Одиссея мариупольских греков



страница1/8
Дата04.05.2016
Размер1.92 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
И.Г.Джуха "Одиссея мариупольских греков"

Моим дорогим родителям Таисии Никифоровне
и Георгию Ивановичу посвящаю.


К ЧИТАТЕЛЮ

Переселение греков из Крыма, состоявшего еще под владычеством татарских ханов, в земли, подвластные скипетру России, есть происшествие столь важное, что заслуживает быть сохраненным в летописях со всеми подробностями. Идею эту разделяют сегодня не только жители тех сел Донецкой области, в которых проживают потомки крымских греков, но и многие профессиональные историки.

Именно для того, чтобы подчеркнуть свежесть этой мысли, автор "раскавычил" не ему принадлежащую первую фразу. Стиль, впрочем, выдает, что сказано это не сегодня. Слова эти принадлежат архиепископу Херсонскому и Таврическому Гавриилу, почти сто пятьдесят лет тому назад написавшему их в одном из своих трудов.

"История заселения моей земли и вообще всех окрестностей любопытна. Мы читаем записки о колонизации Канады, Новой Зеландии, Перу и Колумбии, а допытывался ли кто-нибудь до недавних событий заселения наших былых запорожских земель, нашего азовского поморья, или хоть бы одного здешнего уезда? Это целая поэма во вкусе Купера и Вашингтона Ирвинга". Это уже Г.П. Данилевский ("Беглые в Новороссии"). Роман свой Г.П. Данилевский писал в 1860 году. Тем более трудно сегодня представить, что некогда этот край, именуемый ныне Приазовьем, перенасыщенный индустрией и густой сетью дорог, практически пустовал. Стремительное освоение Приазовья привело к тому, что сегодня на этой территории, пожалуй, не отыскать точки, с которой не были бы видны город или село, завод или ферма, линия электропередач или элеватор. А всего два столетия назад в устье Кальмиуса располагалась единственная приграничная паланка запорожцев, состоявшая из нескольких куреней. После уничтожения правительством свободного казачества по левобережью Днепра земли эти вновь оказались пустыми.

Одними из первых, кто пришел сюда, чтобы навсегда поселиться и обрести здесь новую родину, оказались греки. История их, вновь обретших после недавнего возвращения Мариуполю его "законного имени" исторического названия, на самом деле весьма интересна. Как и во всякой истории, в ней можно обнаружить и немало поучительного. Интерес к ней проявляли многие исследователи. Во всяком случае, картотека названий книг, статей, других материалов, посвященных переселению греков из Крыма в Россию, крымской и приазовской истории мариупольских греков, у автора насчитывает более двухсот названий. Исходя из этого огромного числа, можно было бы не браться еще за одну книгу, если бы не ряд весьма существенных обстоятельств. Дело в том, что подавляющая часть упомянутых книг и статей написана в XVIII, XIX или начале нынешнего века, и это делает их неизвестными и недоступными широкому читателю. Но даже если бы такая книга или статья и попала кому-то в руки, то и в этом случае читатель не смог бы получить полного представления об интересующих его событиях. Каждая из работ о греках освещает проблему лишь с одной какой-то стороны. Есть немало замечательных научных исследований и по быту греков в разные годы их жизни в Крыму и Приазовье, и по языку, и по культуре, и по истории переселения, принадлежащих известным историкам, этнографам, писателям, путешественникам и государственным деятелям. Однако нет такого труда, в котором можно было бы найти ответы на самые основные вопросы, гак часто задаваемые мариупольскими греками. Вот некоторые из них. Когда и почему греки переселились из Крыма в Приазовье? Почему в разных селах сегодня говорят на разных диалектах и даже разных языках? Какова роль во всем этом А.В. Суворова? Наконец, как вообще греки оказались в Крыму?

Необходимость же такого исследования назрела давно. В беседах с жителями греческих сел Донецкой области автору нетрудно было заметить возросший интерес к своей истории. Вместе с тем, хотелось бы отметить крайне низкую, слабую осведомленность жителей греческих сел Приазовья о событиях не только двухвековой давности, но и сравнительно недавнего прошлого. Незнание это, прежде всего, проявляется в утрате истинно греческой национальной культуры, традиций и обычаев, а главное, - родного языка. Для многих мариупольских греков единственным источником информации по всей теме оставались до последнего времени лишь некоторые художественные произведения с весьма отрывочными и нередко неверно освещенными историческими фактами. Наметившийся в последнее время интерес к истории вообще, и к истории собственного народа в частности, не обошел и греческие села Донецкой области. Именно это заставило меня приступить к разработке данной темы.

Хотя главная задача данного исследования виделась мне в установлении основных этапов заселения крымскими греками бывшего Мариупольского уезда (современные Старобешевский, Тельмановский, Волновахский, Володарский, Великоновоселковский и Першотравневый районы Донецкой области), невозможно было пройти мимо крымского периода жизни греков. Этот исторический экскурс вызван следующими соображениями. Во-первых, знакомство с жизнью греков в Крыму, с их сложной и любопытной историей позволит правильнее и полнее понять многие характерные особенности современного греческого населения Донбасса. Особенности эти, несмотря на более чем двухвековое пребывание в новом отечестве, все еще продолжают проявляться в традициях, обычаях, манере поведения, языке и пр. Во-вторых, оглядка в столь далекое прошлое необходима ввиду спорности самого вопроса о "степени родства" греков, переселившихся в Россию в 1778 году, с греками, которые свыше 2.5 тысяч лет назад впервые ступили на берег Крыма. Исследователь истории христианства в Крыму Ф. Харта-хай усматривает такую прямую связь. Однако Т.Н. Чернышева, проанализировав собранные ею материалы по истории мариупольских греков, а также Г.Л. Арш, полагают, что последние вряд ли являются прямыми потомками выходцев из Милета и Афин, т.к. греческое население Крыма постоянно пополнялось за счет новых переселенцев, прежде всего из Малой Азии. Такого же мнения придерживается и В. И. Наулко. Здесь трудно разделить чью-то точку зрения - для этого требуется анализ значительного исторического материала, большая часть которого, вероятно, безвозвратно утеряна.

Необходимо отметить, что греческая эмиграция в Россию, частью которой является переселение греков из Крыма, - процесс длительный, протекавший со значительной интенсивностью в разные времена. Сам факт многократных актов переселения греков в Россию из Греции, Турции, Крыма представляет большой интерес. Один из крупных специалистов по этому вопросу Г.Л. Арш в связи с этим указывает, что '' общность религии и связанное с этим значительное греческие влияние ставили греков в Московском государстве в особое, по сравнению с другими иностранцами, положение".

Одна из самых значительных волн греческой эмиграции в Россию связана с русско-турецкой войной 1768-1774 гг. История этого переселения, а также события, предшествовавшие ему, и составляют предмет данного исследования.

Это событие представляет большой интерес еще и потому, что самыми активными его участниками были такие выдающиеся исторические личности России, как Г.А. Потемкин, А.В. Суворов, П.А. Румянцев. За переселением внимательно следила императрица Екатерина Вторая.

Основными источниками для написания книги послужили материалы, хранящиеся в библиотеках Москвы, Одессы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Днепропетровска, Симферополя и других городов, а также труды современных ученых нашей страны и Греции.

Часть материала собрана автором непосредственно на месте - в Крыму, в греческих селах Донецкой области, Турции и Греции.

Работая над книгой, автор постоянно ощущал поддержку и получал практическую помощь члена-корреспондента Академии Наук Е.И. Дружининой, многих краеведов Донбасса. Особенно хотелось бы отметить многолетнее плодотворное сотрудничество с С.Т. Темиром, Н.Г. Заходенко, Р.С. Харабадот, В.В. Харабетом. Всем им, а также многим жителям греческих сел Приазовья, помогавшим мне собирать ценные сведения по истории греков, поделившимся семейными воспоминаниями и преданиями, выражаю самую искреннюю благодарность и признательность.

Эта книга не увидела бы свет, если бы не финансовая помощь Союза греческих журналистов, газеты "Эгшстрофи" ("Возвращение"), профессора Аристотелевского университета г. Салоники Костаса Фотиадиса и моего друга Христофора Макарова, проживающего в Греции.

Я глубоко благодарен следующим хозяйствам Донецкой области, оказавшим существенную спонсорскую помощь при издании книги:

· колхозу им. Дзержинского (с. Стыла, Старобешевского района),

· совхозу "Каракубский" (с. Раздольное, Старобешевского района).

Призываю всех читателей обратить на это особое внимание и по достоинству оценить истинно патриотические деяния названных лиц и коллективов.



ГЛАВА ПЕРВАЯ.
ГРЕКИ В ТАВРИДЕ


Первые поселения

Греческая колонизация черноморского берега Крыма началась еще в античные времена и связана с бурным ростом греческих полисов. В поисках лучшей жизни и плодородных незанятых земель ионийские греки (Иония - прибрежная область Малой Азии) - в основном это были выходцы из крупнейшего города Малой Азии Милета - устремлялись к берегам Эвксинского Понта. Так греки именовали Черное море (в переводе - "гостеприимное море"). Важную роль в колонизации Черноморского побережья сыграли жители и других мест Греции и Малой Азии. Большую помощь в выборе мест для будущих колоний, которые выбирались заранее и очень тщательно, оказывал Дельфийский оракул. Жрецы его хорошо были осведомлены о наличии таких районов. Побережье Черного моря в полной мере отвечало требованиям, которые греки предъявляли к местам будущих поселений. Земли здесь были плодородными, удобными для жизни, с надежными источниками питьевой воды и удобными гаванями.

В колонии уходили в основном малоземельные и безземельные жители греческих полисов. Последние при этом освобождались от избыточного населения, прокормить которое становилось все труднее; Отток населения из Греции К. Маркс оценивал как "вынужденную эмиграцию, принимавшую форму периодического основания колоний".

В конце VI в. до н. э. выходцы из Малой Азии основали в Крыму свои первые колонии - Феодосию, Мирмекий, Керкинитиду (Евпаторию), Пантикапей (Керчь), в V в. до н. э. - Херсонес (в районе современного Севастополя). В это же время выходцами с о. Лесбос основаны на Таманском полуострове Фанагория, Кепы, Гермонасса. В некоторых случаях там, где возникали города, еще раньше появлялись небольшие поселения - эмпории (торговые поселения), служившие грекам для торговых операций с местными племенами. Именно на месте одной из ионийских эмпории выходцами из Гераклеи Понтийской и был основан Херсонес.

Это было время величайшего расцвета эллинской науки и культуры. Трагики Софокл и Эврипид, комедиограф Аристофан, историки Геродот и Фукидид, скульпторы Поликлет и Фидий, философы Демокрит, Анаксагор, Левкипп, врач Гиппократ - вот какие имена возвеличивали эту эпоху! Был среди известных философов и современник Геродота, Архелай. Спустя 2.5 тысячи лет такую фамилию можно встретить у мариупольских греков, например, в с. Большая Каракуба (ныне с. Раздольное).

В Приазовье, в устье Дона, в начале III в. до н. э. возник город Танаис, ставший самым северо-восточным пунктом античной колонизации. Севернее, кажется, проникал лишь Геракл, в погоне за керинейской ланью (см. четвертый подвиг Геракла).

Основывались колонии, как частными лицами, так и властями метрополий. В последнем случае назначался ответственный за основание колонии - ойкист. Иногда в честь него давали названия возникавшим колониям. Например, Фанагория названа по имени ее основателя, ойкиста Фанагора.

Города, возникавшие в Крыму, так же как и в Греции, были городами - полисами, т.е. небольшими городами - республиками с рабовладельческим строем. Одновременно с городами, вокруг них, возникали и мелкие поселения сельского типа. Со временем греческие поселения разрастаются за счет новых переселенцев и притока в них местного населения, проживавшего в скифских, меотских поселениях.

Как отмечает крупный специалист по античному искусству М. М. Кобылина, основывая новые города, греки переносили в них и социально-политическую структуру метрополий, свою высокую культуру и искусство, свое миропонимание. В первое время новые колонии в основном представляли аграрно-торговые поселения. Одна из основных их функций состояла в регулярном снабжении Афин, Милета и других городов, государств хлебом, рыбой, рабами и др. Интересно отметить, что хлеб производили не только в поселениях деревенского типа. Сельским хозяйством занимались и жители городов. Многие города имели свою сельскохозяйственную территорию - хору, на которой выращивали хлеб (преимущественно пшеницу и ячмень). Древнегреческий географ Страбон писал, что Херсонес был особенно богат хлебом. Поле, "вспаханное первым попавшим лемехом, давало большой урожай". Жители Херсонеса именовались "георгами" в буквальном смысле этого слова, т.е. земледельцами. Так же, как и в городах самой Греции, в городах Северного Причерноморья укоренился культ Деметры - богини земледелия.

Из метрополий ввозились ткани, оружие, предметы роскоши. Важнейшими статьями импорта являлись вино и оливковое масло. Вино для греков было основным питьем и, разбавленное водой, всегда употреблялось во время еды. Оливковое масло также использовалось в пищу, для освещения (в глиняных светильниках) и для изготовления различных парфюмерных изделий.

Чрезвычайно сильным на Северное Причерноморье было влияние Афин. В Крым приезжали греческие мастера, скульпторы, ввозились готовые произведения искусства. И все же, по сравнению с Грецией, крымские колонии не отличались высоким уровнем, например, культово-общественного зодчества. Многие исследователи отмечают скудость архитектурных памятников в крымских колониях. Наиболее наглядно проявлялось это в отсутствии театров, столь характерных даже для глухой провинции в Греции. В Государственном Эрмитаже Санкт-Петербурга собраны многочисленные находки украшений и посуды из Крыма, завезенные туда из Греции. Их высокие достоинства, безусловно, свидетельствуют о богатстве греческого населения, состоявшего преимущественно из купцов, которых манил туда хлеб.

Искусство и культура Древней Греции оказывали немалое влияние и на многие местные племена. Возникшее в III в. до н. э. в Крыму Скифское царство со столицей Неаполь (близ современного Симферополя) имело много общего с греческими городами. В Неаполе, помимо скифов и тавров, проживали и греки. В своей "Истории" Геродот рассказывает, что скифский царь Скил предпочитал греческий образ жизни. Он надолго покидал место своего жительства и поселялся в Ольвии - городе на берегу Днепровско-Бугского лимана в роскошном мраморном дворце, соблюдая при этом все эллинские обычаи и совершая жертвоприношения богам. За приверженность греческому образу жизни Скил был убит восставшими против него скифами. Культура и быт местных племен (греки называли их варварами), в свою очередь, оказывали большое влияние на северо-причерноморских греков. Это привело к возникновению здесь своеобразной'греко - варварской культуры, оставившей много замечательных памятников искусства и художественных изделий. При раскопках скифских курганов обнаружено множество выдающихся находок, что свидетельствует о высоком уровне скифской культуры, о знакомстве скифов с греческой мифологией. А один из семи самых известных мудрецов древнего мира - скиф Анахарсис путешествовал по Греции, знакомясь с достижениями ее культуры. Как и царь Скил, Анахарслс был убит своими соплеменниками. Вообще греко - скифские отношения были различными и, как пишет М.В. Агбунов, они "знали и времена мирного добрососедства, и периоды ожесточенной вражды с кровопролитными сражениями".

Несмотря на большой вклад Афин, в колонизации Черноморского побережья все же главную роль сыграл Милет. Этот город, благодаря своему географическому положению, стал центром, связавшим Причерноморье и северную часть Эгейского моря с Восточным Причерноморьем. В Милете процветали ремесло, производство керамики и тканей. Торговые интересы этого города побуждали его жителей искать новые рынки сбыта, что они и делали, плавая по Черному морю. Страбон, подчеркивая важное, значение Милета в колонизации Северного Причерноморья, писал: "Много славных деяний совершил этот город, но величайшее их них - это множество основанных им колоний, потому что весь Эвксинский Понт... был колонизирован милетцами".

В III-II в. до н. э. греческие колонии в Крыму еще более расширяют свои внешние связи и устанавливают оживленные отношения с Египтом, островами Эгейского моря.



Херсонес и Боспор

Все греческие колонии в Крыму административно делились на две части: одни входили в состав Херсонесской республики, другие - в Боспорское царство.

Херсонес (по-гречески - полуостров) располагался в очень удобном месте, будучи с трех сторон ограничен морем. От остальной части Крыма он отделялся глубокими балками, также служившими естественными границами. Если к этому добавить, что город расположился на возвышенности, то можно представить, сколь выгодным было местоположение Херсонеса. Роль его в истории Крыма столь велика, что есть смысл познакомиться с ним поближе.

Город имел правильную планировку: улицы в нем пересекались под прямым углом, образуя кварталы. Улицы были вымощены камнем, имели водостоки, отводившие в море дождевую воду.

В состав Херсонесской республики входили населенные пункты, расположенные на западном и севере - западном побережье Крыма. Весь этот район херсонесцы называли равниной. Он-то и был основным поставщиком сельскохозяйственной продукции. Кроме зерна (пшеницы, ячменя, проса), здесь производили фрукты, виноград. Видное место занимали рыболовство и строительное дело. Повсеместно широко использовался труд рабов, которые вместе с тем составляли одну из статей экспорта Херсонесской республики. В рабство обращались в основном жители местных племен - скифы и тавры. Господствующим классом в республике были греки - рабовладельцы, владельцы земли, ремесленных мастерских и кораблей. Второстепенную роль в жизни Херсонесской республики играли свободные крестьяне.

Удобное положение Херсонеса делало его трудно уязвимым со стороны зачастую обретавших враждебность племен. Однако после образования Скифского государства Херсонесу было все труднее отстаивать свою независимость. В конце II в. до н. э., когда походы скифов против Херсонеса стали особенно опасными, херсонесцы обратились за помощью к понтийскому царю Митридату IV (Евпатору). Он помог Херсонесу, но его помощь дорого обошлась республике: она потеряла независимость и вошла в Состав Понтийского царства. С этого времени Херсонес постепенно приходит в упадок. В IV в. из житницы, вывозившей хлеб в Грецию, Херсонес превращается в город, сам покупающий хлеб из-за границы в обмен на соль. Возможное объяснение этого видится в том, что с открытием такого нового источника хлебного производства, как Египет, Херсонес и все черноморские колонии потеряли в хозяйстве древнего мира то значение, ради которого они создавались греками.

Но еще задолго до этого в жизни Херсонеса произошло одно очень важное событие, имевшее последствия, выходящие далеко за его пределы. В I в. здесь было принято христианство, и появился первый оплот новой религии - Георгиевский монастырь.

С установлением христианства на Херсонес, как и на другие-колонии, все большее влияние начинает оказывать Константинополь, столица Византии. Вообще, начиная с 60-х годов I в. до н. э., судьбы всех греческих колоний связываются с Римом, установившим свою власть над Средиземноморьем. С этого времени византийцы именуют себя ромеями, т.е. римлянами. Причем, как считает Г.Г. Литаврин, это были не только греки, но и "прочие христианские подданные императора: и славяне, и армяне, и грузины". Но из них ромеями до сих пор именуют себя только греки.

С принятием христианства в труднодоступных горных районах Крыма появляется множество церквей. Остатки таких церквей сохранились в пещерных городах Крыма (Тепе-Кермен, Качи-Кальен, Мангуп-Кале, Черкес-Кермен). Появление большей части их совпало с иконоборческим движением в Византии (VIII-IX в.). Борьба с ним в самой империи привела к тому, что многие почитатели икон бежали в Крым. Согласно легенде, в Инкермане жил папа Климент I, сосланный на работу в каменоломни за распространение христианства на родине. Первые церкви, как правило, строились вблизи источников воды или даже непосредственно над источником таким образом, чтобы он оказался под алтарем церкви. В таких случаях вода, вытекавшая из источника, считалась целебной, и к источникам, а стало быть, и к церквам, стекалось много народа. Такие источники имелись в Массандре (Аи-Ян -- святой Иоанн), в селении Буюк-Ломбат (церковь Св. Федора и монастырь Св. Ильи), в деревне Лимена и других местах. Но особой известностью пользовался источник Савлух-Су («живая вода» по-татарски). Сюда из самых разных мест Крыма приходили не только христиане, но и мусульмане. Греки называли Савлух-Су источником Козьмы и Демьяна. (Вообще-то, это были два источника, сливавшиеся вместе чуть ниже того места, откуда они вытекали). Вот что рассказывает легенда о чудодейственных свойствах этого родника.

Два искусных врача, Козьма и Демьян, принявшие христианство, при римском императоре Диоклетиане сосланы были за свою веру в Крым. В горах их убил один из врагов, который завидовал их искусству исцелять больных. Убийца похоронил тела убитых вблизи источника, вытекавшего из горы. Прошло много времени после смерти Козьмы и Демьяна, когда некий житель близлежащего села, возненавидев свою жену, увел ее в горы, выколол ей глаза и отпустил бродить среди неизвестных ей мест. Несчастная женщина умирала от боли и голода, когда неожиданно встретила двух незнакомцев. Те сказали, что являются братьями-врачами. После этих слов они подвели женщину к источнику и велели умыться из него. Как только женщина умылась, к ней вновь вернулось зрение. Возвратившись в свое село, она рассказала о встрече и своем исцелении. Тогда один из жителей этого села, не поверивший в целебные свойства воды, добрался до источника и бросил в него мертвого барана. Тот сразу ожил. С тех пор все поверили в чудодейственную силу источника и назвали его источником Козьмы и Демьяна. Именно ими оказались незнакомцы, вылечившие женщину. Сюда приходили больные в надежде получить исцеление. В течение нескольких веков ежегодно, I июля, отмечалась в Крыму память Козьмы и Демьяна. В этот день к источнику приходили священники и происходило служение.

Но вернемся к Херсонесу. В X в. на Херсонес совершил набег киевский князь Владимир. Взять город ему помог житель Херсонеса Анастасий, который посоветовал Владимиру отвести воду, поступавшую через водопровод в город.

В Херсонесе в 983 году Владимир крестился. Крещение происходило в церкви Святой Богородицы, стоявшей в центре города на рыночной площади. В Херсонесе Владимир женился на византийской принцессе Анне, сестре императоров Василия и Константина. Возвращаясь в Киев, он взял с собою многих греческих священников и с их помощью приступил к обращению в христианство Руси.

Окончательно свое могущество Херсонес потерял с приходом в Крым в XIII в. генуэзцев.

С XIII в. Херсонес находился в зависимости от трапезундских импера торов, уплачивая им дань. Окончательно опустел Херсонес в конце XIII - начале XIV в. Во всяком случае, турки, овладевшие Крымом в 1475 году, обнаружили уже пустые дома и оставленные церкви. (На месте церкви, в которой крестился Владимир, император Александр I хотел заложить большой храм в стиле XII в., но идея так и не осуществилась).

Несмотря на потерю Херсонесом своего могущества, в течение еще многих столетий память о нем, как источнике христианской веры в Крыму, сохранялась среди греков. В своем "Описании Крыма" М. Броневский сообщает, что ежегодно на месте разрушенного монастыря Святого Георгия еще в XVIII в. "собираются все греки Крыма и торжествуют свой годовой праздник".

Боспорское царство возникло в V в. до н. э. Объединение колоний в царство, как считает С.А. Жебелев, было обусловлено необходимостью противостоять нападению туземных народов, численно во много раз превосходивших греческое население.

Центром Босйорского царства стал город Пантикапей. Располагался он в удобной бухте на берегу Боспора Киммерийского (Керченского пролива) и вскоре после основания стал центром транзитной торговли. Боспор Киммерийский был важным районом миграции рыбы, и в Пантикапее и соседних с ним колониях очень рано возникло промысловое рыболовство. Возможно, что и само название города, полагает Д.Б. Шелов, переводится с персидского, как "путь рыбы".

Правитель Пантикапея носил титул архонта и принадлежал к милетской фамилии Археанактидов, ведших свое происхождение с Археанакта, ойкиста Пантикапея.

В состав образовавшегося Боспорского царства вошло множество мелких земледельческих поселений, а также Нимфей, Феодосия, Фанагория. Боспор давал половину всего хлеба, необходимого Афинам. Интересы Боспора в его торговле с Афинами отстаивал Демосфен, ратовавший за беспошлинный вывоз хлеба из Боспора в Афины. На таких условиях, указывает С.А. Жебелев, осуществлялся ввоз товаров из Афин в Боспор. Специальным распоряжением Боспорского правителя суда, вывозившие хлеб в Афины, грузились первыми.

К концу V века до н. э. Пантикапей превратился в крупнейший экономический центр эллинского мира в Причерноморье. Так же, как и Херсонес, Боспорское царство экспортировало огромное количество рабов в Грецию. Особенно много рабов требовалось в Греции после разорительных греко-персидских войн. Некоторые историки полага ют, что, в Аттике количество рабов значительно превышало количество свободных граждан. Любопытный факт: часть рабов-скифов из Крыма использовалась в Афинах рабами-полицейскими. Афиняне, по свидетельству современников, были довольны тем, как они выполняют свои обязанности. Полицейских греки именовали "скифами".

Начиная с III в. до н. э., ввиду участившихся набегов скифов, земледелие приходит в упадок, уступая ведущее место рыболовству. Пантикапею присвоили даже шутливое название "полный солониной город,'' пишет А. Сибирский. Кроме этого, в Пантикапее, как и во всем Боспоре, было развито керамическое производство. Здесь, например, изготовляли амфоры, в которых хранили зерно, другие сыпучие продукты, вино.

В Пантикапее развито было даже металлургическое производство. Металл использовался для изготовления орудий труда и оружия. В ремесленных мастерских (эргастариях) работали преимущественно рабы. Торговля с Афинами не ограничивалась лишь хлебом и рыбой. Для Афин Пантикапей стал рынком золота, в котором Афины очень нуждались. Здесь же оно, поступавшее с Урала и Алтая, было относительно дешевым.

Прочное экономическое сотрудничество Боспорского царства с Афинами переросло в политический союз. Так, в V в. до н. э. Нимфей и некоторые другие города Боспорского царства вошли .в состав Афинского Архэ - военно-политического союза греческих городов под гегемонией Афин.

В конце II в. до н. э. Боспорское царство потеряло свою политическую независимость, а в 81 г. до н. э. покорилось, как и Херсонес, Митридату.

  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница