Образ Носферату в мировом кинематографе



Скачать 236.83 Kb.
Дата13.11.2016
Размер236.83 Kb.
Аннотация.

Тема работы: Образ Носферату в мировом кинематографе.

Автор: учитель истории и обществознания Шерстнёва О.В. и учащиеся 10 «А» класса, ГБОУ СОШ №769.

Руководитель: учитель истории и обществознания Шерстнёва О.В.

Из древних мифов и легенд, ужасных преданий и людских суеверий вампир перекочевал в кинематограф. Фильмы о нем снимали с начала ХХ века; снимают и по сей день. Стоит отметить, что тема вампиризма интересует не только кинематографистов. До сих пор издается огромное количество литературы, создаются мюзиклы, посвященные носферату, театральные постановки (в частности спектакль «Дракула» Беляковича в театре на Юго-Западе), а также комиксы и компьютерные игры. В силу вышесказанного сложно не заметить, что это мифическое создание стало частью мировой массовой культуры, а значит и частью нашей жизни.

Именно по-этому исследование, посвященное образу вампира в кинематографе крайне важно. Ведь эволюция, произошедшая с ним на экране, свидетельствует и о глобальных изменениях в обществе. По этому актуальность данной темы сложно переоценить. При написании работы было использована специализированная литература, изучались и анализировались источники (фильмы о вампирах), проводился опрос среди людей разных возрастных групп. Учащейся удалось справится с заданием и не только показать эволюцию образа, происходившую на экране, но и указать основные причины данной эволюции.

План.


  1. Введение………………………………………………3

  2. 1. «Симфония ужаса»……………………………….5

2. От Белы Лугоши до Роберта Питтисона……...9

III. Страх и притяжение……………………………….17

  1. Опрос………………………………………………20

  2. Заключение………………………………………….23

  3. Список литературы……………………………..24



  1. Введение.

Носферату (от. греч. «переносящий болезнь») или вампир без сомнения является одним из самых ярких образов так называемой «массовой культуры». О его приключениях пишется в неимоверном количестве романов, поется в мюзиклах, рассказывается в комиксах. Однако главным популяризатором нашего героя, обуреваемого жаждой крови, был и остается кинематограф.

И хотя с течением времени образ вампира претерпел значительные изменения, он не утратил своей популярности. Стоит хотя бы вспомнить экранизацию саги Стефании Майер «Сумерки», ставшей настоящей сенсацией среди подростков. Фильмы приносят создателям колоссальные сборы, актеры в одно мгновение превращаются в звезд мирового масштаба, а на Интернет-ресурсах не прекращаются дискуссии фанатов. И хотя данная серия фильмов (как и книг) зачастую подвергается нападкам критиков и становится объектом множества пародий, недооценивать силу их влияния на современную публику нельзя. Успех имела и вышедшая недавно американская картина «Впусти меня» (2010), являющаяся римейком одноименного шведского фильма 2008 года. В мае прошлого года в прокате стартовал фильм знаменитого режиссера Тима Бартона «Мрачные тени» с Джонни Деппом и Евой Грин в главных ролях.

Кинематографисты постоянно эксплуатирует тему вампиризма, рассчитывая на солидные кассовые сборы и зритель оправдывает их ожидания, с жадностью заглатывая наживку. Все это говорит об актуальности выбранной мною темы: Образ носферату в кинематографе.

Итак, цель нашего исследования заключается в детальном рассмотрении образа Носферату на экране и выявлении основных причин его популярности.

Объектом исследования является кинематограф, а предметом исследования – образ вампира.

Для достижения цели работы мы поставили перед собой следующие исследовательские задачи:



  1. изучить фильмографию картин, посвященных «вампирской» тематике и выделить наиболее ключевые работы;

  2. проследить эволюцию образа вампира с начала ХХ века и до наших дней;

  3. проанализировать причины эволюции Носферату.

Методы: теоретический анализ литературы и источников по заданной теме, проведение опроса среди разных возрастных групп.

В качестве основной гипотезы исследования является утверждение о примитивности и низкой художественной ценности фильмов о вампирах, которые имеют успех у зрителя только благодаря своей зрелищности.



Структура работы состоит из введения, основной части и заключения. В качестве иллюстративного материала в презентации используются кадры из фильмов о вампирах.

II.1 «Симфония ужаса»

Начало XX века – пора мощного наступления кинематографа как нового популярного вида искусства. В 1922 году появляется первая экранизация Дракулы «Носферату. Симфония ужаса», снятая Фридрихом Мурнау – знаменитым экспрессионистом. Справедливости ради стоит отметить, что тема вампиров существовала в немом кино и раньше (некоторые фильмы фрагментарно сохранились), но именно шедевру Мурнау суждено было стать отправной точкой в развитии популярного образа. Прокатная судьба этой картины сложилась драматически, так как продюсеры не обращались за авторскими правами к вдове Брэма Стокера. Узнав о выходе фильма, сценарий которого в деталях следовал сюжету романа (хотя имена героев и были изменены), Миссис Стокер подала в суд – и выиграла иск. Закон оказался суров: все копии фильма подлежали уничтожению. Студия Prana Film объявила о своем банкротстве, чтобы не выплачивать компенсацию вдове и вошла в историю мирового кинематографа тем, что произвела всего один, пусть и знаменитый, фильм. Тем не менее, несколько экземпляров «Носферату» сохранилось. В специально восстановленной в 1994 году версии-копии фильма, которая сейчас общедоступна, указано, что лента снята по роману Стокера «Дракула». Уже довольно давно картина по праву считается классикой немого кино.

Итак, каким же предстает перед нами граф Орлок? Угловатый, лысый, с заостренными ушами, жестокими, безумными глазами и выступающими из-под верхней губы зубами-клыками (ученик Станиславского Максимилиан Шрек благодаря своей выразительной пластике очень точно пародирует жесты существа, столетия проведшего в гробу). Этот хищник вызывает в зрителе омерзение и ужас, но ни в коем случае не симпатию или хотя бы сочувствие. Главные его спутники вовсе не волки, а крысы – переносчики заразы. Не даром его появление в вымышленном городе сравнивается с эпидемией чумы. Такой однозначно отрицательный персонаж погибает не от ножа в сердце (как в романе Стокера), а от акта самопожертвования главной героини – Эллен Хуттер (она же Мина Харкер). Чтобы уничтожить неупокоенную нечисть, она удерживает графа до рассвета и позволяет пить свою кровь. Застигнутый врасплох занявшимся рассветом, Орлок тает в свете проникших в окно солнечных лучей – это очень интересная находка. (В романе Стокера ничего не говорится о том, что вампирам противопоказан дневной свет, сказано лишь, что «могущество Дракулы кончается с наступлением дня, как у всякой нечистой силы»; уничтожают же его не на рассвете, а на закате). Таким образом выходит, что тело вампира, подверженное разрушению лучами солнца аналогично уязвимому для света изображению на негативе, и это соответствие делает вампира зримой метафорой кинематографа.1 Визуальная находка Мурнау со временем прочно утвердилась как в кино, так и в литературе и по мере развития спецэффектов обретала на экране все большую зрелищность.

Знаменитая картина вдохновила лидера западногерманской «новой волны» Вернера Херцога на создание ремейка. В 1979 году вышел его фильм «Носферату. Призрак ночи» с гениальным Клаусом Кински и обаятельной Изабель Аджани. И несмотря на то, что фильм снят с чувством уважения к первоисточнику, невозможно не заметить разницу между вампирами Мурнау и Херцога. Герой Кински уже не вызывает того однозначного чувства неприятия, которое вызывал его предшественник, хотя и загримирован схожим образом – те же острые уши, лысая голова, торчащие клыки... Единственное существенное отличие во внешности, на наш взгляд, это глаза – большие, выразительные, печальные. Перед нами не просто бездушное омерзительное чудовище, но страдающее существо, влачащее свое убогое существование во тьме. «Смерть – это не самое страшное; есть вещи, куда более страшные, чем смерть», - произносит его граф Орлок. Эта рефлексия была не свойственна вампиру Мурнау. Таким образом, можно сказать, что Херцог создал более очеловеченный образ вампира. Блестящий своенравный актер Клаус Кински, обладавший невероятной харизмой воплотил на экране существо, вызывающее и отвращение и сострадание одновременно.

Пунктуально следуя истории «Носферату», Херцог изменил только финал, но с ним – и весь смысл фильма. Джонатан Харкер в финальной сцене превращается в вампира, заменив погубленного Люси ценою собственной жизни Орлока.

Картина имела огромный успех, только в Западной Германии фильм посмотрели более миллиона зрителей. А через десять лет появился сиквел фильма Херцога «Вампир в Венеции». Однако, несмотря на то, что в фильме был задействован Клаус Кински, как всегда блестяще исполнивший роль, картина оказалась более чем посредственной и не имела успеха.

В 2000 году вышел в свет фильм Элайса Мериджа «Тень вампира» - псевдодокументальная реконструкция обстоятельств создания «Симфонии ужаса». Основываясь на расхожей кинематографической легенде, согласно которой сыгравший в фильме Мурнау роль Орлока Шрек был настоящим вампиром, Меридж разворачивает на экране историю о губительно-жертвенной природе искусства: сыгранный Джоном Малковичем режиссер-безумец Мурнау заключает со Шреком кровавую сделку, обещая в обмен на достоверную игру отдать ему актрису Грету Шредер. Исполнитель роли вампира Уильям Дефо, тщательно загримированный под Макса Шрека, в свою очередь загримированного под графа Орлока, блестяще копирует отрывистую пластику своего предшественника, а сам фильм Мериджа воспроизводит целый ряд сцен (и даже содержит несколько подлинных кадров) картины 1922 года. Однако внешнее сходство образов и эпизодов обманчиво: вместо сыгранного Максом Шреком крысоподобного недочеловека, несущего с собой чуму и смерть и лишенного каких-либо эмоций, кроме жажды крови, Дефо играет интеллектуала, который наизусть цитирует Шекспира, опечален трагическим одиночеством стокеровского Дракулы, зачарован «движущимися картинками» и ищет уже не физического, а кинематографического бессмертия. Подлинным героем этой картины является само кино, и олицетворяет его не только вампир, притворяющийся актером (который притворяется вампиром), припадающий к глазку проектора, чтобы увидеть заснятый на пленку солнечный свет, и поедающий в процессе съемок персонал киногруппы; его олицетворяет прежде всего сам Мурнау – безумный гений, приносящий в жертву своему шедевру живых людей и самого Шрека, который в финале умирает под действием лучей не искусственного, а настоящего света.

II.2 От Белы Лугоши до Роберта Паттисона.

Начало 1930-х годов ознаменовалось появлением двух выдающихся фильмов на вампирскую тему, выдержанных в принципиально разной эстетике и имевших, соответственно, различную зрительскую судьбу. «Вампир, или Странное приключение Дэвида Грея» (1932) выдающегося датского режиссера Карла Теодора Дрейера – это более чем вольная экранизация «Кармиллы»: из повести ирландского писателя создатель фильма заимствовал лишь некоторые мотивы, фабула же подменена чередой кошмарных видений, в которых явственно читается опыт сюрреализма. Снятый в «сновидческой» манере, «Вампир» оказался слишком сложным для восприятия публики и провалился в прокате, вызвав десятилетний перерыв в карьере Дрейера, однако, как и другие картины режиссера (например «День гнева» или «Страсти по Жанне Д’арк»), он вошел в число безусловных шедевров мирового кино.

Между тем, «Дракула», поставленный в 1931 году американским режиссером Тодом Браунингом с Белой Лугоши в заглавной роли имел совсем иную прокатную судьбу. Став первым звуковым фильмом о трансильванском вампире и первым в длинной череде лент с участием так называемых монстров студии «Юниверсал» (среди которых значатся чудовище Франкенштейна, Мумия, Человек – невидимка и Человек – волк), Дракула Браунинга явил зрителю пафосный образ аристократа в черном плаще с высоким воротом, наделенного странным акцентом (то был слегка утрированный акцент самого Лугоши – венгра, плохо говорившего по-английски) и сознанием своего превосходства над окружающими. Несмотря на излишне аффектированную манеру игры исполнителя главной роли, этот фильм (в сюжетном отношении гораздо более близкий к тексту романа, чем картина Мурнау) снискал колоссальный зрительский успех, принес студии огромную прибыль и в одночасье сделал малоизвестного театрального актера – иммигранта кинозвездой. С этого момента началось тиражирование однажды найденного образа – спустя несколько лет, опять надев знаменитый плащ и грозно нахмурив брови, Лугоши вышел на съемочную площадку нового вампирского фильма («Знак вампира» (1935) все того же Браунинга), а затем всевозможные «дочери» и «сыновья» Дракулы, при участии уже других актеров заполнили экран.

В конце 1950-х годов к производству фильмов приступила британская кинокомпания Hammer Film. Новых монстров студия не выдумывала, пойдя выверенным за океаном маршрутом: в Великобритании эксплуатировали классические сюжеты и давно полюбившихся публике героев. Hammer Film предлагала зрителю гарантию качества: добротные костюмы, красивые интерьеры, крепкую литературную основу, уверенную актерскую игру, обольстительных героинь. И никаких сюрпризов в художественных решениях, полное стилистическое единообразие. Эта кинокомпания не искала новинок по обе стороны камеры. Одни и те же постановщики, сценаристы, актеры, вплоть до гримеров и осветителей, переходили из фильма в фильм.

«Дракула» вышел на экраны в августе 1958 года и стал сенсацией, побив все кассовые рекорды фильмов своего жанра. Переняв эстафету от Лугоши, высокий харизматичный британский актер Кристофер Ли (как любят замечать некоторые историки кино, очень похожий на сохранившиеся портреты Влада Цепеша) создал образ величественного и безжалостного «Готического» зла, подлежащего безоговорочному уничтожению. В отличие от лент первой половины века, где насилие и эротизм, связанные с фигурой вампира традиционно оставлялись за кадром, «хаммеровские» вариации жанра демонстрировали жажду крови открыто и обильно., реализуя провозглашенную руководством студии программу: «Мы не хотим фильмов с «посланием». Мы делаем развлечение». На экран один за другим выходили сиквелы и вариации на тему – «Невесты Дракулы» (1960), «Дракула: Князь Тьмы» (1966), «Дракула восстал из могилы» (1968), «Вкус крови Дракулы» (1969(, «Шрамы Дракулы» (1970), «Дракула, год 1972-й от Рождества Христова» (1972), «Сатанические ритуалы Дракулы» (1973), Легенда семи золотых вампиров» (1974). Продюсеры и сценаристы искали разные варианты развития образа, тасуя страны и эпохи – перенося действие из Англии в Трансильванию, из викторианской поры в современность, - перемежая серьезность с пародией и иронией, но сюжетная основа оставалась все той же, а эротический элемент становился все более важным.

Однако историки кино свидетельствуют, что Кристофер Ли (как и Бела Лугоши) сыграл своего Дракулу «раз и навсегда», его персонаж никуда не эволюционировал и никак не развивался, что, впрочем, не мешало картинам с его участием приносить коммерческий успех. Коммерческие соображения студии часто не совпадали с творческими оценками профессионалов, тем не менее Hammer horrors давно признаны классикой жанра.

В 1973-м году, раздосадованный самоповторами и исчерпанностью сюжетов Hammer films, Ли решил не участвовать в очередной кинопостановке. Последний фильм серии, «Легенда семи золотых вампиров», в сюжете которого готические мотивы соединялись с драками из боевиков, снимали с другим актером, Джоном Форбсом-Робертсоном. Что же касается Hammer Film, то компания остановила вампир-проект только после того, как стало ясно, что из своего Дракулы продюсеры и режиссеры выжали всю финансовую кровь до последней капли.

Тем не менее, компания продолжала выпускать на экраны истории о классических монстрах до конца семидесятых годов. В конце концов зрительский интерес к готической тематике в том ее прочтении, которая вызывала ажиотаж в первые послевоенные десятилетия, исчерпал себя. Еще в середине 1960-х в Великобритании стали появляться картины, на примитивном уровень имитировавшие стиль Hammer Film. Эти стиль стал восприниматься как набор клише, о чем свидетельствуют и многочисленные пародии, самая знаменитая из которых вышла 1967 году – «Бесстрашные убийцы вампиров или извините, но ваши зубы впились в мою шею» режиссера Романа Поланского.

Вообще, стоит отметить, что в послевоенном кинематографе на найти и года, когда на экранах не появлялись бы новые воплощения Дракулы и его бессмертных собратьев. Всемирная фильмография вампиризма – длиннющий перечень почти точь-в-точь повторяющихся сюжетов и малоотличимых друг от друга злодеев-кровопийц. Создатели многих фильмов следовали проторенным Universal Pictures и Hammer Film творческими тропами.

Этапным для развития образа Дракулы многие критики считают снятый в 1973 году на кинофабрике Энди Уорхола режиссером Полом Моррисси фильм «Кровь для Дракулы». Заглавную роль сыграл 30-летний немецкий актер Удо Кир. Фильм получился захватывающим; картина отличается стильной режиссурой и остроумием. Удо Кир, наверное, самый меланхоличный Дракула мирового кино; «это слабак с грустным лицом Пьеро, а не великий магистр нетленного; несчастный наркоман, а не ужасный кровопийца»2. Такой вампир способен вызвать брезгливость или жалость, но не тот раболепный ужас, который внушали с экрана Бела Лугоши и Кристофер Ли. Тем не менее Удо Кир – чудесный Дракула, с резким акцентом и утонченными манерами.

Стоит также отметить еще несколько фильмов выбивающихся из общего ряда однотипных поделок. В 1973 году выходит телевизионный фильм «Дракула» Дэна Кёртиса с Джеком Палансом в главной роли. Кёртис одним из первых превращает Дракулу в романтического героя с трагической историей любви. Свою погибшую любовь его герой находит в Люси Вестенра. Этим сюжетным ходом затем воспользуется Коппола. Правда, у Копполы погибшая жена графа возрождается в Мине Мюррей.

Достаточно интересным получился фильм Джона Бэдхема в 1979 году с Френком Лангеллой и Лоуренсом Оливье в главной роли. Здесь также присутствует ярко выраженная любовная линия между Дракулой и Люси. Френк Лангелла долгое время не решался дать свое согласие на съемки, так как боялся участи Белы Лугоши и Кристофера Ли, однако после того как узнал, что в фильме будет задействован Лоуренс Оливье (крупнейший британский актер XX века), он дал свое согласие. Его Дракула — утонченный аристократ — соблазнитель. Слоган фильма говорит сам за себя: «во все времена он наполнял сердца мужчин ужасом и сердца женщин — желанием». Лангелла очень не хотел становится одиозным персонажем, и настоял на том, что он не будет появляться в кадре с волчьими глазами и клыками. Действие перенесено в 20-е годы ХХ века. Одновременно с фильмом Бэдхема в прокате стартовал нашумевший ремейк Херцога и американская комедия «Любовь с первого укуса». И картина с участием Лангеллы потерялась на фоне «Призрака ночи», к большому сожалению, так как он добротно снят, с качественной игрой актеров и не провисающим сюжетом.

В 1983 году выходит завораживающий, очень красиво снятый культовый фильм Тони Скота «Голод» с такими звездами как Катрин Денев, Дэвид Боуи и Сьюзан Сарандон. В основу картины лег роман Уитли Стрибера. Это история о красавице Мириам, которой необходима человеческая кровь для поддержания своей молодости и красоты. Вампиры здесь разительно отличаются от сформировавшихся в кинематографе стереотипов. Они не боятся солнечного света, у них даже нет клыков. Для того, чтобы пить кровь им приходится делать надрезы на шее людей специальным лезвием, спрятанным в украшении в виде анкха. С того времени анкх считается неотъемлемой частью готической субкультуры. Итак, с течением времени вампиры становятся все более очеловеченными существами.

Начало 90-х годов ознаменовалось выходом двух культовых картин, которые заняли достойное место в истории мирового кинематографа. Это фильм Копполы «Дракула Брэма Стокера» и «Интервью с вампиром» Нила Джордана.

Картина Копполы уникальна тем, что подвела своего рода итог истории Дракулы в кинематографе. Несмотря на заглавие фильма, Коппола – подобно предшественникам – существенно изменил сюжет романа: Дракула ищет утраченную возлюбленную в XV веке и открывает ее в английской девушке Мине Мюррей (в замужестве Харкер).

Образ вампира двоится: сквозь оболочку смерти с ее непрерывными метаморфозами (Дракула по желанию меняет облик – волк, летучая мышь, зеленый туман) проступает измученный лик Отреченного, который сумел начать, но не может окончить спор с Богом. Цвета фильма «красный и синий), фиксирующие два противоположных состояния души, разводят сцены по эмоциональным полюсам. Миру крови и огня противостоит «синий ад», как его называет пленник замка Вампира – зимний ночной миг остывающего греха, где «не-мертвые» преследуют живых, а живые охотятся на «не-мертвых».

Дракула у Копполы – это абсолют стилизатора. Он (Г. Олдмэн) не карикатурен (подобно Шреку), не импозантен (подобно Лугоши), точнее – он то карикатурен, то импозантен. Всматриваясь в окружающих, он меняет свой облик, проникая в «чужие сны». Он заново воссоздает себя в сознании каждого героя, образующего замкнутую жанровую мини-систему. Социально ущербному Харкеру, чья карьера зависит от прихоти очередного клиента, он является как эксцентричный аристократ, на глазах становящийся непредсказуемо деспотичным. К Люси Вестенра, шокирующей Мину сексуальностью и увлеченной перебиранием женихов, он приходит полумужчиной – полузверем, жадно впивающимся и пожирающим ее. Мину он посещает как иноземный принц, обернувшийся вдруг «Живым мертвецом».

Фильм Копполы можно назвать символичным. Имя главной героини – Мина (Вильгельмина) – легко поддается расшифровке при обратном прочтении: «Анима», или Душа. Она является в прологе как невеста Влада, чтобы, раскинув руки, броситься в пропасть. Дракула, потерявший Душу и в отмеску погружающий человека в поток упоительных и страшных мечтаний, найдет Ее снова. Они узнают друг друга. В фильме Копполы это произойдет в помещении синематографа на закате XIX века. Таким образом, «Дракула Брэма Стокера – в прочтении Копполы – ровесник и символ искусства кино, того искусства, без которого непредставима новая мифологичность повелителя вампиров»3.

«Интервью с вампиром» на данный момент самая удачная экранизация романа Энн Райс. На экран разворачиваются взаимоотношения рефлексирующего вампира Луи, искренне жалеющего своих жертв и страдающего от своей хищной природы, и жестоких, равнодушных к человеческим страданиям Лестата и Клодии — вампирши, обращенной в раннем возрасте. Сущность центрального образа выразил один из персонажей вампир Арман: «бессмертный со страстями смертного». 90-е годы вообще эпоха расцвета рефлексирующих вампиров, которые из хищников зачастую становятся жертвами обстоятельств, страдающих из-за своей сущности. Таким предстает перед нами вампир Алекс в «Легенде о вампире». В очередной раз перед нами предстает растиражированная история трагически утраченной любви и ее возрождение в современной девушке, противостояние условно «доброго» и «злого» хищника.

Одним словом, это время, когда вампир из героя фильмов ужасов превращается в героя меланхоличных сентиментальных мелодрам, приправленных для пикантности кровью. Теперь он вызывает не отвращение или даже леденящий кровь ужас, а сочувствие, даже симпатию. Он становится притягательным роковым романтическим героем, отверженный обществом.

Теория вечного страдания вампиров быстро получила развитие – в кинопрокате «Дракула – 2000». Главный герой этого фильма – Иуда Искариот, в наказание за предательство Христа лишенный Всевышним доступа и в рай и в ад, и в чистилище. Господь наложил на апостола – изменника заклятие в тот самый миг, когда Иуда удавился на ветвях осинового дерева (похоже, парафраз осинового кола), и оборвал веревку повесившегося, не позволив ему смертью искупить вину. (Подкупленный тридцатью серебрениками он не выносит не только вида Библии и распятия, но и серебра) Так, Дракула (в исполнении шотландского актера Джерарда Батлера) вынужден скитаться среди живых. Однако, помимо вычурной идеи о происхождении Дракулы в этой картине нет ничего особенного. Тем не менее, фильм имел успех в первую очередь благодаря откровенной эксплуатации агрессивно привлекательной внешности главного героя.

Ко всему прочему вампиры становятся героями боевиков («Вампиры» Карпентера, «От заката до рассвета», «Блейд», «Ван Хелсинг», «Другой мир»), которые, как правило, отличаются зрелищными спецэффектами и имеют большой успех у публики, если судить по кассовым сборам.

В 2008 году на экраны вышла первая часть Сумеречной саги, имевшая огромный успех среди подростков. И это не удивительно, ведь главный герой фильма «очеловечился» настолько, что стал вегетарианцем (не пьет человеческую кровь), отправился в школу и влюбился в соседку по парте. Рассчитанный в первую очередь на девушек – подростков, этот фильм представляет из себя сентиментальную любовную мелодраму, где вампиры присутствуют лишь для того, чтобы хоть как-то придать интереса вялотекущей пресной истории любви, без этой пикантной клыкастой детали не способной заинтересовать аудиторию.

III. Страх и притяжение.

Можно сказать, что интерес к вампирам - частное проявление интереса к вымыслу, мистике и всему сверхъестественному. Большинство детей любят сказки. Со временем у кого-то эта любовь проходит и вытесняется другими интересами, а у кого-то трансформируется в увлечение мистикой, в частности, произведениями о вампирах. Однако это лишь поверхностный взгляд на проблему.

Чем же объяснить популярность вампиров, прообразы которых существуют во всех мифологиях мира? Ответ банален и прост: человеческой фантазией, создавшей этих кровососущих монстров, двигал страх перед смертью, который, в том числе, проявлялся и в отношении к мертвым. С мертвецами связано огромное количество предрассудков, царящих в умах людей и по сей день. Например, считается обязательным выносить покойника из дверей вперед ногами — чтобы он не нашел дороги назад. Или, считается, что старые окна хранят отражения лиц покойников, смотревших в них при жизни, что если в доме мертвый, то необходимо завесить зеркала и т. д.. За всем этим стоит природный, генетический страх, суть которого заключается не столько в том, что мертвец может представлять опасность, сколько в противоречии с внутренней генетической устремленностью человека к жизни.

Окончательно сформировавшийся образ вампира в XIX веке сочетает в себе огромное количество аспектов, совокупность которых так привлекает кинематографистов.

Во-первых, вампир, будучи когда-то простым смертным, как правило, сохраняет человеческую внешность, что позволяет ему маскироваться в человеческом обществе. В тоже время, клыки и острые когти являются символом зооморфности вампира. Он рыскает среди людей, словно хищник среди травоядных. Как существо, находящееся выше человека по продовольственной цепи, он питается им также как смертный мясом.

Во-вторых, вампир обладает магнетическим воздействием на людей. Жертвы, попав под его влияние, как правило, не сопротивляются, даже получают удовольствие от собственного медленного угасания. Носферату заменил образ Демона/Дьявола/Сукууба, как существа, дарующего наслаждение и забирающее при этом жизнь. Это привносит в тему вампиризма эротическую составляющую.

В-третьих, вампир обладает гораздо большими физическими возможностями, нежели смертные, но при этом он уязвим, а значит человек в состоянии с ним справится. Главное, вовремя нанести удар.

Не удивительно, что многие режиссеры, на протяжении всей истории кинематографа, питали особые чувства к этому существу. Делая акцент на интересующем их аспекте, они создали огромное количество кинокартин – удачных и не очень. Однако общая тенденция в эволюционном развитии образа на наш взгляд очевидна. Со второй половины ХХ века в кинематографе все чаще и чаще встречается не столько бесчувственный, безжалостный хищник, сколько страдающая, одинокая душа, все чаще и чаще внимание зрителя акцентируется именно на эротическом аспекте. И вот, к концу ХХ века вампир из «Носферату» Шрека преобразуется в романтический образ страдальца Копполы.

В ХХI веке вампиры по-прежнему популярны, но как трансформировался их образ? (Опустим фильмы-боевики с участием вампиров, так как эта продукция не может в полной мере относиться к «вампирскому» кино, а скорее, к боевикам с элементами фантастики). На наш взгляд это крайне важный вопрос, на котором необходимо заострить внимание. Итак, какое произведение стало своего рода символом новой «вампирской эстетики» в ХХI веке? Ответ на этот вопрос очевиден – сага Стефани Майер «Сумерки» (и подобные им произведения, например, менее кассовые «Дневники вампиров»). «Сумеречные вампиры» неуязвимы. Они обладают сверхъестественной хищной привлекательностью, они сильны и одолеть их может только такой же вампир (или оборотень), они обладают феноменальной памятью и их интеллектуальные способности во много раз превосходят человеческие возможности. Материально наши герои тоже не обижены – дорогие машины, личные острова, роскошные особняки… Главные герои саги живут среди людей, успешно скрывают свою сущность, и даже питаются не человеческой кровью, а кровью животных. Мы полагаем, что данную картину можно смело назвать апофеозом культуры общества потребления, ведь вампиризм в данном случае служит по большому счету оправданием неестественных достоинств положительных главных героев. Кому не хочется в нашем мире быть бессмертным, сильным, красивым и умным, да еще не прилагая к этому никаких усилий? Даже щекотливый нюанс – хищная природа вампиров автором решена. Тема романтических отношений так же проста и однозначна: вампиры Майер влюбляются один раз и на всю жизнь и чувство их со временем не теряет своей интенсивности. Словом, рисуется заманчивая перспектива стать вампиром (который может быть не хищником, охотящимся на людей, а полезной единицей социума), приобрести все вышеупомянутые качества без каких либо усилий и жить вечно и счастливо со своим возлюбленным или остаться человеком и отвергнуть единственную любовь. Таковы запросы нынешнего общества – отдать по минимуму, получить по максимуму. Безусловно, в книгах и фильмах время от времени появляется рефлексия на тему вечной жизни и вечного проклятия, но все это выглядит неубедительно и фальшиво. Выхолощенный, пресный мир Майер создан с точным коммерческим расчетом на подростковую аудиторию. Вампиры здесь присутствуют лишь для придания «остроты» подростковой мелодраме. Таким образом можно сказать, что образ вампира прошел путь от безмозглого, бездушного чудовища, обуреваемого жаждой крови до обезличенного символа успешности (в современном понимании). Но не стоит отчаиваться, возможно скоро нас ждет новый виток.


IV. Опрос

1. Кто является самым известным вампиром всех времен и народов?

2. Какие фильмы о вампирах вы смотрели?

3. Назовите любимые фильмы о вампирах.

4. Как вы относитесь к произведениям Стефании Майер («Сумерки»)

5. Почему, на ваш, взгляд эта тема так популярна в настоящее время?

6. Назовите литературные произведения, в которых упоминается тема вампиризма.

7. Как вы относитесь к Владу Цепешу?

8. Пугают ли вас фильмы о вампирах?

9. Кто такой Фридрих Мурнау?

10. Как вы относитесь к фильму Френсиса Форда Копполы?

Выводы по итогам опроса.

Опрос показал, что большинство опрашиваемых признали самым известным вампиром всех времен и народов Дракулу. Однако большинство опрашиваемых двух возрастных групп даже не идентифицирует Дракулу (героя, выдуманного Стокером, опиравшегося на знаменитый румынский прототип) и Влада Цепеша.

Самыми популярными фильмами среди категории 12-25 являются «Сумерки», «Другой мир», «Ван Хелсинг». (В данном случае «Сумерки» нравятся за редким исключением девочкам, в то время как за «Другой мир» и «Ван Хелсинг» проголосвали мальчики, а также представители старшей возрастной катеогрии). Лишь 15% опрашиваемых назвали фильмы Копполы и Нила Джордана. Возрастная же группа 25-50 отдала предпочтение данным фильмам, хотя 40% опрашиваемых не знают об их существовании, зато знают о нашумевших «Сумерках» (их отношение к данной саге негативное). Причиной популярности «вампирской темы» обе группы сформулировали примерно одинаково: желание пощекотать нервы; красивые спецэффекты. «Дракула» и «Сумерки» - единственные литературные произведения, которые вспомнили опрашиваемые из обеих групп. Согласно опросу наиболее пугающим для зрителей является фильм Копполы Дракула. Эта «страшная сказка» действительно стала культовой для двух возрастных категорий. И это не удивительно. Звездный актерский состав, волнующая музыка, блистательная операторская работа… все это оказывает влияние на зрителей и по сей день. Однако печально, что никто из опрашиваемых так и не вспомнил кем же является Фридрих Мурнау – выдающийся режиссер немецкого экспрессионизма.

Данные опроса говорят о том, что отношение к фильмам на «вампирскую тему» строится в первую очередь благодаря современным фильмам о вампирах: сентиментальным мелодрамам вроде саги Майер или боевикам, где первое место занимают спецэффекты. Многие (особенно более взрослая аудитория) воспринимает данную продукцию как эффектное кино класса Б, не зная, что некоторые фильмы являются жемчужиной мирового кинематографа (пример тому – Фридрих Мурнау, Карл Теодор Дрейер и т. д.).



Заключение.

Итак, тщательно проанализировав фильмографию на заявленную тему, мы можем смело сказать, что вопреки распространенному мнению о примитивности и откровенной художественной слабости фильмов о вампирах, среди них есть и настоящие шедевры мирового кинематографа. Правда, справедливости ради стоит отметить, что их очень мало, а основную часть составляют фильмы категории B.

Востребованность образа вампира (как в кинематографе так и в других видах искусства) продиктована его универсальностью. Для тех, кто пришел в кинотеатр за острыми ощущениями он может обратиться кровожадным монстром; зато сентиментальным зрительницам он поведает историю своей несчастной любви или посетует на невыносимость одиночества; перед киногурманами он предстанет в образе рефлексирующего интеллектуала; а для подростка станет понимающим нежным другом, страдающим от своего недуга.

Появившись на экране в начале 20-х гг. прошлого века, он, словно губка, впитывал в себя все новые и новые тенденции, продиктованные временем, эволюционировав из омерзительного крысоподобного старика в прекрасного смертоносного хищника, которому, впрочем, уже не чужды были человеческие чувства, а затем и вовсе в «вегетарианца», презирающего свою природу.



Список используемой литературы.

1. Айснер Лоте. Демонический экран. Rosebud Publishing. М., 2010 г. 2.Гопман В. Носферату: судьба мифа// стокер Б. Дракула. М., 2005. 3.Ефимова Е. С. Поэтика страшного: мифологические истоки. М., 1997 г. 4. 4.Кандыба В. М. Темная сила вампиров//Магия. М., 1998 г.

5. Кронин Пол. Знакомьтесь – Херцог Вернер. Rosebud Publishing. М., 2010 г.

6. Мелтон Дж. Г. Энциклопедия вампиров. Ростов-на-Дону, 1998 г.

7.Михайлова Т. А. Граф Дракула: опыт описания. ОГИ. М., 2009 г.
8. Натсис Кэрол, Поттер Мэрил. Альманах Непознанного. Readers Digest. И., 2002 г.

9. Скал Дэвид Дж. Книга Ужаса. Амфора. СПб., 2009 г

10. Стокер Брэм. Дракула. Изд. Enigma, 2005 г.

11. Шарый Андрей. Дракула в книгах и на экране. НЛО. М., 2009 г.

12. «Гость Дракулы» и другие истории о вампирах: Сборник/ Пер. с англ., нем., фр. – СПб.: Азбука-классика, 2007 г.
Интернет-ресурсы


  1. http://www.nosferatu.ru/snews/

  2. http://vampires-vito.ucoz.ru/

  3. http://vampirov.net/

  4. http://dark-n-light.narod.ru/

  5. http://www.vampiresfilms.ru/

  6. http://www.vampirizm.ru/

  7. http://www.twilightrus.com/


1

 Наблюдение культуролога А. Пензина. См.: Пензин А. Вампирическое кино и генеология ночной жизни// Русская антропологическая школа. Труды. М., 2005. Вып. 3. С. 231 – 232.



2 Андрей Шарый, Владимир Ведрашко. Дракула в книгах и на экране. НЛО. Москва, 2009. С. 159.

3 Михайлова Т. А., Одесский М. П. Граф Дракула: опыт описания. – М.: ОГИ, 2009. С. 193.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница