Название: Нареченный



страница3/6
Дата16.11.2016
Размер1.31 Mb.
1   2   3   4   5   6
Глава 4

1995


Все каникулы и почти весь январь Орион бился над подсказкой, скрытой в золотом яйце. Когда яйцо открывали, из него выходил громкий, скрипящий звук, который было совершенно невозможно слушать дольше пары секунд. Сделав предположение, что послание зашифровано на каком-то языке, парень стал изучать книги о магических народах. Он подумал, что это был крик банши или другого громогласного существа, но нигде не нашел упоминания о том, как перевести этот язык на привычный английский.
Уже почти отчаявшись найти ключ к разгадке, младший Блэк наткнулся на книгу о русалках, где говорилось, что русалочьи песни можно слушать только находясь под водой, а в воздухе они совершенно ужасны. Заручившись поддержкой отца, слизеринец решил провести небольшой эксперимент.
Как уже знал Орион, у каждого преподавателя была своя ванная комната, в которую можно было попасть только из спальни. Начиная с первого курса парень пользовался тем, что Сириус является профессором, и хотя бы раз в неделю позволял себе понежиться в горячей воде с разноцветной пеной. Это маленькое развлечение быстро стало его привычкой.
Вечером 4 февраля, прихватив с собой золотое яйцо, юноша направился к комнатам своего отца. Сириуса в замке не было, по субботам он часто развлекался в Хогсмите или встречался с друзьями, которых у мужчины было предостаточно.
Пользуясь возможностью расслабиться, Орион налил себе немного вина из отцовского запаса и прямо с бокалом вошел в ванную комнату.
Приятный полумрак, легкий аромат шампуней и разных средств для ухода за кожей, обильная пена создавали особенное настроение - спокойствия, умиротворенности, гармонии. Медленно скинув с себя мантию, джинсы, футболку и все остальное, молодой волшебник скользнул в теплую воду.
Сделав глоток темно-красного напитка, парень облизал губы, закрыл глаза и предался мечтам. После рокового столкновения с Драко Малфоем, его сны и фантазии сконцентрировались на одном-единственном человеке – Томе Риддле. С тех пор не было дня или ночи, когда бы Орион не думал о крестном. Он представлял себе их встречи, наполненные страстью и взаимным желанием, интимные разговоры шепотом, нежные поцелуи. Каждой клеточкой своего юного тела он жаждал почувствовать уверенные прикосновения тонких пальцев Тома повсюду, но особенно остро на своем члене и в промежности. От одной мысли об этом он готов был стонать в полный голос.
Руки Ориона невольно следовали его желанию: едва ощутимо они скользили по груди, животу и вниз к бедрам, где уже нарастало напряжение. Широко разведя ноги в стороны, юноша гладил себя очень медленно и осторожно. Сначала он прикасался только к внутренней поверхности бедер, то усиливая, то ослабляя нажим, царапая и массируя кожу. Затем, один любопытный палец закружил возле сфинктера, заставляя все тело парня задрожать в предвкушении. Он чуть слышно застонал и несильно надавил на вход. Мыльная вода помогала безболезненно скользнуть внутрь. Это было потрясающе. Тугие мышцы плотно обхватили кончик пальца, внутри было горячо, хоть и немного тесно. А уж от мысли о длинном толстом члене, вставленном туда на всю длину, вызывали головокружение и усиливали эрекцию.
Свободная рука парня переместилась на жаждущий внимания член, пальцы осторожно обнажили головку и погладили ее. Одновременно, палец, что был внутри, скользнул глубже. Орион задохнулся от удовольствия. Ему отчаянно захотелось ускорить процесс, но он сдержался. Представляя на месте своих рук руки Тома, он изучал свои реакции на эти прикосновения. Если ритмично сжимать член по всей длине, не двигаясь вверх-вниз, то он начинал набухать и становился почти каменным. А если вытащить палец почти до конца, а потом резко вставить обратно, по телу проходил разряд, сравнимый с электрическим.
Но все равно он не мог сдержаться слишком долго. После добавления второго пальца и очередного резкого движения руки, Орион задел простату и застонал во весь голос. Рука на члене стала активнее, энергичнее, жестче. Он выгибался, кричал и жаждал большего.
- Том, - простонал юноша и взорвался оглушительным оргазмом.
Все его тело расслабилось, и он чуть не уснул прямо в воде. Допив вино, парень сменил воду в ванной и нырнул туда вместе с золотым яйцом.

***
Время до второго задания прошло незаметно. Когда загадка была решена, осталось придумать способ продержаться под водой в течение часа. Здесь очень помогло то, что сын и отец Блэки во время многочисленных путешествий часто ездили на море. Они постоянно экспериментировали с заклинаниями и зельями, помогающими дышать под водой. Сириус предпочитал использовать чары Головного пузыря, как наиболее универсальные. А вот Ориону больше пришлись по душе жабросли – волшебные водоросли, которые не только формировали жабры и перепонки, но и помогали магу быстро подстроиться под температуру воды. Становясь русалкой, человек лучше адаптировался к подводному миру.


Закупив жабросли в аптеке на Косой Аллее, Сириус предложил сыну потренироваться заранее. Несмотря на то, что на улице стояла зима, юноша и мужчина пару раз сплавали на дно Черного озера, где успели осмотреться и изучить обстановку.
Русалки оказались не самыми дружелюбными, но куда им было до гриндилоу! Эти маленькие водные черти так и норовили утянуть зазевавшихся волшебников вниз. Они нападали из высоких зарослей морской травы и цепкими ручонками хватали незваных гостей за ноги.
Вечером перед соревнованиями Орион в очередной раз заметил на себе самодовольный взгляд Малфоя – гарантия того, что белобрысый слизеринец затевает что-то гадкое. Но сейчас Блэку было не до того. Его больше волновал вопрос, что им придется искать на дне Черного озера. Русалочья песня говорила, что у чемпионов будет похищено самое дорогое. На поиски отведен всего один час, после которого пропажа никогда уже не вернется. Орион невольно задумался, что, а вернее, кто является для него самым важным на земле. Но верить, что русалки могут похитить его крестного, как-то не хотелось.
В день соревнования он едва не проспал. Ночью, замечтавшись, юноша уснул очень поздно. Теперь же он со всех ног бежал к озеру, где собрались уже не только все участники, но и толпы болельщиков. Увидев среди зрителей Тома, он облегченно вздохнул, счастливо улыбаясь, подбежал к мужчине и крепко обнял его.
- Извините, Милорд, мне нужно быть там, - парень виновато взглянул на мага и махнул в сторону ожидающих его появления членов жюри.
- Конечно, малыш, - Риддл только лишь взъерошил его черные волосы, сплетенные в тонкую косичку. Было заметно, что мужчина тоже скучал по нему. Это вселяло в юного Блэка надежду.
- Итак, все участники в сборе, и мы можем, наконец, начать второе испытание Турнира Трех Волшебников. Вчера ночью у каждого из них было похищено нечто ценное. Теперь это лежит на дне озера. Задача чемпионов найти пропажу и вернуться не позднее, чем через один час, - громко объявил Дамблдор. – Время пошло.
Орион быстро проглотил жабросли и нырнул в обжигающе холодную воду. Водоросли подействовали мгновенно, он тут же почувствовал, как тело подстраивается под окружающую его среду: на шее появились жаберные щели, на ногах – перепонки, а кожа перестала мерзнуть.
Парень уже было выбрал направление – он знал, где находится русалочий город благодаря тренировкам с отцом, как вдруг что-то неимоверно тяжелое с огромной скоростью потянуло его вниз. Судя по ощущениям, это был далеко не гриндилоу. Неподъемный груз, казалось, прикован цепью к ногам.
- Что за черт? – возмутился Орион. Его все тащило и тащило вниз, пока он не опустился на илистое дно посреди густых водорослей. Внимательно оглядев свои ноги, он заметил, что к ним, действительно, прикованы металлические кандалы, на другом конце которых был закреплен огромный валун, во много раз превышающий вес парня.
Применив к цепям несколько отпирающих, отменяющих и режущих заклинаний он ничего не добился – кандалы были магическими, скорее всего не обошлось без темной магии.
Блэк смачно выругался, но из горла раздались лишь булькающие звуки.
Потеряв на разнообразные попытки освободиться не меньше двадцати минут, Орион вспомнил, что отец советовал ему взять универсальный нож-открывашку, подаренный им на последний день рождения парня. С его помощью можно было вскрыть любой замок. Поковыряв острием ножа в металлических звеньях, парень почувствовал, как тяжелые цепи спадают с ног.
Однако, радоваться было рано. Собрав все свои силы и развив максимальную скорость, Орион поплыл вглубь озера. Приблизительно через полчаса он был на месте. Русалочий город, с главной площади которого раздавалась знакомая песня, казался пустынным. Все жители собрались возле небольшого помоста, к которому были привязаны два пленника – одним из них был Сириус, другой, судя по волосам, - сестра Флер Делакур. Видимо, Крам и Малфой уже выплыли на поверхность.
Под любопытными взглядами русалок Орион подплыл к отцу и быстро перерезал ножом веревку, с помощью которой тот был привязан к камню. Сириус казался ему безвольной куклой: закостеневшее тело, закрытые глаза, совершенно неподвижное лицо. На мгновение парень даже испугался, но быстро взял себя в руки. Никто бы не посмел навредить родственникам и друзьям чемпионов.
Слизеринец посмотрел на часы – оставалось пять минут до конца состязания, а ведь еще нужно было успеть всплыть. Но Флер все не появлялась. Значит ли это, что она не успеет спасти свою младшую сестру? Глубоко вздохнув, Орион разрезал веревку, которая держала девочку, и подхватил юную волшебницу второй рукой.
Неожиданно, ему в грудь уперлось что-то острое – трезубец. Охранники преградили ему путь наверх.
- Только один пленник, - грозно скомандовал неприятный на вид мужчина.
- Но за ней никто не придет! – воскликнул парень, не желая оставлять маленькую француженку.
- Значит, она останется у нас.
Волна негодования захватила младшего Блэка. Он выпустил копившуюся ярость вовне. Русалки в ужасе отпрянули от волшебников. Почувствовав силу и мощь внешне хрупкого юноши, они решили не связываться с ним.
Стихийный выброс магии стремительно понес всех троих наверх. Чувствуя, что действие водорослей подходит к концу, Орион в последний раз подтолкнул Сириуса и мисс Делакур, убеждаясь, что осталось доплыть не больше метра. Он очень надеялся, что девочка умеет плавать и не пойдет ко дну, когда очнется. Израсходовав все силы, парень потерял сознание.
Когда два человека показались на поверхности воды, к ним немедленно подплыла лодка. Очухавшихся пленников втащили на борт и укутали полотенцами.
- Где Орион? – хрипло спросил Сириус, но тут же прочитал все по глазам спасателей.
- Он еще в озере.
Не раздумывая, мужчина нырнул обратно. Он наколдовал себе головной пузырь и устремился ко дну. На полпути он столкнулся с русалками, которые поднимали бесчувственное тело его сына вверх. Давя панику, Сириус прямо в воде накладывал на парня разные заклинания, чтобы привести его в чувство. Когда они выплыли, юноша не дышал.

***
Мадам Помфри не разрешила входить даже старшему Блэку. Она выставила всех за двери, а сама занялась лечением пациента. Парень начал дышать, но по каким-то причинам не приходил в себя.


Сириус не находил себе места, мельтеша из угла в угол, из стороны в сторону по просторному коридору. Едва вытащив сына из озера, он увидел на его ногах толстые браслеты и оставленные ими следы. Мужчина не мог понять, откуда они взялись. Но выяснять причины было некогда, главное, чтобы Орион очнулся.
Том Риддл также стоял под дверью больничного крыла и нервничал не меньше Блэка. Весь час, что крестник был под водой, он не мог избавиться от дурного предчувствия. Его подозрения стали оправдываться, когда спустя сорок минут выплыли Драко Малфой и Виктор Крам со спасенными девушками. Ему не верилось, что сын Люциуса смог обойти Ориона. К тому же, блондин перед началом соревнования вел себя слишком самодовольно. Впрочем, последнее качество было присуще всем Малфоям. Но Том не был бы Темным Лордом, если бы не знал, что этому семейству нельзя доверять, не проверяя.
Прошел час и тревога начала перерастать в панику. Наконец, кто-то выплыл, но сразу стало ясно, что это не Орион. А уж после того, как старший Блэк вновь скрылся за толщей воды, Том сжал кулаки и мысленно стал умолять своего змееныша вернуться к нему живым и невредимым.
Третьим человеком, стоявшим в ожидании вердикта колдомедика, был, как ни странно, Северус Снейп. Мрачный и нелюдимый мужчина помимо своей воли проникся симпатией к своему ученику, несмотря на то, что тот был сыном его школьного врага. И, если парня не спасут, он не знал, как сможет посмотреть в глаза любимой женщине.
Практически следом за тремя магами явился хмурый Виктор Крам. Он был взволнован произошедшим с его другом несчастьем едва ли не больше, чем Сириус. В последнее время они мало общались – оба готовились ко второму испытанию. Да и Орион, как заметил болгарин, стал слишком мечтателен, мало говорил и редко возвращался на грешную землю.
Дверь больничного крыла отворилась, и мадам Помфри впустила всех ожидающих внутрь.
- Как он? – Сириус нетерпеливо бросился к лежащему на кровати сыну. Тот крепко спал.
- Потише, профессор Блэк, или мне придется Вас выгнать, - пригрозила ему женщина. – У него сильное магическое истощение. Он наглотался воды и, кроме того…
Она тяжело вздохнула. Крайне редко эта женщина выглядела по-настоящему расстроенной и ранимой. Все четверо затаили дыхание.
- Кроме того, в организме был медленнодействующий яд.
Сириус зарычал, Северус сжал зубы, а Том сразу придумал два-три проклятия для отравителя. Крам опустился на стул возле кровати юноши и осторожно взял его за руку. Разумеется, все были шокированы и расстроены этим известием. Благо, что парень остался жив.
- Мне удалось вывести яд из организма, - твердым голосом уверила их колдомедик. – Я думаю, что его отравили сегодня утром.
- Он не появлялся за завтраком, - подал голос Снейп. – И едва не опоздал к началу испытания.
- Я обнаружила в его кармане пакет из-под жаброслей. Там кое-что осталось. Северус, надеюсь, ты проведешь экспертизу, - Помфри подала мужчине свою находку, и он тут же скрылся в лаборатории больничного крыла.
- Когда он очнется? – спросил Риддл. – Не повлияет ли яд на что-нибудь?
- Я дала ему зелье Сна без сновидений. Думаю, он проспит до вечера. В любом случае, я не выпишу его раньше, чем через два дня. Что касается яда, я надеюсь, что все будет в порядке. По крайней мере, он не коснулся мозга. Возможно общее ослабление организма.

***
Спустя некоторое время в больничном крыле появился Дамблдор. Загадочно улыбаясь и сверкая голубыми глазами, он объяснил, что Орион практически сразу угодил в специальный капкан для чемпионов, именно поэтому на его ногах были металлические браслеты. И когда добрался до пленников, он совершил грубейшую ошибку, спасая не только своего отца, но и Габриель Делакур. Русалки также рассказали, о том, что он использовал против них магию, отчего парень и потерял столько сил.


На справедливый вопрос о яде, обнаруженном в жаброслях, директор ответил, что в аптеку уже направлены авроры и специалисты Министерства для прояснения ситуации с недоброкачественным товаром. Даже заявление Сириуса, что Орион уже пользовался водорослями, закупленными вместе с отравленными, не убедило Дамблдора в покушении на жизнь ученика.
Расценив такое поведение «величайшего светлого мага современности» и попутно главы Визенгамота как вызов лично ему, Темный Лорд решил больше не подвергать крестника опасности. Он попросил Северуса разобраться в ситуации, найти виновных и предоставить ему отчет в кратчайшие сроки. То, что наследник Блэков был отравлен в слизеринской спальне не вызывало сомнений. Водоросли полили ядом, дав им впитать в себя жидкость. Экспертиза показала, что это произошло примерно за три-четыре часа до начала соревнования. Еще час и исход был бы летальным, тем более учитывая оковы на ногах. Взрослым магам пришлось помучаться, чтобы снять их с ног Ориона.
Другой вопрос, зачем Дамблдору было так откровенно врать Блэку? Конечно, Сириус не поверил Снейпу и Риддлу в том, что на его сына было совершено покушение, но ведь он и сам должен был понять, что директор Хогвартса просто нашел подходящие отговорки. Если бы ученик умер в стенах школы, Попечительский совет имел право снять Дамблдора с должности. Можно было не сомневаться, что Люциус Малфой постарался бы это устроить. С другой стороны, чемпионы Турнира Трех Волшебников прошлых лет нередко погибали или получали тяжелые ранения, и в этом случае директор Хогвартса не нес бы прямой ответственности за смерть человека.
Том аппарировал в свой замок. Он планировал собрать всех Пожирателей, дети которых учились в Хогвартсе, для серьезного разговора. Кто бы не дерзнул напасть на его крестника, он никогда не посмеет перейти дорогу Темному Лорду. Мужчина решил познакомиться с будущими Пожирателями после окончания учебного года, а пока припугнуть страшной местью за нанесенное оскорбление.
В тот же вечер Волдеморт получил сообщение от Снейпа, что Орион пришел в себя и чувствует себя здоровым.

***
Когда Сириус рассказал сыну версию Дамблдора, он уже внутренне готовился защищать директора всеми правдами и неправдами. Зная характер парня не понаслышке, мужчина был уверен, что Орион во что бы то ни стало отомстит обидчикам. Но тот воспринял новости спокойно, без истерик и вспышек гнева. Слизеринец вообще стал более пассивным. Было ли это следствием отравления или чем-то еще никто не знал. Никто, кроме самого Ориона.


Совсем скоро наступила весна. Часть змеиного факультета, которая была на стороне Малфоя, почему-то затихла. Правда, блондин иногда бросал в сторону младшего Блэка яростные взгляды: руки чесались, но пойти против отца и Темного Лорда он не мог.
Орион тем временем снова стал подолгу пропадать в компании Виктора Крама и никоим образом не претендовал на место лидера Слизерина.
Так подошло время третьего испытания. К счастью, чемпионов освободили от сдачи экзаменов, и они могли целиком и полностью посвятить себя подготовке к Турниру. Пара Виктор-Орион тренировалась в основном в боевых искусствах. Они устраивали магические дуэли, совершали вылазки в лес под покровом ночи, взяли у Снейпа разрешение в Запретную секцию.
Некоторые не в меру любопытные студенты пытались шутить по поводу жаркого романа между парнями, но замолкали, едва увидев холодный взгляд Блэка, не обещающей легкой жизни.

***
Том не приехал на третье испытание Турнира. Это было обидно. Орион до последнего дня надеялся и ждал встречи с крестным. Юноша не знал причин, побудивших мужчину нарушить данное ранее обещание, но выяснять что-либо было уже поздно. Четыре чемпиона стояли у входа в темный и опасный лабиринт.


По очкам лидером был Виктор Крам. Оба его предыдущих выступления судьи оценили высоко. Малфой и Блэк делили между собой второе место, один с трудом одолел дракона, другой не уложился в сроки на Черном озере. Флер Делакур была последней.
Слизеринцы вошли в лабиринт одновременно. Позволив Драко вырваться вперед, Орион неприятно усмехнулся и достал флейту факира. Медленная, чарующая музыка потекла вдоль крепких стен - высоких кустарников и магических растений. Неизвестно откуда взявшаяся змея подползла к заклинателю и склонилась в поклоне.
Юноша прошипел ей команду и проследил за тем, как она скрывается в том же направлении, и Малфой.
Простейшее заклинание компаса и вот он уже на пути к сердцу лабиринта, где спрятан Кубок Чемпиона.
Это задание оказалось, наверное, самым трудным из всех. Множество магических существ, ловушек, Дьявольские силки. Орион встретил драклов, прошел через Золотой туман, переворачивающий мир с ног на голову, после чего натолкнулся на совершенно невероятное зрелище. Посреди темного лабиринта стоял Том Риддл. Однако, мужчина смотрел не на Блэка, а куда-то в сторону. Спустя пару секунд к нему навстречу вышел Гарри Поттер. Замерев на месте, Орион наблюдал, как гриффиндорец обнимает его крестного и тот страстно целует парня в ответ. Том прижал своего воспитанника к стене, жадно гладил волосы и спину, заставляя его выгибаться навстречу ласкам.
- Нет, - прошептал Блэк, подавив предательскую слезу. Ярость, нарастающая в груди, заставила слизеринца вскинуть руку с волшебной палочкой и послать в другого подростка разрывающее проклятие. Пелена гнева и ненависти застилала синие глаза, поэтому он не сразу сообразил, что луч прошел сквозь фигуры.
– Ах, ты так! – воскликнул Орион, поняв, что это всего лишь боггарт. – Риддикулус!
На его глазах Гарри Поттер превратился в огромную зеленую жабу с выпученными глазами, а Том лишился одежды. Блэку даже хватило совести покраснеть – обнаженный крестный был восхитителен, хоть и смущенно прикрывался руками.
Еще раз взмахнув палочкой, парень с сожалением уничтожил боггарта.
Снова применив заклятье компаса, он понял, что отклонился от центра лабиринта, как вдруг услышал пронзительный женский крик. Это была Флер. Не задумываясь над причинами, юноша устремился к тому, месту, откуда шел звук.
- Флер? Флер! – он стоял на развилке. Справа мелькнули красные искры сигнальных чар – значит, француженка признала поражение и вышла из игры. Тем лучше. Теперь остались только он и Крам.
За время совместных тренировок они успели изучить сильные и слабые стороны друг друга. Орион был слишком сентиментален, а Виктор не замечал мелких деталей, упрямо идя напролом. Следовательно, нужно было приложить всю слизеринскую хитрость и смекалку. Подходящий случай подвернулся почти сразу. Повернув на очередной развилке, Блэк оказался лицом к лицу со сфинксом. У него было громадное тело льва, большие когтистые лапы и длинный желтоватый хвост, оканчивающийся коричневой кисточкой. А вот голова была женская. Сфинкс перевёл большие миндалевидные глаза на приближающегося парня. Тот неуверенно поднял палочку, но сфинкс не собирался бросаться. Он ходил туда-сюда, перегораживая дорогу.
Затем он, точнее, она заговорила глубоким хрипловатым голосом:
- Ты очень близок к цели. И ближайший путь к ней - мимо меня. Отгадай мою загадку. Ответишь с первого раза - пропущу. Ответишь неверно - наброшусь. Промолчишь - отпущу, не тронув.
Орион взвесил все шансы. Если загадка слишком сложная, он промолчит и уйдёт невредимым, и попробует отыскать другую дорогу.
- Ладно, - решился он. – Я тебя слушаю.
Сфинкс уселся точно посреди дорожки и прочитал стихи:
Сначала ты букву вторую возьми
Того, кто таится в тени.
Кто секреты крадёт, чьё молчание лжёт,
Кто следы заметает свои.
Затем вспомни то, что кричишь ты в лесу,
Когда заблудившись бредёшь.
А третье всегда в конце тупика,
В начале конца обретешь.
Всё вместе сложи и получишь того,
Кого ты, хоть видел не раз,
Не смог бы обнять никогда, ни за что...
Так кто он? Скажи мне сейчас!
Блэк задумался. В голове сразу всплыла песня русалок, которая звучала чуть более понятно. Но пришлось отогнать эти мысли и заняться стихом.
Опасаясь говорить вслух, он рассуждал молча.
«Начнем с самого простого. Что кричишь в лесу? Ау. Значит, вторая и третья буквы «ау». Про тупик ничего не понятно. Что должно получиться в итоге? Существо, которое я видел, но не могу обнять. Следовательно, существо большое».
Задумавшись, парень ходил из стороны в сторону.
«Кто таится, лжет и заметает следы? Вор? «Оау»? Нет-нет, не то. Лис? Разве он лжет? Кто крадет секреты? Жулик? «Уау»? Второй буквой слова должна быть согласная. Мерлин, как сложно. Шпион? «Пау»? Существо, которое я не могу обнять. Паук? Что за глупости. В конце тупика, в начале конца. К?».
- Паук, - ответил Орион. Из прогулок по Запретному лесу он знал, что в нем обитают акромантулы – гигантские пауки, поэтому не сомневался, что ответ подходит.
Сфинкс уступил ему дорогу и загадочно улыбнулся.
Через несколько метров Блэк оказался на поляне, в центре которой стоял сияющий Кубок. Сбоку послышался шум и спустя секунду из лабиринта вышел Виктор.
- Ты в порядке? – спросили они одновременно и немного нервно рассмеялись.
Они уже было направились к Кубку, когда с противоположной стороны на них двинулась огромная тень.
- Вот тебе и паучок, - усмехнулся Орион, испытывая легкую дрожь. Не то чтобы он боялся, но акромантулы были смертельно ядовиты. – Берегись зубов. Смерть будет недолгой, но мучительной.
- Спрячься за мной, - крикнул ему Крам, выбегая вперед и закрывая собой друга.
- Ну уж нет! - Орион успокаивающе коснулся плеча болгарина ладонью. – Я не собираюсь бросать тебя на растерзание этого пугала. В конце концов, мы оба дошли до Кубка.
Они поочередно посылали в паука Ступефаи, Импедименту, Петрификус тоталус, но это почти не имело эффекта. Громадное насекомое только еще больше разъярялось и кидалось в бой. Через некоторое время акромантулу удалось схватить Блэка и подвесить его вверх ногами.
- Экспеллиармус, - со всей силы закричал слизеринец. Заклинание разоружения сработало. Он неудачно упал и подвернул правую ногу.
- Протего!
Крам прикрыл его щитом, но все равно ненадолго. Теперь паук принялся за болгарина. Он успел схватить его передними лапами и практически поднес ко рту.
Мощная волна магии ударила акромантула в живот, откидывая на несколько метров, а Виктор тоже полетел на землю. Орион подполз к другу. Тот был без сознания.
- Энервейт, - взмолился Блэк. Меньше всего он хотел бы навредить парню потоком своей сырой магии.
Крам открыл глаза и попытался вскочить на ноги.
- Все хорошо, - прошептал Орион. – У нас есть еще несколько минут, чтобы добраться до кубка, прежде чем он очухается.
Натянутая улыбка не могла скрыть слабости, которую ощущал парень. Его дыхание было прерывистым, а руки дрожали.
- Идем, - угрюмо произнес Крам, помогая другу подняться. Нога не слушалась, но Блэк был слишком упрям, чтобы сдаться.
- Вместе? – спросил Орион. Он был благодарен этому человеку не только за поддержку, но и за то тепло, которое ощущал каждый раз, находясь рядом с ним. Парень не представлял себе, как продержался бы весь этот год, не будь у него такого друга.
- Вместе, - согласился Виктор.
Они одновременно коснулись Кубка, после чего резкий рывок в районе живота известил об окончании финального этапа Турнира.

***
Ликование и крики толпы раздавались со всех сторон. Кто-то подбегал, хлопал по спине и даже обнимал. Но Орион отчаянно желал оказаться в больничном крыле, вылечить ногу и пару ожогов, доставшихся ему от взрывастого дракла – очередного любимчика Хагрида.


По всей видимости, отец понимал его чувства и быстро доставил его под защиту мадам Помфри. Флер уже была там и выглядела как египетская мумия – отдельные части ее тела скрывались под толстым слоем белой мази, напоминающей маггловские бинты. Виктор разместился на соседней с Блэком кровати. У него тоже были ожоги, ранения и сотрясение мозга, после неудачного падения из лап с акромантула.
- Мне очень жаль, - извинился Орион, когда мадам Помфри закончила осмотр Крама.
- Ты не виноват. Если бы ты вовремя не атаковал его, он бы мог меня убить, - болгарин едва заметно улыбнулся.
Через некоторое время принесли смертельно бледного Малфоя. Колдомедик сразу же отгородила его ширмой и начала лечение.
- Северус! Северус, безоар, немедленно! – в голосе женщины звучала тревога, переходящая в панику.
Зельевар, который и доставил парня в больничное крыло, извлек из внутреннего кармана мантии маленький сморщенный камушек и скрылся за ширмой.
Через две минуты в помещение с гордым видом заявился Люциус Малфой. Он держался истинным аристократом, но был едва ли не бледнее собственного сына, что выдавало его беспокойство.
- Мистер Блэк, - резким кивком головы он поприветствовал Ориона. – Мистер Крам.
Сириус, сидевший рядом с сыном, уже имел несчастье пообщаться с родственничком чуть раньше, поэтому его не удостоили повторного приветствия.
- Добрый вечер, мистер Малфой, - холодно ответил Орион и улыбнулся краешками губ. Было в его взгляде что-то непонятное, но блондину было не до того - из-за ширмы как раз появился Снейп. Он тоже был не в своей тарелке, хотя и пытался выглядеть равнодушно.
- Северус, я хотел бы знать, что с моим сыном, - мужчина чуть ли не схватил друга за горло.
Отцепив чужие пальцы со своего воротника, зельевар процедил сквозь зубы:
- Его укусила змея. Своре всего кобра. Безоар практически бессилен против ее яда. Нам повезло, что у меня оказалась Противозмеиная сыворотка, иначе через полчаса паралич охватил бы дыхательные пути. Он будет в коме не меньше недели.
Малфой издал какой-то задушенный звук.
- Кобра? Но кобры здесь не водятся, - шокированный Сириус пытался переварить информацию. Он и Снейп одновременно уставились на Ориона.
Юноша театрально вздохнул.
- О, мистер Малфой, как это печально. Мои соболезнования. Вероятно, организаторы Турнира совершенно не думают о безопасности участников. Уверен, что Дамблдор непременно расскажет Вас ска… эээ… душещипательную историю о том, как он всеми силами пытался воспрепятствовать доставке столь опасного животного в Хогвартс.
Даже глухой бы понял неприкрытый намек, прозвучавший в словах юноши. Разъяренный Люциус бросился к кровати наглеца, но натолкнулся на прозрачную стену.
Орион в мгновение преобразился: из расстроенного и покалеченного мальчика он стал холодным, равнодушным мужчиной.
- Ты! Как ты посмел, дерзкий щенок! – казалось, блондин и сам сейчас будет плеваться ядом.
Рука Снейпа остановила Малфоя, успевшего достать палочку.
- Люциус! Ты забыл приказ? – зарычал мужчина, напоминая о предупреждении Темного Лорда не трогать его крестника.
- Немедленно прекратить драку! И вон из больничного крыла, - закричала на них появившаяся из-за ширмы колдомедик. – Взрослые люди, а ведете себя хуже подростков.
Она выпроводила Малфоя, Снейпа и Блэка за дверь. Все трое, не сговариваясь, отправились к директору.
- А Вы, мистер Блэк, - обратилась Помфри к Ориону, - извольте выпить снотворное и не провоцировать посетителей на грубость. Да, и снимите, пожалуйста, щит.
Ведьма удалилась в свой кабинет.
Взмахом руки юноша убрал невидимый барьер. Флер уже давно спала, поэтому Виктор позволил себе поинтересоваться у друга:
- Почему яд действовал так медленно?
Парень пожал плечами.
- Может у этого гаденыша вместо крови течет желчь. Не удивлюсь, если змея сама отравилась.
- Орион! Не время для шуток, - Крам выглядел обиженным.
Слизеринец вздохнул, признавая поражение.
- Ладно-ладно. Кобра была старой и ее яд почти кончился. В конце концов, мне же удалось выбраться из капкана, а мадам Помфри успела нейтрализовать яд. Я дал ему шанс.

***
Как и предсказывал Орион, Дамблдор выставил историю в выгодном ему свете. Он даже сослался на акромантула, который ждал участников возле Кубка. Тот не был безобиднее кобры, но Крам и Блэк справились даже с таким опасным соперником. Люциус пришел в еще большую ярость и пообещал поднять вопрос об отстранении Дамблдора с поста директора. Осталось только получить подтверждение от организаторов турнира, что змеи не были частью задания.


Орион провел в больничном крыле еще пару дней, после чего вынужден был появиться на церемонии награждения в Большом зале. Блэку и Краму, как победителям Турнира, выдали денежное вознаграждение по пятьсот галеонов и один на двоих Кубок Чемпиона с их именами. Но друзья ничуть не расстроились. Виктор отдал Кубок Ориону, у него самого была целая коллекция квиддичных наград.
Малфоя отец забрал домой, под надзор лучших колдомедиков Британии. Блондин еще не вышел из комы.
Снейп смотрел на Ориона волком, но не без гордости. Тот одержал победу сразу в двух схватках: в Турнире и личном противостоянии с Драко. При этом, как истинному слизеринцу, ему удалось выйти сухим из воды.
В последний вечер учебного года состоялась церемония прощания с гостями из Дурмштранга и Шармбатона. После чего у Ориона осталось еще одно дело, которое он откладывал слишком долго.

***
Темный Лорд сидел на диване перед камином, наслаждаясь вкусом выдержанного эльфийского вина. Мысли мужчины были заняты двумя молодыми волшебниками.


Завтра в Хогвартсе начинались каникулы, а значит, в замок должен был вернуться Гарри Поттер, его воспитанник и будущий соратник. Волдеморт долго искал способ как можно быстрее воплотить пророчество в жизнь. Мальчишка должен был полюбить его. Что же подразумевалось под этой любовью? Только ли физический акт или сердечная привязанность? Как заставить Поттера почувствовать хоть что-либо кроме страха? Возможно, если бы они перешли к более близкому физическому контакту, парень смог бы привязаться к мужчине.
На первом этапе вполне сошли бы заменители любви – зелья, афродозиаки или заклинания, вызывающие похоть. Так или иначе, Темный Лорд решил начать активные действия уже этим летом.
Правда, было одно «но». Орион. Его змееныш. Его сладкий малыш, чувственный и горячий. Как только Риддл начинал думать о соблазнении Поттера, его внутреннему взору представал обнаженный, краснеющий, стонущий под ним крестник. Вот и теперь мужчина никак не мог выбросить из головы соблазнительный образ юноши. Он прикрыл глаза и облизал пересохшие губы.
Диван тихо скрипнул, и крепкие руки обвили талию Риддла, а на плечо опустилась чья-то голова. Запах, заполнивший пространство рядом с ним, был родным и знакомым. Мужчина распахнул глаза – его фантазия играла с ним жестокие шутки.
- Привет, Том, - прозвучало совсем близко к уху Темного Лорда.
Он вдруг понял, что мечты стали реальностью, а сам он заключен в теплые объятия крестника.
- Орион? – еще не веря глазам, спросил Риддл.
- Я соскучился по тебе, - юноша уткнулся носом в шею старшего мага.
- Но как ты…
- Порт-ключ! – шепнул парень, не поднимая головы.
Наконец, руки мужчины так же крепко обняли его в ответ, убеждая обоих, что это не призрак и не самообман. Мягкие поглаживания по спине сорвали с губ Блэка едва слышный стон.
- Ты обещал приехать, - бормотал Орион, боясь сделать лишнее движение, чтобы не спугнуть крестного. – Ты сказал, что будешь рядом со мной. Почему ты не пришел?
Длинные пальцы скользнули по черным волосам и обхватили шею юноши, а потом приподняли его голову. Их глаза встретились.
- У меня возникли неотложные дела, - без запинки соврал Риддл. – Ты же знаешь, как это бывает. Но я наслышан о тебе… хм… и юном Малфое.
Орион слегка покраснел и отстранился. Они разомкнули объятия. Мужчина налил крестнику бокал вина и мягко улыбнулся. Он видел, что парень готов рассказать ему что-то важное.
- Он сам виноват! – воскликнул, наконец, Блэк, и Темный Лорд рассмеялся. Обиженный такой реакцией парень залпом выпил все вино. – Я вовсе не шучу! Это Малфой отравил жабросли и приковал меня к камню в озере. Если бы я не освободился от цепей, то умер бы от яда.
Том сразу стал серьезным.
- Я подозревал его, но Северус так и не нашел виновных, - ответил он, сдерживая негативные эмоции.
- Мне не надо никого искать. Я просто знаю, что это Малфой.
- И ты решил ему отомстить, - мрачно констатировал Волдеморт.
- Конечно! Я уже предупреждал этого гаденыша, что не все чемпионы выживают в Турнире, но он решил подстраховаться и убрать меня.
Огонь, горевший в синих глазах юноши, был так знаком мужчине, что он невольно восхитился крестником. Он подлил вина в пустой бокал Ориона, но тот даже не обратил на это внимание.
- Мне даже жаль, что я оставил его в живых.
Риддл усмехнулся.
- Я на твоем месте довел бы дело до конца. Выжившие враги имеют обыкновение мстить, - наставительно заметил он.
- Ты хотел бы, чтобы я стал убийцей? – удивленно спросил Блэк. Он во все глаза уставился на крестного, но тот был чертовски красив, и парень, смутившись, отвел взгляд.
- Нет, - уверенно ответил Темный Лорд. – Физическое устранение – слишком легкое наказание. Если ты хочешь, я устрою младшему Малфою настоящую пытку.
Орион испуганно схватил его за руку.
- Не надо. Обещай мне, Том, что не будешь мстить ему. Я уже достаточно наказал его.
Волдеморт вздохнул. Разве мог он сопротивляться.
- Хорошо, малыш. Если ты просишь, я обещаю.
Уже через секунду мужчина хитро блеснул глазами.
– До меня дошли слухи, что ты заинтересовался одним студентом из Дурмштранга.
Резкая смена темы застала Ориона врасплох.
- Эм… ну… вообще-то, мы просто друзья.
Легкий румянец на щеках парня был заметен даже в полумраке гостиной.
- Но ты не отрицаешь, что интересуешься мальчиками, - поддел его крестный.
- Мужчинами, - шепнул Блэк.
- Что, прости?
- Я сказал, что интересуюсь мужчинами, а не мальчиками.
Орион упрямо вскинул голову и посмотрел на собеседника с вызовом.
- Тебе это неприятно? – спросил он.
- Нет-нет, я совершенно не против. Я буду только рад за тебя. Если ты встретишь кого-то, кто будет тебе небезразличен.
Риддл заметил, что крестник облегченно вздохнул. Видимо, он очень боялся, что мужчина не примет его ориентацию. Новость одновременно и обрадовала, и огорчила Темного Лорда. Горячая волна желания немедленно была задушена голосом ревности. Его мальчик будет принадлежать другому человеку. И он не просто позволит кому-то любить и ласкать Ориона, но и никогда не посмеет встать на пути счастья своего змееныша.
- Я… - снова замялся Блэк и уронил голову на руки. – Я уже встретил. Я думаю.
Риддл сжал кулаки. Не сейчас. Он не готов отдать его так сразу. Досчитав до десяти и взяв себя в руки, Волдеморт заставил себя продолжить беседу.
- И кто он? Когда ты меня с ним познакомишь? – голос мужчины был настолько равнодушным, что Орион невольно поднял на него влажные глаза.
Парень не нашел, что сказать. Он стремительно, чтобы не передумать, метнулся к крестному, уселся лицом к лицу ему на колени и страстно поцеловал.
Это было намного лучше, чем в мечтах. Губы любимого ответили ему с еще большим жаром, руки обвили талию и бедра, голодные стоны наполнили комнату. Безумие. Это было настоящее безумие. Пальцы Ориона впивались в волосы и шею крестного. Языки обоих магов отчаянно боролись за власть. Парень заерзал, и их напряженные члены коснулись друг друга, вызывая новую волну желания.
Орион с трудом разорвал поцелуй и вжался дрожащим телом в тело мужчины.
- Тооом, - застонал он, когда Риддл укусил его шею.
- Что же я делаю, - опомнился Темный Лорд. – Прости, прости меня, малыш. Я не должен был.
Он покрывал лицо юноши извиняющими поцелуями, но Орион остановил его. Он приподнял голову мужчины за подбородок и заглянул ему в глаза.
- Том. Я тебя хочу. Я думаю о тебе постоянно. Ты мне нужен. Очень нужен.
Его слова звучали такой музыкой, но Риддл силой воли вернул себе самообладание.
- Я никогда не смогу дать тебе то, что ты хочешь, змееныш. Я не умею любить. Я не способен сделать тебя счастливым. Мы не можем быть вместе.
- Нет, не говори так!
Орион вскочил на ноги и отвернулся к камину. Ему было трудно дышать.
- Мне жаль, малыш, - прозвучало очень тихо.
- Ты меня жалеешь? – взорвался парень. Воздух начал уловимо потрескивать от сырой магии. – Ну конечно, маленький наивный дурачок! Разве можешь ты полюбить малолетку.
- Ты меня не так понял!
Мужчина хотел успокоить его объятиями, но юноша ему не позволил прикасаться к себе.
- Ответь мне только на один вопрос. Это из-за Поттера? – парень дрожал вместе со своей магией.
- Что? – мужчина пришел в замешательство, он с непониманием глядел на крестника. – В каком смысле?
Орион схватился за спинку дивана, чтобы не упасть. На него снова напала слабость. Почему-то каждый раз после выплеска стихийной магии, он чувствовал себя беспомощным.
- Это ведь из-за пророчества, да? Поэтому мы не можем быть вместе? Тебе нужен он, а не я?
Риддл задумался.
- Откуда ты знаешь о пророчестве? – голос Темного Лорда стал властным. Мало кто знал текст предсказания, Риддл об этом позаботился. Даже большинство Пожирателей прибывали в неведении. Они знали только, что Поттер принадлежит Волдеморту, и никто под страхом смерти не имеет права навредить ему.
- Том, я прошу тебя, просто ответь, - прошептал Блэк.
- Да, - сдался мужчина. – Да, мы не можем быть вместе из-за Гарри Поттера. Именно он должен быть рядом со мной. Он и никто другой.
Слова Риддла ножом полоснули сердце юноши.
- Я убью его. Клянусь, что не позволю Гарри Поттеру занимать место, которое он не заслуживает, - зашипел Орион.
Волдеморт еще никогда не слышал такой решимости и твердости в голосе крестника. На мгновение он даже почувствовал гордость за юношу, но тут же одернул себя. Это был вызов Темному Лорду. Мало кто осмеливался так говорить с ним. И еще меньше оставалось после этого в живых.
- Послушай меня, мальчишка, - разозлился волшебник. - Ты дал мне клятву не идти против меня. Я запрещаю тебе наносить какой-либо вред Гарри Поттеру. Мы сейчас закроем эти тему и никогда к ней не вернемся.
Глаза Ориона наполнились болью, но он выдержал жестокий взгляд мужчины.
- Я обещал не вредить тебе. Пусть будет, как ты хочешь, но я все равно останусь при своем мнении.
Всего мгновение и лицо Блэка стало холодным и равнодушным. Темный Лорд ни за что бы не признался, какую боль он испытал, увидев эту перемену.
- Я зашел к тебе, чтобы сказать, что мы с отцом уезжаем до конца лета в Болгарию, - бесстрастным тоном заявил юноша.
Том отвернулся от него, наполнил свой бокал и так же равнодушно поинтересовался:
- Когда вы отправляетесь?
Он еще надеялся провести свою законную неделю с крестником, но его мечтам не суждено было сбыться.
- Завтра утром. Я хотел лично предупредить тебя. Могу я воспользоваться твоим камином?
Больно. Как же это было больно. Еще несколько минут назад крестник таял в его руках, сгорал от страсти и желания, стонал и извивался. А теперь их ждет очередная долгая разлука.
- Да, конечно, - спокойно ответил мужчина. – И, Орион, - он остановил парня на пути к камину, положив ладонь на его плечо.
Блэк поднял на него печальные синие глаза.
- Помни, что ты всегда можешь рассчитывать на меня, когда я тебе понадоблюсь.
Парень промолчал. Он подошел к камину, набрал в ладонь летучего порошка и кивнул крестному на прощание.
- Счастливо оставаться, Милорд. Кабанья голова, - зеленый вихрь унес юношу в Хогсмит.

***
Днем первого сентября Темный Лорд получил сообщение от Снейпа, что Орион Блэк перевелся в Дурмштранг и будет учиться там до окончания школы.


К тому времени Волдеморт уже сделал несколько попыток влюбить в себя Гарри Поттера, однако, слюнявые поцелуи мальчишки были ему противны. Он старался убедить себя, что так или иначе им придется привыкать друг к другу, но, закрывая глаза он по-прежнему видел перед собой своего чувственного змееныша, только теперь он всегда смотрел на мужчину с укором и холодом.
Получив нерадостную весть, Волдеморт пришел в ярость. Он немедленно призвал к себе Снейпа и Каркарова.
- Почему мне не доложили раньше? – зашипел он на мужчин. Глаза темного мага полыхали огнем.
- Старший Блэк вернулся только сегодня утром, Милорд. Он поставил Дамблдора перед фактом.
Северус, как и всегда, держался подчеркнуто сдержанно.
- Игорь?
- Мой Лорд, я признаюсь, что мальчишка, безусловно, талантлив в боевых искусствах. Мои ученики не раз предлагали ему перейти в Дурмштранг, но он отказывался. Пару дней назад он приехал вместе с Виктором и попросил меня зачислить его в школу. Как Вам известно, в отличие от Хогвартса, у нас учат не просто махать палочкой, но выживать. Если бы я знал, что юный Блэк нужен Вам здесь, я отказал бы ему.
Том просто не желал слышать, что его крестник посмел взять и уехать от него. У него это не укладывалось в голове. Возможно, есть еще шанс, что парень приедет к нему на Рождество. Однако, но подумает об этом позже, нельзя показывать слабость перед слугами.
- Итак, Северус, я надеюсь, ты знаешь, почему Блэк отпустил сына в другую страну? – спросил он.
- Дамблдор планировал использовать Ориона против Вас, Милорд. Он уверен, что смог бы повлиять на мальчика и заставить его шпионить на Орден Феникса. Если мне будет позволено высказать свое мнение, то в Дурмштранге Блэк будет в большей безопасности.
Слова Снейпа шокировали Волдеморта. Сам он почему-то никогда не задумывался о том, чтобы использовать крестника и узнавать через него или даже Поттера планы вражеской стороны. По всей видимости, война была неминуема и стояла на пороге.
- Каркаров, я надеюсь, что мой крестник в надежных руках. С его головы не должно упасть ни волоса, - пригрозил он.
- Да, мой Лорд.
- Итак, Северус, почему же Дамблдор медлит?
- Ходят слухи, что Руфус Скримджер собирается дискредитировать Фаджа и занять место министра.

1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница