О работе в кб химмаш им. А. М. Исаева и не только об этом



страница2/3
Дата24.04.2016
Размер0.56 Mb.
1   2   3
В 98 г. с одного из крейсеров проекта 941 был произведен одновременный пуск 20 ракет, что почти равносильно одновременному пуску 200 «Тополей». Комплекс «Тайфун» был самый мощный, но и самый дорогой. По боевому оснащению он равнялся Трайденту-1, но с 77 г. в США разрабатывалась ракета Трайдент-2, которая была по массе в 1,5 раза меньше Р-39, а по боевому оснащению превосходила в 3 раза.

 Сроки отработки комплекса Д-19 с ТТР Р-39 затягивались и неоднократно корректировались. Отставание от США по БРПЛ увеличивалось. Вот здесь совершил свой последний подвиг В.П.Макеев. По своей инициативе он подготовил в КБМ аванпроект на ракетный комплекс с жидкостной ракетой, размещаемый на подводных лодках проекта 667БДР при их модернизации. Аванпроект в декабре 77 г. был защищен на НТС МОМ и ВМФ. Фактически речь шла о создании нового комплекса. Для начала ОКР по его разработке требовалось Постановление правительства. Д.Ф.Устинов был против, т.к. считал, что ВМФ должен переходить на ТТР. Благодаря настойчивости В.П.Макеева и при поддержке С.А.Афанасьева и С.Г.Горшкова в январе 79 г. было подготовлено и подписано Постановление о разработке комплекса Д-9РМ с жидкостной ракетой Р-29РМ для вооружения подводных лодок проекта 667БДРМ. В КБМ работа шла на энтузиазме. ЭП разработан в 79 г., а в 80 г. выпущена вся документация. С 82 по 85 г. проведен полный объем отработки. 23.10. и 12.11.85 г. были проведены успешные 2-х ракетные залпы. Данные о последнем залпе В.П.Макеев получить не успел. Он скончался 25.10.85 г. В 02.86 г. ракета Р-29РМ (РСМ-54) была принята на вооружение в варианте оснащения 10-ю боевыми блоками. В дальнейшем основным вариантом стало 4 «средних» блока. Это была последняя ракета, созданная В.П.Макеевым. В вариантах «Синева», «Лайнер» и еще каких-нибудь эта лучшая ракета своего класса будет служить еще ни одно десятилетие. На ней двигатели 2-й и 3-й ступени и ДУ разведение ГЧ разработки КБХМ. На 1-й ступени двигатель разработки КБХА.

 Сразу после принятия на вооружение комплекса Д-19, была получено задание на разработку комплекса Д-19 УТТХ. Фактически это был новый комплекс. Первые исходные данные по УТТХ формулировал еще В.П.Макеев. Первое постановление по нему вышло в 11.85 г.  ЭП выпушен в марте 87 г.  Основные отличия нового комплекса от Д-19:  боевая нагрузка увеличилась почти в 2 раза (10 блоков по 200 кт.),  точность повысилась в 4 раза до 125 м. по КВО (за счет спутниковой навигации,  стартовая масса ракеты уменьшилась с 90 до 81 т. Это достигалось за счет конструктивного совершенствования ракеты, и применения топлива с улучшенными энергетическими характеристиками.  1-я ступень ракеты изготавливалась на «Южмаше» в г. Павлоград (Украина). Под комплекс «Барк» с ракетой Р-39УТТХ по Постановлению от 31.10.89 г. разрабатывался новый подводный крейсер проекта 955 «Борей» полным водоизмещением 24 тыс. т., вместо 48 тыс. т. у проекта 941 «Акула». Производство ракет начато на ЗМЗ (Златоуст) в 91 г. с темпом по 3-5 в год. К 92 г. завершена отработка двигателей первого варианта. Проведено по 14-17 испытаний двигателей всех ступеней. Проведено 7 пусков с погружаемого стенда. На этом плановая отработка закончилась. С выходом Украины из состава СССР прекратилось изготовление 1-й ступени ракеты и ряда других комплектующих. Замена высокоэнергетического топлива 2-й и 3-й ступени на единое с 1-й ступенью привело к уменьшению боевой нагрузки. В 06.92 г. в дополнении к ЭП говорится о 8-и боевых блоков вместо 10. Единым разработчиком зарядов стало НПО «Алтай» (Бийск»). Основным изготовителем зарядов ПЗХО (Пермь). Все три двигателя изготавливались в НПО «Искра» (Пермь). Налаживалась новая кооперация, совершенствовалась конструкция и технология. КБХМ внесло свой вклад в создание «Барка». Совместно с ГРЦ разработана ДУ разведения боевых блоков с импульсными двигателями КБХМ. Еще, когда лет 25 назад я ездил в МИТ, там считали, что с тремя боевыми блоками должна быть твердотопливная ДУ разведения. 4-5 блоков не давали однозначного результата, а с 6-ти блоков однозначно должна быть жидкостная ДУ. На «Барке» переход на импульсные двигатели потребовал совершенно новую логику управления разведения блоков. Импульсные двигатели полностью исключали непроизводительные потери топлива. Фактически это вершина совершенства ДУ разведения. КБХМ разработало для «Барка» БИП и гидразиновый ГГ для наддува баков «О» и «Г».

  С «Барком» практически закончилось 40-а летнее плодотворное сотрудничество ГРЦ и КБХМ. У нас на глазах рос «Машгородок», появился новый ж.д. вокзал, пошли первые троллейбусы. В гостинице «Нептун» за КБХМ много лет было постоянно забронировано два номера 609 и 610. Мне нравилось бывать там в командировке, особенно в летние время. Озеро Тургояк – жемчужина среди озер Урала. В Миассе уникальный музей минералов, где ты и сам можешь поискать в развалах интересующий тебя камень. Запомнились различные походы. По лыжному маршруту вокруг Тургояка мы с А.А.Гречаным из нашего отдела пошли в мае, путь оказался вдвое длиннее из-за водных «языков» с очень холодной водой, а это несколько десятков км. С К.Г.Сенкевичем и В.Т.Букановым прошли через горы из Азии в Европу. Напрямую от нашей гостиницы до ж.д. вокзала в Златоусте. Заходил я и к А.Я.Полка, с которым мы учились в одной группе. Ездил с ним на его 21-й «Волге» по окрестностям. Он жил в одном доме с В.П.Макеевым. Жена Полки угощала различными уральскими блюдами. Но запеченную с чешуей в хлебе рыбу я оценить не смог.

С 93 г. почти полностью прекратилось финансирование по теме «Барк». На ЗМЗ можно было изготавливать одну ракета в 2-3 года. Первое ЛКИ с полигона «Ненокс» проведено в 11.93 г., второе в 12.94, третье 19.11.97 г. Все испытания проведены аварийно с четко выраженными устранимыми дефектами. Ракета к 4-му ЛКИ готовилась на ЗМЗ к 06.98 г. В работе были ракеты с №5 по №9. Как это все напоминает «Н-1».

В 98 г. все работы по  «Барку» (ракета Р-39УТТХ) были прекращены. Создание новых БРПЛ поручено МИТ (Москва) вместо ГРЦ (Миасс). Еще ранее, «в целях более полного финансирования работ по «Барку», прекращено изготовление ракет РСМ-54 (3М37) на КМЗ для подводных лодок проекта 667БДРМ. Последствия этого решения не преодолены до сих пор. Частично этого трагического решения я касался в главе 10 (тема 3) и в главе 16. Сейчас я хочу немного добавить по этому вопросу, т.к. однозначной оценки решения 98 г. нет до сих пор.



 Вернусь к противостоянию жидкостных и ТТР еще во времена СССР в 70-80-е годы. В.П.Глушко придя к власти в НПО «Энергия» приказал И.Н.Садовскому передать все наработки по модернизации межконтинентальной ракеты РТ-2П (заложенной еще С.П.Королевым) в МИТ (ранее НИИ-1 МОП) А.Д.Надирадзе. Надирадзе основоположник передвижных грунтовых комплексов ТТР большой дальности в РВСН, как в свое время П.Д.Грушин создал передвижные комплексы в системе ПВО. Комплекс «Пионер» с ракетой РСД-10, принятый на вооружение в 76 г. при стартовой массе 37 т., дальности 5000 км. имел ГЧ в 1,5-1,74 т. (моноголова или 3 боевых блока). Этот комплекс существенно потеснил жидкостные ракеты Янгеля (Р-12 и Р-14 в европейской части СССР и Р-16 в средней Азии и Сибири). На боевом дежурстве стояли 509 пусковых установок. При эксплуатации комплекса «Пионер» наглядно проявились его преимущества по сравнению с жидкостными ракетами в процессе эксплуатации. Ракета РСД-10 показала высокую надежность после длительной службы в составе передвижного комплекса.

Следующим шагом Надирадзе было создание передвижного грунтового комплекса «Тополь» с межконтинентальной ракетой 15Ж58 на базе все той же РТ-2П. В 88 г. комплекс принят на вооружение. При стартовой массе 45 т. и с ГЧ в 1 т. в виде моноголовы с 0,55мт. он имел дальность 10 т.км. в шахтном и мобильном варианте. Всего на Воткинском заводе было изготовлено свыше 1000 ракет. Они в очередной раз потеснили жидкостные ракеты. В 98 г. на боевом дежурстве их было 756, это 47% от всех ракет РВСН. Эти ракеты уступали по мощности головной части жидкостным ракетам в шахтах, но у них была лучшая возможность выжить для ответного удара из-за подвижных позиций на обширных территориях. Длительный срок эксплуатации (свыше 20 лет) при подтвержденной высокой надежности получил заслуженное признание в войсках РВСН и руководства МО. Горячим приверженцем ТТР был и Д.Ф.Устинов. Вообще сторонников ТТР было большинство в соответствующих органах. Я приезжал в ВПК для согласования тех или иных предложений в график ВПК или в приложения к Постановлениям Правительства в части двигателей ракеты 3М37. В отделе К.Г.Осадчиева (выходец из МИТ) нашими делами занимался сектор Г.К.Хромова (тоже выходец из МИТ и мой однокурсник по МВТУ). У меня сложилось впечатление, что все в секторе Г.К.Хромова, кроме В.И.Савина, к которому я приходил, занимались ТТР. МИТ до середины 80-х годов занимал монопольное положение в разработке ТТР. С началом ЛКИ комплексов Д-19 и «Молодец» (ракета РТ-23) монополия МИТ оказалась под угрозой. Про Д-19 я писал выше. «Молодец» - боевой железнодорожный ракетный комплекс, наш ответ на аналогичный комплекс США «МХ». Разработчик КБ «Южное» ГК В.Ф.Уткин. Ракета Р-23УТТХ имела стартовую массу 104,8 т. ГЧ состояла из 10 боевых блоков по 430 кт. и комплекса преодоления ПРО. К 91 г. было развернуто 3 ракетные дивизии. Одна в Костромской области, одна в Пермском крае и одна в Красноярском. В каждой дивизии 4 полка, в каждом полку один состав с 3-я установками. Всего на боевом дежурстве было 36 ракет. Каждый состав мог за сутки перемещаться на расстояние до 1000 км. Со спутника отличить обычный состав от ракетного было маловероятно. Таким образом, скрытность комплексов Д-19 и «Молодец» была значительно больше, чем у грунтовых передвижных комплексов МИТ. По СНВ-2 все ракеты Р-23 в 2003-2007 гг. уничтожены, поезда утилизированы. В МИТ к 90-у году начал проектные проработки своих ракет к морским и железнодорожным комплексам, но основной работой был ОКР по «Тополю-М». Это вызвано тем, что у ракет «Тополь» подходили к концу гарантийные сроки нахождения в ШПУ на боевом дежурстве. Кроме того неопределенное положение было с ракетами УР-100Н УТТХ. При разработке у них гарантийные сроки хранения в ШПУ были определены 10 лет. На боевом дежурстве их было несколько сотен. У командования РВСН это была головная боль. Вновь изготовить их было невозможно. Серийное изготовление давно прекращено. Оснастка и технологическая документация уничтожены. Кооперация в первом и втором поколении развалена. А ведь развернуты вокруг позиций ракетные дивизии, которые обросли военными городками. Не могут же они существовать вокруг пустых ШПУ.  РВСН пришло к выводу заменить УР-100Н УТТХ на ТТР «Тополь-М» (15Ж65), который совместно с КБ «Южное» разрабатывался в двух вариантах (шахтном и подвижным) с 3-мя боевыми блоками. С распадом СССР КБ «Южное» отпало. Остался один МИТ. Т.к. по СНВ-2 «Тополь» должен быть с одной головой, то и «Тополь-М» решили делать с одной головой, а с 3-ми головами отложить на перспективу, которой впоследствии стал комплекс «Ярс». «Тополь-М» был принят на вооружение в 97 г. Конечно «Тополь-М» уступал американскому «Минитмен-3А», принятому на вооружение еще в 79 г. По дальности это 10 т.км. против 15-и. Стартовая масса у «Тополя-М» 47,3, у «Минитмена» 34,5, соответственно мощность вооружения  550кт. (или3х150) против 3х335кт. У «Минитмена». Но количество ракет в ШПУ повышенной стойкости у нас было намного больше, чем в США, и потеря одной ШПУ для нас означало потерю только одной боеголовки для ответного удара. Конечно, такая трактовка вероятных событий была сомнительна. Альтернатива оставалась в продлении срока службы ракет УР-100Н УТТХ. Эти сроки продлевались до 15-20-25-30 и более лет, и ракеты при контрольных отстрелах никогда не подводили. 20-30 ракет, купленных у Украины в середине 90-х годов, могут служить у нас до 30-го г., т.к. на Украине они хранились в не заправленном состоянии. Была у нас когда-то традиция иметь в запасе сухие ракеты, чтобы не возобновлять серийное производство. Вот так мы дошли до 97 г. Цены на нефть на мировом рынке в 97 г. достигли  своего минимума в 12-13 долларов за баррель. Страна жила на иностранные займы и сомнительные краткосрочные обязательства. Внешний долг страны в 97 г превысил 120 миллиардов долларов. Финансирование ВПК было на уровне 15% от нормальной загрузки предприятий. В этот момент и последовало письмо министра экономики Я.М.Уринсона и министра обороны И.Д.Сергеева  В.С.Черномырдину. Инициатором письма был Ю.С.Соломонов. В 97 г. Ю.С.Соломонов стал ГК и директором МИТ после ухода на пенсию Б.Н.Лагутина (1927-2010 гг.), который сменил в 87 г. А.Д.Надирадзе. Ю.С.Соломонов после окончания МАИ был два года на действительной службе в РВСН. Этим он отличается от других «штатских» ГК. В РВСН его считали своим, а он всегда поддерживал связь с командным составом РВСН. Будучи 1-м замом в МИТ, он персонально отвечал за разработку «Тополя-М» и пробивал его серийное производство на Воткинском заводе совместно с И.Д.Сергеевым, В.З.Дворкиным. Я.М.Уринсоном и др. Я.М.Уринсон личность непонятная. Ясно только одно, что он оставался всегда человеком А.Б.Чубайса в РАО ЕЭС или  сегодня в «Роснано», где он правая рука Чубайса. Министром экономики и заместителем премьера он был не долго, как раз в то время когда решался вопрос о замене «Барка» на «Булаву» у В.С.Черномырдина (где его 1-м замом был А.Б.Чубайс), и на «конкурсах» в РКА и в Совете Безопасности при Б.Н.Ельцине. Уринсон был против создания министерства или комитета по оборонной промышленности. А.Б.Чубайс с 85 г. был лидером «неформальных» экономистов в Ленинграде. Контакт с московскими неформальными экономистами (Е.Т.Гайдар компания) поддерживал с 83 г. В 90 г. стал 1-м замом председателя Ленсовета у А.А.Собчака. В.В.Путин стал просто замом. С 10.90 г. у Чубайса стал работать А.Л.Кудрин по экономическому развитию Ленинграда. С 93 г. А.Б.Чубайс в правительстве Санкт-Петербурга вместе с В.В.Путиным. В ноябре 91 г. А.Б.Чубайс первым из Питерцев приглашен Е.Т.Гайдаром в правительство РФ. С тех пор с небольшими перерывами занимал различные руководящие посты. 15.07.96 г. после руководства предвыборной компанией Б.Н.Ельцина назначен руководителем администрации Президента. И уже в августе 96 г. после поражения А.А.Собчака на выборах в мэрию пригласил В.В.Путина на работу в администрацию президента. Кто-то был против и А.Б.Чубайс устроил В.В.Путина в управление делами к П.П.Бородину, а в администрации Президента начальником контрольного управления с 01.08.96 г. стал А.Л.Кудрин, который вместе с В.В.Путиным приехал в Москву и оба считались членами команды А.Б.Чубайса. .. 07.03.97 г. Чубайс назначен 1-м замом председателя СМ по экономике и одновременно министром финансов. Сразу же в марте Чубайс назначил Я.М.Уринсона министром экономики, а 26.03.97 г. В.В.Путина начальником контрольного управления в администрации Президента вместо А.Л.Кудрина, которого назначил своим 1-м замом в министерство финансов. С 05.97. по 05.98 г. Чубайс член Совета безопасности, когда принималось решение о закрытии «Барка» и передачи разработки БРПЛ от ГРЦ в МИТ. И.Д.Сергеев все годы служил в РВСН, с 92 г. командующий РВСН. Лично уделял большое внимание подвижным комплексам ТТР. С 97 по 2001 г. министр обороны при 5-и председателях СМ. С 05.97 г. член Совета Обороны.

  После развала СССР и ликвидации МОМ морские баллистические ракеты были какими-то неприкаянными. В МОМ было 2-е («морское») ГУ с начальником членом коллегии Н.Б.Герасимовым. В министерстве Экономики А.Л.Дубровин был заместителем начальника мелкого управления. У него я в старом здании МОМ подписывал контракт на работы по НИР «Мак». Со временем А.Л.Дубровина с тематикой БРПЛ передали в Российское Космическое Агентство (РКА) (?), где он был замом начальника отдела без права подписания контрактов, и где до сих пор приписаны БРПЛ. В ЦНИИМАШ был отдел БРПЛ начальники И.Т.Скрипниченко (бывший зам В.П.Макеева) и П.П.Бузаев. Со специалистами отдела Л.И.Осиповой по маршевым двигателям и В.И.Мироновым по ДУ РГЧ я постоянно поддерживал контакт. В начале 90-х годов отдел ликвидировали. Начальником  сводного отдела стал П.Ф.Браславский, специалист по ТТР. Бузаев перешел к Дубровину, сначала в министерство экономики, а затем в РКА.  В этих условиях конкурс в РКА по выбору ТТР для «Бореев» между МИТ и ГРЦ превращался в пустую формальность. Победителем объявлен МИТ, который якобы имел полезную нагрузку на сотни кг. лучше, чем у варианта, представленного ГРЦ. Этому нельзя верить при полезной нагрузке у «Булавы-30» МИТ всего в 1150 кг. Ю.С.Соломонов гарантировал создание единой ракеты для РВСН и ВМФ. Говорил, что она будет в несколько раз дешевле «Барка». МИТ с Воткинским заводом обеспечат все нужды РВСН и ВМФ. Что «Булава», при стартовой массе 26-28 т. имеет лучшую точность и возможность преодоления ПРО чем «Барк», что в ГЧ «Булавы» будет 10 боевых блоков индивидуального наведения и т.д. Трудно поверить, что он верил во все, что говорил. Еще С.П.Королев видел, что для создания ТТР на уровне американских требуется коренная реконструкция химической промышленности, материаловедения и высоких технологий. С тех пор разрыв между США и РФ в этих областях только увеличился. Я прочел книгу Ю.С.Соломонова «Ядерная вертикаль». В ней он с полным знанием дела показывает, что при существующей промышленности и руководстве ВПК, и верховной власти в целом, создать современные ТТР невозможно. Значит все обещания запредельных характеристик «Булавы» были чистым блефом, с целью получить дополнительное государственное финансирование. Устранение опасного конкурента в лице ГРЦ, превращало МИТ в единого монополиста по созданию стратегических баллистических ракет. Ни В.С.Черномырдин, ни ближайшее окружение Ельцина в Совете безопасности не были компетентны в вопросах обороны и проблем ВПК, но ведь были и военные специалисты. Главный военный специалист министр обороны И.Д.Сергеев назначен Ельциным только в мае 97 г. с поста командующего РВСН, вместо ершистого И.Н.Родионова. Родионов выступал против реформирования армии по проекту Ю.М.Батурина (помощник Ельцина по национальной безопасности) и А.А.Кокошина. Научным консультантом И.Д.Сергеева был начальник НИИ-4 МО с 93 по 2001 г. В.З.Дворкин. Личность довольно сомнительная. Достаточно сказать, что он считает благом распад СССР и угрозу ядерного удара от Ирана для Европы сейчас считает вероятной, что оправдывает развертывание США ПРО в Европе. В.З.Дворкин, как и Г.К.Хромов, многолетние переговорщики по вопросам СНВ с США. Нет до сих пор полной ясности по позиции ВМФ по письму Сергеева и Уринсона Черномырдину. При рассмотрении предложений о создании новых образцов вооружения для ВМФ важную, если не решающую, роль играл 28-й ЦНИИ МО. Там были наиболее квалифицированные специалисты, которые по технике дела были основными оппонентами при рассмотрении на НТС института предложений КБ Макеева по новым комплексам. Проект «Булавы», ни при каких обстоятельствах,, не мог получить одобрения института. 07.11.97 г. Ельцин отправил в отставку командующего ВМФ Ф.Н.Громова. В этот же день командующим ВМФ назначен В.И.Куроедов, который работал в полном контакте с Сергеевым и согласовал вопрос о замене ЦНИИ-28 на НИИ-4 при рассмотрении проектов новых БРПЛ. Именно В.И.Куроедов внес в 98 году на заседании Совета Безопасности предложение о закрытии темы «Барк».  Если «Барк» создавался в ответ на создание в США «Трайдент-2», то «Булава» означает полную капитуляцию перед США в создании БРПЛ. И такое решение подписывает В.С.Черномырдин и утверждает на Совете Безопасности РФ Б.Н.Ельин.

С  тех пор прошло свыше 13 лет их можно добавить к увеличивающемуся отставанию от США и потери времени на создание морской составляющей современных СЯС. А ведь СЯС это последнее, что обеспечивает наш суверенитет перед США, и с чем они еще вынуждены считаться. Чтобы наглядно представить существо случившейся трагедии, допустим, что  работы по «Барку» продолжились. «Барк» решал две целевые задачи: улучшить характеристики и условия эксплуатации комплекса Д-19 и ликвидировать отставание от Трайдента-2. Эти задачи решались поэтапно. На 1-м этапе в 88 г. был принят на вооружение усовершенствованный комплекс Д-19У. В 89 г. закончилось строительство и развертывание 6-и ракетоносцев проекта 941. Эти комплексы безаварийно эксплуатировались на флоте почти 20 лет с ракетами Р-39У с 10-ю боеголовками каждая. Таким образом, только эта группировка имела1200 боевых блоков. С 86 г. начались работы по 2-му этапу: разработка ракеты Р-39УТТХ и ракетоносца проекта 955 «Борей» под эту ракету. Можно прогнозировать, что к 2005 году ракета Р-39УТТХ могла быть принята на вооружение. С 2001 г. цены на нефть на мировом рынке непрерывно росли, как и расходы на ОПК. К 2012 г. можно было построить 6 из 8-и ракетоносцев проекта 955 под «Барк». (За 9 лет были построены 6 значительно более сложных проекта 941 «Акула»). Для них к 2009-2010 г. должны быть построены базы на Камчатке для замены ракетоносцев устаревших проектов 667 БД и 667БДР. С прекращением работ по теме «Барк» Россия лишились мощных группировок ракетоносцев на Северном и Тихоокеанском флотах. Такого поражения Российский флот не терпел за всю свою историю. Кроме того ракета Р-39УТТХ подходила для замены тяжелых ракет РС-20 «Воевода» в ШПУ, а ракетоносец проекта 955 с небольшими изменениями под ракеты Р-29РМУ3, для замены ракетоносцев проекта 667БДРМ. Внедрение «Булавы» как БРПЛ опекал С.И.Иванов, с 2001 г. как министр обороны, а с 2007 по 2011 как руководитель ВПК, с высочайшего одобрения В.В.Путина и Д.А.Медведева. Вот так МИТ с главой совета  директоров ОАО «корпорация МИТ» В.А.Поповкиным победил ГРЦ, а с ним и вооруженные силы России. Как сообщает ведущий конструктор ракеты «Лайнер» в ГРЦ 15-16.11.11. прошло заключительное заседание государственной комиссии по проведению ЛКИ «Лайнера» под председательством адмирала флота Н.М.Максимова. Акт о завершении ЛКИ представлен в МО, ВПК и Роскосмос с рекомендацией принять ракету «Лайнер» на вооружение ВМФ. Но подводные крейсера проекта 667 БДРМ доживают свой 30-и летний срок службы. Можно протянуть до 15 г. Новые не строятся и не планируются. На 6-и оставшихся «Дельфинах» проводится перевод под «Синеву». Из них один «Екатеринбург» пострадал от пожара 29.12.11. при текущем ремонте и вряд ли подлежит восстановлению. Теперь по нашей практике на боевом дежурстве может находиться не более 2-х кораблей одновременно. Лучшую в мире на сегодняшний день ракету «Лайнер» ставить некуда, а новые «Бореи» переделываются на радость США под недоразвитую «Булаву». Понятно стремление Б.Обамы экономить на военном бюджете. Теперь противостоять России могут самостоятельно европейские союзники по НАТО, а США могут сосредоточиться в основном на азиатско-тихоокеанском бассейне.

   Несколько слов хочу добавить к трактовке работ по Н-1. Говорят о какой-то «лунной гонке», но не конкретизируют, что под этим понимается. Благодаря гениальности С.П.Королева СССР первым приступил к освоению космического пространство, а не только к использованию ракетно-космической техники в военных целях. Естественно после запуска 1-го спутника Земли открылись возможности использовать  КА не только в околоземном космосе, но и для изучения Луны, как единственного естественного спутника Земли. 07.10.60 г. были впервые получены фотоснимки обратной стороны Луны. Первый спутник Земли мало интересовал простого обывателя, а возможность заглянуть на обратную сторону Луны привлекло внимание всего человечество. Романы Жуль Верна и сказки про Мюнхгаузена приобретали реальность. Не оставил это без внимания и Джон Ф. Кеннеди, который в это время баллотировался в президенты США. 20.01.61 г. в своей инаугурационной речи он обратился к Н.С.Хрущеву с предложением: «Будем вместе исследовать звезды…». В личном письме, направленном Н.С.Хрущеву, Джон Ф. Кеннеди писал: «В качестве первого шага США и СССР могли бы выбрать высадку с научными целями небольшой группы (около трех человек) на Луну, а затем возвратить их на Землю…». Так же в этом письме говорилось о возможности совместного создания более современных метеорологических спутников. Н.С.Хрущев заподозрил попытку выведать секреты советских ракетных и космических технологий и оставил письмо без ответа, хотя по дипломатической почте согласился на личную встречу. Далее события происходили с калейдоскопической быстротой и не в пользу взаимного сотрудничества между СССР и США в мирных целях. 12.04.61 г. Ю.А.Гагарин совершил впервые в мире полет человека в космическом пространстве. Это величайшее достижение человечества убедило Н.С.Хрущева в превосходстве советских космических технологий над американскими, и в преимуществе социалистической системы над капитализмом. 17.04.61 г. Н.С.Хрущев предъявил ультиматум западным державам по Берлину. Берлин был разделен на сектора с раздельным управлением державами – победителями. В западные сектора Берлина массово бежали жители ГДР. В августе 61 г. Западный Берлин огородили бетонной стеной, которая стала символом «холодной войны». 14-19 апреля 61 г. США предприняли попытку свергнуть режим Ф.Кастро на Кубе при помощи кубинских эмигрантов. 01.05.61 г. под Свердловском был сбит американский самолет-разведчик «У-2». Это был не случайный, а 24 (с 07.56 г.) плановый разведывательный полет. (США использовали «У-2» до 2011 г.). Вскоре США разместили в Турции ракеты с ядерными зарядами, которые достигали все важнейшие центры в европейской части СССР.  В ответ СССР решил разместить на Кубе свои ракеты с ядерными зарядами. Мир быстро приближался от «холодной войны» к «горячей». Здесь было не до полетов на Луну. Все ресурсы СССР были брошены на создание ракетно-ядерного щита. В этих условиях решение Д.Ф.Кеннеди, о пилотируемом полете на Луну с возвращением на Землю до конца 60-х годов, носило чисто политический характер. Только такой полет мог сравниться с полетом Ю.А.Гагарина в понимании людей всего мира. Для США он должен был подтвердить безусловное превосходство над СССР в космосе. Руководство в СССР никак не отреагировало на это решение США, считая это очередным пропагандистским шагом.

Вот в таких условиях пытался С.П.Королев осуществлять свои мечты о покорении космоса. В Королеве удивительно объединялись мечты романтика с взглядами реалиста и прагматика. Ракета Р-7 открыла дорогу в космос, но ее возможности были ограничены. Для дальнейшего шага в покорении космоса нужна была более мощная ракета. Для руководства СССР это было далеко не очевидно. Все ресурсы страны (промышленные, финансовые и научные) направлялись на оборонные нужды. Первое Постановление о создании тяжелой ракеты вышло 30.06.58 г. вскоре после запуска 1-го спутника. В этой ракете предполагалось использовать на 1-й ступени ЖРД на кислороде и водороде, а на 2-й ступени ЯРД. В.П.Глушко начал работы с ЯРД, т.к. считал, что водород не годится для ракетной техники. Работы в ОКБ-1 ограничились выпуском ЭП. 23.06.60 г. вышло Постановление о разработке тяжелых носителей Н1 и Н2 («Н» от слова носитель). Максимальная полезная нагрузка для Н1 -50 т., для Н2 -80 т. Сроки создания Н1 -65 г., Н2 -67 г. Цель создания не указывалась. В это время В.П.Глушко и С.А.Козберг перешли от С.П.Королева к М.К.Янгелю и В.Н.Челомею, куда пошел основной поток финансирования, и С.П.Королев был вынужден обратиться к Н.Д.Кузнецову в ГКОТ. Первое Постановление от 13.05.61 г. о пилотируемом облете Луны на РН УР-500 было адресовано В.Н.Челомею, а не С.П.Королеву. Королев предложил свой проект облета Луны на Н1. Постановлением от 16.04.62 г. вновь облет Луны оставлялся за УР-500, а работы по Н1 ограничивались ЭП. Королев выпустил свой ЭП с полезной нагрузкой в 75 т. на орбите Земли и добился его одобрения Академией Наук, но предварительное создание Н11 было отвергнуто, т.к. по Постановлению создавалась УР-500, хотя в железе ее еще не было. В заключении, которое подписал М.В.Келдыш, основными задачами были военные, а не лунные. В ЭП подробно описывались задачи по носителю, а про полезную нагрузку (Л3) говорилось мельком. Проект Постановления по ЭП готовился в ГКОТ. Военные были против, колебался и Н.С.Хрущев. С.П.Королев был вынужден согласиться на нереальные сроки выхода на ЛКИ (1965 г.), оговоренные в прошлом постановлении. Над этими сроками открыто смеялись в высших эшелонах власти те, кто имел допуск к этим совсекретным документам. Ради сохранения работ по носителю С.П.Королев был вынужден отказаться от огневой отработке 1-й ступени в сборе. Создание такого стенда не укладывалось в сроки выхода на ЛКИ. Что касается схемы полета на Луну, то она была еще не отработана. Предполагался запуск 3-х Н1 со стыковкой на орбите Земли, где к ним стыкуется пилотируемый корабль, выводимый на «семерке». В этом случаи отлетная масса к Луне была в полтора раза больше, чем у американского проекта «Аполлон». Это Постановление вышло 24.09.62 г. В это время в США была окончательно принята одно пусковая схема. Водородный двигатель 3-й ступени отработан при ЛКИ носителя Сатурн-1. Все двигатели 1-й и 2-й ступени и сами ступени уже  отрабатывались на наземных стендах в обеспечение надежности. Но в 11.09.62 г. разразился «Карибский кризис», и человечество было поставлено на грань ядерной войны. 28.10.62 г. благодаря личным действиям Н.С.Хрущева и Д.Ф.Кеннеди войну удалось предотвратить. Военное преимущество США над СССР в тот момент было неоспоримо. 20.11.62 г. Д.Ф.Кеннеди дал приказ прекратить блокаду Кубы, когда убедился, что советские ракеты и пусковые установки на Кубе демонтированы. Вскоре начался вывод американских ракет из Турции. До конца 63 г. схема полета к Луне с Н1 не была выбрана. В ГКОТ, ВПК и выше занимались повышением военной мощи СССР, в стране был настоящий кризис политического и экономического руководства. Совнархозы массово выпускали товары, не находящие сбыта. Реформы в сельском хозяйстве привели к необходимости закупки зерна за границей впервые в истории России. В рабочих городах и поселках вводились продуктовые карточки. Обкомы партии разделили на промышленные и сельские. Это нарушило сложившееся руководство народным хозяйством. О какой «Лунной гонке» могла идти речь. В середине 63 г. в Москве британский астроном Б.Ловелл имел беседу с М.В.Келдышем. В ходе этой беседы Келдыш заявил, что СССР не планирует посылку космонавтов на Луну, а предпочитает ее исследование автоматическими аппаратами. Это подтверждается и тем, что в 63 г. С.П.Королев выдал задание на проектирование Лунохода. 22.11.63 г. убит Д.Ф.Кеннеди. Пошли разговоры, что Л.Джонсон не заинтересован в Лунной программе. В этой обстановке шансы на финансирование работ по Н1 были близки к нулю. С.П.Королев добился личной встречи с Н.С.Хрущевым. Она состоялась 17.03.64 г. Шел разговор и о возможности пилотируемого полета на Луну, но при ограниченном финансировании. У В.Н.Челомея был проект прямого полета и посадки 2-х  космонавтов на Луну,  с использованием мощного РН УР-700. Носитель выводил на земную орбиту свыше 130 т. Этот проект поддерживал В.П.Глушко, и не только поддерживал, но и приступил к отработке двигателя РД-270 тягой 640 т. на компонентах АТ и НДМГ.  В этих условиях, когда стыковка КА на орбите Земли была не отработана, С.П.Королев вынужден был перейти на одно пусковую схему. Главным он считал приступить к отработке носителя Н1. В проекте Постановления предлагалось перенести начало ЛКИ с 65 на 67 г. Постановление вышло 03.08.64 г. Здесь впервые сказано, что основной целью Н1 является пилотируемый полет на Луну. Определены основные составляющие и исполнители Лунного комплекса Л3. Это Постановление оказалось последним, которое подписал Н.С.Хрущев. 14.10 64 г. на пленуме ЦК КПСС он был освобожден от работы. Последующие два года новых директивных документов по Н1 не было. 14.01.66 г. внезапно скончался С.П.Королев, который был основной движущей силой, которая продвигала создание Н1, а не полет на Луну. О Постановлении от 03.08.64 вспомнили только в 10.66 г., когда обсуждали пятилетний план работ по космосу. Докладчик директор ЦНИИМАШ Ю.А.Мозжорин заявил, что постановление по Луне не может быть выполнено в указанные сроки. Неважно, что Постановление подписывал Н.С.Хрущев, важно, что это Постановление ЦК КПСС и за него отвечает Н.Ф.Устинов. Устинов сделал все возможное, и даже больше того. Постановлением от 04.02.67 г. сроки начала ЛКИ перенесены на конец 67 г., а полет на Луну на 69 г. Работа объявлена «Особой государственной важности», разработчики получили дополнительные льготы. Только в это время работы по Л3 развернулись в полном объеме. Я сужу по работам в КБХМ и на полигоне. Но Постановление называлось «О ходе работ по созданию УР500К-Л1» и приоритет предоставлялся работам по пилотируемому облету Луны (Л1). Я был этому свидетель, когда в одном зале МИК на двойке проводились работы по ДУ блока «И» и ДУ С5.53 для Л1. Работы по облету Луны не были составной частью работ по полету на Луну. Они проводились на корабле 7К-Л1, а не на ЛОК, как положено по штатной программе Н1-Л3. Через 2 года о льготах при работах по Н1-Л3 просто забыли. Приведу высказывание М.В.Келдыша, относящееся к этому времени: «Сегодня есть две задачи: высадка на Луну и полет к Марсу. Кроме этих двух задач ради науки и приоритета никто ничего не называет. Первую задачу американцы в этом или следующем году решат. Это ясно. Что дальше? Я за Марс. Нельзя делать такую сложную машину, как Н1, ради самой машины и потом подыскивать для нее цель. 1973 год — хороший год для беспилотного полета тяжелого корабля к Марсу. Мы верим в носитель Н1. Я не уверен в 95 тоннах, но 90 будем иметь с гарантией. Последние полеты «Союзов» доказали, что стыковка у нас в руках. Мы можем в 1975 году осуществить запуск пилотируемого спутника Марса двумя носителями Н1 со стыковкой на орбите. Если бы мы первыми узнали, есть ли жизнь на Марсе, это было бы величайшей научной сенсацией. С научной точки зрения: Марс важнее Луны». Из этого высказывания понятно, почему после триумфального полета американцев на Луну 20.07.69 г. продолжались работы по программе Н1-Л3. Нам нужен был тяжелый носитель для будущих полетов на Марс и другие далекие планеты. Основные затраты по программе Н1-Л3 были позади, теперь финансирование шло по остаточному принципу. В КБХМ работы по Н1-Л3 к 70 году перешли в разряд рядовых. Основной стала морская тематика, но и по космосу было много важных задач. Для НПО им. С.А.Лавочкина это отработка двигателей для доставки на Луну «Лунохода» и для взятия и доставки на Землю лунного грунта. Для Д.И.Козлова это отработка ДУ для новых аппаратов разведки Янтарь-2К. Для В.Н.Челомея это работы по двигателю 11Д442 для ТКС «Алмаза». Для М.Ф.Решетнева работы по двигателю 11Д49 2-й ступени РН 11К65М. Для ЦКБЭМ работы по ДУ ДОС-1 и ДУ кораблей «Союз». Что касается работ по Н1-Л3, то у нас был только один ориентир: начало ЛКИ кораблей Т1К. К моменту принятия решения об отмене работ по Т1К отработка ДУ С5.51 блока «И» была почти закончена. Сейчас понятно, что С.А.Афанасьев и В.П.Мишин предлагая закрыть работы по Т1К и Т2К хотели сосредоточить усилия на отработке носителя Н1, а о полете на Луну они никогда и не думали. М.К.Янгель не согласился с закрытием работ по Т2К и настоял на их проведении, ссылаясь на Постановление от 04.02.67 г. При пуске Н1 №7Л   23.11.72 г. ДУ блока «И» была штатной, прошедшая полный цикл отработки с заключением о допуске к ЛКИ. По программе пуска №7Л предусматривался облет Луны с возвращением на Землю. Для нас это была штатная программа, как и при полете с людьми. ЛОК был напичкан какими-то фотоаппаратами с большим количеством пленки, при этом ЛК и блок «Е» были макетные. Первая ступень не доработала до разделения несколько секунд, но если бы при отключении 6-и центральных двигателей была бы подана команда на разделение ступеней, полет бы продолжался. Но до нас еще должны были сработать блоки «Б», «В», «Г» и «Д». Для следующего пуска №8Л поставлялись уже новые многоразовые двигатели, каждый из которых проходил огневые КТИ без переборки. Но пуск №7Л был последним для Н1.

 Теперь о «Лунной гонке», которой не было. В США была национальная программа полета человека на Луну, у нас ничего похожего не было. О том, что у нас велись такие работы, было официально объявлено в конце 80-х годов. В США программа полета была открытая, у нас под грифом «совершенно секретно». В США Лунную программу вело национальное агентство, подчиняющееся президенту, у нас ОКБ-1 (ЦКБЭМ), подчиняющееся одному из министерств ВПК. В США верили в реальность программы, у нас в нее не верил никто, из посвященных в нее людей. Весь Мир следил за полетами астронавтов на Луну, кроме СССР. Но самое трагическое это закрытие у нас работ по Н1. С.П.Королев, да и М.В.Келдыш рассматривали Н1, как инструмент для полета на Марс и другие планеты, основу для создания ДОСов, и целого семейства экологически чистых ракет-носителей от легкого до тяжелого класса. Д.Ф.Устинов и иже с ним представили закрытие работ по Н1, как прекращение программы полета человека на Луну из-за отставания от США. Виновником можно представить В.П.Мишина, не затрагивая более высокие структуры. Причем сделано это было довольно подло. С начало было проведено объединение двух (ЦКБЭМ и Энергомаша) предприятий, прекратил работы по Н1 якобы сам В.П.Глушко, а правительство только через 2 года узаконило существующее положение. По моему всем в верху было не выгодно, чтобы Н1 полетела. С Н1 открылись бы широкие программы мирного космоса в ущерб военному (Марсианский проект и др.). ДОС на УР-500 оказался бы примитивным и тупиковым по сравнению с МКБС. Создание семейства экологически чистых носителей на двигателях Н.Д.Кузнецова оставляло В.П.Глушко без работы, а МОМ С.А.Афанасьева из-за неправильной технической политики по выбору двигателей попадало в прямую зависимость от МАП. Работы Н.Д.Кузнецова уводили МАП П.В.Дементьева от чисто авиационных проблем и приводили к конфронтации с С.А.Афанасьевым и Д.Ф.Устиновым. Соответственно был подготовлен и Л.И.Брежнев. Все было решено к всеобщему административному удовольствию. Пострадал только генеральный курс развития космонавтики, проложенный С.П.Королевым и отдельные личности тесно связанные с этим курсом. Остался неоцененным творческий подвиг Н.Д.Кузнецова, который сумел в трудной обстановке в короткий срок создать шедевры двигателестроения на компонентах кислород-керосин. История космонавтики до сих пор существует в трактовке историографа В.П.Глушко. В.П.Мишин, как верный последователь С.П.Королева боролся за создание Н1 и за ДОС на его основе. Но он был обречен, т.к. Н1 многим перешла дорогу. Понимал он и свою обреченность, что не могло не сказаться на его поведении.



Возвращаюсь к В.П.Глушко, как к ракетостроителю, а он стал таким во главе королевской фирмы, следует оценить по достоинству его творческие заслуги. 07.12.72 г. США в последний (7 раз) совершили пилотируемый полет на Луну. Цель достигнута: США затвердили свое лидерство в мире (и перед СССР) в освоении космоса. Еще с 68 г. в НАСА стоял вопрос, что делать дальше в космосе? Пилотируемые экспедиции к Марсу и создание  постоянных баз на Луне на одноразовых носителях требовали финансирования на уровне программы «Аполлон», но не давали такого политического эффекта. В это время много средств США уходило на полномасштабную войну во Вьетнаме. Из разных  вариантов космических программ был выбран переход с одноразовых носителей на многоразовую космическую систему (МКС). Экономическая экспертиза показала, что МКС при 30 полетах в год, способна приносить прибыль за счет вывода спутников на орбиту на коммерческой основе. Этот выбор поддержал Р.Никсон в начале 72 г., когда уже началась предвыборная президентская кампания. Населению штатов, где находились предприятия ракетно-космической техники шли заказы, а остальным обещали получить компенсацию за счет коммерческих пусков. Пентагон, изучив возможности МКС, пришел выводу, что она может быть использована для вывода разведывательных спутников или спутников двойного назначения, но не годится, как «космический бомбардировщик» для нанесения первого или ответного удара. Конкретной целевой программы МКС таким образом не было, и это сбивало с толку наших военных. Шаттл пролетал над Москвой с 30-ю тоннами непонятного груза в своих грузовых отсеках. Расчеты, проведенные ЦНИИМАШ показали, что затраты на создание МКС и ее эксплуатацию никогда не окупятся, а реальными или проектируемыми полезными нагрузками МКС не обеспечивается. Остаются только военные задачи. Участие в МКС Пентагона и ЦРУ наталкивало на мысль о возможности использования оружия на новых физических принципах. В апреле 73 г. ВПК разослала в МО, МОМ и МАП на рассмотрение и согласование проект решения, составленный головными институтами соответствующих министерств по проблемам с созданием МТС. На совещании по проекту решения выступили: В.П.Мишин, В.Н.Челомей и 
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница