О православии как Православном Учении Православное Учение



Скачать 124.49 Kb.
Дата06.05.2016
Размер124.49 Kb.
О Православии как Православном Учении

Православное Учениепонятие новое и употребляется нами строго в естественнонаучном смысле этого слова как учение, раскрывающее законы бытия Мира вне нас и внутри нас. Это учение строится на основе опыта личного и общественного. При этом ограниченность этого опыта обуславливает как исторически конкретную неполноту самого Учения, так и неполноту его восприятия конкретной личностью.
Источники Православного учения
Православное учение представлено сегодня своими фрагментами, такими как креативная теория творения мира, православная психология и философия. Философия представлена трудами архимандрита Софрония (Сахарова), преподобного Иустина Поповича и др. По моей глубокой вере Федор Михайлович Достоевский был выдающимся православным философом. И нас не должно смущать, что он – в первую очередь, гениальный художник слова: Православное Учение может быть понято только через личный опыт бытия, и это прекрасно понимал Достоевский. Но даже его яркий художественный талант в бытийном изображении внутреннего мира человека далеко не всегда может восполнить наш личный - всегда ограниченный - опыт бытия.

Достоевский как православный философ-пророк оставил нам множество постулатов, раскрывающих внутренний мир соборного человека Европейской и Русской цивилизации. Истинность этих постулатов убедительно подтвердила, очистив от исторической конкретики XIX века, драматическая история ХХ века, попущенная Богом нам в разумение.

Сегодня мы, возможно, переживаем последнее время, когда объективные закономерности бытия цивилизаций, в первую очередь, Русской и Европейской, проявились с той самой полнотой и завершенностью, которые делают возможным понимание законов, вложенных в этот мир его Творцом. Этой возможностью, которая не может быть случайной, мы обязаны воспользоваться - и тогда сквозь шум исторической драмы ХХ века мы сможем услышать напутствие Достоевского: “Цел и здоров тот народ, который любит свой настоящий момент, тот, в котором живет, и он умеет понять его”. Увидеть сокровенную суть настоящего момента, нами сегодня переживаемого, мы можем только в свете Православного Учения, и здесь именно Достоевский как православный философ-пророк окажет нам неоценимую помощь!

На пути к Православному Учению перед каждым из нас встают труднопреодолимые препятствия, которые каждый из нас может преодолеть только в личном опыте духовного преображения в уповании на помощь Господнюю, которая не замедлит последовать! Имея такой опыт, я дерзаю далее осветить некоторые духовные законы, вложенные в этот мир его Творцом.


О некоторых духовных законах
Сегодня, после всех трагедий ХХ века, Русские люди окончательно забыли о существовании Бога – в личном опыте многих из нас нет Бога как живой личности, излучающей любовь. И в душе уже многих из нас теплится сомнение - не «устарело» ли сегодня само христианство - сегодня уже не “слезинка ребенка”, мучившая Ивана Карамазова, а реки детских слез омывают нашу грешную землю. Где же Бог христианства и если Он есть, то зачем Он попустил видимое торжество зла на нашей земле? Пытаясь ответить на этот не простой вопрос, мы будем говорить не о том, что вне нас и судить не то, что вне нас, - мы будем говорить о личной ответственности каждого из нас за текущее состояние нашего общества - состояние, которое чревато исчезновением Русской цивилизации с исторической арены.

Личная ответственность это бремя познания мира через преодоления многоразличных скорбей. Эти скорби порождают наши заболевания общественные и личные, которые есть плод помыслов наших. Эти заболевания попускаются Богом ради благодатных плодов, которые мы можем извлечь на пути самопознания, которое невозможно без упования на помощь Господнюю. Благодатный плод, который мы можем вкусить на этом скорбном пути, это наше духовное преображение, именно на этом пути мы обретаем в душе Бога, который есть любовь. Достоевский свидетельствует: “Любовь христоподобная, деятельная - есть работа и выдержка, для иных так, пожалуй, целая наука”. Преподобный Иустин продолжает: ”Богочеловеческая любовь – это творческая сила, с помощью которой новозаветная личность созидает самое себя... Тайна чарующей личности Христовой – в любви, в любви же – тайна новозаветной гносеологии… Любовь – это новый путь познания, ее категорический императив гласит: люби, чтобы познать… Я люблю, значит, - я знаю… Любовь – единственная сила, которая преображает человека в истинного философа и дает ему силы разрешать самые тяжелые проблемы жизни и мира… Любовь – разрешает проблемы не путем логических доказательств (смертного) рассудка, но путем непосредственного личного опыта, опыта активной любви, переживанием Божественной любви как сущности своей (бессмертной) личности и своих взаимоотношений с миром и людьми”.


Со скорбью мы видим сегодня умножение зла на Русской земле. Но там где, казалось бы, зло уже торжествует свою победу, загораются яркие лампады добра, являя явное присутствие Бога. Не имея достаточного духовного опыта, мы можем пытаться загасить эти лампады. Мы умозрительно знаем, что Православие обладает всей полнотой святости, которой лишены, по промыслу Божьему, все другие вероисповедания. Но эта полнота Православия еще для многих и многих из нас находится за пределами нашего личного опыта, и наше личное православие страдает неполнотой, что ставит его в один ряд с другими исповеданиями веры в Бога. Но это уравнивание не отвечает Небесному призванию России, что и служит духовной причиной особой драматичности истории России. С этой точки зрения становится понятными парадоксальные слова архиепископа Иоанна (Шаховского): “в 17 году Россия была опалена Православием”.
Рассмотрим далее, опираясь на постулаты Достоевского, ключевые особенности мира внутри нас и современного мира, который вне нас.
О личном безсмертии

“Аз сущий”, вопиет Господь, но человек не слышит. Что же мешает нам его услышать? Достоевский свидетельствует: вера в Бога и вера в личное безсмертие – это одна и та же вера. Но верим ли мы, воспитанные в духе марксизма и либерализма, в свое безсмертие. Такой уважаемый деятель как академик Гинзбург не верит. Даже более, Анатолий Чубайс, нашедший время, чтобы перечитать Достоевского, в итоге свидетельствует: Я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об избранном, святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывает у меня желание разорвать его на куски”. Но этот «ложный» выбор, предлагаемый Достоевским, исходит из признания им бытия Бога, в которого наши уважаемые деятели не верят. Но верим ли мы сами в бытие Бога?

Каждый из нас может это - самое сокровенное своей души - осознать, если искренне ответит на следующий вопрос: верю я или не верю в свое личное безсмертие. И, весьма вероятно, каждый из нас услышит следующий ответ в своей душе: как же можно поверить в свое безсмертие, если наш мозг и, следовательно, наши мысль и логика - плод этой высокоорганизованной материи - смертны! Все романы Достоевского, признанные гениальными даже его талантливым противником, остались здесь в этом мире, что же осталось с самим Достоевским в мире вечности? - может спросить каждый из нас. Ответ Достоевского: ”Я видел истину - не то, что изобрел умом, а в и д е л, и живой образ ее наполнил мою душу вовеки”. Это может произойти, если душа человека уже готова воспринять живую истину – познать ее рассудком невозможно! Изобретения ума смертны, вечно то, чем наполнилась душа человека к мгновению ее перехода в мир вечности!

Согласно Православному Учению человек, переходя в мир иной, сохраняет себя как личность во всей ее духовно-нравственной полноте и даже более: если душа его исполнена небесной любовью - любовью совершенной, которая есть сокровенная сущность души - то в мире вечности человек видит Истину не через «тусклое стекло», как на грешной земле, а непосредственно и с той полнотой, которая есть итог всей его земной жизни.

В нашей жизни именно внутреннее устроение человека, которое безсмертно, определяет его бытие, его мысли и логику, а не смертный рассудок. Наш рассудок есть всего лишь земная форма проявления нашего внутреннего устроения. Вне своего содержания эта словесная форма мертва, поэтому мертвы наши слова при каждой словесной попытке передать свой личный опыт бытия другому человеку. Поэтому понять мир Достоевского, понять мир другого человека - это значит услышать сквозь слова только то, что созвучно нашему внутреннему устроению и не более того. Хотя наши слова - добрый помощник в этом деле, но увидеть в другом то, что отсутствует в нас самих, невозможно! И никакие талантливые построения - своего или чужого - рассудка не в состоянии преодолеть эту нашу неполноту вне сокровенного опыта собственного бытия.

Поэтому сокровенное содержание романов Достоевского многим неведомо до того времени, когда собственное внутреннее устроение читателя приобретет созвучие миру Достоевского. Именно поэтому Православное Учение постулирует, что проповедническая деятельность православного человека допустима только при сокровенном личном общении, при определенном уровне духовности самого проповедника и его смиренном уповании на помощь Господнюю, а не на свой «просвещенный разум».

Далее мы попытаемся увидеть мир вне нас в свете православного миропонимания.
О Небесном призвании России и нелепостях ее бытия
Ближайший друг Достоевского Владимир Соловьев постулирует: “Призвание, которое Бог полагает для каждой человеческой или соборной личности и которое открывается сознанию как верховный долг, - это призвание действует как реальная сила. Человек никогда не может освободиться от власти божественного призвания, являющегося смыслом его бытия, но от него самого зависит, носить его в сердце своем и в судьбе своей как благословение или как проклятие”.
В чем же призвание Европейской цивилизации?
Достоевский постулирует: “Дух «непогрешимого» европейского человека является душой всей европейской культуры. Тут все построено на человеке как на фундаменте всего, и все выстроено ради человека как конечной цели всего. Европейский человек в своей гордой «непогрешимости» достаточен сам по себе в этой земной жизни“.

Уже в ХХ веке старец Паисий Святогорец свидетельствует, что не либерализм, а логика и рационализм – суть отличительная особенность европейской культуры.

В чем призвание Русской цивилизации?

Достоевский постулирует: “Народ русский в огромном большинстве своем - православен и живет идеей Православия в полноте, хотя и не разумеет эту идею отчетливо и научно. В сущности, в народе нашем кроме этой идеи и нет никакой, и все из нее одной и исходит. И это несмотря на то, что многое у самого же народа является и выходит до нелепости не из этой идеи, а из смрадного, варварского и греховного”.

То “смрадное, варварское и греховное”, которое видел Достоевский в XIX веке, сегодня приобрело вполне цивилизованный вид рыночного либерализма! Итак, о рыночном либерализме как нелепости смрадной, варварской и греховной.

Но прежде обратимся к Федору Ивановичу Тютчеву, послу России в Германии:


Напрасный труд - нет, их не вразумишь,

Чем либеральней, тем они пошлее.

Цивилизация - для них фетиш,

Но не доступна им ее идея.

Как перед ней не гнитесь, господа,

Вам не снискать признанья от Европы:

В ее глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы.
Проблема рыночного либерализма – это ключевая проблема нашего бытия. От ее разрешения общественным и личным сознанием непосредственно зависит судьба каждого из нас и России в целом.

Саморазрушительная сущность рыночного либерализма - во всеобъемлющем отчуждении человека от самого себя, от своих богодарованных свойств творца. Отчуждение, сопутствующее труду во имя наживы (прибыли или платы за труд), непосредственно обезличивает («оскотинивает») человека-творца, где бы он не работал. Это отчуждение - навязанное или «по зову души» - имеет место как в экономике, так и в других областях жизнедеятельности человека. Когда частный интерес человека низводится только к наживе и культ наживы оправдывает любые его деяния во имя этой наживы, то возникает психопатическая ситуация, разрушительная как для общества в целом, как для любого предприятия, так и для психики отдельного человека. Единственное ограничение этому сползанию в преисподнюю - остатки здравого смысла и совести, изначально присутствующие в каждом человеке и сегодня оскудеваемые с каждым днем.

Рыночный либерализм – это не жизнеспособная общественная формация, а социально-экономическое заболевание общества, при этом весьма заразительное, присущее каждому народу и чреватое тяжкими последствиями для него.

Так в православной России начала ХХ века зачатки «гласности» и «перестройки» во имя свободы и прав человека породили в итоге рыночный либерализм. Этого было достаточно для того, чтобы страна погрузилась затем во тьму февральско-октябрьской смуты. Россия преодолела длительный социально-экономический кризис на основе, хотя и плохо осознаваемых, но жизнеспособных ценностей православной Русской культуры и во имя «светлого» коммунистического будущего.

В том же начале ХХ века вышли в свет труды выдающегося американского предпринимателя Генри Форда. В предверии «великого кризиса», погрузившего Америку во тьму, он описал симптомы опасного заболевания американского общества и предупреждал о возможных тяжких последствиях и наличии сил, заинтересованных в этих последствиях. Его не услышали, но его описание заболевания американского общества поразительно, вплоть до деталей, напоминает сегодняшний день России, вновь переживающей рыночный либерализм. Америка преодолела социально-экономический кризис сознательно обратившись к ценностям европейской культуры бытия. Этот возврат олицетворяли Дмитрий Кондратьев, труд которого о циклических кризисах Европейской цивилизации приобрел в то время необычайную популярность, и Джон Мейнард Кейнс - талантливый последователь Маркса.

В эти же годы вышел известный труд Адольфа Гитлера, в то время еще никому не известного политического деятеля. Те, кто сегодня прочитал этот труд, свидетельствуют о столь же поразительном сходстве состояния немецкого общества, описанного в этой книге, с сегодняшним состоянием нашего общества. Немецкое общество, успешно преодолев социально-экономический кризис во имя идеологии национал-социализма, в гордыне своей возмечтало о «третьем рейхе», что породило вторую мировую войну.


Из этих трех исторических «экспериментов», попущенных Богом нам вразумление, можно сделать вывод о тяжких последствиях социально-экономического заболевания общества, заинтересованно скрытого под именем рыночного либерализма. Последствия этого заболевания, уже пережитые человечеством, могут быть различными, но причина заболевания всегда одна и та же – ничем не ограниченный «разгул» частного интереса, исповедующего сатанинский культ мамоны. Поэтому весьма вероятны столь же тяжкие последствия рыночного либерализма для ближайшего будущего России и для самого Запада, переживающего сегодня вялотекущий циклический кризис и использующего разрушительную идеологию рыночного либерализма во имя построения «нового мирового порядка».

Сегодня в мире, в отличие от недавнего прошлого, господствует элита, которую апологеты именуют как четвертое - финансово-информационное – сословие, в наемном «рабстве» которого находится третье - производящее - сословие буржуазии. Это новое сословие проповедует ценности рыночного либерализма, ничем не ограниченные свободу и права человека. В итоге «раковое» заболевание христианской части человечества обрело сегодня статус живого организма, а здоровая часть общественного организма опускается до состояния наемных рабов новой элиты! И христианские народы в массе своей не заметили этой подмены.

В России власть новой элиты утвердилась на всеобщей вере русских людей в то, что “деньги решают все” на всех уровнях бытия общества и личности. Есть ли выход из этой, кажущейся безвыходной, ситуации?


О русском базисе и надстройке
В европейской политэкономии ясно определены понятия экономического базиса и надстройки. Эти понятия носят объективный характер, отвечают рационалистическому духу европейцев, но, несмотря на это, нам, русским, они не понятны, - у нас другое Небесное призвание, и нам понятно, т.е. близко к нашему внутреннему устроению, следующее определение этих понятий, данное митрополитом Кириллом:

“Я глубоко убежден в том, что главной задачей общественного развития сегодня является выработка современной Россией базисной системы ценностей, относительно которой имелось бы общее согласие в том, что она является абсолютной и неприкосновенной, защищена от влияния какой бы то ни было политической конъюнктуры и лежит вне плоскости прагматических выгод. То, что мы говорим, должно иметь статус своего рода общественной святыни и не подлежать обсуждению. И тогда политическая борьба переместится из сферы базисных ценностей в сферу надстроечных ценностей. К последним могут быть отнесены вопросы экономики, внешней или внутренней политики. Задачей богословской науки, всей системы религиозного образования должна стать выработка соответствующего духовно-теоретического инструментария, необходимого Церкви для формулирования адекватного ответа на грозные вызовы века сего, для научения народа Божия жизни по правде Христовой. Принципиально важно деятельное участие в этом общенародном процессе верующих людей, ибо главными ценностями жизни являются ценности духовно-нравственные”.

Вне этих ценностей, добавим от себя, созидательная деятельность в любой области и, прежде всего, в общественном производстве России невозможна. Об этом вопиет мой скорбный опыт длительной работы в экономике.

О согласовании своей воли с волей Господней
Русские базис и надстройка, блестяще сформулированные митрополитом Кириллом, еще значимо не востребованы ни нашей Церковью, не имеющей социально-экономической концепции бытия, ни Русским обществом, отвернувшимся от Бога в угоду слепой гордыни пред скорбным лицом Бога.

Но мы знаем, что духовно-нравственные ценности Православия – это безценное богатство России, и овладение этим сокровенным богатством возможно только через подвижническую деятельность каждого из нас, такую деятельность, которая согласована с волей Господней в каждом деянии. В этом деле добрым помощником послужат нам труды выдающихся православных богословов ХХ века, еще слабо востребованные Русским обществом. К числу этих трудов может быть отнесено и творчество Достоевского – не только писателя, но и философа-богослова, который на голову выше всех европейских философов. В этом деле нам добрым примером послужат такие русские люди как агроном Болотов, флотоводец Ушаков, полководец Суворов, врач-хирург Войно-Ясенецкий, профессор МГУ Павел Флоренский, которые живя в миру, согласовывали каждое свое деяние с волей Господней и зримо получали от него помощь! Их опыт бытия свидетельствует: согласование своей воли с волей Господней в том труде, к которому призвал нас Господь, - это жизненно важное для нас искусство, к овладению которым мы, русские, призваны в «последние времена». Это утверждение выстрадано мною в личном опыте бытия!

К раскрытию законов, вложенных в этот мир Его творцом, призвал нас Господь в последние времена, ибо уже близок тот час, когда могут исполниться на нас Его слова : “Я приведу на народ сей пагубу, плод помыслов их: ибо они слов Моих не слушали и закон Мой отвергли”.

Да не будет этого!


Балабуха Сергей Львович,

правнук Софьи Ивановой, племянницы Достоевского



(ведущий сотрудник предприятия ОПК)

р.т. 528-55-18


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница