменения в соответствии с личными предпочтениями правителя или в ответ на внутренний кризис или внешнюю угрозу. Связь между светскими и божественными атрибутами правителя и отношениям между властью и церемониальными ритуалами поддерживались в хрупком балансе. Долгое время в Османской империи шла эволюция к большей акцентуации светского элемента, а при Абдул Хамиде II наблюдается отход к ранним религиозным мифам, в частности к идее халифата. История официальной идеологии в Османской империи иллюстрирует процесс, который можно назвать совокупным синкретизмом, то есть периодическое «пере-изобретение» (восстановление) мифов происхождения и миссий султанской власти.

На базе широкого круга источников анализируется процесс как имперская идеология – панисламистская доктрина привела к созданию нового набора принципов осуществления абсолютной власти. Османская империя при Абдул Хамиде II в обозначении своих контуров и определении власти основывалась на более ранних традициях: религиозной традиции – султан – халиф всех мусульман и светской традиции – падишах, византийский имперский культ.



Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Доктрина панисламизма как официальная идеология Османской империи при Абдул-Хамиде II стала важным инструментом в стабилизации султанского режима и легитимизации имперской власти.

  2. Идеологическая система Османской империи унаследовала синкретическую концепцию правления, содержащую элементы королевской персидской традиции (падишахство) и ритуал византийского имперского культа.

  3. Имперские символы и ритуалы, символические представления Османской монархии («сценарии власти», по выражению Ричарда Уортмана), являясь ключевым элементом визуализации власти, все больше и больше стали подчеркивать не только османский, но исламский характер институтов власти.

  4. Имперская идеология и практика при Абдул-Хамиде II отмечены возвращением религиозного фактора: возрождение идеи халифата и концепции исламской солидарности.

  5. В период правления Абдул-Хамида II «сценарий власти» из светского и космополитического образа империи превратился в национально-религиозный миф.

  6. Концепция правления султана поддерживалась и трансформировалась динамическим сочетанием духовных и светских элементов.

  7. Идея экстратерриториальности духовной власти стала важнейшим компонентом официальной идеологии панисламизма.

  8. Официальные пропагандистские проекты (Имперская школа для племен, путешествие фрегата «Эртугрул» и железная дорога Хиджаз) послужили важнейшими факторами распространения имперских ценностей в обществе и стабилизации имперской власти.

  9. Панисламизм и пропагандистские кампании продемонстрировали высокую степень динамизма и гибкости султанской власти и ее способность адаптироваться к вызовам эпохи.
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница