Одной из самых больших и оживленных улиц столицы Среднего Урала города Екатеринбурга является улица Малышева. Эта широкая транспортная магистраль, протянулась через мегаполис почти на шесть километров с запада на восток



Скачать 113.04 Kb.
Дата20.11.2016
Размер113.04 Kb.
Одной из самых больших и оживленных улиц столицы Среднего Урала города Екатеринбурга является улица Малышева. Эта широкая транспортная магистраль, протянулась через мегаполис почти на шесть километров с запада на восток. Почти в самом центре ее возвышается величественный памятник, изображающий сурового военного, правая рука которого сжата в каменный кулак, а левая спрятана в карман длиннополой шинели. На постаменте выбита лаконичная надпись: «Иван Михайлович Малышев»…
И все. Ни даты рождения, ни даты смерти, ни упоминания о подвигах, ни послужного списка занимаемых должностей. Очевидно, монумент, составленный из мощных гранитных блоков, олицетворяет собирательный образ уральских большевиков, которые устанавливали Советскую власть в опорном крае державы. На этот раз их символом стал тот, кто в 1918 году был областным комиссаром труда и председателем Уральского обкома партии…

До революции улица Малышева именовалась Покровским проспектом, и ее главной достопримечательностью являлся величественный собор: Большой Златоуст (другое название -Максимилиановская церковь). Вполне предсказуемо, что собор не пережил советской эпохи и был разрушен до основания в 1930 году. По мрачной иронии судьбы, именно под Златоустом – на станции Тундуш, - нашел свою смерть 22 июня 1918 года Иван Малышев. И именно на месте старого храма, спустя почти шестьдесят лет, ему поставили гранитный памятник…


Мне всегда интересно: кто и как в 1917 году становился вершителем сотен тысяч судеб? Кто по прихоти эпохи получал абсолютное право распоряжаться не только имуществом простых граждан, но и их жизнью? Каким образом ветер перемен возносил людей на вершины власти? Ведь к числу таких личностей, без всякого сомнения, относился Иван Малышев. Поэтому, почти наверняка, он должен был обладать какими-то особыми, поистине выдающимися способностями. Обратимся же к его краткой биографии…
Иван Михайлович Малышев родился 10 сентября 1889 в г. Верхотурье в семье железнодорожного рабочего. К 16 годам он закончил городское училище. Кстати говоря, это было основной формой начального обучения в городах. За шесть лет детей обучали чтению и письму, Закону Божьему, русскому языку, арифметике, практической геометрии, а также черчению, рисованию, отечественной истории, географии, естествоведению и церковнославянскому чтению. Так что, вопреки устойчивым легендам о беспросветном невежестве населения царской России, будущий революционер вышел в жизнь достаточно образованным юношей. Но вот дальше все пошло не так, как у людей…
Первая попытка поработать не удалась: поступив на работу писарем в воинское присутствие, Иван Малышев вскоре бросает это скучное занятие и уезжает в Пермь, чтобы поступить на учительские курсы. Но молодой человек не ищет спокойной жизни: его не привлекает ни карьерный рост ни заработок…
В 1905-1907 годах Россия пережила сразу два ни с чем несравнимых бедствия: Русско-Японскую войну, закончившуюся для нее поражением и подписанием Портсмутского мира; и первую революцию, которая привела к многотысячным жертвам, число которых было вполне сопоставимо с военными потерями. Революция, представлявшая собой бесконечную вереницу забастовок, крестьянских выступлений, еврейских погромов, политических убийств и вооруженных восстаний, к сожалению, так ничему и не научила власть имущих…
В одном из таких вооруженных восстаний на Мотовилихинском заводе в Перми и начал приобретать опыт революционной борьбы Иван Малышев. Вскоре, после того как он вступил в российскую социал-демократическую партию большевиков РСДРП(б), последовал первый арест, впрочем, весьма непродолжительный. Кстати, РСДРП была в те годы вполне легальной партией и даже приняла активное участие в выборах в Государственную Думу второго и последующих созывов…
Дабы переждать суровое время, Иван Михайлович уезжает в село Фоминское Верхотурского уезда, где служит учителем. Но даже в этом богом забытом уголке он умудряется организовать нелегальный кружок (вот было бы интересно узнать его состав и суть подрывной работы!). Тем не менее, полиции становится известен этот факт. Малышева арестовывают во второй раз и отправляют в Нижне-Туринскую тюрьму. С этого момента, как и положено профессиональному революционеру, его «тюремная трудовая книжка» быстро пополняется новыми «записями». Впрочем, аресты и пребывание в камерах и карцерах, только способствуют быстрому росту авторитета Малышева в нелегальной среде…
В 1914 году началась Первая Мировая война. Следует заметить, что через ее горнило пройдет большинство участников будущей Гражданской войны, вполне заслуженно получив за боевые заслуги Георгиевские медали разных степеней. Неважно, чью сторону эти люди приняли впоследствии. Главное, что их нельзя упрекнуть в трусости…
Иван Михайлович Малышев, будучи призван в 1915 году в запасную часть в г. Саратове, опять проявил выдающиеся революционные способности и уже в 1916 году по болезни был демобилизован. Так ни разу и не понюхав пороха, он вернулся домой, в родной Екатеринбург: «восстанавливать работу городской и областной партийных организаций»…
Как по заказу – перед самой Февральской революцией – в январе 1917 года Малышев был вновь «немного» арестован – в последний раз. На следующий день после отречения Николая II 2 марта 1917 года, «за неимением улик» он был выпущен на свободу и вскоре стал во главе Екатеринбургского Временного Комитета РСДРП(б). После Октябрьского переворота и разгона Учредительного Собрания в январе 1918 года, наступает время переходить от слов к делу и защищать новую власть уже с оружием в руках. Поэтому смею предположить, что левая рука у памятника все-таки тянулась к маузеру – самому вескому аргументу той поры…
В феврале 1918 года Малышев, как «верный солдат революции», отправляется на безымянный фронт в качестве комиссара 2-ой Уральской дружины, состоявшей из верх-исетских рабочих. Немного неясно: кто же был по другую сторону этого фронта? Ведь единственное организованное сопротивление Советской власти ранней весной 18-го оказывали только малочисленные отряды генерала Дутова, к этому времени уже основательно потрепанные красногвардейскими частями под командованием Василия Блюхера. Остается предположить только одно: рабочая дружина Ивана Малышева подавляла «контрреволюционные мятежи» и наводила твердый пролетарский порядок в окрестных селах и небольших уральских городках, таких как Бисерть и Первоуральск. Да и первым, по настоящему серьезным боем гражданской войны на Южном Урале считается сражение между эшелоном чехословацкого корпуса и красногвардейскими отрядами под тем же самым Златоустом 27 мая 1918 года …
В конце мая 1918 года вспыхнуло восстание чехословацкого корпуса, эшелоны которого, направляясь на франко-германский фронт Первой Мировой войны, растянулись вдоль всей нитки Транссибирской магистрали: от Пензы до Владивостока. Малышев срочно командируется на специально созданный для борьбы с восставшими Златоустовско-Челябинский фронт. Впервые столкнувшись не с плохо вооруженными крестьянами, а с регулярными, хорошо подготовленными армейскими соединениями, Малышев жалуется в донесении Уральскому обкому от 7 июня 1918 года:

«Моя задача, как военного комиссара, больше всего... должна сводиться к политиче­ской работе... На самом же деле отсутствие военного руководителя воз­лагает на меня и чисто оперативную работу. Кроме того я получил в свое распоряжение недисциплинированные отряды в 15-100 человек, так на­зываемые боевые дружины, которые были посланы с заводов без всякой фильтровки... и приехали сюда на 3-4 дня, а затем хотят возвратиться обратно и «спасать революцию» на местах. Объединить все эти отряды как в военном, так и в политическом отношениях должно, даже можно, но для этого необходима сила, на которую мог бы опираться...»
Между прочим, во все века умение карать и умение воевать – отличались кардинально. И если с первым умением у несостоявшегося учителя все складывалось более или менее успешно, то со вторым – несмотря на собственный вагон, приданный в помощь 1-ый эстонский коммунистический батальон под командованием Якоба Пальвадрэ и именной маузер – почему-то не получалось. Вряд ли приходится сомневаться, что им двигали вполне благие помыслы. Но в итоге их воплощение в реальность привело к прямо противоположным результатам. В точности с утверждением английского писателя XVIII столетия Сэмюэля Джонсона: «Hell is paved with good intentions», которое является синонимом русского: «Путь в ад вымощен благими намерениями…»
Из воспоминаний А.Ф. Копанева-Самарского, в 1918 году начальника штаба Красной Гвардии на станции Златоуст:

«…Эсеры и меньшевики делали свое предательское дело. В тылу красного фронта в заводе Сатка подняли восстание, где в это время была небольшая Красная Гвардия, которую быстро разоружили. На подавление этого восстания был командирован один броневик и отряд под командой тов.Малышева, который не доходя Сатки, на большом уклоне столкнулся броневик с поездом в результате броневик слетел под откос, не подавив восстания…»
Если судить по энциклопедическим данным, то Иван Михайлович Малышев стал жертвой нападения белогвардейцев. В биографических статьях так и говорится: «Захвачен белогвардейцами и расстрелян». Но, как ни странно, этими «белогвардейцами» оказались самые настоящие братья по классу – не какие-нибудь маргиналы, а потомственные пролетарии. И в Златоустовском городском партизанском отряде, который напал на комиссарский поезд, к настоящим «белогвардейцам» можно отнести только прапорщика Пирожкова. И то – с большой натяжкой. Ведь кто получал это, самое низшее в 1917 году, офицерское звание? Вчерашний солдат после ускоренных курсов, поскольку на германском фронте остро ощущалась нехватка командирских кадров…
Последний бой комиссара Малышева произошел с отрядом восставших в ночь с 22 на 23 июня 1918 года на маленькой станции Тундуш. Вот что рассказывает о короткой схватке участник гражданской войны М.В.Морозов, в то время командир конной разведки:

«В пол­ночь поезд командующего [Малышева – прим.авт.] остано­вился на ст. Тундуш, где к нему должны были прицепить несколько вагонов со срочным грузом. Штаб­ной и санитарные вагоны были от­цеплены в левом тупике у погрузоч­ной площадки, а паровоз ушел. Вдруг в темноте загремели выстрелы... Беспорядочная стрельба про­должалась несколько минут. Затем по команде Малышева группа легко­раненых попыталась пробить себе дорогу гранатами. После серии взры­вов завязалась короткая рукопашная схватка. Затем бандиты ворвались в вагоны и начали вытаскивать за­хваченных в плен. Все раненые были уведены в село Куваши и зверски убиты… В ночном бою Малышев, по-ви­димому, был ранен и контужен. В темноте его не заметили. На рас­свете, придя в сознание, он стал лесом пробираться вдоль железной дороги к станции Бердяуш. У моста через речку Тундушку, в наспех от­рытых окопах сидели мятежники под командованием прапорщика Пирожкова. Заметив Малышева, Пирожков с двумя бандитами бросился за ним. Понимая, что от погони не уйти, ко­миссар обернулся и вскинул маузер, но тут же упал, сраженный враже­ской  пулей…»

Как ни удивительно, но даже после двух лет Гражданской войны, многих участников данного нападения удалось поймать и предать революционному суду в сентябре 1920 года в городе Златоусте. Впрочем, куда же им было деваться: от своих семей и домов, от привычного уклада жизни, который они пытались защитить в 1918 году…


Кто же предстал перед революционным судом и по каким обвинениям?

Вот выдержки из подробного судебного отчета, опубликованного в газете «Пролетарская мысль» в номерах от 18 и 19 сентября 1920 года:

«15 сентября в помещении кинотеатра «Заря» [располагался в центральной части города на ул. Аникееева (бывшей Павловской) – прим.авт.] состоялась выездная сессия Уфимского Губревтрибунала. Разбиралось дело группы дезертиров… обвиняемых в организации вооруженного восстания в селе Куваши, в убийстве у ст. Тундуш 6 июля1 1918 комиссара фронта Малышева и 54 пленных красноармейцев на ст. Тундуш, 15 красноармейцев у Айского моста, аресте 500 пассажиров поезда 22, о массовых арестах, избиениях и расстрелах советских работников и коммунистов в Златоусте в 1918 году…»

Состав суда:

Председатель – Каценельсон.

Члены суда: Морозов, Рахманинов.

Защитник:Марин.

Обвинитель:Рудаков.

Подсудимых 19 человек.
Обвиняемые:

Кузнецов, токарь, эсер.

Предъявлено обвинение в соучастии в убийстве И.М.Малышева.
Филатов, рабочий, бывший член Учредительного собрания, эсер.

Обвиняется в том, что приветствовал полковника Моисеева – одного из главных деятелей по изгнанию большевиков из Златоуста и в организации из рабочих Златоустовского Завода двух рот для свержения Советской Власти.
Иванцов, фрезеровщик, эсер.

Обвиняется в организации вооруженного восстания в селе Куваши.
Крохин, железнодорожный рабочий.

Обвиняется в том, что заколол вилами 2 красноармейцев в селе Куваши.
Кондратьев.

Обвиняется в том, что застрелил из винтовки товарища Малышева.
Рябинин.

Обвиняется в том, что бросил бомбу в Малышева.
Гладких.

Обвиняется в том, что состоял в белогвардейском партизанском отряде.
Лафентьев.

Обвиняется в том, что участвовал в дележе украденных у товарища Малышева денег.
Садовников.

Обвиняется в том, что взял сапоги убитого.
Козырев.

Обвиняется в том, что взял тужурку из кожи.
Асанов.

Обвиняется в том, что состоял членом следственного комитета партии эсеров во время колчаковской администрации…
В своей речи обвинитель потребовал назначить подсудимым «высшую меру возмездия, ибо даже эта высшая мера будет ничто по сравнению с теми жестокостями, которые принес с собой одряхлевший и умерший мир буржуазии…».

Защита обратила внимание на политическую несознательность подсудимых и на их пролетарское происхождение.


И вот окончательный приговор трибунала:

Филатова и Кузнецова – «подвергнуть заключению в дому принудительных работ сроком на десять лет, но… принимая во внимание их пролетарское происхождение, срок назначить условно».

Иванцова – «подвергнуть заключению на 5 лет условно и… отправить на фронт для искупления вины».

Кондратьева и Асланова – «подвергнуть заключению на семь лет каждого».

Крохина – «подвергнуть заключению на два года».

Садовникова, Крылова, Козырева, Лифантьев – «подвергнуть заключению на 5 лет условно».

Остальных – оправдать ввиду «недоказанности вины и глубокого раскаяния подсудимых».
Что ж, даже по меркам нынешнего, весьма гуманного законодательства, приговор революционного трибунала выглядит неоправданно мягким. И это – в эпоху военного коммунизма и красного террора. Может быть, судьи просто опасались выносить «расстрельные» приговоры? Все-таки по России приблизительно треть губерний еще находилась на военном положении и то тут то там вспыхивают крестьянские мятежи. Один из таких мятежей, известный под названием «Восстание вилочников или Черного Орла» совсем недавно – весной 1920 года – был с трудом подавлен в соседней со Златоустом Башкирии…
Или, как вариант, новая власть пыталась продемонстрировать «заблудшей» части населения свою лояльность? Трудно сказать. Несомненно только одно: вряд ли все подсудимые отделались только этим «наказанием». Карающий меч диктатуры пролетариата, как показала последующая история, не знал пощады…

Ныне прах убитого комиссара Малышева, вместе с останками расстрелянных в 1918-1919 годах подпольщиков и красноармейцев покоится в городском саду Златоуста, чуть ниже здания краеведческого музея. Здесь зимой устанавливается большая новогодняя елка и возводится ледовый городок, где веселятся как дети, так и взрослые. В саду проводятся массовые гуляния и по другим праздникам. Из динамиков звучит задорная музыка, устанавливаются торговые лотки и толпы смеющихся горожан фланируют, потягивая разнообразные напитки, по дорожкам вдоль захоронений участников гражданской войны…


Может быть, пришло время переломить национальную традицию и перестать веселиться рядом с могилами? Может быть, пора, по всем подобающим правилам, перезахоронить останки в более подходящее место: например, к городскому мемориалу Славы? В любом случае, этот послужит еще одним шагом к гражданскому миру. Кстати, в Екатеринбурге памятник Малышеву тоже перевезли на новое место. На прежнем будут восстанавливать храм…
 Окунцов Ю. Последний бой комиссара Малышева // Уральский следопыт. № 9. 1989. С. 68-69.

 Малышев Иван Михайлович  // Их именами названы улицы Свердловска. Свердловск, 1959.  С. 39-42.

 Малышев Иван Михайлович  // Большая Советская Энциклопедия 3-е издание.

 газета «Пролетарская мысль» от 18-19 сентября 1920 года № 131,132

 Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник под ред.А.М.Анфимова и А.П.Корелина //Санкт-Петербург 1995.

 Суворов Д. Все против всех: неизвестная Гражданская война на Южном Урале. // Урал №5-7. 1998.



1 Следует обратить внимание на разницу в датах: согласно суду нападение произошло 6 июля, но в открытых источниках широко растиражирована дата 22 июня, которая, скорее всего, считается по старому стилю.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница