…Но в нашем случае танкеру «Онега» повезло



Скачать 28.82 Kb.
Дата24.04.2016
Размер28.82 Kb.
Аппендицит.

И в море случаются аппендициты. Это хорошо, когда на борту есть хирург, операционный стол, инструмент… На танкерах этого не предусмотрено.

И если вдруг, не дай, конечно, Бог, такое происходит, выходишь в эфир и просишь оказать помощь. Большая удача, если рядом окажется подходящий корабль с хирургом.

…Но в нашем случае танкеру «Онега» повезло.

В Средиземном море на танкере «Онега» приступ аппендицита схватил кокшу Зину и не отпускал ни на минутку. По радио вышли на связь с оперативным дежурным 5-ой Эскадры. Оказалось, в пятидесяти милях южнее находится БДК «Томский комсомолец». А на нем и дипломированный хирург, и хирургический инструмент…

Вроде все хорошо. Пошли навстречу друг другу. Единственно, прогноз погоды неутешителен. Начало падать барометрическое давление. Ну, да где наша не пропадала.

Встретились в точке рандеву. Волнение моря не более четырех баллов. С БДК с подветренного борта спустили на воду баркас. Посадили в него врача капитана медслужбы Сигова и его подчиненного фельдшера Лысика и отправили на танкер.

Капитан Сигов закончил ВМА имени Пирогова, был ростом метр девяносто семь и весил около ста сорока кг. А на всех встречавшихся ему на жизненном пути с весом менее 120 кг. он презрительно смотрел сверху вниз и про себя называл «недовесками».

На танкере его встретили с большим воодушевлением, и еще до начала операции боцману была дана команда в каюте старпома накрыть стол.

Сигову понравилось, как кают-компанию приспособили под операционную. Все лишнее было вынесено. Света было предостаточно. Руками механиков была собрана 1000 ватная люстра. Танкер на четырехбальной волне практически не качало. Операция прошла успешно, без осложнений. Все были довольны.

Врача Сигова от имени всего благодарного экипажа (как ни как, кормилицу спас) капитан «Онеги» пригласил в каюту старпома отведать благодарственный обед за «чудесно исцеленную Божью тварь Зину».

После третий бутылки коньяка Сигов затяжелел. В море, поди, четвертый месяц, с отвычки-то и затяжелел. На посошок Сигов поднял стакан за отца русской хирургии – Пирогова, …выпил и совсем затяжелел. Начал валиться на бок.

Ну что, капитан танкера был доволен. Рассчитались, как говориться, по полной программе, под завязочку.

-Боцман,- скомандовал капитан,- врача к отплытию!

-Есть,- по- военному отрапортовал боцман, и на пару со старпомом приподняли Сигова со стула. Но, покряхтев и потоптавшись на месте, посадили его на место.

-Тяжеловат, однако,- почесав затылок, констатировал боцман.

-Давай моториста Котова и матроса Козика, они покрепче, сдюжат! - порекомендовал капитан.

С прибытием Котова и Козика дело сдвинулось с «пятой» точки. Сигова удалось довести до корабельного трапа. Но попытка спустить врача по узкому трапу чуть не закончилась его падением вниз. Помог страховочный конец. Им на всякий случай старпом перевязал Сигова за пояс.

Опять помог советом капитан:- Грузить стрелой!

Сигова подвели под грузовую стрелу и положили в веревочную сеть на носилки. Подняли и опустили прямо в подошедший баркас. Помахали вдогон уходящему баркасу и разошлись…

-…Вира!- кричал со шкафута БДК помощник командира, перегнувшись через борт и следя за тем, чтобы подъем на волне шел без рывков.

Сетка с Сиговым опустилась на верхнюю палубу. Командир с замом внимательно осмотрели прибывший груз, переглянулись и, молча, отошли в сторону. Два крепких матроса подняли носилки и понесли тело врача к его каюте. При попытке протащить носилки с телом через дверь на трап, ведущий на каютную палубу, пришлось носилки наклонить.

Корабль на волне качнуло. Носилки под богатырской тяжестью опрокинулись и капитан Сигов головой, спиной и коленями пересчитав 12 ступенек стального трапа , 140 килограммовым подранком затих в офицерском коридоре.

Кровь заливала лицо и палубу. На Сигова страшно было смотреть. Его с трудом затащили в каюту и уложили в койку.

Фельдшер Лысик обработал раны на лице врача. Наложил два шва на рассеченную бровь и верхнюю губу. Анестезии не потребовалось. Выбитый зуб док выплюнул сам.

Наутро зам.командира зашел в каюту начмеда.



-Григорий Сергеевич, как вы? - обратился он к Сигову, припавшему к каютному зеркалу и трогающему пальцами свое опухшее и зашитое лицо.

-Не помню, вроде аппендицит удалял,- плохо выговаривая слова и кривясь от боли на слогах требующих натяжение губ, прохрипел Сигов,- а мне, что… в благодарность? …зубы с гландами бокорезами рвали!


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница