Некоторые успехи в содержании и разведении редких и проблемных видов ядовитых змей в Московском зоопарке



страница1/4
Дата09.05.2016
Размер0.54 Mb.
  1   2   3   4
Некоторые успехи в содержании и разведении редких и проблемных видов ядовитых змей в Московском зоопарке (часть IY: 2003г.)

С. В. Кудрявцев, Д. Б. Васильев, С. В. Мамет, В. В. Федин
Московский зоопарк

  Начиная с 1999 г., в сборниках "Научные исследования в зоологических парках" регулярно публикуются статьи о некоторых успехах в содержании и разведении редких и проблемных видов ядовитых змей в Московском зоопарке (Васильев и др., 1999; Кудрявцев и др., 2002; Кудрявцев и др., 2003). В них указывалось, что в последние годы в работе именно с такими видами были достигнуты значительные успехи, а общее число ядовитых змей в коллекции Московского зоопарка превысило 100 видов и 300 экземпляров. В настоящее время по данным показателям коллекция нашего зоопарка является ведущей в мире.


  В 2003 г. работа в этом направлении была продолжена и даже расширена, несмотря на существенное сокращение числа видов и экземпляров в герпетологической коллекции Московского зоопарка. Наиболее существенные материалы по данному направлению работ были суммированы и положены в основу настоящей статьи - логического продолженя ранее опубликованного материала, упомянутого выше.

Ново-гвинейская смертельная змея Acanthophis praelongus Ramsay, 1877
  Систематика комплекса элапидовых смертельных змей рода Acanthophis Daudin, 1803 во внеавстралийской части ареала в последние годы признается не достаточно изученной. Особенно это относится к индонезийской части ареала, включая провинцию о. Новая Гвинея - Западный Ириан (Wells & Wellington, 1984), откуда и происходят змеи, находящиеся в Московском зоопарке. По этой причине некоторые авторы (O’Shea, 1996) предпочитают говорить в своих работах о ново-гвинейской смертельной змее как о видовом комплексе с не уточненным систематическим положением - Acanthophis spp. Большинство же авторов пока придерживается устоявшейся точки зрения о том, что азиатскую часть ареала (Папуа Новая Гвинея, Западный Ириан и острова архипелага Ару – Каи, Серам, Танимбар и некоторые другие) населяет тот же вид, что и северную часть Австралии и прилежащие острова Торресова пролива – Acanthophis praelongus Ramsay, 1877 (David and Ineich, 1999). В нашей статье мы придерживаемся традиционной точки зрения о систематической принадлежности ново-гвинейской смертельной змеи.
  По данным ISIS (здесь и далее данные приводятся по состоянию на 31.12.2003 г.) ново-гвинейская смертельная змея Acanthophis praelongus Ramsay, 1877 в настоящее время содержится еще только в трех зоопарках, помимо Московского, а именно: в зоопарке Пальмерстон (Австралия) и зоопарках Хьюстона и Коламбус (Огайо) в США. Экземпляры в зоопарке Пальмерстон происходят с севера Австралии, а о происхождении животных в зоопарках США нам ничего не известно. Учитывая столь незначительное число смертельных змей из азиатской части ареала в зоопарковских коллекциях, неудивительно, что информация о их размножении в неволе крайне скудна и представляет особый интерес.
  В Московский зоопарк пара ново-гвинейских смертельных змей поступила 12 сентября 1997 г. из окрестностей Мерауке провинции Западный Ириан (о. Новая Гвинея, Индонезия). Змеи содержались преимущественно раздельно в деревянных террариумах с укрытиями на толстом слое крупной стружки. Температура содержания от 22°С до 28°С. Влажность воздуха поддерживалась путем распыления воды не менее 2-3 раз в неделю. Корма – лабораторные мыши. В течение года самку периодически подсаживали к самцу, но полового поведения наблюдать не удалось ни в дневное, ни в ночное время. Предварительно змей некоторое время содержали при более низких температурах, чем обычно – около 20°С. В 2001 и 2002 годах в террариуме у самки после рассадки с самцом дважды обнаруживали по несколько мертворожденных детенышей. В 2003 г. змеям начали давать комплексные поливитаминные и минеральные добавки вместе с мышами. И 21 ноября 2003 г. впервые родилось шесть живых молодых, один мертвый, и было отложено шесть жировых яиц. Размеры новорожденных: 13.8х3.0, 15.4х3.3, 14.7х2.5, 15.0х3.1., 14.2х2.4, 15.1х2.9 мм. Данные показатели существенно выше приводимых другими авторами (Trutnau, 1998). Первая послеродовая линька новорожденных прошла на 10-11 сутки после рождения. Большая часть молодых после этого начала самостоятельно питаться 2-3-дневными мышами, однако двух из них до сих пор приходится кормить искусственно, что не сказывается существенно на темпах роста.

Мексиканский гремучник Crotalus scutulatus salvini G?nther, 1895
  Мексиканский гремучник Crotalus scutulatus salvini G?nther, 1895 распространен на крайне ограниченной территории Мексики от штата Идальго через Тласкала и Пуэбла до юго–запада штата Веракрус в горах на высоте от 1700 до 2800 м над у. м. (Campbell & Lamar, 1989). Вероятно по этой причине, по данным ISIS, в настоящее время этот подвид содержится только в Московском зоопарке. Информация по разведению подвида в неволе практически отсутствует (Trutnau, 1998).
  В Московский зоопарк два самца мексиканского гремучника поступили от частного дилера из Швейцарии в 1994 г. – дата их рождения 5 августа этого же года. Самка, родившаяся 27 июля 2000 г., поступила к нам из того же источника в октябре 2000 г.
  Условия содержания змей – раздельное, в террариумах из оргстекла на слое стружки при обычной температуре от 22°С до 28°С. Поддержание влажности путем опрыскивания не менее двух раз в неделю. Корма – лабораторные мыши и крысы. Наиболее важным, по нашему мнению, в разведении данного подвида гремучника является соблюдение сезонности (позднее осеннее спаривание) и достаточно низкие температуры искусственной зимовки (от 12°С до 15°С), хотя некоторые авторы рекомендуют даже более низкие температуры – вплоть до 10°С (Trutnau, 1998). В нашем случае успешное спаривание имело место 13 сентября 2002 г. После этого была проведена искусственная зимовка в указанном ранее температурном режиме. Молодые появились на свет 18 июня 2003 г. Основные характеристики новорожденных приведены в таблице 1.

Таблица 1. Основные характеристики новорожденных мексиканских гремучников Crotalus scutulatus salvini в Московском зоопарке.




пол

Длина тела L в мм

Длина хвоста L cd в мм

Масса m в г

1

самец

221

22

12.5

2

самец

230

25

12,9

3

самка

220

24

11.3

4

самка

215

17

11.0

5

самка

220

17

11.8

6

самка

228

19

13.5

7

самец

238

24

13.2

8

самка

218

18

12.7

9

самка

172

15

7.1

10

самец

228

24

11.6

11

самка

225

17

12.5

12

самка

228

18

13.0

13

самец

225

23

13.5

14

самка

205

16

7.4

15

самка

218

16

11.0

16

самец

218

18

12.2

17

самец

230

23

12.2

18

самка

235

15

12.0

Через 1-12 суток после рождения молодые первый раз перелиняли и начали самостоятельно питаться новорожденными мышами.

Материкововый тайпан Oxyuranus microlepidotus (McCoy, 1879)
  Материкововый тайпан - самая ядовитая наземная змея, около 2 м длины. Населяет засушливые районы преимущественно юго-запада Квинсленда и северо-востока южной Австралии. Имеются дополнительные данные о нахождении данного вида на востоке Северных Территорий, севере Нового Южного Уэльса и севере Виктории (Австралия) (Wilson and Knowles, 2000).
  По данным ISIS материковый тайпан (Oxyuranus microlepidotus) содержится в настоящее время только в коллекциях трех зоопарков. Два из них находятся в Австралии (это Аделаида и Сидней), а третий – в Москве. Причинами тому служат, вероятно, ограниченный ареал вида, агрессивность его, отраженная в одном из названий – fierce snake, что означает “свирепая змея”, и исключительная сила яда. По этим же причинам крайне скудна информация о разведении этого вида в неволе. Если в настоящее время близкородственный австралийский береговой тайпан (Oxyuranus scutellatus scutellatus Peters, 1867) успешно размножается во многих зоопарках мира, как в самой Австралии (Banks, 1983; Barnett, 1999; Peters, 1973), так и вне ее (Перфильев, Кудрявцев, 2003), то случаи разведения материкового тайпана до настоящего времени единичны. Основная информация о разведении этого вида (5 случаев) происходит от Питера Миртшина (Peter Mirtschin) из фирмы “Venom Supplies Ltd” из Танунда близ Аделаиды, основного поставщика змеиных ядов в Австралии (Cole, 1997). Почти все материковые тайпаны в зоопарках Австралии происходят именно из этой фирмы. Первого разведения материкового тайпана вне Австралии удалось добиться Московскому зоопарку в 2003 г., детальная информация о чем и представлена далее.
  Московский зоопарк получил группу змей из зоопарка Аделаиды в октябре 1996 г. Змеи (2.1) родились в неволе в Аделаиде 26 апреля 1995 г.
В Московском зоопарке змеи содержались в обычных условиях для австралийских аспидов (Cole, 1997; Hoser, 2002). Змеи содержались раздельно в деревянных террариумах с укрытиями на покрытии типа искусственного газона при температуре от 22°С до 28°С. Корма – исключительно грызуны от мышей до крыс, в зависимости от размеров змеи, что соответствует природному рациону змей (Shine & Covacevich, 1983). Первые попытки их разведения были предприняты нами в 2003 г., и они оказались успешными. Перед ссаживанием змей содержали при отключенном свете и обогреве в течение месяца. Температура в террариуме в это время колебалась от 18°С до 22°С. Змеи были ссажены в одном террариуме 19.02.03 г., а рассажены 29.04.03 г. Активное половое поведение было зарегистрировано в ближайшие дни после ссаживания и активизировалось после линьки самки. Длительность беременности составила 60–86 суток. Предродовая линька у самки имела место 12.05.03 г., т.е. за 15 суток до кладки. Кладка произошла 27–28.05.03 г. и состояла из 10 яиц. Размеры яиц – 51–62 х 32–35 мм. Масса кладки из 10 яиц составила 368 г, масса отдельных яиц колебалась от 32 до 37 г. 29.05.03 г. посредством кесарева сечения из самки было удалено еще восемь яиц (два из левого и шесть из правого яйцевода). Размеры и масса яиц, удаленных оперативным путем, аналогичны указанным выше. Таким образом, общее количество яиц в нашем случае составило 18, что существенно превышает известные ранее данные – 12 (Hoser, 2002).
  Вылупление молодых прошло с 1 по 3 августа 2003 г. При этом из двух яиц вылупилось по двое молодых. Насколько нам известно, это первый случай появления однояйцевых близнецов у материковых тайпанов в неволе. Длительность инкубации при температуре 29°С и 90% относительной влажности воздуха составила 65–67 суток. Масса новорожденных от 9 до 20 г. Длина L + L cd от 305 + 50 до 427 + 65 мм. Первыми вылупились самцы, самки последними. Самки были несколько крупнее самцов. Близнецы весили в сумме, как один нормальный детеныш (9 и 11 граммов). Первая послеродовая линька прошла 10-12 августа, т.е. на 9-ый день от рождения. После линьки все молодые, кроме одного, начали самостоятельно есть новорожденных мышей.

Список литературы
Васильев Д.Б., Кудрявцев С.В., Мамет С.В., 1999. Некоторые успехи в содержании и разведении редких и проблемных видов ядовитых змей в Московском зоопарке. Научные исследования в зоологических парках,11: 43-56.
Кудрявцев С.В., Мамет С.В., Федин В.В., 2002. Некоторые успехи в содержании и разведении редких и проблемных видов ядовитых змей в Московском зоопарке (часть II: 2000-2001 гг.). Научные исследования в зоологических парках, 14: 197-205.
Кудрявцев С.В., Васильев Д.Б., Мамет С.В., Федин В.В., 2003. Некоторые успехи в содержании и разведении редких и проблемных видов ядовитых змей в Московском зоопарке (часть III: 2002г.). Научные исследования в зоологических парках, 16: 115-119.
Перфильев А.Г., Кудрявцев С.В., 2003. Успешный опыт содержания и разведения новогвинейского тайпана Oxyuranus scutellatus canni Slater, 1956 в террариумных условиях. Научные исследования в зоологических парках, 16: 21-23.
Banks C.B., 1983. Breeding the Taipan at the Royal Melbourne Zoo. International Zoo Yearbook, 23: 159-162.
Barnett B.F., 1999. Keeping and breeding the coastal taipan (Oxyuranus scutellatus). Monitor – Journal of the Victorian Herpetological Society, 10 (2/3): 38-45.
Campbell J.A., Lamar W.W., 1989. The Venomous Reptiles of Latin America. Comstock Publishing Associates, pp. 361-363.
Cole P., 1997. Australia’s fierce snake. Reptiles, 9 (12): 62-73.
David P., Ineich I., 1999. Dumerilia, Vol. 3 – Les serpents venimeux du monde: syst?matique et repartition. pp. 56-57.
Hoser R., 2002. An overview of the taipans, genus (Oxyuranus) (Serpentes: Elapidae) including the description of a new subspecies. Journal of the Victorian Association of Amateur Herpetologists, (1): 43-50.
O’Shea M., 1996. A Guide to the snakes of Papua New Guinea. Published in
Papua New Guinea by Independent Publishing Group Pty Ltd., pp. 156-158.
Peters U., 1973. Breeding of the taipan (Oxyuranus scutellatus) in captivity. Bulletin of Zoo Management, 4 (1): 7-9.
Shine R., Covacevich J., 1983. Ecology of higly venomous snakes: the Australian genus Oxyuranus (Elapidae). Journal of Herpetology, (17): 60-69.
Trutnau L., 1998. Schlangen im Terrarium. Band 2. Giftschlangen, Stuttgart, Ulmer, S. 51-53, 295-298.
Wells R.W., Wellington C.R., 1984. A synopsis of the class Reptilia of Australia. Australian Journal Herpetology, 1 (3-4): 73-129.
Wilson S.K., Knowles D.G., 2000. Australia’s Reptiles. Collins Publishetrs, Australia, p. 394;

Summary
Kudryavtsev S.V., Vassyliev D.B., Mamet S.V., Fedin V.V. Some successful results in husbandry and breeding of the rare and hard-to-keep venomous snakes at the Moscow Zoo (part IY:2003 years). The article deals with some results of a continuous research aimed at developing methods for husbandry and breeding of rare and difficult species of venomous snakes at Moscow Zoo, conducted especially intensively lately. Details of husbandry and captive reproduction of species with restricted areal, such as: Fierce snake Oxyuranus microlepidotus McCoy, 1879), New Guinea Death Adder Acanthophis praelongus Ramsay, 1877 and Humantlan Rattle snake Crotalus scutulatus salvini G?nther, 1895 are given.


НаучныеРазведение различных видов семейств Boidae и Pythonidae в Тульском экзотариуме в 2002 – 2003 годах

Е. А. Астрейко
Тульский областной экзотариум

  В настоящее время коллекция Тульского экзотариума насчитывает 69 видов, подвидов и форм питонов и удавов. Работе с этой древней группой змей уделяется особое внимание, так как они являются одними из самых уязвимых рептилий на планете (Даревский, Орлов, 1988). Создание зоокультур исчезающих видов имеет решающее значение для их спасения. Так, по данным, полученным в 2003 году из Internet (http://www.boa-constrictors.com/), императорский удав constrictor imperator Hogg island оригинальной светло-коричневой формы с острова Хогг уже практически не встречается у себя на родине. В то же время в Туле в этом же году родилось девять детенышей этих змей.


  В течение многих лет стабильно приносят потомство такие виды, как зеленый питон Chondropython (Morelia) viridis, королевский питон Python regius, пятнистый удавчик Eryx conicus, парагвайская анаконда Eunectes notaeus, темный тигровый питон Python molurus bivittatus, кубинский удав Epicrates angulifer, радужный удав (Абома) Epicrates cenchria maurus, стройный удав Epicrates striatus striatus, австралийский питон Стимсона Antaresia stimsoni orientalis (Рябов, 1997, 1998, 1999; Терешкина, 1998; Астрейко, 2000; Рябов, Астрейко, в печати).
  Формирование групп производителей происходит из разных источников: это, прежде всего, зоопарковский обмен (с Московским, Далласским (США), Сент-Луиским (США), Детройтским (США), Хельсинкским (Финляндия) Ленинградским зоопарками) и получение диких и разведенных животных от зооцентров («Ophiofarm» (Швейцария), «CV Prestasi» (Джакарта, Индонезия), «Terraria Indonesia» (Богор, Индонезия).
  В 2002-2003гг. было получено потомство от 17 видов питонов и удавов. Впервые в России добились размножения от перуанского обыкновенного удава Boa constrictor constrictor (Peru), императорского удава с о. Хогг Boa constrictor imperator Hogg island, сетчатого питона с о. Джампея Python r. jampeanus и новогвинейского коврового питона Morelia spilota “variegata”. Некоторые виды впервые размножены в экзотариуме (бразильский радужный удав Epicrates cenchria cenchria и папуанский водяной питон Apodora papuana). Также после нескольких лет перерыва удалось повторно получить потомство от пуэрториканского гладкогубого удава Epicrates inornatus, садового удава Corallus hortulanus hortulanus, гадюкового удава Candoia aspera, белогубого питона Leiopython albertisi. Все данные о разведении этих интересных и редких видов приведены в таблице 1.

Таблица 1. Разведение 10 видов питонов и удавов.

Благодарности
  Автор благодарит всех помогавших ему в написании статьи: С. А. Рябова, С. П. Поповскую, И. И. Мошечкова, О. И. Тищенко, М. А. Поповского (Тула), а также специалистов-герпетологов, способствовавших формированию коллекции Boidae и Pythonidae Тульского экзотариума: С. А. Рябова, Н. Л. Орлова (Санкт-Петербург), С. В. Кудрявцева (Москва), В. И. Одинченко (Индонезия), Timo Paasikunnas (Финляндия), Jeff Ettling (США), Buntje Soetanto (Индонезия), Michel Guillod (Швейцария), О. И. Тищенко, Е. В. Бортулеву.

Список литературы
Астрейко Е.А., 2000. Разведение Пятнистого удавчика Eryx conicus из Индии и Пакистана. Научные исследования в зоологических парках, Вып. 13, стр. 3 - 5.
Астрейко Е.А., 2003. Первое разведение Ромбического питона Morelia cheynei (Wells and Wellington, 1984) в России. Научные исследования в зоологических парках, Вып.16, стр. 14-17
Даревский И.С., Орлов Н.Л., 1988. Редкие и исчезающие животные. Земноводные и пресмыкающиеся. Справ. пособие. М.: “Высшая школа”
Рябов С.А., 1997. Королевский питон Python regius: проблемы, успехи, перспективы. Научные исследования в зоологических парках, Вып. 9, стр. 204-215.
Рябов С.А., 1998. Зеленый древесный питон: результаты по разведению и перспективная программа по изучению и сохранению редкого вида мировой фауны. Научные исследования в зоологических парках. Вып.10, стр. 219-225.
Рябов С.А., 1999. Разведение питона Стимсона Antaresia stimsoni orientalis в России. Герпетологический вестник. Львов, Украина. Том I, №1, стр. 28-30.
Терешкина О.В., 1998. Новые данные о разведении в террариуме редкого вида Белогубого питона Leipython albertisi. Научные исследования в зоологических парках. Вып.10, стр. 304-306.

Summary
Astreiko E.A. Breeding of different species of Boidae and Pythonidae families in Tula Exotarium in 2002-2003. The article gives information on husbandry and breeding of ten species of pythons and boas: Boa constrictor constrictor, Boa constrictor imperator, Corallus hortulanus hortulanus, Candoia aspera, Epicrates inornatus, Epicrates cenchria cenchria, Leiopython albertisi, Apodora papuana, Python r. jampeanus, Morelia spilota “variegata”. All basic information is given in the table.


Красный волк в природе и в неволе

Е. В. Володина (1), И. А. Володин (1,2), Е. С. Непринцева (1)
1 Московский зоопарк, 2Биологический факультет МГУ им М.В. Ломоносова

  Красный волк (Cuon alpinus) - один из наиболее редких видов псовых, численность которого в последние десятилетия прогрессивно сокращается. В середине ХХ столетия красный волк был распространен от острова Ява и юга Индокитая до Приморья, Забайкалья, Алтая и Памира (Гептнер и др., 1967; Слудский, 1981; Соколов, 1986; Durbin, Durbin, 1997-2003). Однако в последующие годы численность красного волка заметно снизилась, и он стал крайне редок в некоторых частях своего ареала (Johnsingh, 1985; Durbin, Durbin, 1997-2003; Володина, 2002). Это происходит как из-за сокращения мест обитания в результате хозяйственного использования территорий, так и вследствие снижения численности животных, являющихся объектами питания красного волка (Абрамов, Пикунов, 1976; Cohen, 1977; Johnsingh, 1985). В России последние достоверные встречи красных волков на Дальнем Востоке приходятся на начало 70-х годов (Абрамов, Пикунов, 1976; Соколов, 1986). В конце 90-х годов специальные поиски красных волков на Алтае, в Забайкалье и Тибете не увенчались успехом (А.Д. Поярков, личное сообщение; G.B. Schaller, личное сообщение).


  В 60-х годах XX столетия красный волк достаточно редко встречался в экспозициях зоопарков и еще реже размножался в них (Gewalt, 1967; Sosnovskii, 1967). В последующие годы содержание и размножение красных волков в неволе стало обычным явлением, и в настоящее время множество отечественных и зарубежных зоопарков успешно разводит этот вид в своих коллекциях (Paulraj et al., 1992; Шило и др., 1994; Ludwig, Ludwig, 2000; Володин и др., 2001; Теремина и др., 2001; Вабищевич и др., 2002; Mehrdadfar et al., 2003). Однако до сих пор многие черты биологии красного волка как в природе, так и в неволе остаются недостаточно выясненными. К примеру, условия содержания и кормления красных волков в различных зоопарках могут значительно различаться, но это не сказывается на возможности размножения, и в некоторых случаях пара способна успешно выкормить выводок даже в крохотной клетке. С другой стороны, недоучет некоторых особенностей биологии этого вида может привести к блокированию размножения или даже смерти содержащегося в неволе животного.
  Целью настоящего обзора является описание особенностей биологии, в первую очередь социальной организации, красного волка в природе и обобщение опыта содержания и разведения этого вида в неволе. При его подготовке мы использовали как литературные данные, так и результаты своих исследований и собственных наблюдений за поведением красных волков в различных зоопарках (Московском, Зоопитомнике Московского зоопарка, Екатеринбургском, Пермском, Тиерпарке Берлина, зоопарках Мюнстера и Дортмунда), проведенных с 1998 по 2004 гг. Также мы постарались обобщить сведения, полученные из бесед со специалистами, ответственными за содержание этих животных в отечественных и зарубежных зоопарках.
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница