Николай Николаевич Лавров Маньяки: охотники на людей



страница1/11
Дата06.05.2016
Размер2.17 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Николай Николаевич Лавров

Маньяки: охотники на людей




Скан Altair32Феникс; Ростов н/Д ;

ISBN 978-5-222-14357-5


Аннотация



Эпидемия серийных убийств, начавшаяся еще в прошлом веке, сейчас буквально захлестнула весь мир.

Кто они, охотники на людей? Какова природа тех, кто подстерегает нас в темном городском переулке или на пустынной сельской дороге? Что толкает их на путь убийств, насилия и изощренной жестокости? Почему и зачем они это делают?

Только поняв природу данного явления, можно научиться распознавать преступника. Только узнав, почему и зачем он это делает, можно избежать смертельной опасности. Только уяснив, что им движет, можно не стать его жертвой.

В книге «Маньяки: охотники на людей» рассказывается о феномене серийных убийств, исследование которого было начато зарубежными специалистами-психиатрами, криминологами, работниками правоохранительных органов в последние десятилетия прошлого века. Приводится детальное описание отличий серийных убийц от «обычных убийц». Излагается описание фаз состояния серийного убийцы, выделенных экспертами, изучавшими жестокость и насилие.

Дается детальное описание преступлений, совершенных маньяками, относящимися к разным типам преступников в соответствии с принятой классификацией; зарубежными «Джеками-потрошителями» и отечественными монстрами, действовавшими примерно в одно и то же время.

Книга «Маньяки: охотники на людей» адресована широкому кругу читателей.

H. Н. Лавров

МАНЬЯКИ: ОХОТНИКИ НА ЛЮДЕЙ




От автора

Эпидемия убийств…

Ужасная эпидемия поразила мир.

Она распространяется подобно лесному пожару — мгновенно охватывая огромные пространства, не оставляя возможности тем, кто оказался на его пути, спастись от страшного бедствия. Она уносит новые и новые жертвы: детей, взрослых, стариков, богатых и бедных, сильных и слабых — никто не застрахован от этой беды…

Это эпидемия, уже поразившая все страны без исключения — богатые и бедные, постиндустриальные и «банановые республики»… Это бедствие, от которого еще нет лекарства…

Жертвы этой эпидемии погибают в страшных мучениях. О судьбе многих никому ничего не известно. И только безутешные родственники продолжают надеяться, что когда-нибудь хоть что-нибудь смогут узнать о тех, кого они потеряли. Кто ушел — и не вернулся. Уехал из дому — и пропал. Бесследно. Навсегда…

Это эпидемия серийных убийств. О жертвах ее мы узнаем из программ новостей, из репортажей в прессе, из передач по радио. С плакатов, расклеенных по городу, смотрят на нас лица тех, кого ищут родные, друзья, сотрудники отделов по розыску пропавших людей. Это лица жертв. Детей, женщин, стариков…

И тут же, рядом, — плакаты с надписью «Разыскивается особо опасный преступник». На них часто нет лиц — только описание того, кого ищут. Или фоторобот, составленный с помощью людей, которым удалось уцелеть. Разыскивается охотник на людей…

Охотники на людей выбирают жертву, загоняют ее, как дикий зверь загоняет добычу, наслаждаются ее мучениями и видом агонии. Смерть другого человека — мучительная, ужасная — доставляет им высшее наслаждение.

За ними тянется кровавый след — убитые дети, женщины или старики. Трупы убитых, замученных, изуродованных жертв ужасают. Неужели такое мог сделать человек с человеком? Да и люди ли это вообще? Или это звери в человеческом обличье?

Нет, это люди. На первый взгляд они такие же, как и мы. Они живут среди нас, ходят с нами по одним и тем же улицам, заходят в те же самые супермаркеты, ставят свою машину на соседнюю парковку. Учатся в университете или работают в школе. Имеют собственный бизнес или ходят на работу. Или не работают и не учатся, но при этом живут вполне обычной, ничем не примечательной жизнью.

Нам и в голову не может прийти мысль, что этот человек, живущий с нами рядом, — серийный убийца. Маньяк. Монстр. Чудовище. Исчадие ада.

Или больной, болезни которого специалисты еще не дали названия? И не научились точно ее диагностировать? И, соответственно, лечить?

И, значит, эта эпидемия будет продолжаться, расти и шириться? И люди будут жить, как во времена Великой Чумы, моля Бога, чтобы беда эта миновала и их самих, и их близких?

Эпидемия серийных преступлений, начавшаяся еще в прошлом веке, сейчас буквально захлестнула весь мир.

Масштабы проблемы стали ясны многим специалистам еще тогда, когда общество и не подозревало, насколько серьезен этот недуг. Многие ученые, криминалисты, психологи взялись за перо, чтобы представить на суд читателей результаты своих исследований в данной области.

Кто они, охотники на людей? Какова природа тех, кто подстерегает нас в темном городском переулке или на пустынной сельской дороге? Что толкает их на путь убийств, насилия и изощренной жестокости? Почему и зачем они это делают?

Можно ли человеку понять охотника на людей? Можно ли уберечь себя, своих детей, своих близких от опасности?

Только поняв природу данного явления, можно научиться распознавать преступника. Только узнав, почему и зачем он это делает, можно избежать смертельной опасности. Только уяснив, что им движет, можно не стать его жертвой.



Серийные убийцы — их отличия от обычных убийц

Серийный убийца — преступник, разительно отличающийся от «обычных» убийц.

Впервые этот термин — «серийный убийца» — был использован при расследовании преступлений и описании личности Теодора Банди. Он был казнен в январе 1989 года в штате Флорида. На кровавом счету этого обаятельного студента юридического факультета Университета Сиэтла более пятидесяти жертв.

Преступления, совершающиеся серийными убийцами, не относятся к числу традиционных убийств, с какими обычно имеют дело работники правоохранительных органов. Серийные убийства принципиально отличаются от «обычных» убийств.

Как правило, в основе большинства преступлений лежат определенные мотивы, доступные пониманию обычного человека. Так, обычная драка может закончиться убийством, как только один из участников начнет орудовать ножом или достанет пистолет. Ночной вор-взломщик, захваченный врасплох на месте преступления, может начать стрельбу — и вооруженное ограбление закончится убийством. Банальная ссора между двумя супругами может перерасти в дикий скандал, продолжиться дракой и закончиться непреднамеренным убийством. Выяснение отношений в случае «любовного треугольника» тоже может привести к трагическим последствиям…

Потеря самоконтроля, жажда наживы, жадность, ревность, месть… В подобных случаях мотивы действий преступника на виду. Связь жертв преступления с убийцей прослеживается достаточно ясно, чаще всего преступник раскаивается в содеянном и мучается, сознавая свою вину. Такие преступления обычно раскрываются достаточно быстро.

К тому же значительная часть убийств совершается «новичками», которые не умеют заметать следы преступления, оставляют массу улик, оставляют свидетелей, наконец, они просто не умеют скрываться, дожидаясь, когда дело будет закрыто. К тому же «новички», как правило, рано или поздно выдают себя: бремя вины не дает им жить спокойно, их мучает совесть.

Заказные убийства, разборки в среде криминалитета также имеют вполне очевидные мотивы — ив этом случае органам правопорядка «остается» только найти исполнителя и доказать его причастность к совершению преступления.

Серийные убийцы значительно отличаются и от массовых убийц. В качестве «классического» примера массового убийцы приводят Чарльза Уитмена, «техасского снайпера», который в августе 1966 года с башни здания университета в Остине, штат Техас, расстрелял из винтовки с оптическим прицелом десять человек.

Ричард Спек в июле 1966 года в Чикаго поочередно зверски расправился с восемью студентками, устроив настоящий кошмар, поразивший даже видавших виды полицейских. Джеймс Хьюберти, еще один массовый убийца, убил двадцать пять человек в «Макдональдсе» Лос-Анджелеса… В Технологическом Университете Вирджинии один из студентов не так давно устроил настоящую бойню…

Как правило, массовые убийцы или кончают жизнь самоубийством, или их убивают стражи порядка… Как указывают эксперты-криминологи, у массовых убийц легче диагностируются и ярче проявляются явные патологические психоневрологические симптомы.

Убийцы по влечению

Серийные убийцы — это особая категория преступников, сформировавшаяся не так давно. Однако их численность растет с поразительной быстротой. Серийные убийцы — это безмотивные убийцы, «убийцы для развлечения», «отдыхающие убийцы», по определению ФБР, или убийцы по влечению. Убийство для них стало образом жизни, смыслом всего их существования. Они убивают исключительно ради удовольствия, ради «кайфа».

Как правило, их жертвами становятся совершенно незнакомые люди, которых они знали всего несколько часов (или менее того), и в преступлениях отсутствует мотив, во всяком случае явный, «логический» мотив. Никакой связи между преступником и жертвой не существует — жертва случайно оказалась на пути убийцы, на свою беду попала в поле его зрения. Увидеть подоплеку такого преступления практически невозможно.

Отсутствие связи между преступником и жертвой в случаях серийных убийств означает, что сотрудники отделов расследования убийств лишаются важного ключа к расследованию. Ведь, как правило, при расследовании «обычных» убийств детективы опираются на связь между жертвой и преступником.

Серийные убийцы — самые ужасные и самые безжалостные среди самых жестоких преступников. Их невероятно трудно «вычислить» и поймать, они могут переезжать из города в город, из одной части страны в другую, чтобы скрыться от преследования и на новом месте продолжить серию кровавых немотивированных преступлений. Действия их практически непредсказуемы, и обычная, стандартная схема расследования преступлений в случае, если органы правопорядка имеют дело с «серийником», не срабатывает.

За плечами серийного убийцы, который часто «выходит на дело» два раза в месяц в течение нескольких лет (или даже десятков лет), гораздо больший преступный опыт, чем у обычного убийцы. Серийные убийцы, которые много лет охотятся за своими беззащитными жертвами, продумывают ритуал убийства до мелочей. Мечты об убийстве, как сексуальные фантазии, бесконечное множество раз прокручиваются у них в голове, они «репетируют» свой выход на сцену, где они будут играть главную роль…

Этими преступниками движет сила, природа которой непонятна им самим.

Монстр из Милуоки Джеффри Дамер, жестокий убийца, сексуальный маньяк и людоед, процесс над которым стал одним из самых сенсационных в истории США, в последнем слове на суде произнес слова раскаяния и просил прощения у родственников своих жертв. Он сказал, что ему очень хотелось бы узнать, что сделало его монстром. Дамер говорил о том, что можно помочь таким, как он, которые пока еще находятся на свободе, если знать причины, в результате которых обычный человек превращается в монстра.

Дело Джеффри Дамера стало своеобразным пособием для слушателей Академии ФБР. Сумеет ли кто-нибудь объяснить, что за сила заставляла этого человека совершать такие кровавые преступления, что, раскаявшись, он сам просил суд приговорить его к смерти?

Дьявольская сила…

Непонятная сила заставляет серийных убийц выходить на охоту за людьми. Как дикого зверя притягивает запах добычи, так и их влекут к себе жертвы, которых они разыскивают по ночам на городских улицах, возле парковок супермаркетов, в аллеях парков, среди бела дня на пустынных дорогах в сельской местности, среди «голосующих» на оживленных автострадах… Выбрав подходящую жертву, они упорно и терпеливо преследуют ее, загоняя в ловушку.

Когда ловушка захлопывается, и жертва оказывается один на один с преступником — в салоне его автомобиля, в его доме или подвале, в глухом лесу или парке, в лифте или на заброшенной даче, — ее судьба уже предрешена. Простое убийство не удовлетворяет такого преступника — серийные убийцы часто пытают свои жертвы, наслаждаясь видом их мучений, слыша крики и стоны, наблюдая за агонией…

Маньяк-педофил Сергей Головкин, охотившийся за детьми шесть долгих лет, оборудовал в подвале под гаражом специальный бункер. Там он изощренно истязал свои жертвы, пытал, подвешивал на крюки, жег паяльной лампой, расчленял, вырезал внутренние органы, снимал кожу. Когда в его руки попали трое детей, он установил очередность, сказав им, кто за кем будет умирать. Расчленяя одного ребенка на глазах у другого, он показывал ему внутренние органы и давал пояснения…

Серийный убийца Генри Ли Люкас отпиливал у своих жертв части тела и заставлял смотреть, как он это делает. Когда жертва попадала к нему в руки, он рассказывал во всех подробностях, что и как он будет с ней делать, наслаждаясь ее страхом еще до того, как приступал к ритуалу убийства…

Джеффри Дамер проводил своим жертвам своего рода лоботомию, просверливая отверстие в черепе — в том месте, где, как он вычитал в одной книге, находится центр воли. В отверстие он заливал кипяток или соляную кислоту. Одна из его жертв после такой «операции» прожила еще два дня…

Часто жертвы серийных убийц числятся в сводках пропавших без вести долгое время — до тех пор, пока не будут найдены их тела. Расследование убийства начинается только тогда, когда обнаруживается труп.

Останки замученных жертв многих и многих серийников были обнаружены только после задержания преступников. Джеффри Дамер хранил в своей квартире в Милуоки части тел жертв. Соседи Дамера по многоквартирному дому, где он жил, ужаснулись, когда полиция выносила из квартиры фрагментированные останки…

Джон Уэйн Гейси, убийца юношей, закапывал их тела в подвале своего дома. Гейси, в самом прямом смысле слова, жил на кладбище.

В серийных преступлениях связь преступника с жертвой часто не прослеживается вообще, или она настолько незаметна, что узнать о связующей их тонкой невидимой нити становится возможным только после ареста подозреваемого.

Известный серийный убийца Тед Банди убивал девушек, похожих на отвергшую его невесту — красивую, уверенную в себе.

Серийный убийца Анатолий Сливко, награжденный почетным званием заслуженного учителя РСФСР, убивал мальчишек, членов организованного им туристического клуба, потому что задолго до этого при виде погибшего в автокатастрофе мальчика-пионера, одетого в школьную форму, испытал сексуальное возбуждение и оргазм. Сливко старался забыть ужасное видение, но «картинка» настолько прочно закрепилась в его подсознании, что требовала постоянного «воспроизведения»…

Серийные убийцы часто приходят на места захоронений своих жертв, присутствуют на похоронах, являются на кладбище, где похоронена жертва.

Для них является настоятельной потребностью переживать заново акт насилия, убийства, глумления над телом.

Тот же Анатолий Сливко снимал вначале фотоаппаратом, а позже — кинокамерой ритуал убийства…

Джеффри Дамер, серийный убийца, каннибал, расчленявший трупы своих жертв и хранивший части их тел в своей квартире, держал дома фотоснимки, на которых его жертвы были запечатлены в разные моменты убийства…

Педофил Марк Дютру, похищавший школьниц, снимал оргии на пленку…

Эд Гейн высушивал головы своих жертв, а разные части тела держал в спирте или масле…

Преступники часто следят за расследованием, вникают во все подробности, стараются узнать малейшие детали хода дела.

Тед Банди старался «невзначай» встретиться с детективами, ведущими расследование, чтобы узнать о ходе следствия.

Кеннет Бьянки, «Хиллсайдский убийца», по доброй воле два раза принимал участие в массовых поисках жертв «Хиллсайдских душителей»; добровольно приходил в полицию, чтобы сообщить о своем знакомстве с убитой им же девушкой.

Геннадий Михасевич, маньяк, действовавший в районе Витебск-Полоцк, был дружинником. Когда в Белоруссии начался активный розыск убийцы и милиция вела широкомасштабные проверки водителей, проверяя документы, он тоже принимал участие в проверках — вместе с другими дружинниками искал и ловил самого себя.

Когда серийный убийца начинает ощущать опасность — в связи с активностью стражей порядка, ходом расследования его преступлений, он может переехать в другой город, другую часть страны, чтобы там продолжить свою охоту на людей.

Тед Банди перебрался из Сиэтла, штат Вашингтон, где его усиленно разыскивала полиция, в Юту, а затем во Флориду — и там продолжал охотиться на красивых девушек.

Один из самых ужасных серийных убийц, Генри Ли Люкас, который признавался в убийствах более трехсот человек, разыскивал своих жертв на дорогах Техаса, Оклахомы, Арканзаса…

Андрей Чикатило, чье имя стало нарицательным, убивал, как указано в его уголовном деле, на территории Ростовской, Владимирской, Ленинградской, Свердловской, Московской областей, в Краснодарском крае, в Узбекистане и на Украине в течение двенадцати лет.

Олег Кузнецов, серийный убийца, убивавший своих жертв в Москве, Подмосковье, Киеве, Киевской области, перебрался в Киев после убийства в подмосковной Балашихе, надеясь там скрыться от следствия. В маленьком городке все на виду, а в Киеве он надеялся «затеряться»…

«Маска святости»

Убийства для серийного убийцы стали своего рода повседневной потребностью, которая часто развивается на протяжении многих лет. Вся жизнь преступника как бы делится на две части — ту, где он постоянно переходит от одного убийства к другому, от смерти одной жертвы к другой, а в другой части своей жизни он создает видимость нормального человеческого существования, нормального и здравого рассудка. Некоторые эксперты называют это «маской святости».

Ряд общих черт прослеживается у всех серийных убийц, но, пожалуй, самая удивительная из них — это поразительная способность преступника вести совершенно обычный образ жизни в то время, когда он совершает одно убийство за другим, действуя под влиянием навязчивой идеи, овладевшей его разумом.

В своей обычной жизни преступник маскируется, он живет жизнью обычного, нормального человека. Жизнь серийного убийцы протекает у всех на виду, и окружающим его людям и в голову не приходит, что он поражен ужасным недугом.

Он может вести жизнь вполне добропорядочного члена общества — как Джон Уэйн Гейси, чикагский бизнесмен с годовым доходом в двести тысяч долларов.

Джон Уэйн Гейси, серийный убийца из Чикаго, наряду с Тедом Банди считается «звездой двойной жизни». Когда Гейси был изобличен, это стало потрясением для всей Америки.

Еще будучи совсем молодым человеком он начал принимать активное участие в политической жизни Чикаго. Был активистом демократической партии, весьма успешно занимался политической деятельностью.

В его доме во время обыска полиция обнаружила фотографии, свидетельствующие о его успехах на поприще политики. На одной из фотографий был запечатлен улыбающийся хозяин дома, которому пожимал руку мэр Чикаго. На другом снимке Гейси был снят рядом с Розалин Картер, супругой президента Джимми Картера. Гейси должен был сопровождать Розалин Картер в ходе ее визита в Чикаго во время избирательной кампании 1976 года.

Гейси активно занимался строительным бизнесом, вел множество сделок. Его бизнес приносил большой доход, он был женат, был известен в городе не только в качестве политика, но и активного участника различных акций милосердия, члена множества добровольческих организаций.

Гейси совершил тридцать три убийства. Тела убитых им юношей он закапывал под своим домом.

Тед Банди, студент-заочник юридического факультета Университета Сиэтла, выбирал в качестве жертв красивых девушек-студенток. В то время, когда от его рук погибали одна за другой девушки-студентки, Банди готовился к научной деятельности в области права, занимался политикой. Аттестационная комиссия штата Вашингтон присвоила ему заочно степень доктора философии, благодаря чему он смог заниматься частной практикой в качестве психотерапевта.

Спасаясь от преследования полиции, Банди был вынужден покинуть штат, бежал в Юту, затем во Флориду, где и был арестован. Точное число жертв Банди так и осталось неизвестным. Будучи юристом по образованию, во время процесса он построил очень квалифицированную защиту, но уйти от наказания ему не удалось…

«Двойная жизнь» серийного убийцы Анатолия Сливко продолжалась более двадцати лет. За столь долгое время пресловутая «маска святости», похоже, стала его вторым лицом.

Уважаемый в городе человек, посвятивший всего себя работе с детьми, — никому и в голову не могло прийти, каким бесчеловечным экспериментам подвергались его подопечные…

В Невинномысске, где жил Сливко, он был местной знаменитостью. О детско-юношеском туристическом клубе, которым он руководил, было известно далеко за пределами города. Десятки статей в «Пионерской правде», многочисленные передачи на Всесоюзном радио… В 1977 году Анатолий Сливко получил звание Заслуженного учителя РСФСР. Он был депутатом городского Совета народных депутатов.

Когда Сливко был арестован и в клубе, которым он руководил, были обнаружены вещественные доказательства его преступлений, город содрогнулся — ведь этому человеку родители доверяли своих детей…

Как отмечают многие специалисты — психиатры, криминологи, серийные убийцы в основном не производят неприятного впечатления на окружающих. Так, психиатр из Чикаго Хелен Моррисон пишет, что у многих из них приятная внешность, они услужливы, умеют производить благоприятное впечатление на собеседника.

Об этом же пишет доктор медицины Джоэл Норрис в своей книге «Серийные убийцы. Растущая угроза». Он особо отмечает, что в основном серийные убийцы не отвратительны и не неприятны. Они соблазняют своих жертв, а не запугивают их, вынуждая подчиняться.

Знаменитый серийный убийца Тед Банди, красивый и обаятельный молодой человек, обладал прекрасными манерами, он умел найти верный подход к своим жертвам, и они сами, добровольно, отдавали себя в его власть. Об этом писал детектив из Сиэтла Роберт Кеппел, расследовавший преступления Банди.

Кеннет Бьянки, «Хиллсайдский убийца», тоже умело пользовался своим обаянием — одну из жертв, очень красивую девушку, снимавшуюся в кино, он приметил на автобусной остановке. Познакомившись с ней, он пригласил ее прокатиться в машине «друга» — сообщника Анжело Буоно. Двух других жертв Бьянки привлек обещанием легкого заработка.

Многие из преступников-убийц без проблем знакомились с девушками и молодыми женщинами, приглашали их на прогулку по парку, в поездку за город, к себе домой — и при этом никому из потенциальных жертв и в голову не приходило, что они имеют дело с серийным убийцей, который способен на все…

Пробуждение зверя

Его страсть, его мания, его недуг заставляют его вновь и вновь пускаться на поиски подходящей жертвы. Он не может отказаться от преступлений так же, как наркоман, побывавший не в одной клинике, не может отказаться от наркотиков. Убийства для преступника служат своего рода наркотиком, в нем живет извращенная тяга к смерти.

Он живет ради убийств, ради краткого мига интенсивных эмоциональных переживаний, подобных ослепительному взрыву. В этот миг высшего накала чувств убийца переживает свой величайший триумф, он чувствует, что страхи его прошлого больше не мучают его… Истина во всем своем великолепии является перед его взором, высшие откровения становятся близкими и доступными…

Однако вскоре на смену эйфории убийства приходит чувство опустошения, страха, отчаяния. Убийца впадает в депрессию. Дни или недели проходят в тоске, страхе, печали, в это время преступник может даже написать исповедь или обратиться за помощью к стражам порядка или к прессе.

Некоторые просят, чтобы их поймали — как Ричард Хейренс, серийный убийца из Чикаго. В комнате жертвы он написал записку губной помадой на зеркале с просьбой поймать его, пока он не убьет снова. Хейренс понимал, что не может контролировать себя, и сообщил об этом полиции.

Фаза депрессии может длиться довольно долго. Чувство безнадежности, бессилия, осознание того, что ему не достичь того облегчения, к которому он так стремится, погружают преступника в глубины отчаяния. Однако в своей настоящей, реальной жизни он продолжает заниматься обычными, повседневными делами, и со стороны кажется вполне нормальным, обычным человеком.

Но вскоре болезненные, горячечные фантазии начинают вновь рождаться в его голове. Его мания, его извращенная тяга к смерти, составляющая саму основу его существования, вновь гонит его на охоту за людьми. Подобно дикому зверю, идущему на запах добычи, он опять начинает поиск жертвы.

И вот на его пути вдруг случайно оказывается человек, который выделяется из толпы — возможно, у него какая-то особенная улыбка, или манера держаться, или его голос напоминает убийце интонации голоса из его далекого прошлого, или запах духов незнакомки вызывает в памяти болезненные воспоминания… И вскоре еще одна жертва попадает в искусно подстроенную ловушку, и драма убийства начинает развиваться в соответствии с многократно отработанным ритуалом…



Ритуал серийного убийства

Из общей массы «обычных» убийц серийные убийцы выделяются одним общим признаком — соблюдением определенного ритуала.

Как пишет в своей книге «Серийные убийцы. Растущая угроза» доктор Норрис, эксперты выделяют несколько фаз в ритуале серийного убийства.

В момент убийства своей жертвы преступник достигает высшего пика своего могущества, переживает высший накал страстей, эмоциональный и сексуальный оргазм.

Но этому моменту предшествует навязчивое состояние, когда болезненные фантазии бесконечно прокручиваются в его воспаленном воображении, когда он переходит в своего рода «сумеречное» состояние сознания, другой мир, где живет по своим законам.

Затем начинаются поиски подходящей жертвы, когда охотник на людей прочесывает раз за разом места, где может встретиться не ведающая заготовленной ей участи жертва. Потом он заманивает ее в искусно расставленную ловушку — и начинает подготовку к ритуалу убийства. В нем убийца попытается заново пережить, восстановить и, возможно, «исправить» драматические переживания своего детства.

Давний «спектакль» из его прошлого, где ему самому отводилась роль жертвы, опять разыгрывается на сцене жизни, но теперь роли в нем переменились. Теперь убийца пытается сыграть в нем другую роль — ту, которая, как по мановению чудесной волшебной палочки, поможет ему избавиться от перенесенных в прошлом страданий и боли.

Новая роль в старом спектакле делает его другим человеком, дает ему возможность почувствовать свою ценность, свою силу и власть. На пике своего могущества он переживает свой триумф, и прошлое не пугает его больше, его призраки, его страхи растворяются в момент высшего торжества…



Безумные фантазии

Первую из фаз серийного убийства — фазу ауры — образно сравнивают с дверью, которая открывает (и закрывает) переход в другое измерение.

В то время, когда преступник переживает фазу ауры, его восприятие окружающей действительности меняется. Быстротекущее время как бы замедляет свой бег, краски окружающего мира становятся ярче, запахи интенсивнее, необычайно увеличивается кожная чувствительность.

В его мозгу зарождаются чудовищные фантазии, и больное воображение разыгрывает разнообразные сцены ужасного насилия. Продолжительная фантазия вызывает возбуждение, которое увеличивается по мере того, как чудовищный спектакль, разыгрывающийся в больном воображении преступника, подходит к своему последнему акту.

Можно сравнить это с забытой на старом проигрывателе виниловой пластинкой. Она крутится, оставленная своим забывчивым хозяином, без конца проигрывая одну и ту же мелодию. Звукосниматель перескакивает с конца на начало — и опять по кругу…

Также и преступник может день за днем, месяц за месяцем проигрывать в своем воображении одни и те же сцены — изощренное насилие, чудовищные пытки, глумление над беззащитной жертвой, убийство… Пластинка крутится и крутится… Спектакль повторяется и повторяется, на сцену опять и опять выходят те же самые актеры…

И так продолжается до тех пор, пока однажды преступнику не встретится человек, который удивительно подходит для роли в его чудовищном спектакле. Этот человек даже и не подозревает, что ему уже уготована роль жертвы — и безумное действо закончится ужасной кульминацией. Жертва оказалась на пути охотника — и безумная, чудовищная фантазия превращается в ужасную реальность.

Переживая фазу ауры, убийца в это время находится как бы в другом измерении, по другую сторону реальности — там, где не действуют традиции морали, нравственности, законы общества, где жизнь человека ничего не стоит, где нет страха смерти, угрозы наказания и сурового возмездия.

Он существует в нереальном мире, созданном им самим, его больным воображением, он не может контролировать себя. Все его попытки избавиться от навязчивого состояния с помощью наркотиков или алкоголя обречены на провал, более того, они только ухудшают дело.

Доктор Норрис в своей книге отмечает, что серийного убийцу можно остановить на этой стадии, в начале фазы ауры. Его можно начать лечить и таким образом остановить начинающийся цикл убийств, не дать безумной фантазии превратиться в чудовищную действительность.

В материалах следственных дел преступников, в материалах их обследования специалистами-психиатрами есть рассказы серийных убийц о том, какие фантазии одолевали их в период, предшествующий охоте на людей.

Сергей Головкин, которому следователи дали прозвище «Удав», серийный убийца, садист, часами истязавший мальчишек, попавших к нему в руки, расчленявший тела своих жертв, рассказывал обследовавшим его психиатрам, что еще в пору детства представлял себя в роли фашиста, который мучает и пытает пионера-героя. Начав мучить животных, он впервые ощутил душевное облегчение, разрядку и исчезновение напряжения.

Фантазии его с течением времени становились все чудовищнее — ему хотелось совокупляться с одноклассниками, при этом садистски издеваясь над ними. Позже он стал мечтать об эксгумации трупов и их последующем расчленении. Когда он учился в вузе, на него напали хулиганы и жестоко избили; после чего Головкину стали видеться сцены ужасной расправы с его обидчиками. Он представлял, как вешает их, снимает кожу, отрезает головы, вырезает внутренние органы…

Жестокие сцены насилия и изощренных пыток, из года в год прокручивавшиеся в его больном воображении, превратились в ужасную реальность в апреле 1986 года, когда Головкин зверски расправился со своей первой жертвой.

Ростовский маньяк Андрей Чикатило, рассказывая следователям о своем первом преступлении — убийстве девятилетней девочки — и предшествующих этому убийству событиях, говорил, что в тот период его влекла к детям какая-то неодолимая сила. У него появлялось стремление видеть их оголенные тела, ему хотелось совершить половой акт…

Поиск жертвы

Сила, природа которой непонятна ему самому, ведет преступника туда, где он может найти подходящую жертву. Из фазы ауры серийный убийца переходит в ловческую фазу — эксперты, изучающие криминальное поведение, называют ее фазой троллинга.

Преступник разыскивает подходящую жертву, идентифицирует ее и затем загоняет ее в ловушку, где она полностью оказывается в его власти.

Сексуальный маньяк Геннадий Михасевич, убивший тридцать шесть женщин, долгих четырнадцать лет выходил на свой кровавый промысел. И год от года число его жертв росло и росло — в последнем, 1984 году, от его рук погибло двенадцать человек.

Признаваясь в совершенных преступлениях, Михасевич откровенно рассказывал следователям и врачам-психиатрам, что время от времени, когда он оставался наедине, на него находило какое-то особое состояние, которое побуждало его выискивать женщину. Ему нужно было пообщаться с ней, прикоснуться к ее телу, попытаться совершить с ней половой акт…

Он охотился на своих жертв в районе между Витебском и Полоцком, как правило, возле дорог. Ездил по окраинам Витебска, нападал на одиноких женщин, насиловал, душил. Переселившись с семьей в деревню рядом с Полоцком, начал выискивать жертв в районе между Полоцком и Новополоцком — приезжал туда специально, выходил на остановке автобуса и караулил, пока не появлялась подходящая жертва.

Когда у него появился свой автомобиль, ездил, подбирал «голосующих» на дорогах, увозил в уединенное место, насиловал и убивал. В один из летних дней 1984 года убил двух женщин: убив и изнасиловав одну, не получил желанного облегчения, поэтому вернулся в Витебск, опять «подвез по пути» вторую жертву и расправился с ней — почти на том же самом месте…

Сергей Головкин, маньяк, охотившийся на подростков целых шесть лет, с апреля 1986 года, разыскивал своих первых жертв возле пионерского лагеря, возле поля, где мальчишки играли в футбол, у речки, куда дети приходили купаться. Позже, когда у него появилась машина, подбирал «голосующих» на дороге подростков. По данным следствия, Головкина интересовали только мальчики определенного возраста и сложения.

Андрей Чикатило, который долгих двенадцать лет охотился за людьми, был арестован первый раз осенью 1984 года. Его задержал опытный сотрудник уголовного розыска — за шесть лет до того, как убийца и насильник был наконец арестован и ему было предъявлено официальное обвинение. Рапорт о задержании Чикатило, который сохранился в следственном деле и приводится в полном виде в книге Н. Модестова «Джек и его наследники», представляет собой документальное описание поиска маньяком своих жертв.

Сотрудники милиции, дежурившие в районе вокзала, обратили внимание на человека, который вел себя подозрительно. На автовокзале, рядом с остановкой, он вначале покрутился среди пассажиров, потом поднялся в автобус, следующий от вокзала в сторону аэропорта. Одетые в гражданскую одежду сотрудники милиции вошли следом и следили за тем, как ведет себя вызвавший их подозрения мужчина.

Вел он себя довольно неспокойно, со стороны можно было подумать, что он проверял, не следит ли кто-нибудь за ним. Он пристально разглядывал стоящих рядом женщин, трогал их, в автобусе начался конфликт, и ему пришлось выйти. Сотрудники милиции последовали за ним.

Подозрительный субъект опять сел в рейсовый автобус, следующий в противоположном направлении. Здесь он опять разглядывал женщин, прижимался к ним, пытался завести беседу с девушкой, которая сидела одна. Когда девушка вскоре вышла, он пошел за ней, не догнав ее, подошел к магазину, где то подходил, то отходил от стоящей там группы женщин.

Потом пошел на остановку автобуса и вернулся на вокзал, где опять подходил к женщинам. На вокзале он заговорил с девушкой, узнал у нее, куда она едет, сказал, что они попутчики, рассказал, что работает преподавателем…

Вокзалы, пригородные электрички, остановки общественного транспорта, парки, многолюдные улицы… Здесь Чикатило разыскивал тех, кто ему был нужен. Действовал расчетливо и осмотрительно, старался не привлекать к себе внимания, не создавать конфликтных ситуаций, но если вдруг что-то шло не так, быстро уходил, отказывался от своего плана.

Его жертвами в основном становились женщины и дети. Часто он выбирал совершенно опустившихся бродяжек, психически неполноценных людей. Расследовавшие дело Чикатило говорили о том, что он обладал поистине звериным чутьем и никогда не ошибался в выборе жертв.

Совершивший пятнадцать тяжких преступлений серийный убийца Олег Кузнецов, действовавший в Москве, Московской области, Киеве, Киевской области менее года — с мая 1991 по март 1992, придерживался определенного стереотипа. Криминалистический анализ преступлений Кузнецова показал, что он избирательно подходил к выбору потенциальной жертвы.

Его жертвами становились молодые женщины или девушки с приятной внешностью, без предубеждения относящиеся к уличным знакомствам со случайными людьми. Преступник легко вступал в контакт с теми, кто его интересовал, начинал непринужденный разговор, знакомился, завязывал легкий флирт, приглашал на прогулку или набивался в провожатые.

Так, с одной из своих киевских жертв, ученицей девятого класса, он познакомился в электричке, разговорился, вызывался проводить — она ехала в гости к родственникам, а дорога вела через лес.

Примерно по такой же схеме он действовал и в другом случае, когда его жертвой тоже стала школьница — увидел на улице девушку, выгуливавшую собачку, подошел, завязал разговор, познакомился, пригласил погулять вместе. Еще одна жертва Кузнецова, которой он одолжил монетку для звонка из телефона-автомата, ни о чем не подозревая, согласилась прогуляться с приятным молодым человеком…

«Ночной Сталкер» Ричард Рамирес, державший в страхе Лос-Анджелес в 1985 году, выбирал отдельно стоящие дома, куда забирался с черного хода или через открытое окно. Если в доме был мужчина, он убивал его без угроз, без предупреждения — преступник был уверен, что он не сможет с ним справиться, даже будучи вооруженным. После этого он избивал и насиловал женщин, насиловал детей, отбирал ценности и деньги, имеющиеся в доме.

Тед Банди, обаятельный студент университета, выбирал своих жертв среди студенток, причем привлекали его девушки определенного типа, похожие на отвергшую его невесту. Банди пытался справиться с собой, противостоять неведомой силе, толкавшей его на убийства, но потерпел поражение…

Серийный убийца выходит на охоту в таких местах, где появление подходящей жертвы наиболее вероятно. Это может быть улица, где в вечернее время бывает мало прохожих, вокзал, где, наоборот, всегда многолюдно и где незнакомые друг с другом люди часто вступают в разговор, отдаленная дорога, где «голосующий» ловит попутную машину. Это может быть игровая площадка возле многоквартирного дома или школы, зал игровых автоматов, парк с густыми зарослями зелени…



В западне

Найдя подходящую жертву, убийца начинает «загонять» ее, как дикий зверь загоняет добычу.

Серийный убийца Геннадий Михасевич, расстрелянный по приговору суда, часто подвозил «голосующих» на дорогах женщин. Потом трупы изнасилованных и задушенных находили в безлюдных местах — в стороне от дороги, в зарослях кустарника, в саду или в лесу.

Ричард Рамирес, «Ночной Сталкер», врываясь в дома своих жертв, не оставлял им путей к отступлению. Грабитель, пробравшийся в дом среди ночи, вооруженный ножом или пистолетом, одним своим видом способен запугать человека до бесчувствия — а если в доме к тому же только одинокая женщина или женщина с ребенком…

Они оказывались в ловушке и в полной власти насильника. Если же в доме был мужчина, Рамирес действовал по-другому: застрелив хозяина дома, он лишал его семью защиты — и беспомощная женщина оказывалась в изоляции, безо всякой надежды на помощь со стороны.

Охотящиеся на детей серийные убийцы часто следят за ними долгое время, замечая, когда они возвращаются из школы, по какой дороге, в какой компании. Потом ждут подходящего момента, когда ребенок останется один — на пути к своему дому, в подъезде. Оставшись один на один с взрослым, часто вооруженным человеком, попавший в ловушку ребенок не может рассчитывать на чью-то помощь…

Часто жертвами серийных убийц становятся дети, убежавшие из дома, поссорившиеся с родителями или родственниками, путешествующие автостопом. Преступник заводит или увозит их в укромные места, где жертва оказывается в полной изоляции и в полной власти насильника и убийцы.

Заманивание жертвы

Эксперты в области криминального поведения особо подчеркивают такой факт — в основном серийные убийцы не производят на окружающих неприятного впечатления. Они часто проявляют удивительное понимание человеческой природы, поразительную проницательность в общении с незнакомыми людьми, умеют найти единственно верный подход к потенциальной жертве и не запугивают, а соблазняют ее.

Фаза заманивания жертвы, предшествующая фазе захвата, может протекать по разным «сценариям».

Оперативники, расследовавшие дело Андрея Чикатило, не раз отмечали, что он практически никогда не ошибался в выборе жертв и умело находил к ним подход.

Как и многие сексуальные маньяки, он вступал в контакт с громадным числом людей. Завязывал разговор с потенциальной жертвой, быстро сориентировавшись, выбирал самую подходящую линию поведения. Кому-то предлагал пойти обогреться у него дома, по соседству, кому-то предлагал помощь, кого-то соблазнял жевательной резинкой, кого-то бесплатной выпивкой, кого-то деньгами, кому-то обещал показать и подарить альбом с марками…

Когда жертва была идентифицирована, до того замкнутый, необщительный преступник буквально преображался — он старался расположить человека к себе, становился разговорчивым, приятным собеседником, предлагал помощь в трудных ситуациях. Детей он буквально завораживал — они шли к нему домой, шли с ним к нему на дачу (несуществующую), в поле… И при этом никого он не тащил насильно, никогда не оставлял свидетелей.

Одну из своих жертв, одиннадцатилетнего мальчика, он увидел возле газетного киоска, понял, что мальчик интересуется марками, завел разговор, представившись большим любителем и ценителем. Пообещал подарить альбом с марками при встрече. После встречи с «филателистом» ребенка никто больше не видел…

Другую жертву, девочку-школьницу, он «приручил», давая ей импортную «жвачку». Она называла его «дедушкой» и не один и не два месяца рассказывала о нем подружкам в школе. Дедушка жил по пути, и ей, чтобы попасть к нему домой после уроков, нужно было выйти на остановку раньше. Лена стала первой жертвой Чикатило, и после нее счет кровавым преступлениям был открыт…

Девочке, ожидавшей в холодный декабрьский вечер автобуса на остановке, он предложил пойти к нему домой, согреться… Заманив ее в безлюдное место, он напал на нее, попытался изнасиловать, а когда ему это не удалось, нанес множество ударов ножом, вырезал внутренние органы…

Уличное знакомство было для серийного убийцы Олега Кузнецова, охотившегося на девушек и молодых женщин в Москве, Подмосковье, Киеве, одним из способов заманивания своих жертв в ловушку. С некоторыми из своих жертв он знакомился на улице, в парке, в электричке. Заводил непринужденный разговор, старался «обаять» свою новую знакомую.

Так, с одной из своих жертв, студенткой московского вуза, он познакомился в Измайловском парке столицы. Увидел возле лыжной базы симпатичную девушку, подошел, заговорил, познакомился, потом они вместе пошли прогуляться по парку… После прогулки с незнакомцем девушку больше никто не видел. Ее тело было найдено при проверке показаний арестованного Кузнецова на месте убийства.

«Хиллсайдские убийцы» Кеннет Бьянки и Анжело Буоно, действовавшие в Лос-Анджелесе, использовали хитрые уловки, чтобы заманить своих жертв в ловушку. Одну из своих жертв, несовершеннолетнюю проститутку, они похитили, представившись полицейскими — показали ей фальшивый жетон, надели наручники и увезли на машине домой к Буоно, где изнасиловали и убили.

Похожим образом сообщники заманили в ловушку двух подружек-школьниц — им было предложено проехать в участок, потому что, как им сообщили «полицейские», их подозревают в краже и нужно во всем разобраться…

Другую жертву, молодую и очень красивую девушку, они заметили на автобусной остановке. Бьянки заговорил с ней, познакомился, потом к ним подъехал на дорогой машине Буоно, которого сообщник представил своей новой знакомой как сотрудника полиции. Они вели себя абсолютно естественно и не вызывали никаких подозрений, и девушка согласилась сесть к ним в машину…

Переехавший после ссоры с Буоно в другой штат Кеннет Бьянки убил двух девушек-подруг, заманив их под предлогом легкого заработка в пустой дом — он предложил одной из них побыть в доме, пока там будут переделывать сигнализацию…

Оригинальным способом заманивал в ловушку свои жертвы Тед Банди. Банди был приятным внешне и обаятельным молодым человеком, у него были хорошие манеры, что, разумеется, помогало ему внушить доверие к себе.

К тому же он использовал эффектный прием — он накладывал на руку фальшивую гипсовую повязку и, изображая смущение, просил девушку на стоянке или на пляже помочь ему уложить в машину пакеты, книги или в багажник лодку. Заманив девушку в машину, он продолжал «обрабатывать» жертву и далее — до тех пор, пока они не оказывались в безлюдном месте и он не наносил ей первого удара.

Один из самых известных серийных убийц, Джон Уэйн Гейси, умело завоевывал доверие молодых людей и приглашал их к себе домой, где они оказывались в его власти. Кому-то он обещал работу, кого-то соблазнял наличными — за занятия сексом.

Если жертва оказывалась покладистой или не пыталась обмануть Гейси, после занятий сексом он отпускал ее. Если же что-то шло не так, как ему хотелось, он оглушал молодого человека ударом по голове, насиловал, пытал, а потом убивал.

«Милуокский маньяк» Джеффри Дамер знакомился со своими жертвами — это были молодые мужчины и юноши — в основном в барах, потом приглашал их к себе домой. Заманив ничего не подозревающую жертву в квартиру, Дамер ни за что не хотел с нею расставаться. Полицейские, попавшие в квартиру Дамера, пришли в ужас — в холодильнике он хранил окровавленную голову, в морозильнике — сердца жертв, в бочке с кислотой — части тел…



Захват

Фаза захвата предшествует фазе убийства — и, таким образом, является своего рода предпоследним действием в том чудовищном спектакле, который убийца разыгрывает на сцене жизни. Безумные фантазии, ужасные видения, которые до сих пор постоянно прокручивались в его голове, становятся реальностью, когда беспомощная жертва оказывается полностью в его власти и он может делать с ней то, к чему так отчаянно стремился.

«Сценарии» этого действия, в зависимости от воли «режиссера» и исполнителя главной роли, которую преступник взял на себя, предоставив играть роль жертвы другому, тоже могут быть совершенно разными. Захват может начаться внезапно и протекать стремительно.

Альберт Де Сальво, «Бостонский Душитель», как установили эксперты-криминалисты, расследовавшие «серию» убийств преступника в июне 1962 года, в трех случаях нападений действовал примерно одинаково.

Убийца, мужчина в хорошей физической форме (как выяснилось, в свое время довольно успешно занимавшийся боксом), наносил своей жертве два-три мощных удара, после чего она теряла всякую способность к сопротивлению, а затем насиловал и душил. Стоило ему попасть в квартиру жертвы и захлопнуть за собой дверь, как женщина попадала в капкан, из которого ей было уже не выбраться…

Де Сальво проникал в квартиры своих жертв обманом, под видом водопроводчика. Ричард Рамирес, «Ночной Сталкер», орудовавший в Лос-Анджелесе, попадал в дома своих жертв ночью с черного хода или влезал через приоткрытое окно.

И действовал сообразно обстоятельствам — если в доме был мужчина, он немедленно убивал его, оставляя без защиты его домашних. Если же в доме была одинокая женщина или женщина с ребенком, он угрожал ножом, насиловал, грабил… Захваченные врасплох, потрясенные всем произошедшим, они не могли оказать вооруженному убийце и насильнику серьезного сопротивления.

Фаза захвата может протекать и по другому сценарию, когда преступник намеренно не торопит развитие событий, уверенный, что жертва, попавшая в расставленную ловушку, уже не сможет избежать приготовленной ей участи.

Предвкушая момент, когда он останется с жертвой один на один, когда уже никто не сможет ему помешать в осуществлении его дьявольского замысла, преступник может вести с ней своего рода игру. Это может быть разговор, полный зловещих намеков, или описание предстоящих пыток во всех подробностях, или же демонстрация кровавого ритуала убийства…

Генри Ли Люкас, известный серийный убийца, изощренно пытавший свои жертвы, испытывал наслаждение, когда еще до начала самого процесса насилия описывал беспомощной жертве во всех подробностях то, что он собирается с ней проделывать…

Маньяк-педофил Сергей Головкин оборудовал под гаражом специальный подвал, где он мог бы часами пытать и мучить свои жертвы. Разъезжая на собственной машине, он подбирал «голосующих» на дороге, привозил их в свой бункер, где ему бы никто не смог помешать, и истязал часами. Захватив нескольких детей, он заставлял наиболее понравившихся ему мальчиков смотреть на то, что он вытворяет с другими жертвами… Ужасная демонстрация чудовищного насилия приносила Головкину особое удовольствие.

Убийство

Фаза убийства представляет собой кульминацию дьявольского спектакля, в котором убийца старается сыграть главную роль, достичь пика своего могущества.

Как утверждает в своей книге «Серийные убийцы. Растущая угроза» доктор Норрис, фаза убийства, одна из семи основных фаз серийного убийства, представляет собой воспроизведение в виде определенного ритуала тех драматических переживаний, которые преступник перенес в детском возрасте. Иллюстрируя это утверждение, доктор Норрис рассказывает о судьбах таких серийных убийц, как Карлтон Гэри, Генр Ли Люкаса, Джон Уэйн Гейси.

Известный серийный убийца Джон Уэйн Гейси, жестоко убивавший юношей, в пору детства терпел жестокое обращение со стороны отца-алкоголика.

Гейси был болезненным, женственным ребенком, и его мужское естество, жестоко попираемое его отцом в детстве, требовало самоутверждения в пору зрелости, что проявлялось в изощренной жестокости по отношению к жертвам — мальчикам и юношам.

Жертвы, которых он заманивал к себе домой, погибали в страшных мучениях — Гейси бил их по гениталиям, истязал, медленно душил, наблюдая за агонией. Ему нравилось следить за самим процессом умирания беспомощной жертвы и обставлять его особыми действиями. Так, истязая и мучая, он призывал своих пленников смело встретить пытки и саму смерть, читая им молитвы.

Генри Ли Люкас, переживший столько жестокости в детстве, сколько просто невозможно представить нормальному человеку, возненавидел всех и вся. Люкас рассказывал, что в семье к нему относились как к собаке и заставляли делать такое, что не должен делать ни один человек. И безногий отец Люкаса, и сам мальчик были вынуждены наблюдать за тем, как мать занимается сексом с мужчинами.

Мать Люкаса, проститутка, избивала его всем, что ни попадется под руку. Однажды она ударила его палкой по голове так, что он три дня пролежал без сознания. Став взрослым, он убивал женщин, которые напоминали ему мать. Он рассказывал следствию, что многих женщин, попавших в расставленную им ловушку, он отпускал, не сделав им ничего плохого. Если же что-то в жертве напоминало ему мать, она была обречена…

Люкас не только пытал, резал, жег огнем своих жертв, он расчленял человека заживо. Ужасная драма человека, истерзанного и искалеченного собственной матерью, превращалась в чудовищную трагедию тех, кто, на собственную беду, попал к нему в руки и уже не смог вырваться из западни…

Психиатры, обследовавшие Джеффри Дамера, квалифицированные эксперты, так и не пришли к единому мнению о том, что двигало преступником, совершавшим такое, что потрясло весь мир.

Процесс по делу Дамера был одним из самых громких в истории США, его смотрели миллионы американцев. А телезрители во многих странах видели прямые репортажи из Милуоки, где показывали, как из квартиры Дамера, превращенной в бойню, вывозят бочки, в которых, залитые кислотой, хранились части тел убитых им людей…

Как отмечали некоторые психиатры, на психику Дамера могли сильно повлиять развод его родителей — ему тогда было восемнадцать лет — и последовавшие за этим одиночество и чувство отверженности. Сам убийца утверждал, что убивал и прятал у себя дома останки своих жертв, чтобы избавиться от одиночества.

Джеффри Дамер, заманив жертву к себе домой, изо всех сил старался удержать ее при себе. Его жертвы — молодые мужчины и юноши, в основном темнокожие, — были обречены на мучительную смерть. Дамер давал своим жертвам снотворное или вводил дозу наркотика, душил, совершал половые акты с трупами, расчленял, хранил части тел — головы и сердца — в холодильнике, другие части тел — в бочке с кислотой. В его холодильнике ужаснувшиеся полицейские нашли бутерброды с человеческим мясом…

В одной из многочисленных публикаций, посвященных ростовскому маньяку Андрею Чикатило, приводится описание случая из жизни маньяка, который, как считают изучавшие его специалисты, мог серьезным образом повлиять на его психику и все его дальнейшее поведение.

Как рассказывал об этом сам Чикатило, происходило это в то время, когда он учился в десятом классе. Тогда семья Чикатило жила в селе Яблочное. К ним во двор пришла девочка тринадцати лет, ей зачем-то была нужна сестра Андрея, но, когда он сказал, что сестры нет дома, та почему-то не уходила. Из-под ее платья, как по прошествии многих лет вспоминал Чикатило, выглядывали синие панталоны.

И тогда он сорвался — толкнул ее, повалил, лег на нее, и у него сразу же наступило семяизвержение. Чикатило рассказывал, что очень переживал свою слабость, считал это несчастьем, дал себе зарок никого не трогать, кроме будущей жены. Стеснявшийся и своей неказистой внешности, и всех и вся робкий, неуверенный в себе юноша с течением времени стал одним из самых ужасных серийных убийц.

То, что произошло много лет назад во дворе дома в селе Яблочное, та «картинка» из давнего прошлого так прочно отпечаталась в его памяти, что даже по прошествии многих лет он рассказывал о случившемся с упоминанием мелких деталей. Тот момент, когда он получил удовлетворение и облегчение, как отмечали психиатры, отразился на всей его дальнейшей жизни. По прошествии многих лет, уже ставший насильником и жестоким убийцей, Чикатило выбирал объектом своего насилия беззащитную жертву.

Произошедшее повлияло и на его выбор профессии — уже имевший и техническую специальность, и опыт работы, Чикатило поступает на филологический факультет Ростовского университета. Как отмечается в публикациях, написанных после завершения процесса, психиатры, исследовавшие маньяка, подтверждали — может быть, неосознанно, но он стремился изучать таких детей, как та девочка, старался проникнуть в их психологию, старался научиться управлять ими.

Ущербность Чикатило, который, как он сам рассказывал следствию, никогда не мог проявить себя как полноценный мужчина, мучила его всю жизнь. И как он заявлял, его преступления являются результатом нарушения психики, вызванного половым бессилием. Он доказывал на следствии, что жертв он не искал, не организовывал ничего заранее, действовал по обоюдному согласию.

Однако когда в силу особенностей его физиологии он оказывался несостоятельным или когда его оскорбляли, указывая на его несостоятельность, на него накатывало какое-то бешенство и он, не отдавая отчета в своих действиях, не осознавая того, что он делает, начинал наносить жертвам удары ножом, вырезать внутренние органы, отрезать части тела…

В своих многочисленных посланиях, рассылаемых во все инстанции во время следствия, Чикатило писал, что природа обделила его счастьем «возвышенной половой жизни»… Когда он видел голое тело, он рвал и метал, как зверь, это была звериная психическая разрядка, отчаяние и злоба за то, чем он был обделен. Он объяснял, что ни с одной из жертв не имел нормальной половой связи, что это была жалкая имитация…

В материалах уголовного дела Чикатило приводятся данные экспертиз, которые ужасают, прочитав которые, любой нормальный человек не может не задавать себе вопрос — как мог человек сделать такое с другим человеком?

Почти каждой из своих жертв Чикатило наносил несколько десятков ударов ножом. Убивал не сразу. Как отмечали эксперты, в верхней части тела жертв были такие раны, которые были нанесены ножом, совершающим возвратно-поступательные движения, при этом нож не вынимался из раны. Не та ли это «имитация», о которой говорил маньяк? Почти всем своим жертвам он выкалывал глаза, у многих откусывал соски и кончики языков… Вырезал внутренние органы… Некоторые части тела съедал…

Известнейший следователь по особо важным делам И. М. Костоев в книге «Россия: преступный мир», рассказывая о деле Чикатило, которое он принял по распоряжению Генеральной прокуратуры СССР, отмечает следующее:


«…Убитые женщины были, как правило, бродяжками, дешевыми проститутками, которые за стакан водки, к примеру, могли бы оказать убийце любую услугу. Но фотографии убитых, повторяю, были просто ужасны. Значит, не „услуги“ требовались ему. Раны, которые он наносил своим жертвам, не только предполагали убийства, но как бы утверждали власть убийцы над своей жертвой, давали ему почувствовать вкус своей силы. Такой, понимаете ли, своеобразный наркотик для импотента. Ну а после смерти жертвы — выколотые глаза, отрезанные гениталии».
В момент убийства жертвы большая часть преступников переживает эмоциональный подъем. Как пишет в своей книге «Серийные убийцы. Растущая угроза» доктор Норрис, убийца испытывает спонтанный оргазм, разрядку и сексуальное облегчение.

Подтверждение этому можно найти в откровенных рассказах преступников, находящихся под следствием и в заключении, их исповедях исследовавшим их психиатрам, в их письмах и других свидетельствах.

Андрей Чикатило, вспоминая о переживаемых им чувствах в момент расправы с жертвой, говорил, что ее стоны, крики и агония давали ему разрядку и какое-то наслаждение, неизъяснимое удовольствие. Рассказывая об убийстве одной из своих жертв, девушки, которую он вел лесом, на которую набросился и искромсал ножом, он вспоминал, что его всего трясло и у него произошло семяизвержение. При виде крови его начинало трясти, его бил озноб, он начинал совершать беспорядочные движения. Нанося жертве удары ножом, он покачивался, имитируя половой акт…

Серийный убийца Геннадий Михасевич свое состояние в момент, предшествующий убийству, описывал как умопомрачение. Он говорил, что у него было такое чувство, что будто все вокруг в тумане. И когда он «контактировал» с женщиной, для него главным было задушить ее, а не совершить с ней половой акт, и самое большое удовлетворение он испытывал в момент удушения.

Разоткровенничавшись, Михасевич рассказывал, что получал особое удовольствие в момент агонии жертвы. По признанию маньяка, после убийства ему становилось легче, он был сам себе врачом, силу от женщин черпал…

Проводившие психиатрическую экспертизу серийного убийцы Олега Кузнецова специалисты отмечали, что он отличался садистскими сексуальными влечениями и для достижения сексуальной разрядки стремился причинить физические мучения своим жертвам…

Маньяк-педофил Сергей Головкин рассказывал следователям и врачам-психиатрам, что в подвале-бункере, где он мог часами, никого не опасаясь, пытать и истязать свои жертвы, он испытывал особые чувства. Головкин говорил, что чем больше жертва нравилась ему, тем больше ему хотелось манипулировать с ней, больше резать, вырезать… По признанию преступника, после каждого убийства у него было такое приятное чувство, как будто он сделал что-то хорошее, выполнил свой долг…

«Трофей» убийцы

Специалисты-эксперты в области криминального поведения, выделившие ключевые фазы в действиях серийного убийцы, отмечают, что в фазу тотема, следующую за фазой убийства, жертва преступника превращается в символ его эмоционального триумфа.

Как поясняет доктор Норрис, из символического существа жертва трансформируется в символический трофей. Как надеется убийца, этот трофей будет подпитывать те чувства, которые он пережил в кульминационный момент, момент убийства — ощущение своей власти над жертвой, своей власти над пугающим его прошлым, осознание собственной значимости, подтверждение самого его существования…

Чтобы удержать в памяти остроту тех переживаний, которые они испытывали в момент убийства, продлить переживаемые в тот момент ощущения, серийные убийцы иногда стараются сохранить тело жертвы. Продлевая ритуал убийства, они совершают ритуальное уродование трупа.

Преступник может отрезать гениталии своей жертвы и забрать их с собой, отрубить голову, может съесть какие-то органы. Некоторые носят с собой части тел жертв, хранят их дома. Кто-то закапывает трупы в уединенных местах, устраивая своего рода «святилища»…

Как рассказывается в одной из публикаций о серийном убийце Сергее Головкине, он оставлял себе на память что-нибудь из вещей своих жертв. Когда у него не было возможности найти новую жертву, он, пытаясь успокоиться, созерцал часами что-нибудь из того, что принадлежало когда-то жертве предыдущей…

Во многих публикациях об одном из самых печально известных маньяков, Андрее Чикатило, рассказывается, что почти у всех жертв убийцы были следы нескольких десятков ранений, выколотые глаза, вырезанные половые органы.

Так, в книге Н. Модестова «Джек и его наследники» автор пишет, что маньяк откусывал и проглатывал соски грудей и кончики языков, грыз женскую матку. Отмечается, что на месте преступления не удавалось найти вырезанные органы. Задаваясь вопросом, зачем Чикатило производил чудовищные операции, автор приводит показания жены маньяка о том, что он всегда брал с собой кастрюльку, поясняя, что кипятит в ней на работе чай…

Рассказывая о расследовании дела и поимке Чикатило, И. М. Костоев в книге «Россия: преступный мир» пишет:

«Иногда возле мест преступления мы обнаруживали следы костра. Нельзя было исключить и того, что наш маньяк являлся вдобавок ко всему еще и людоедом»…

Некрофил и каннибал Джеффри Дамер, по делу которого прошел один из самых громких процессов в Америке, хранил дома части тел своих жертв — в холодильнике, в бочках с кислотой. Таким чудовищным способом маньяк избавлялся от одиночества…

Еще более изощренным способом пытался избавиться от одиночества маньяк из Англии Деннис Нильсен, арестованный в 1983 году. С 1978 года жертвами убийцы-некрофила стали пятнадцать молодых мужчин. Заманивая их к себе домой после знакомства на улице или в пивной, он душил своих гостей, сначала хорошо их напоив.

Нильсен не ограничивался сексом с трупами. Чтобы скрасить свое одиночество, на которое он жаловался судьям, маньяк придумал себе занятие, от которого у нормального человека волосы встают дыбом. Он старался сохранить тела своих жертв как можно дольше.

Они нужны были ему в качестве компаньонов за обеденным столом, собеседников для обсуждения новостей или телепередач, причем он тщательно их одевал, причесывал, даже принимал вместе с ними душ…



Депрессия…

Во время бесед с экспертами-психиатрами серийные убийцы рассказывали том, что после убийства наступал тяжелый период безнадежности и тоски. Депрессия может продолжаться долгие недели…

После совершения очередного убийства демоны и призраки его прошлого так и остаются жить в душе преступника, убийство не приносит ему эмоционального облегчения, не стирает прошлое из памяти.

Незнакомый человек, на свою беду встретившийся на его пути, был принесен в жертву — но эта трагедия не помогла убийце сыграть новую роль в том спектакле из его прошлого, который разыгрывался во время убийства. Он так и остался жертвой — и чувство бессилия, чувство опустошенности, отверженности мучают его днем и ночью.

Пережитый им накал чувств, пик могущества, которого он, как ему чудилось, достиг во время гибели невинной жертвы, остался позади. А ему достались лишь одиночество, мрачная тоска и печаль. Он чувствует, что он опять потерпел поражение, что изменить что-либо не в его силах, и терзается осознанием этого.

В реальной жизни он продолжает вести себя как обычно, занимаясь рутинными делами. Маска нормальности настолько прочно приклеилась к нему, что окружающие и не подозревают о его второй невидимой жизни.

Однако с течением времени болезненные фантазии опять начинают одолевать его. Снова и снова ужасные сцены насилия и гибели беспомощной жертвы прокручиваются в его воображении, реальное и ирреальное смешиваются воедино, и потребность в убийстве берет верх над осознанием опасности быть пойманным.

И снова начинается новый цикл насилия. Убийца начинает рыскать по темным улицам, разъезжать на своей машине по безлюдным дорогам или прочесывать бары в поисках подходящей жертвы. И вскоре совершенно случайно оказавшийся на его пути человек попадает в расставленный ему капкан, из которого ему уже не вырваться…

И зловещий ритуал убийства начинает разворачиваться по заранее обдуманному — и уже отработанному — сценарию…

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница