Обольщения для достижения



страница31/33
Дата10.05.2016
Размер7.18 Mb.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33
Символ: Угли. Вечером в камине ярко пылал огонь, а наутро в очаге остались угли, подернутые золой. Они медленно тлеют. Не оставляйте огонь без присмотра. Все в ваших руках. Если хотите погасить его, удушить, не подбрасывайте больше дров, Но, чтобы вернуть его к жизни, разворошите его, раздувайте тлеющую искру, пока пламя не разгорится, не заполыхает с новой силой. Только постоянное внимание и бдительность помогут вам поддерживать огонь в очаге.

Оборотная сторона


Чтобы удерживать партнера в состоянии влюбленности, его требуется постоянно обольщать вновь и вновь. Однако не возбраняется, чтобы между вами — до определенной степени — возникло чувство близкого знакомства, привычности. Объекту приятно чувствовать, что она или он становится вам ближе, что вы доверяете ему. В некоторых случаях слишком большая загадочность способна породить сомнение. Да и для вас было бы слишком утомительно постоянно поддерживать атмосферу таинственности. Здесь важно не держаться все время на расстоянии, словно вы боитесь чего-то, а время от времени встряхивать свои объекты, не давать им скучать, то и дело удивлять их, как удивляли и раньше. Если проделывать это правильно, ваши объекты постоянно будут испытывать приятное чувство, что они все время узнают вас все лучше, но никогда не могут узнать слишком близко.

Приложение А
Обольстительная обстановка/Время обольщения
В процессе обольщения жертвы ваши должны мало-помалу начать осознавать внутренние перемены. Под вашим влиянием они ослабляют сопротивление, становятся раскованнее, это позволяет им вести себя иначе, становиться другими людьми. Определенные места, обстановка и обстоятельства могут оказать неоценимую помощь в вашем стремлении изменить и преобразить обольщаемого. Места с волнующей, немного театральной атмосферой — сияние, блеск, радость — создают приподнятое, праздничное, как в детстве, настроение, в котором вашей жертве трудно сохранить будет ясность мысли. Можно добиться того же эффекта, воздействуя на ощущение времени и изменяя его — памятные, волнующие мгновения, стоящие особняком в общем временном потоке, настроение праздника и игры. Заставьте свою жертву почувствовать, что рядом с вами жизнь течет по-другому, иначе, чем в реальном мире.

Время и пространство праздника


Столетия назад почти во всех цивилизациях жизнь людей была заполнена трудом и повседневными заботами. Но были в году определенные моменты, когда ход обыденной жизни прерывался праздником. Во время этих праздников — будь то сатурналии в античном Риме или танцы вокруг майского шеста в Европе — работа в поле и в мастерских прекращалась. Весь народ — целая деревня или племя — собирался в священном месте, предназначенном для празднования. Люди на время снимали с себя груз ответственности и с полным правом предавались сумасбродству; они надевали маски и карнавальные костюмы, а вместе с ними примеряли на себя другие личности, порой — личности могучих созданий, героев великих мифов их цивилизации. Праздник был не просто развлечением, а отдушиной, отдохновением от бремени повседневной жизни. Он словно изменял течение времени, привносил в жизнь моменты, когда люди получали возможность вырваться за пределы собственной личности. Что-то подобное этому можно встретить еще и сейчас на доживших до наших дней крупнейших карнавалах.

Праздник давал передышку человеку, влачившему скучную, однообразную жизнь, этот опыт в корне отличался от повседневной рутины. Именно таким образом, но, разумеется, на более индивидуальном уровне, вам следует рассматривать обольщение. По мере того как процесс обольщения разворачивается, ваши объекты оказываются в совершенно ином измерении. Окруженные радостью и игрой, здесь они могут поступать не так, как свойственно им в обычной жизни, здесь они могут стать другими людьми, ведь на них маска. Время, которые вы проводите с ними, посвящено им и только им. Вместо привычного чередования работы и отдыха вы предлагаете им пережить вместе с вами незабываемые, яркие, из ряда вон выходящие моменты. С вами они получают возможность оказаться в удивительных местах, не похожих на те, где они бывали до сих пор,— местах с волнующей, необычной атмосферой. Окружение, обстановка оказывает сильнейшее влияние на расположение духа; в месте, предназначенном для наслаждений и игры, мысли настраиваются на наслаждения и игру. Возвращаясь в реальный мир, к своим будничным обязанностям, ваши жертвы невольно почувствуют контраст и будут теперь мечтать о том, другом месте, где побывали вместе с вами. В итоге вы творите для них пространство и время праздника, мгновения, в которые реальный мир замирает в неподвижности и фантазия берет верх. Наша цивилизация куда как редко предоставляет теперь подобные возможности, а люди жаждут этого. Вот почему практически каждый человек втайне мечтает быть обольщенным, и вот почему они падают вам в объятия, если только вы все делаете правильно.



Вот несколько ключевых рекомендаций по созданию времени и пространства праздника.
Создавай театральные эффекты. Театр создает у нас ощущение другого, волшебного мира. Грим актеров, неестественные, но изящные позы, не совсем обычные костюмы — все эти удивительные зрительные образы наряду с сюжетом пьесы творят иллюзию. Добиться сходного эффекта в реальной жизни можно, если с помощью экстравагантной одежды, макияжа и поведения — не совсем обычного, даже эксцентричного — создать ощущение, что все это вы делаете ради того, чтобы доставить удовольствие своим зрителям. Такое впечатление производили, скажем, богоподобная Марлен Дитрих или знаменитые Денди, подобные Бо Браммелу. Ваши свидания с объектом тоже должны носить налет театральности, что достигается благодаря продуманной обстановке и вашему поведению. Объект не должен знать, чего ему ждать, что случится в следующее мгновение. Создайте интригу повороты и препятствия, которые приведут к счастливому концу; вы — сценарист, режиссер и актер этого действа. При каждой встрече с вами у объектов будет возникать ощущение, что они участвуют в театральном спектакле. Вы оба испытываете радостное волнение оттого, что надеваете маски, играете разные роли, не имеющие отношения к тем, что навязаны вам реальной жизнью.
Используй визуальный язык наслаждения. О том, что мы находимся за пределами реального мира, нам сообщают определенные типы зрительных раздражителей. Лучше избегать тех образов, которые обладают глубиной, могут спровоцировать интенсивную работу мысли или вызвать чувство вины. Вместо этого постарайтесь создать декорации с массой блестящих предметов и поверхностей — зеркал, водоемов, с непрестанной игрой света, бликов, отражений. Подобные эффекты действуют возбуждающе, они чаруют и пьянят, заставляя забыть обо всем. Чем более ненатурально все выглядит, тем лучше. Покажите своим объектам мир сказочный, необычный, полный ярких красок и звуков, который пробудят в них восхищенного ребенка. Блеск и роскошь — понимание того, что были истрачены, а то и попусту растранжирены деньги,— лишь усилит ощущение, что реальный мир, в котором действуют долг и мораль, находится где-то очень далеко отсюда. Назовем это эффектом борделя.
Толпа или узкий круг. Собравшиеся вместе люди поднимают психологическую температуру, как в оранжерее. Праздники, фестивали, карнавалы немыслимы без того заразительного чувства, которое возникает только в толпе. Старайтесь иногда бывать со своими объектами в подобных местах, чтобы они утратили естественную бдительность. С другой стороны, любая ситуация, при которой люди подолгу находятся вместе в замкнутом пространстве, весьма предрасполагает к обольщению. На протяжении многих лет рядом с Зигмундом Фрейдом существовал небольшой, тесный кружок учеников, посещавших его лекции,— и просто поразительно, сколь многочисленны были любовные романы между ними. Либо увлеките свои объекты в шумную карнавальную толпу, либо введите их в замкнутый мирок избранных.
Позаботься о мистических эффектах. Спиритические или мистические эффекты отвлекают людей от мыслей о реальности, вызывают приподнятый настрой и даже эйфорию. От физического наслаждения подобное состояние отделяет один-единственный небольшой шаг. Используйте любые подручные средства — книги по астрологии, изображения ангелов, экзотично звучащую музыку далекой цивилизации. В салонах Франца Месмера, знаменитого шарлатана восемнадцатого столетия, звучали арфы, воздух был напоен ароматами экзотических духов, а откуда-то издалека (точнее, из дальней комнаты) раздавалось нежное пение высокого женского голоса. Стены были сплошь закрыты зеркалами и цветным стеклом. Одураченные жертвы расслаблялись, чувствовали воодушевление, а в комнате, где их подвергали целительному воздействию магнетических сил, они явственно ощущали некое спиритическое щекотание, вибрации, будто передававшиеся от тела к телу. Любая расплывчатая и неясная мистика помогает заблокировать сигналы реального мира, что еще более облегчает переход от духовного к сексуальному.
Искази ощущение времени у объектов — темп и новизна. Время праздника обладает особыми свойствами — оно словно движется быстрее, в неистовом темпе, это обостряет ощущения и позволяет людям чувствовать себя более живыми, реальными, чем в обычной жизни. Обольщение должно заставлять сердце биться чаще, так что его объект теряет чувство времени. Увлеките его в водоворот, в самый эпицентр бурного движения, в удивительное путешествие, попутно отвлекая его внимание все новыми яркими впечатлениями. Молодость может и пройти, но обольщение, в каком бы возрасте оно ни настигло участников, дает человеку ощущение новизны. А новизна прежде всего означает энергию. Ритм обольщения в определенный момент начинает нарастать, кружа головы. Неудивительно, что Казанова так часто обольщал во время балов, как и то, что вальс был излюбленным инструментом множества повес девятнадцатого века.
Твори яркие мгновения. Повседневная жизнь — это бег по кругу, в ней бесконечно повторяется одно и то же, одно и то же. Праздник, напротив, запоминается нам мгновением, в которое все преображается и в жизнь входит частица вечности и мифа. У обольщения — вашего обольщения — должны иметься подобные пики, моменты, когда происходит что-то необычное и возникает ощущение, будто время течет по-другому. Позаботьтесь о том, чтобы непременно создавать для своих объектов такие мгновения: либо сопровождайте обольщение посещениями театра, карнавалов и других праздничных действ, либо собственноручно творите их в жизни. Это необходимо, ведь театральные эффекты возбуждают сильные чувства. Эти минуты должны нести чистое удовольствие и отдых — не позволяйте никаким мыслям о работе или морали испортить впечатление. Мадам де Помпадур, фаворитка короля Людовика XV постоянно вновь и вновь обольщала своего любовника, который легко впадал в хандру и скуку; она была неистощима на выдумки, затевала балы, празднества, изобретала игры, создала в Версале небольшой театр. Объекты обольщения ценят подобные вещи, с благодарностью замечая, как вы стараетесь развлечь и порадовать их.

Время и место обольщения — примеры


1. Примерно в 1710 году в Осаке, в Японии, жил молодой человек, сын виноторговца. День и ночь он трудился, помогая отцу, сгибаясь под бременем жизни в семье и нескончаемых обязанностей. Юноша все чаще грезил наяву, уносясь в мечтах из отчего дома. Как и все молодые люди его возраста, он слыхал о кварталах наслаждений в своем городе — то были уголки, где нарушались обычно строгие городские законы сёгуната. Там можно было найти «укийо», или «мир плакучей ивы»,— зыбкий мир греховных удовольствий, место, где царили актеры и куртизанки. Вот об этом-то и грезил молодой человек. Однажды ему удалось выкроить свободный вечерок и незамеченным ускользнуть из дому. Не мешкая он направился прямиком в кварталы наслаждений.

Здания — это были рестораны, чайные домики, закрытые заведения для узкого круга клиентов — отличала великолепная отделка, повсюду царила роскошь. Стоило юноше оказаться в заветном квартале, он понял, что очутился в другом мире. Мимо него пробегали актеры, разодетые в разноцветные кимоно. Они держались и разговаривали не как в жизни, а так, словно находятся на сцене. На улицах кипела жизнь, все сновали, торопились. Ближе к ночи зажглись яркие фонари, а перед входом в театр кабуки выставили красочные афиши. И женщины здесь были совсем не такие. Они свободно, без стеснения смотрели на него, держались с раскованностью мужчин. Юноша загляделся на одного из «оннагата» — актеров, исполнявших в театре женские роли. Ему подумалось, что этот мужчина превосходит своей красотой и изяществом большинство известных ему женщин; окружающие обращались к актеру с благоговейным почтением, как к особе королевской крови.

Увидев молодых людей, входящих в чайный домик, юноша последовал за ними. Здесь их встречали гейши самого высокого класса, «таю». Через несколько минут после того, как молодой человек занял свое место, он услышал шум и увидел, что несколько «таю» спускаются по лестнице в сопровождении музыкантов и шутов. Брови у женщин были сбриты и густо подрисованы черной краской. Волосы уложены в замысловатые прически, а кимоно — никогда в жизни ему не приходилось видеть таких прекрасных кимоно. Казалось, женщины не идут, а плывут над полом. В зависимости от того, к чьему столику они подходили и о чем собирались повести разговор, даже их семенящая походка менялась. На юношу они не обращали никакого внимания; да он нипочем и не решился бы подозвать одну из них к столику, однако заметил, что кое-кто из людей постарше находит способ изъясняться с девушками, добродушно подтрунивая и подсмеиваясь над ними. Вино полилось рекой, зазвучала музыка, и наконец несколько гейш — рангом пониже — подошли и к нему. К тому времени у юноши развязался язык. Эти куртизанки оказались куда более приветливыми, и молодой человек совсем потерял счет времени. Домой ему удалось попасть только под утро, а назавтра он с ужасом понял, сколько денег истратил за одну ночь. Беда, если узнает отец...

И все же через пару месяцев он снова туда отправился. Подобно сотням других сыновей Японии, истории которых многократно описаны в литературе того времени, он встал на шаткий путь разбазаривания отцовского состояния в зыбком «ивовом мире».


Обольщение — это другой мир, в который вы вводите свои жертвы. Подобно «укийо», оно разительно отличается от того мира, где мы живем день за днем. Когда жертва находится рядом с вами, этот реальный, внешний мир — с его обязанностями, моралью, кодексами чести — исчезает. Все позволено, в особенности то, что в обычных условиях подавляется и находится под запретом. Разговоры более легкомысленны и рискованны. Одежда и вся обстановка носят налет театральности. Здесь разрешено вести себя по-иному, быть кем-то другим, не испытывая раскаяния и не судя других. Это своеобразный психологический «ивовый мир», который вы создаете для них, к которому они привыкают и уже не могут без него обходиться. Когда вы расстаетесь и они вновь возвращаются к своим повседневным делам, то с удвоенной силой понимают, чего лишаются. В тот момент, когда они погрузятся в созданную вами атмосферу, обольщение можно считать свершившимся. Как и в «ивовом мире», все стоит денег. Щедрость и роскошь неотделимы от обольщения.
2. Это началось в 1960-е; люди попадали в студию Энди Уорхола в Нью-Йорке, проникались ее духом и оставались там навсегда. Уорхол переехал сюда, на Манхэттен, в 1963 году; тогда же один из художников, составлявших его окружение, покрыл часть стен и колонн нового помещения фольгой, а кирпичную стену и кое-что из обстановки густо забрызгал серебряной краской. В центре помещался красный клетчатый диван; впечатление довершали несколько пластмассовых конфет по полтора метра высотой, вертушка, поблескивающая множеством зеркалец, и парящие в воздухе серебристые подушки, наполненные гелием. L-образное помещение студии нарекли Фабрикой, и оно зажило своей жизнью. Приходило все больше людей — так почему бы не держать дверь открытой, решил Уорхол и так и поступил. В течение дня, пока Энди работал над живописными полотнами или фильмами, подтягивался народ — артисты, критики, торговцы наркотиками, художники, театральная богема. Лифт продолжал громыхать всю ночь, поскольку публика чувствовала себя здесь как дома. Здесь мог в одиночестве бродить Монтгомери Клифт, потягивая спиртное; тут же блестящая светская дама весело болтала с наркодельцом и смотрителем музея. Народ без конца сновал туда-сюда, люди уходили, приходили новые, все молодые, ультрамодные и шикарные. Это напоминает мне детскую развлекательную передачу по телевизору, сказал как-то Энди Уорхол своему другу, в которой в студию попадают все новые персонажи и каждый говорит или делает что-нибудь забавное. И действительно, все это напоминало именно такое шоу — не происходило ничего серьезного, только болтовня, флирт, кокетничанье и бесконечное позирование друг перед другом, как будто снимается эпизод в кино. Хранительница музейной коллекции могла вдруг захихикать, как подросток, а светские дамы выражались, как уличные проститутки.

К полуночи набивалось столько народу, что было трудно двигаться. Появлялись музыканты, начиналась светомузыка, и все поворачивалось в новом направлении, набирая обороты. В какой-то момент, ближе к утру, толпа начинала рассасываться, а назавтра все повторялось снова. Мало кто, попав на Фабрику однажды, не отправлялся туда снова и снова.


Необходимость изо дня в день делать одно и то же, играть одни и те же опостылевшие роли угнетает нас. Людям катастрофически не хватает обстоятельств, в которых они могли бы поменять маски, повести себя по-иному, стать на время кем-то другим. Ведь именно поэтому мы так любим актеров: они обладают такой свободой и подвижностью по отношению к их собственному эго, о которых мы можем только мечтать. Любое окружение, предлагающее нам шанс сыграть другую роль, стать актерами, невероятно обольстительно. Вы и сами можете создать такую обстановку — как Энди Уорхол создал Фабрику. А можно пригласить свой объект в какое-то знакомое вам место, подходящее для этой цели. В таких местах просто невозможно оставаться настороженным; приподнятая атмосфера праздника, чувство, что все позволено (кроме скуки и серьезности), рассеивают любое сопротивление. Посещение таких мест становится настоящим наркотиком. Чтобы воссоздать подобное настроение, вспомните метафору Уорхола — сравнение с телевизионным шоу. Все должно быть светлым, веселым — шум, яркие краски, путаница и чуть-чуть хаоса. Никакого долга, ответственности, никакого осуждения. Место, в котором можно потеряться.

Приложение В

Мягкое обольщение: как навязать людям все

что угодно

Чем меньше вы похожи на человека, желающего что-то продать — включая самого себя, — тем лучше. Слишком нарочитое, откровенное навязывание способно вызвать подозрения, к тому же аудитория может заскучать — непростительный грех с вашей стороны. Постарайтесь, напротив, приблизиться ненавязчиво, обольстительно и вкрадчиво. Ненавязчиво: избегайте прямолинейности. Предлагайте средствам массовой информации новости и рассказы о событиях, раскручивайте свое имя так, чтобы этот процесс казался естественным, ненатужным, чтобы за ним не угадывался расчет. Обольстительно: поддерживайте дух развлекательности. Ваше имя и имидж неотрывны от позитивных, приятных ассоциаций; вы продаете удовольствие и обещания. Вкрадчиво: цельте в подсознание, прибегая к таким образам, которые задерживаются, застревают в памяти, и незаметно размещая среди них, «подклеивая», то, что вы хотите донести до сознания людей. Противиться такому мягкому, ненавязчивому обольщению трудно, устоять против него почти немыслимо.

Ненавязчивая реклама


Обольщение — крайнее выражение власти. Те, кто ему поддаются, уступают, делают это не по принуждению, а охотно и с радостью. Редко они испытывают желание отомстить; вам прощают любые манипуляции за доставленное удовольствие, этот редкий в нашем мире товар. К чему же останавливаться, обладая таким могуществом, стоит ли ограничиваться завоеванием одного человека — мужчины или женщины? Под ваше обаяние могут попасть толпа, электорат, целая нация, для этого нужно лишь применить ту же тактику, которая так успешно срабатывает для одного человека. Единственное отличие — цель (здесь это не секс, а влияние, голоса, внимание) да еще степень накала. Когда речь идет о плотских утехах, вы намеренно вызываете тревогу, причиняете пусть небольшую, но боль, вносите сумятицу. Обольщение на массовом уровне не в пример мягче, оно не так откровенно и более расплывчато. Постоянно способствуя приятному возбуждению масс, вы добьетесь того, что они проглотят все, что вы предлагаете. На вас обратят внимание, потому что смотреть на вас приятно, потому что это доставляет удовольствие.

Давайте сформулируем цель так: навязать себя — как личность, законодателя моды, кандидата на пост. Существуют два способа добиться этого: жесткий (прямое предложение) и мягкий (подход издалека). В случае с жесткой продажей вы излагаете свои доводы прямо, решительно и без обиняков, доказываете, почему ваши таланты, ваши идеи, ваши политические воззрения лучше, чем таланты, идеи и воззрения других людей. Вы расхваливаете свои достижения, приводите статистические данные, апеллируете к мнению экспертов; можно даже слегка припугнуть аудиторию — это допускается в крайнем случае, если ваши призывы игнорируют. Такой подход несколько агрессивен и чреват нежелательными последствиями: некоторых он неизбежно заденет и обидит. Следовательно, ваши идеи встретят их сопротивление, даже если все, что вы говорите,— чистая правда. У других возникнет ощущение, что вы ими манипулируете — кто в наши дни доверяет экспертам и данным статистики, да и ради чего вы так стараетесь? Если же то, что вы говорите, неприятно слышать, это будет действовать на нервы окружающим. В мире, где невозможно добиться успеха, не вовлекая в это массовую аудиторию, на прямоте и искренности вы далеко не уедете.

Мягкий подход, с другой стороны, обладает мощным потенциалом, способным увлечь за собой миллионы — он развлекает и отвлекает, приятен для слуха, сулит только хорошее, с ним можно выходить вновь и вновь, бесконечно, не вызывая ничьего раздражения. Методика ненавязчивой рекламы разработана еще в семнадцатом веке великими шарлатанами Европы. Чтобы продать свои эликсиры и алхимические снадобья, они сначала устраивали в городе веселые представления — шуты и канатоходцы, музыка — словом, балаган,— не имевшие ни малейшего отношения к тому чем они собирались торговать. На звуки музыки и крики зазывал собиралась толпа, народ шумел, хохотал, а когда веселье достигало апогея, шарлатан поднимался на помост и в краткой, но по-театральному яркой речи характеризовал удивительные свойства эликсира. Шарлатаны обнаружили, что применение этого метода позволяет им резко повысить интерес публики к сомнительным снадобьям и вместо двух-трех сбывать десятки и даже сотни бутылей.

С тех пор на протяжении веков общественные деятели, политические стратеги, специалисты по рекламе и другие перенимали этот метод, поднимали его на новые высоты; суть метода, однако, оставалась и остается неизменной. Сначала постарайтесь доставить публике удовольствие, создав позитивную атмосферу вокруг своего имени или связанной с ним идеи. Вызовите приятное ощущение теплоты и расслабленности. Ни в коем случае не выдавайте своих истинных намерений, не показывайте, что продаете что-то,— это вызовет у окружающих подозрения, что ими манипулируют. Уступите место зрелищам и веселью, пусть на авансцену выйдут добрые чувства, а в это время реклама тихонько скользнет в боковую дверь. И даже тогда скрывайте всеми правдами и неправдами, что продаете себя, или какую-то определенную идею, или кандидата; вы продаете образ жизни, хорошее настроение, вкус к приключению, романтике или бродяжничеству, в крайнем случае бунт в симпатичной подарочной упаковке.



Вот несколько ключевых компонентов такой мягкой, ненавязчивой рекламы.
Предстань в виде новости, а не рекламы. Важность первого впечатления трудно переоценить. Если аудитория впервые увидит вас в контексте рекламного или пропагандистского блока материалов, вы в их глазах моментально сольетесь с массой прочей рекламы, взывающей к вниманию. А кому же в наше время не понятно, что реклама — не что иное, как обман, искусная манипуляция. Поэтому для первого появления на публике сфабрикуйте событие, какую-нибудь ситуацию, привлекающую внимание, которую средства массовой информации «непреднамеренно» преподнесут как новость дня. Люди обращают больше внимания на то, что им предлагается в новостных программах — в них все выглядит более правдоподобным. Вы вдруг выделяетесь из общего фона, пусть на мгновение, но это мгновение достовернее и убедительнее, чем часы рекламы. Самое важное — правильно срежиссировать детали, создать сюжет драматичный, динамичный, с напряжением и развязкой. Средства массовой информации могут затем пережевывать эту новость, это событие не один день. Во что бы то ни стало скрывайте свое истинное намерение — разрекламировать себя, привлечь внимание.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   33


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница