Название: Нареченный



страница2/6
Дата16.11.2016
Размер1.31 Mb.
1   2   3   4   5   6
Глава 3

1994


Последующие три года прошли для Ориона Блэка спокойно и продуктивно. Несмотря, а может быть вопреки своему факультету мальчик стал любимцем профессоров, за исключением разве что Снейпа. Мужчина считал, что лучше всего игнорировать молодого человека, чем противостоять одновременно Сириусу Блэку и Темному Лорду – воистину невообразимый получился бы дуэт. Орион тоже не обращал на профессора никакого внимания. Правда, декану Слизерина приходилось скрепя зубами признавать, что в отличие от Поттера, который, что ни урок – очередной взрыв, Блэк был талантлив в Зельеварении.
Отношения с учениками у Ориона были достаточно гладкие. Слизеринцы не рисковали открыто противостоять ему в чем-либо, другие факультеты испытывали молчаливое уважение. Кто-то завидовал, кто-то не обращал внимания. В общем, особых проблем не возникало. Сам парень никогда не вмешивался в борьбу с гриффиндорцами, хотя и защищать их ему было не за что.
Слава крестника Тома Риддла постепенно затмилась славой первоклассного квиддичного ловца. С тех пор, как парня приняли в команду, Слизерин не проиграл ни одного матча. Сириус разрывался между гордостью за сына и разочарованием в успехах собственного факультета. Однако он успокаивался тем, что его брат Регулус тоже был слизеринским ловцом, хоть и не раз проигрывал Джеймсу Поттеру.
Несмотря на такую активную жизнь, Орион всегда с волнением ждал очередных каникул. Каждое Рождество и одну неделю летом он проводил в замке крестного, который называл про себя Загадочным замком. С первого же года, когда Том пригласил их с отцом провести Рождество в его поместье, это стало своеобразной традицией. Разумеется, Гарри Поттер тоже был там. Правда, родители парня постоянно находили повод отказаться от приглашения, отправляя подарки совой или через Сириуса. Летом же Орион и Риддл наверстывали время долгой разлуки: делились мыслями, знаниями, историями. Они ездили верхом, устраивали дружеские дуэли, переводили древние свитки, которые мужчина привозил из очередных поездок на Восток, в Африку и Южную Америку.
Остальное время каникул Орион путешествовал по различным уголкам Европы – Сириус очень тяготился преподаванием, поэтому, как только получал свободу, отрывался по полной программе. Старший Блэк очень любил посещать памятники маггловской культуры. Весь их багаж в таких вылазках часто составляли только рюкзак с некоторой суммой денег, колдофотоаппарат, палочки и верная Нагиня, которая днем обычно спала, а ночью любила подышать на свежем воздухе. Со времени покупки змейка подросла всего на пару дюймов, теперь она могла растянуться от локтя до кончиков пальцев своего хозяина.

***
Летом между третьим и четвертым курсом Волдеморт пригласил своего подопечного и крестника на Чемпионат мира по квиддичу. Сам мужчина не очень-то интересовался играми и на матчи почти не ходил. Зато он оплатил билеты в VIP-ложу для Гарри и Ориона. Младший Блэк был на седьмом небе от счастья и накупил себе кучу сувениров: омникуляр, карточки и миниатюрные фигурки знаменитых игроков, даже спортивную форму английской сборной.


Том появился на финальном матче Ирландия - Болгария. Он поднялся в ложу, где разместились министры магии Британии и Болгарии, некоторые высокопоставленные чиновники, две-три семьи знатных аристократов, в том числе Малфои. Орион довольно улыбнулся Темному Лорду. Он, в отличие от Гарри Поттера, чувствовал себя среди элиты как рыба в воде, вернее, как змея в серпентарии. Поприветствовав некоторых мужчин, Риддл сел на свободное место рядом с крестником.
Это был первый раз, когда отношения двух магов были столь публичны. Если до сих пор в обществе ходили только слухи о каких-либо связях между Блэком и величайшим темным магом, то сейчас все могли убедиться в этом своими глазами.
- Я надеюсь, что мой подарок оценен по достоинству, - шепнул Том, окидывая взглядом огромный стадион.
- О, да. Вы же знаете, как я люблю квиддич, милорд, - тепло ответил парень. – Спасибо.
Орион почувствовал на себе пристальный взгляд младшего Малфоя и отсалютовал однокласснику омникуляром.
Риддл заметил этот жест и усмехнулся.
- Вижу, вы не очень ладите, - полувопросительно поинтересовался он.
- Малфой всегда был завистником. Он уже не первый год метит на роль негласного лидера Слизерина, - фыркнул юноша.
- Надеюсь, ты не даешь ему спуску? – голос мужчины приобрел игривые интонации.
- Хм. Сожалею, милорд, я не стремлюсь к власти над убогими.
Том хрипло рассмеялся.
Через некоторое время на поле вышли вейлы. Их любовная магия заставила почти всех мужчин на трибунах потерять контроль над собой и устремиться ближе к этим волшебным женщинам. Орион тоже подошел к металлическим перилам и едва не выбрался из ложи. Сквозь пелену дурмана парень почувствовал, как одна сильная рука мертвой хваткой вцепляется в его плечо, а другая удерживает его за талию.
- Дерршши сссебяаа в рруккаааххх, сссммеееннышшш. Нне сссмей прыыыггать, - гипнотизирующий шепот в ухо заставил парня повернуть голову к мужчине.
Синие глаза Блэка были затуманены желанием. С огромным трудом Орион заставил себя ответить:
- Ссспасссибо, Ттооммм. Фсссе в порряааадккеее.
Мужчина мысленно воздал хвалу Салазару, что камеры и взгляды толпы были обращены к вейлам, а не к их странному дуэту. Парень в его объятиях даже не догадывался, каким соблазнительным он сейчас был, как сильно Риддл желал завладеть этими влажными губами, исследовать каждый дюйм прекрасного молодого тела своими руками и языком.
- Тттыыы уверренн, малышшш? – Темный Лорд провел пальцем дорожку по загорелой шее Блэка. В ответ юноша откинулся спиной и затылком на грудь мага.
- Ддаааа, - тихий стон дрожащего от удовольствия Ориона был почти заглушен криками стадиона. Дурман спал и все вокруг стали приходить в себя.
- Что это было? – хрипло спросил растерянный юноша. Он шатаясь дошел до своего бархатного кресла и рухнул на него.
- Магия вейлы. Ее очень сложно сбросить самостоятельно, почти как Заклятье подвластия, - как ни в чем не бывало начал читать лекцию Волдеморт. – Кроме того, здесь было достаточно много вейл, замкнутое пространство, акустика. Разумеется, это многократно усилило их магию. На самом деле они безобразны и только в момент высвобождения силы кажутся прекрасными. Кстати, на женщин магия вейл действует по-другому.
Заслушавшись, Орион чуть не пропустил начало матча.
Во время игры юноша с энтузиазмом следил за знаменитым болгарским ловцом – Виктором Крамом, пытаясь углядеть незнакомые уловки и трюки. Он уже видел, как использует их в очередной игре против Гриффиндора или Равенкло.
- Смотри-смотри, - в запале Орион даже не замечал, что с силой дергает мужчину за руку. – Видишь, вон там, на ирландской половине, почти возле земли.
Темный Лорд с трудом оторвался от созерцания крестника и перевел взгляд в указанном направлении.
- Что там? – спокойно спросил Том.
- Как что? – казалось, Орион готов убить его за отсутствие азарта. – Снитч, конечно!
Сладкие губы парня капризно надулись.
- Ну, хорошо, хорошо. Покажи еще раз, - сдался Риддл. Он и вправду увидел золотую вспышку, которая лениво двигалась параллельно земле. – Держу пари, что когда ты будешь играть за Англию, кубок мира будет наш.
Орион слегка смутился, что позволял себе только в обществе крестного. Он все еще чувствовал себя ребенком рядом с этим взрослым и опытным магом.
- Кстати, в этом году Хогвартс ждет еще один чемпионат – Турнир Трех Волшебников, - Том пустился в очередную лекцию по истории межшкольных соревнований.

***
Новый учебный год, действительно, преподнес уйму сюрпризов.


Во-первых, в очередной раз в школе поменялся преподаватель по Защите от темных сил. Поговаривали, что эта должность проклята, поэтому на нее никогда не было очереди желающих. К концу второго семестра профессор ЗОТС обязательно попадал в какую-нибудь интригу или неприятность, так что у директора на лето была обязательная задача - найти очередного камикадзе. Сириус рассказывал, что так продолжается не один десяток лет, и никто ничего не может поделать.
На этот раз преподавателем взяли отставного аврора Аластора Грюма. Резкий, грубый, бескомпромиссный, он напоминал Ориону маггловского полицейского из американских детективов и боевиков, которые они часто смотрели вместе с отцом. Один глаз профессора был волшебным, нога – протезом, а голосом Грюма мог заставить задрожать всех, разве что кроме Дамблдора.
Отношение к нему также было неоднозначным. С одной стороны, уроки Шизоглаза, как называли его за глаза, больше походили на военный полигон. Причем, в программу были включены только самые опасные заклинания. И это было познавательно, особенно в сравнении с предыдущими учителями. На одном из таких уроков выяснилось, что младший Блэк достаточно силен, чтобы сбросить с себя Империус. Но смотреть за использованием Непростительных заклинаний на живых существах ему, в отличие от многих слизеринцев, не очень нравилось. С другой стороны, бывший аврор не гнушался использовать свои умения даже на переменах: шаг вправо, шаг влево – заклинание в лоб. Плюс ко всему, мужчина был крайне подозрителен – настоящий параноик. Он без конца устраивал внеплановые проверки личных комнат других преподавателей, особенно Снейпа.
Во-вторых, в октябре приехали представители других волшебных школ. Как и говорил Том, студенты Дурмштранга и Шармбатона были совсем не похожи на учеников Хогвартса. Первые отличались выдержкой, закалкой и суровостью. Вторые парили как прекрасные нимфы, очаровывая и заманивая в свои сети. Некоторые поговаривали, что среди девушек французской школы есть вейлы.
Среди семикурсников Дурмштранга, разумеется, выделялся Виктор Крам. Как Орион уже заметил на Чемпионате мира по квиддичу, это был худой темноволосый парень, с большим носом и черными глазами. Своим видом он напоминал огромную хищную птицу.
В-третьих, конечно, это сам Турнир. Несмотря на смертельную опасность соревнований, возрастная черта для чемпионов была – 14 лет. Разумеется, все ожидали, что Кубок огня выберет самых достойных кандидатов, поэтому не верили всерьез, что юные маги обойдут более взрослых конкурентов.

***
- Блэк, не думаешь же ты всерьез, что сможешь стать чемпионом Хогвартса? – ленивые интонации в голосе Драко остановили Ориона на пути к Кубку. Троица однокурсников – Кребб-Малфой-Гойл – перегородила ему путь. Это был первый случай, когда они вели себя с ним, как с распоследним гриффиндорцем.


Юноша напрягся, наградил парней ледяным взглядом и обратился к Малфою:
- Может быть, им станешь ты, Драко? Почему бы нам не померяться силами? Скажи, ты уже бросил туда свое незапятнанное имя?
Он знал, что бил по больному месту блондина. Тот бы никогда не рискнул своим чистокровным задом за какую-то тысячу галлеонов. Впрочем, Блэки тоже не были бедны. Но Орион всего лишь захотел проверить свою удачу на прочность.
- Ты мне не ровня, Блэк! Даже если тебя содержит Темный Лорд, ты - никто и останешься никем! - за этими словами определенно чувствовался подтекст, но Орион оставил эту загадку на потом. Сейчас ему было необходимо опустить свое имя в Кубок. Зато он придумал небольшую месть для этого маленького задиры.
- Малфой, мне некогда здесь с тобой торчать, у меня есть дела. И по-дружески советую почитать учебник по Трансфигурации, завтра контрольная.
Видя, как тревога охватывает бледное лицо сокурсника, парень посчитал разговор оконченным. Надо не забыть предупредить о контрольной отца.
Орион усмехнулся и пошел дальше по свободной, наконец, дороге. Он уже занес руку над Кубком, как в зал вошла делегация из Дурмштранга во главе с Крамом. Следом за ним двигался шлейф из фанатов. Блэк опустил записку и встретился взглядом с серьезными черными глазами. Оба юноши слегка склонили головы в молчаливом приветствии.
«Прям, как гиппогрифы», - съязвил про себя Орион.

***
Поначалу их отношения нельзя было назвать дружбой, но то, как они садились вместе за обедом и ужином, случайно сталкивались в библиотеке или возле озера, когда Орион выгуливал свою любимицу, скоро уже нельзя было не заметить. Потом под предлогом изучения иностранного языка Блэк и Крам часто задерживались в заброшенных школьных кабинетах. Пару раз они даже устраивали дружеские квиддичные матчи, в которых полностью выкладывались и делились своими наработками. Первое из таких сражений Орион проиграл, он опоздал всего на долю секунды. Восприняв это как стимул, он больше ни разу не позволил лучшему ловцу мира обойти себя.


Что-то было в этом нескладном, но сильном молодом человеке такого, что Блэк иногда не спал ночами, пытаясь разгадать Крама. До появления в его жизни Виктора, парень не рисковал делиться сокровенными мыслями ни с кем, кроме отца и крестного, да и с ними не всегда получалось быть до конца открытым. Теперь же у него был человек, ненамного старше его, а в некоторых вещах даже наивнее, который терпеливо выслушивал душеизлияния подростка и пытался помочь ему разобраться в себе.
Было заметно, что и на Крама их отношения тоже влияют. Если в Большом зале болгарин вел себя сдержано и хладнокровно, то в приватной обстановке у Ориона получалось вызвать на хмуром лице искреннюю улыбку, а иногда и смех.
Сириус заметил это почти сразу, но не хотел мешать сыну. Мужчина прекрасно видел, что у юноши не было настоящих друзей ни на своем факультете, ни на других. С одной стороны, в этом был виноват сам Орион – мало кто осмеливался подойти к молодому и гордому слизеринцу. С другой, Сириус еще не забыл о тяжелом детстве, на которое обрекли этого ребенка. Он быстро повзрослел и нуждался в поддержке более опытных людей. Ровесники не могли дать ему ничего.
«Ах, если бы Крам отвлек его от общения с Волдемортом», - часто думал Блэк и позорно напивался, понимая, что у него-то самого сделать это за все годы так и не получилось. Как бы ни старался он отвлечь сына от Риддла, юноша не поддавался на провокации, а их связь с мужчиной только крепла. Ни поездки, ни приключения, ни попытки светских бесед – ни что не могло заменить Ориону крестного.
О, когда Сириус узнал о том, что Волдеморт успел наложить руки на его драгоценное чадо, мужчина готов был немедленно объявить наглецу войну. Величайший темный маг просто берет и решает сделать первого встречного мальчика-полукровку своим крестным сыном, а по сути, еще и наследником, ведь ни детей, ни родственников у Риддла нет. Вместо того чтобы воспевать и одаривать Гарри Поттера, он бросает все дела, как только слышит имя – Орион Блэк, летит к нему на всех порах и забывает даже о своих слугах.
«Но, Мерлин, пока не стало поздно, надо что-то делать с этой связью! Если понадобится - врать или же, напротив, рассказывать кровавую правду о Томе Риддле. Всеми силами держать мальчика подальше от поместья Волдеморта. Запереть на Гриммаулд плейз – пусть подумает. Наконец, стереть память и отправить к магглам, лишь бы не то, к чему все идет».

***
Время до объявления участников Турнира прошло очень быстро. Вездесущие близнецы Уизли принимали ставки, по большей части – на чемпиона Хогвартса. Кто-то ставил деньги на Седрика Диггори из Хаффлпаффа, кто-то на слизеринца Уоррингтона, некоторые болели за Анжелину Джонсон и даже самих близнецов Уизли – как правило, гриффиндорцы. 5-4 курс как соперников всерьез никто не рассматривал, да и заявки из них подали единицы. В том, что от Дурмштранга будет Крам, никто не сомневался. А вот ученики Шармбатона для всех оставались загадкой.


В день Хэллоуина все обитатели и гости замка собрались на ужин в Большом зале, испытывая крайнее волнение и возбуждение. Дух соперничества, казалось, уже витал в воздухе. Каждый потенциальный участник собирался с духом, чтобы принять поздравление или достойно проиграть сильнейшим.
Орион был спокоен относительно своей участи – только глупец мог надеяться обойти старшекурсников. Тем не менее, было у него и тревожное ожидание чего-то грандиозного, неслыханного и, воистину, сенсационного. Но внешне он держал себя исключительно сдержанно, как подобает слизеринцу.
- Итак, наконец, настал момент, которого мы долго ждали, - это Дамблдор поднялся со своего места и подошел к постаменту с Кубком огня. – Как только чемпионы будут названы, я прошу их пройти в специальную комнату за учительским столом, где они смогут получить первые инструкции.
Взмахом палочки Дамблдор загасил почти все свечи в зале, оставляя приятный полумрак. Теперь все внимание было сосредоточено на бело-голубом пламени Кубка.
Огонь вдруг покраснел. Из чаши полетели искры. Языки пламени выбросили первый обугленный кусочек пергамента.
Дамблдор поймал листок и объявил первого участника:
- Чемпион Дурмштранга – Виктор Крам!
Оглушительные аплодисменты наполнили зал. Болгарин поднялся с места и твердой походкой направился в комнату.
Через пару мгновений Кубок снова вспыхнул красным и исторг вторую записку:
- Чемпион Шармбатона – Флер Делакур!
Девушка, очень похожая на вейлу, откинула свои серебристо-золотые волосы и грациозно прошла вглубь зала.
Орион отвлекся на свои мысли и чуть не пропустил еще один всплеск магии.
- Чемпион Хогвартса – Орион Блэк!
Сначала ему показалось, что он ослышался, но несмолкающие аплодисменты и уверенный хлопок по спине от Блейза Забини разрушили его надежды. В конце концов, его никто насильно не заставлял участвовать, а отказаться уже нельзя.
Отчаянно пытаясь не растерять остатки хладнокровия, Орион направился к остальным чемпионам. Он прошел мимо учительского стола, где его встретили неуверенный взгляд отца и суровый – Мастера Зелий. Когда за ним закрылась дверь, юношу накрыла блаженная тишина.
Комната с жарким камином, где он оказался, была сравнительно небольшой. Мисс Делакур оглядела Ориона высокомерным взглядом и отвернулась к огню. Виктор стоял у стены, поджав губы, явно не испытывая восторга от ситуации, но увидев друга подошел и крепко пожал ему руку.
- Я знал, что ты достоин, Орион, - на ломанном английском сказал он и жестом предложил сесть на диван.
- Не то чтобы я к этому стремился, - вздохнул слизеринец и свалился на мягкое сиденье. – Но такова судьба.
Практически сразу в помещение влетела целая толпа народу, среди которых были директора школ, профессора, представители Министерства. Но Ориона волновал только один человек, и он тоже был здесь. С мертвенно-бледным лицом на него смотрел Драко Малфой – четвертый участник Турнира Трех Волшебников.
«Не я это начал», - говорили глаза Блэка. – «Но последнее слово всегда будет за мной, милый».

***
Перчатка была брошена и поднята. Уже вечером в мальчишеской спальне разразилась сначала словесная, а потом и магическая дуэль. Когда в комнату ворвался декан Слизерина, от кроватей и личных вещей учеников остались только кучка обломков да горка пепла. В результате оба чемпиона были доставлены в больничное крыло. Причем если Малфоя выносили, то Блэк с гордостью дошел до пункта назначения, хоть и хромал на правую ногу.


- А Вы куда смотрели, мистер Забини?
Сириус Блэк и Альбус Дамблдор застали Мастера Зелий не в самом радужном настроении. Он уже наслушался жалоб Драко и теперь безрезультатно пытался выбить из Ориона его версию произошедшего, но парень только пожимал плечами. Не получив вразумительного ответа, Снейп сорвался на Блейза, который и сообщил мужчине о дуэли.
- Я был в библиотеке, профессор Снейп, - бормотал парень, стараясь не смотреть на одноклассников. Не исключено, что ему дорого обойдется вмешательство в их конфликт.
- Ладно, идите уже, дальше я сам справлюсь.
- Северус, я уверен, что произошло недоразумение, - произнес директор сладким голосом, от которого все слизеринцы мысленно поморщились. – Итак, мои дорогие, что же у вас случилось?
Сириус бросился к сыну.
- Орион, милый, что-нибудь болит?
Мужчина уселся на кровать парня, внимательно осмотрел его и кинул угрожающий взгляд младшему Малфою.
- Перестань, отец. Я уже не маленький! Со мной все в порядке, - попытался отбиться от него юноша. – Мы просто не поделили ту милую француженку - Делакур.
Орион насмешливо взглянул на соперника и послал ему опасную улыбку.
- Разве? Не заметил, чтобы ты ей заинтересовался, - Сириус хмыкнул. – Во всяком случае, я считаю, что она слишком высокомерная. Как раз для Малфоя.
- Блэк, - сорвался на угрожающее шипение Снейп. – Не забывай, что ты все еще профессор и говоришь при учениках.
- Я говорю со своим сыном, Снейп! И если тебе нельзя доверить жизнь даже такого спокойного ребенка, как Орион, я подам прошение об отстранении тебя от должности декана.
- Ну-ну, мальчики, - поднятая рука Дамблдора не дала им продолжить. – До сих пор все было спокойно и, как я заметил, ни мистер Малфой, ни мистер Блэк не были замечены в подобных конфликтах. Мне бы хотелось узнать, что же послужило причиной дуэли.
Голубые глаза внимательно смотрели на провинившихся учеников. Орион был по-прежнему спокоен, именно поэтому Дамблдор задержался на нем чуть дольше. Драко нервничал и избегал смотреть пожилому мужчине в глаза.
- Итак, мистер Малфой, вижу, Вам не терпится рассказать нам о случившемся.
Он, безусловно, выбрал более слабое звено.
- Блэк опустил мое имя в Кубок огня! – воскликнул белокурый слизеринец.
Никто кроме Сириуса не выглядел удивленным.
- Это невозможно, - зарычал анимаг, но сын схватил его за руку и придержал от необдуманных действий. – Только сам участник может это сделать, разве нет?
- Вообще-то нет, Сириус. К сожалению, Кубок огня не способен распознать, кто опустил в него записку с именем. Мы уже обсуждали этот вопрос с членами комиссии и пришли к мнению, что заявка была подана от лица четвертой школы, а мистер Малфой был единственным претендентом на участие. Это, разумеется, привело к конфузу – чары, наложенные на Кубок, не предусматривают отказа в таком случае. Теперь Драко полноценный участник турнира и обязан дойти до конца. Что же касается твоих подозрений, мой мальчик, почему ты так уверен, что именно Орион Блэк поместил туда твое имя и почему ты не сказал об этом раньше?
- Он угрожал мне! Он сказал, что хотел бы, чтобы мы оба участвовали в Турнире!
В светлых глазах парня плескался страх вперемешку с обидой.
- Мистер Блэк, - директор обратил свой взор к Ориону. – Вы угрожали мистеру Малфою, что сделаете его участником Турнира?
- Нет, профессор Дамблдор, - спокойно ответил юноша, мысленно прокручивая их ссору с Малфоем перед тем, как он опустил свое имя в Кубок. Он много читал о легилименции и понимал, что означает проницательный взгляд директора.
- Это Вы поместили его имя в Кубок огня? – продолжил Дамблдор.
- Нет, профессор.
Сириус по-прежнему нервничал. Он чувствовал внутреннее напряжение сына, но удивлялся, что внешне это никак не проявлялась, только рука парня была чуть жестче обычного.
- Вы просили кого-нибудь другого сделать это?
- Альбус, сколько можно? Это же мой сын! – не выдержал мужчина.
- Нет, профессор, - Орион снова удержал отца, сжав его предплечье.
- Ну что ж, я думаю, что мистер Малфой просто сделал не совсем верные выводы. В любом случае, закон не предусматривает наказания за то, что кто-либо выставил свою или чужую кандидатуру для участия в Турнире. Однако, - старик наставительно поднял вверх указательный палец, – должен заметить, что в школе запрещены дуэли. Вне уроков, разумеется. И я уверен, что профессор Снейп назначит разумное наказание вам обоим за причиненный друг другу ущерб. А мадам Помфри… Кстати, Северус, где же она?
- Она говорила, что ей нужно забрать кое-какие новейшие рецепты из Святого Мунго, - скривился зельевар.
- Что ж, в таком случае, профессор Снейп даст вам необходимые зелья. Надеюсь, вы не сильно пострадали?
Юноши окинули друг друга взглядами. У Малфоя была разодрана мантия, кое-где виднелись царапины, а на одну из лодыжек уже была наложена шина. Орион отделался парочкой болезненных синяков и ожогом левой руки.
- Думаю, это не смертельно, - ответил за них декан Слизерина.
- В таком случае, я вас покину. Сириус, могу я обсудить с тобой пару-тройку вопросов, касающихся безопасности во время турнира?
Старший Блэк нехотя оторвался от сына, который уверял его, что все хорошо, одарил грозным взглядом Снейпа и Малфоя, а потом вышел за дверь.
Зельевар пошел в кабинет колдомедика за зельями.
- Папочкин любимчик! – скривился Малфой.
- Ой, чей бы гиппогриф мычал, Дракусечка-мулипусечка! – не остался в долгу Орион.
- Ах, ты!
Драко кинулся на соперника с кулаками.
- Немедленно прекратить! – суровый голос декана прогремел на все больничное крыло. Малфой отшатнулся от Блэка. – Малолетние идиоты! Отработки до конца семестра!
Несмотря на все угрозы и увещевания ни тот, ни другой не чувствовали себя виноватыми.

***
Спальню мальчиков 4 курса закрыли на ремонт, а студентов временно расселили по свободным комнатам. Как и следовало ожидать, Блэка поселили с Забини и Ноттом, а Малфоя – с Креббом и Гойлом. Остальные слизеринцы тоже негласно поделились на два лагеря. Личное противостояние осложнялась неоднозначным отношением к обоим чемпионам со стороны других учеников. Большая часть гриффиндорцев бросала резкие фразы о коварности слизеринцев, которые с пеленок строят планы по захвату мира и Хогвартса самым нечестным из всех существующих способов. Равенкло и Хаффлпафф скорбели о проигрыше своих кандидатов, но не могли не поддержать Блэка или Малфоя, ведь на кону стояла честь школы. Таким образом, то там, то тут слышались приглушенные шепотки, среди которых можно было различить «Темный Лорд», «сын Пожирателя смерти», «слизеринский заговор» и так далее.


Орион продолжал общаться с Виктором Крамом. Они вместе готовились к первому заданию, о котором пока ничего толком не знали. К неудовольствию окружающих оба юноши не стали врагами, напротив, объединив усилия. Виктор показывал своему более юному другу некоторые хитрые заклинания, которым обучали только в Дурмстранге. Орион тоже делился информацией, вычитанной в библиотеке Риддла.
- Здесь написано, что на одном из Турниров нужно было победить Василиска, - вздохнул Блэк. Он помассировал уставшие глаза ладонью и зевнул.
Близилось время ужина. Оба юноши сидели в библиотеке и пытались найти хоть что-нибудь о возможных заданиях. Гора книг опасно накренилась, грозя свалиться на пол от одного неосторожного движения.
- Думаешь, они могут сделать это и сейчас? – задумчиво спросил Виктор. Он тоже устал, но не показывал своей слабости. Для него было вдвойне трудно заниматься, ведь он почти не знал английского. Да и в силу привычек, воспитания, а может быть характера, Крам предпочитал спорт нудной зубрежке.
- Насколько я знаю, Василисков очень мало. Они остались только в восточных странах, с которыми наше министерство магии не особо контактирует. Плюс, это не безопасно. С ними только змееуст может справиться, - лениво рассуждал Орион, убирая книги обратно на полки.
- С кем, с восточными странами или с вашим министерством? – подшутил над ним Виктор.
Орион заливисто рассмеялся, за что получил строгий взгляд мадам Пинс.
- Ладно, идем на ужин.
Парни медленно направились к Большому залу.
- Ой, а вот и наша маленькая подстилка Темного Лорда, - прозвучал насмешливый голос в одном из коридоров. – Смотрите, мы теперь без охраны не ходим.
Ориона ощутимо затрясло от ярости. Он заметил перед собой Драко с группой старшекурсников. Блондин издевательски ухмылялся и явно гордился своей ролью лидера.
- О чем ты, Малфой? – прошипел Блэк. Слова однокурсника резали его по живому. Орион никогда бы не позволил кому-то оскорблять его крестного, тем более в таком контексте.
- Вы поглядите на него, строит из себя девственника, - продолжал юноша, не чувствуя угрозы, которая над ним нависла. – Ты думаешь, никто не заметил, как вы обжимались на финале Чемпионата мира по квиддичу? Разумеется, Темный Лорд позволяет тебе все, пока ты послушно раздвигаешь перед ним ноги. А ты и рад стараться. Скажешь, что это не так, Блэк?
Волна стихийной магии подняла Малфоя в воздух и пригвоздила к стене под высоким потолком. Невидимая рука удерживала слизеринца за шею.
- Ты, мразь, как ты посмел оскорбить моего крестного? Ты разве не в курсе, что некоторые чемпионы погибают во время Турнира? Ой, мне будет так жаль тебя, Малфой! – Орион притворно всплакнул, но тут же вернул своему голосу прежний лед. – Еще раз сунешь свой нос в мои дела, и каким бы ни было первое задание, ты его не пройдешь! Понял меня?
Магия слегка тряхнула Малфоя в воздухе. Он закряхтел и закивал головой в знак согласия.
- Еще кто-нибудь хотел бы высказаться о моем крестном? – Орион обвел взглядом притихших старшекурсников змеиного факультета. В их глазах плескался животный ужас. Еще бы. Какой-то малолетка владеет беспалочковой невербальной магией, способной покалечить или даже убить.
Нехотя опустив Драко на пол, Блэк пошел дальше с гордо поднятой головой. Слизеринцы расступились перед ним и Крамом, а потом тоже направились на ужин.
- Теперь ясно, почему Кубок выбрал тебя самым достойным.
Виктор положил ладонь на плечо младшего товарища. В синих глазах, обращенных к нему, плескалась боль. Повинуясь инстинкту, молодой человек мягко прикоснулся губами к губам Ориона.
Ужин прошел в молчании.

***
На совместную отработку у Снейпа Малфой не явился. Орион вспомнил, что парня не было за ужином и списал это на в кои-то веки пробудившуюся осторожность однокурсника. Зато туда пришел Мастер зелий и явно не в духе. Хотя, это было для него типично.


- Мистер Блэк, немедленно объясните мне, почему Вы напали на Малфоя? – с порога начал мужчина.
- Он оскорбил моего крестного, - спокойно ответил юноша, пожав плечами.
К его удивлению, Снейп замолчал. Он долго всматривался в своего ученика, после чего велел ему приступать к чистке котлов.
Спустя час, во время которого зельевар проверял работы первокурсников, Орион устало опустился на стул.
- Уже закончили, мистер Блэк? – поинтересовался Северус, скептически приподняв бровь.
Парень кивнул. Они вместе подошли к столу с аккуратно расставленными чистыми котлами. Зельевар по очереди заглянул в каждый и недоверчиво оглянулся на ученика.
- Ты делал это без помощи магии?
- Да, сэр. Вы ведь запрещаете пользоваться палочкой на отработках.
Ориона возмутило, что ему не доверяет собственный декан. Хотя он и не удивился этому факту.
- Драко сказал мне, что ты владеешь беспалочковой магией, - как бы между прочим сказал мужчина, внимательно вглядываясь в его лицо.
Блэк гордо вскинул подбородок. Ну, разумеется, маленький Дракулечка пожаловался на него.
- Тем не менее, я ей не пользовался при чистке котлов, профессор Снейп, - холодно ответил юноша. Его так и подмывало нагрубить учителю за потакание подхалимам типа Малфоя.
- Могу я поинтересоваться, где ты этому научился?
- Меня учил крестный! – вспыхнул Орион. Что бы ни думал о нем этот человек, в глубине души парень надеялся, что они когда-нибудь поладят. Теперь, кажется, все станет еще сложнее.
Мастер зелий прикрыл глаза.
- Ну конечно. Однако, я имел ввиду, где Вы научились так чисто мыть котлы, мистер Блэк, - устало спросил он. Юный слизеринец смутился.
- Ах, это. Тетка Петунья всегда требовала, чтобы посуда была идеально чистой, - с облегчением рассмеялся парень, но мужчина снова напрягся. Он вовсе глаза уставился на Ориона.
- Маггл?
- Ну да. Я до одиннадцати лет жил с сестрой моей матери и ее семьей, и они были магглами, - он скривился от одного воспоминания о семейке Дурслей.
- Почему же Ваш отец допустил это?
Было заметно, что Снейп совершенно сбит с толку. Как истинный слизеринец, Орион решил воспользоваться ситуацией в свою пользу.
- Он узнал обо мне только перед школой. Петунья говорила, что мои родители погибли в автокатастрофе, а меня подкинули на крыльцо родственничкам, когда я был совсем младенцем. Я работал на них как домашний эльф, терпел издевательства и голод. А потом мне пришло письмо из Хогвартса. И в тот же день ко мне пришел мужчина, сказал, что его зовут Сириус Блэк и он – мой отец. Он изменил мою внешность и повел в магический мир.
Юноша внимательно наблюдал за изменениями в поведении декана. На последних словах он резко вскинул голову и встретился взглядом с учеником.
- Внешность? – тихо переспросил он.
- Ну да. Он говорил, что мои глаза слишком похожи на глаза мамы, а ему бы не хотелось, чтобы я постоянно напоминал ему ее. Еще он исправил мне зрение, потому что ему было лень покупать мне новые очки взамен старых. Что-то не так, профессор?
Снейп вдруг соскочил со стула и так резко открыл шкаф с готовыми зельями, что все флаконы чуть не посыпались на пол. Он выпил Умиротворяющий настой, как заметил Орион.
- Вы… Вы можете быть свободны, мистер Блэк, - с трудом произнес Снейп, восстанавливая отчего-то тяжелое дыхание. – Завтра в то же время. И постарайтесь больше не нападать на Малфоя… кхм… без палочки.

***
Красивая ведьма среднего возраста в длинном черном плаще с капюшоном, скрывающим лицо, чувствовала себя преступником, который прячется от правосудия и вынужден все время оглядываться назад, опасаясь слежки. Конечно, реальной угрозы в настоящее время не существовало, ведь официально в магическом и маггловском мире было спокойно. Да и мало ли зачем взрослая женщина может посетить парк рядом с домом, в котором она родилась и выросла. Может быть, ностальгия внезапно налетела. Однако осторожность никогда не помешает. К тому же Лили уже привыкла скрываться и притворяться. Много лет назад никто бы не подумал, что прямолинейная и бесхитростная девочка превратится в дрожащую от страха лань. Но именно такой увидел ее сейчас друг детства.

Миссис Поттер ждала мужа с работы, на которой он в последнее время стал задерживаться. Где-то с месяц назад участились нападения на семьи магглорожденных волшебников. Убийств пока не было, магов только лишь уговаривали перейти на сторону неких влиятельных личностей, прекратить контакты с маггловским миром и стереть память о магии маггловским родственникам. Как это уже было не единожды, некоторые соглашались, некоторые выступали против такой теневой политики. Неугодным угрожали и шантажировали.
Лили с волнением смотрела в окно. Ужин остывал, а Джеймса еще не было. Ни письма, ни сообщения через камин – тишина.
Вдруг она заметила вдалеке движение, и через минуту на подоконник приземлилась взъерошенная школьная сова. Женщина уж было подумала, что это от Гарри или Сириуса, но почерк на конверте был до боли знаком, его нельзя было спутать ни с каким другим. Тревожное чувство заставило Лили тихонько ойкнуть. Он не мог написать ей ничего хорошего.
Взяв у совы пергамент, миссис Поттер накормила птицу и отправила обратно в Хогвартс.
Дрожащими руками она вскрыла конверт.

Северус нервно расхаживал возле скамейки в парке. Они не виделись много лет. Естественно, что он так волновался. Однако не это было важно. Ему хотелось не просто увидеть ее – для этого он нашел бы массу поводов много раньше – ему нужно было получить подтверждение одной теории, и дать его могла только она.


- Здравствуй, Северус, - тихий голос почти испугал мужчину. Он развернулся к ней и инстинктивно протянул руку, чтобы отпустить капюшон, а потом с нежностью провести ладонью по волосам.
- Здравствуй, Лили, - также тихо ответил он. – Ты совсем не изменилась.
Гриффиндорка быстро вернула себе самообладание. Со Снейпом нужно быть начеку.
- Зачем ты меня сюда позвал среди ночи?
Маг как-то сразу напрягся и ожесточился. Образ уставшего и расслабленного человека мгновенно спал, словно и не было никакой минутной слабости.
- Орион Блэк – твой сын, - он не спрашивал, он искал подтверждение. То, как вздрогнула Лили, а потом надолго замолчала, было лучшим доказательством его правоты.
- Я не могла отдать его… Риддлу, - наконец ответила она, едва не назвав темного волшебника Волдемортом, но, вовремя вспомнив, что ее друг – Пожиратель смерти, быстро поправилась.
- И ты отдала его Петуньи! – воскликнул Снейп. – Самой ужасной маггловской дуре из всех возможных! Мерлин, чем ты думала?!
- Прекрати на меня кричать! Муффлиато, - миссис Поттер торопливо наложила заглушающее заклинание. – Туни была единственным вариантом, и она лучше, чем ты думаешь! Куда я могла деть только что родившегося малыша? Не в приют же?! Я была уверена, что моя сестра позаботится о нем!
- Не давая еды и заставляя работать? О, отлично! А то, что он считал себя сиротой – тоже нормально? – возмущался Северус, размахивая руками. – И потом отдать его Блэку! Салазар, это просто гениальная идея! Узнаю авторство Джеймса Поттера.
- Замолчи немедленно! Какое тебе дело до моего сына? Ты всегда ненавидел моего мужа и со мной уже много лет не общаешься! – Лили сверкала глазами. – Нет уж, не перебивай меня, Северус.
Ведьма разозлилась. Она носила в себе эту боль и предательство по отношению к сыну уже 14 лет. Теперь же эмоции взяли верх.
- Не ты ли говорил, что он в опасности? Не ты ли пришел ко мне тогда, чтобы я могла защитить своего ребенка? Чего же ты молчишь? Отвечай!
Вместо слов он зажал ей рот поцелуем. Сначала она пыталась вырваться из его объятий, но потом сдалась и обмякла. Северус сразу же отпустил ее.
- Мерлин, Лили, прости меня. Я не хотел, - смущенно пробормотал он.
- Северус Снейп, что на тебя нашло?! – в темноте было почти незаметно, как раскраснелись ее щеки, но они стояли слишком близко друг другу, и от него не укрылся сей факт.
- Этого больше не повторится, - ответил мужчина более строго. – Одумайся, наконец, женщина! Твой сын – крестник Темного Лорда, слизеринец, владеет беспалочковой магией и участвует в смертельно опасном соревновании. От кого ты его спасла?
Мужчина обессилено сел на скамейку, которую облюбовал еще с момента прихода сюда в безлюдный маггловский парк на берегу затхлой речушки.
- Ох, Сев, я уже ничего не знаю, - она опустилась рядом с ним и вздохнула. – Расскажи мне о нем, пожалуйста.

***
Молодой слизеринец метался во сне. Тихие стоны иногда срывались с его губ. Простыни смялись и кое-где были поцарапаны. В очередной раз прогнувшись в спине и прошипев что-то неразборчивое, парень содрогнулся всем телом и кончил, забрызгивая пижамные штаны липкой жидкостью.


Утром Орион чувствовал себя беспокойно. Он хотел бы списать волнение на приближающееся первое испытание. И ему бы это удалось, если бы он не ощутил дискомфорт в паху. Во-первых, там обнаружились следы засохшей спермы, а во-вторых – твердая эрекция. Ни по одному из признаков это не походило на страх перед гипотетическим Василиском или кем-то подобным.
Конечно, утренняя эрекция не была странной для юноши его возраста, просто раньше это не волновало его так сильно. Внутри поселилось чувство, что теперь все будет иначе. Орион попытался вспомнить, что ему снилось, но память наотрез отказывалась сотрудничать.
- Мерррлинн, шшшто сссо мннооой, - пробормотал себе под нос Блэк, потирая лоб ладонью. Член поутих, давая своему хозяину возможность встать с кровати и направиться в душ.
- Ты чего шипишь? – сонно поинтересовался Блейз, выползая из своей кровати.
- Шиплю? – парень искренне удивился.
- Ну да, - Забини приобнял его за плечи и подмигнул. – Ты даже ночью когда стонал, издавал такие шшшипяааащщщие звуки.
Орион закрыл лицо ладонями.
- Салазар тебя за ногу, - выругался он и улетел в душевую.
С каждым шагом все запутаннее и туманнее. Значит, ночью он говорил на парселтанге. Что бы это значило? Ущипнув себя за руку, Орион приказал себе перестать думать. Ничего не случилось. Подумаешь, может ему снились змеи!
«Ага», - возразил внутренний голос, - «Змей, с которым ты не прочь заняться сексом».
Парень стукнулся головой о стену – не помогло.
Развратные картины, замелькавшие перед глазами, тут же разбудили задремавшую на время эрекцию.
«Нет, нет, нет», - умолял себя Орион, стараясь изгнать соблазнительные образы, но позорно капитулировал.
Сильные мужские руки, скользящие вдоль его стройного тела, заставляющие плавиться и выгибаться. Жадные губы, припадающие к тонкой жилке на шее. Язык, дразнящий и проникающий в горячий рот. Гибкое почти змеиное тело, прижимающее его к стене. Крупный, пульсирующий орган…
- Нет! – Блэк резко вскинул голову, открыл глаза и взорвался оглушительным оргазмом, даже не прикасаясь к члену. – Ммммм…. Уббииитть Мааааллфффойааа.

***
Во время взвешивания волшебных палочек и позирования для «Ежедневного пророка» к чемпионам подлетела шумная, вызывающе одетая блондинка – Рита Скиттер. Критически рассмотрев всех кандидатов, она выудила Ориона за руку и утащила в каморку для метел.


Эта женщина была просто ужасна! Почему она выбрала именно его, Ориону было не понятно. Зато Драко и Флер явно оскорбились тем, что их прекрасные персоны проигнорировали.
Вопросы показались ему настоящей пыткой.
«В каких отношениях Вы состоите с мистером Риддлом?»
«Правда ли, что Сириус Блэк усыновил Вас в маггловском приюте?»
«Собираетесь ли Вы играть ловцом сборной Англии, когда закончите Хогвартс?»
«Действительно ли Виктор Крам сделал Вам предложение?»
После очередного провокационного замечания Орион едва не стер пустоголовой ведьме память. Он не очень вежливо прорычал, что ему пора на урок, и вылетел из каморки, словно за ним гналось стадо разъяренных кентавров.
Буквально через пару дней в «Пророке» появилась невообразимого содержания статья о приемнике небезызвестного темного мага, который родился в семье магглов и страдает суицидальными наклонностями – как иначе объяснишь его желание участвовать в Турнире Трех Волшебников? Про их странную связь с болгарским ловцом и приемного отца с не менее темным прошлым тоже упомянули. Фотографии остальных участников располагались только на второй странице газеты, тогда как снимок Ориона рядом с крестным, сделанный явно на Чемпионате мира по квиддичу, занимал почти всю первую страницу. Еще повезло, что в этот момент они следили за игрой и лишь неуловимо улыбались друг другу, потому что парень тут же вспомнил, как непринужденно он вел себя в компании мужчины.
После выхода статьи Сириус рвал и метал, проклиная директора, Волдеморта и назойливую муху-репортершу. Он даже собирался аппарировать в редакцию «Ежедневного пророка» и изловить Скиттер для деликатного разговора, но Дамблдор убедил его оставаться в школе. Как стало известно позже, корреспондентке запретили появляться на территории Хогвартса.
Орион даже получил письмо от Тома с искренними извинениями за причиненные неудобства и обещанием разобраться в ситуации. Да, теперь Рите Скиттер не позавидовал бы ни один здравомыслящий человек.
Но, пожалуй, самым приятным моментом стала молчаливая поддержка Крама.

***
О драконах его предупредили сразу несколько человек: Виктор, отец и даже Снейп. Орион был рад тому, что каждый из них заботится о нем. Причем от декана он уж точно не ожидал подобного. Хотя можно было быть уверенным, что Малфой также уже в курсе. Об этом говорил и непотребный вид блондина – покрасневшие глаза и бледное лицо.


Подумать над тактикой времени почти не было. Парень прокрутил в голове несколько возможных сюжетов. Но проблема оставалась в том, что он не знал всего задания целиком. Не потребуют же от участников убить этакую зверюгу, да к тому же безумно ценную и дорогую?
Прочитав две-три книги по общению с драконами и не найдя ничего, что могло бы помочь, юный Блэк уже было расстроился, но Крам позвал его немного полетать. Решение пришло само собой – метла! Как же он мог упустить свое явное преимущество?!
В день соревнований участником разрешалось провести некоторое время с семьей. Заходя в комнату для чемпионов, расположенную за Большим залом, Орион был уверен, что его ждет отец. Завтрак уже закончился, и старшего Блэка в поле зрения не было. Каково же было его удивление, когда он увидел перед собой слегка нервничающего крестного.
- Милорд! – воскликнул слизеринец, подавив желание закричать «Том» и бросится мужчине на шею. Он как можно медленнее подошел к Риддлу и почтительно склонил голову в знак приветствия. Краем глаза Блэк наблюдал, как внимательно его осматривают Малфои, родители Крама, и даже семейство Делакур. Жеманная француженка ослепительно улыбнулась Темному Лорду, но не получила и капли внимания.
- Доброе утро, Орион, - сдержанно поздоровался мужчина.
- Я не ожидал, что ты приедешь, - прошептал парень, тщетно пытаясь скрыть улыбку.
Сильная рука легла ему на плечо и подтолкнула к выходу.
- Не мог пропустить такого зрелища. Надеюсь, ты не против небольшой экскурсии? Я уже столько лет не был в Хогвартсе. Хотелось бы увидеть, изменилось ли что-то в мое отсутствие.
Они прошли через весь Большой зал, где еще остались некоторые зазевавшиеся ученики и теперь неприкрыто глазели на них.
- Еще раз прошу прощения за ту статью, - тихо сказал мужчина, когда они покинули людное место.
- О, ты не виноват. Это все та… - Орион едва удержался от грубости, на что Риддл фыркнул. – Надеюсь, ты не сделал с ней ничего серьезного?
- Так, пустяки. Не стоит твоего беспокойства, - отмахнулся мужчина, скрывая веселье. – Припугнул кое-чем. Она к тебе больше не сунется.
Когда они направились к подземельям, на встречу вышли Снейп и Каркаров. Оба волшебника почтительно поклонились Волдеморту.
- Мой Лорд, могу я чем-нибудь быть Вам полезен? - поинтересовался зельевар. Орион даже удивился тому, с каким уважением он это сделал. До настоящего момента юный Блэк не подозревал наличия у своего профессора такой способности.
- Все в порядке, Северус. Мы вполне способны позаботиться о себе, правда, Орион? – Темный Лорд улыбнулся крестнику и получил улыбку в ответ. Они пошли дальше по безлюдному коридору. Через некоторое время Риддл утянул парня в темную нишу за доспехами.
- Том, куда мы? – шепотом спросил Орион. Его дыхание участилось.
- Отткррооойссяаа, - зашипел мужчина, и перед ними распахнулась дверь в явно заброшенное помещение.
Когда они вошли, на стенах сразу вспыхнули факелы. Парень ахнул. Это была небольшая, но очень уютная гостиная. Камин, диван, небольшой обеденный столик, книжный шкаф, рабочий стол – все было в довольно неплохом состоянии, хоть и покрылось легким слоем пыли.
Волдеморт взмахнул палочкой, приводя помещение в надлежащий вид, и вызвал эльфа из своего поместья.
- Сначала я хотел выкрасть тебя порт-ключом к себе в замок, - мужчина усмехнулся, когда крестник покраснел от смущения. – Но потом вспомнил об этой комнате. Я нашел ее, когда учился на третьем курсе. Мне нужно было место, где… в общем, уединенное место, желательно поближе к гостиной Слизерина. Исследуя все ниши, я нашел потайную гостиную Салазара.
Они разместились на диване. Эльф уже подал еду и напитки: хозяину – вино, а его крестнику – сок.
- Тебе нельзя пить алкоголь перед соревнованием, но, думаю, когда будешь праздновать победу, вполне можешь себе позволить сливочного пива, - заметил Риддл, когда Орион надулся на детский напиток.
Неожиданно Блэк крепко обнял мужчину, как и хотел сделать с момента их встречи.
- Ну-ну, малыш, все будет в порядке, - по-своему истолковал его жест мужчина. – Ты ведь у меня уже такой взрослый.
Орион фыркнул ему в шею. Тепло и близость мужчины заставляли его сердце трепетать.
- Спасибо, Том, - прошептал он, поднимая лицо с взволнованными синими глазами.
Темный Лорд провел рукой по черным волосам юноши, доставляя своей лаской невероятное удовольствие. Веки парня прикрылись, а губы пересохли. Легкий поцелуй коснулся горячего лба.
- Думаю, тебе стоит поесть, а потом мы пойдем на свежий воздух. Схватка с драконом требует недюжинной силы, - хрипло шепнул ему на ухо Волдеморт, отпуская из объятий.
- Ты знал! – взорвался Орион, мягко ударяя его кулаком в грудь.
- Тихо-тихо! – Риддл обхватил крестника руками за спину и снова прижал к себе. Теперь Блэк лежал головой на локте старшего мага, словно младенец, и сверлил его обиженным взглядом.
Мужчина склонился к нему, почти касаясь своим носом кончика носа парня.
- Во-первых, участники не должны знать о задании заранее, - прошептал он еле слышно. – Во-вторых, крестные не обязаны информировать своих крестников о предстоящей опасности. Хотя и могут намекнуть им, что неплохо бы подкрепиться. В-третьих, - что-то изменилось в голосе и взгляде мужчины. Орион жадно вглядывался в темно-карие глаза и покорно ждал продолжения, уже готовый к любому исходу, - непослушных мальчиков, которые бьют взрослых, нужно наказывать. Ты так не думаешь, малыш?
По телу Блэка прошла волна дрожи. Да, он готов быть наказан, он жаждет быть наказан этим мужчиной. Но вот только поступок Темного Лорда нельзя было предсказать. Тонкие пальцы очень быстро забрались под рубашку юноши и стали… щекотать его. Заливистый смех и вскрики Ориона отражались от высокого потолка. Подобно змее он извивался всем телом под сильными руками мужчины.
- Ох, Том, пожалуйста, - всхлипывал парень, пытаясь сбросить чужие руки. – Я не могу больше. Тооом!
- Моя маленькая ревнивая змейка сдается? – насмешливо спросил темный маг и, получив согласный кивок, прекратил пытку. Он бережно поправил задравшуюся рубашку и помог крестнику подняться.
- Ты – монстр, Том, ты знаешь об этом? – ответил Орион отдышавшись. Его глаза и щеки горели, а грудь беспокойно вздымалась. Мужчина залюбовался им, но быстро вернул себе контроль над телом и сознанием.
- Будь уверен, змееныш, я в курсе, - усмехнулся Риддл.
Они, наконец, приступили к скромной трапезе и даже обсудили тактику схватки с драконом. Мужчина похвалил крестника за идею с метлой, настоятельно попросил его быть осторожным, а потом поинтересовался, как идут дела с младшим Малфоем.
- Люциус сообщил мне, что Драко обвинил тебя в том, что ты заставил Кубок огня сделать его четвертым чемпионом. Подожди, - Темный Лорд поднял вверх руку, останавливая возражения крестника, - дай угадаю. Империо?
Парень усмехнулся и отрицательно покачал головой.
- Зелье?
- Не-а, - хихикнул юноша, понимая, что его не будут больше наказывать.
- Флейта, - словно только что дойдя до этой мысли объявил маг.
- Еще скажи, что ты прислал мне ее не для этого, - довольно улыбнулся Орион и сложил стопы в тонких белых носках поверх ног мужчины. Его руки были закинуты за голову, а рубашка задралась, вновь обнажая плоский накачанный живот.
Взгляд мужчины пообещал повторения пытки щекоткой, но парень не побоялся рискнуть. В конце концов, кто сказал, что ему не понравилось?
- Разумеется, я прислал ее не для того, чтобы только Малфой плясал под твою дудочку, - рассмеялся Риддл. – Но я доволен результатом. Ведь тебя никто не поймал?
Орион согласно кивнул.
- В таком случае, все в порядке. А теперь, если ты не готов ко второму раунду, - пальцы мужчины оказались в опасной близости от живота Блэка, но только лишь нежно погладили его. – Предлагаю пойти на свежий воздух.

***
Как бы ни был прекрасен день, проведенный с Томом, рано или поздно Ориону пришлось идти в палатку для чемпионов. Там уже были остальные участники: Малфой приобрел нежно зеленый оттенок кожи, Флер истерично металась из угла в угол и нервно кусала губы, Виктор был еще более хмурым и собранным.


Следом за Блэком вошли члены жюри. Участникам было предложено вытянуть жребий. Ориону достался четвертый номер - самый крупный и опасный дракон, вернее, дракониха – Венгерская Хвосторога. Задачей чемпионов, как оказалось, было – забрать у самки золотое яйцо.
Все участники уже выступили. Наконец, подошла его очередь. Подавив панику, Орион решительно шагнул на стадион, где его ждал соперник.
Он увидел ее сразу же. Огромная и прекрасная, как и любая мать, готовая драться до последнего за своих детей. Сердце парня резануло болью. Любила ли его мать? Боролась ли она за его жизнь также отчаянно?
- Акцио «Нимбус», - тихо скомандовал юный маг и стал просчитывать ходы наперед. Заклинание, защищающее от огня, которое он нашел в книге для драконозаводчиков, окутало его мягким коконом. Затем занять подходящую позицию, и вот она уже летит – маленькая точка над стадионом.
Публика гудела от нетерпения, но юноше было не до зрителей, он совершенно отключился от посторонних шумов и видел только самое важное: дракона, кладку яиц и метлу, несущуюся к нему на всех порах.
С разбегу оседлав верный Нимбус, Орион сделал первую попытку выхватить яйцо на лету. Дракониха в последний момент махнула хвостом, задев его по плечу. Рана была неглубокой, но все же мешала держать метлу ровно.
- Потрясающе! Вы только посмотрите на него! Этот парень просто рожден для полета! Какая техника, какая скорость! Спорю, что он летает даже лучше Крама! – верещал комментатор Людо Бэгмен. – Вторая попытка. Нырок. Вот оно золотое яйцо – почти достал. И резко уходит вверх. Готово! Самый быстрый результат среди всех чемпионов!
Стадион взорвался овациями. Хвосторога в порыве ярости разломила тяжелую цепь и взлетела вслед за ним, но была вовремя остановлена драконологами.

***
- Ты был бесподобен, мой маленький укротитель драконов, - нежно шептал ему Риддл, пока мадам Помфри отошла проверить других пострадавших. Если Орион отделался только рваной раной левой руки, то у Малфоя были ожоги и вывих колена. Парень даже посочувствовал сопернику – вторая нога в этом году.


- Я уже не маленький, милорд, - возмущенно зашипел он в ответ. – Вы же сами говорили мне об этом утром.
- Не придирайся к словам. О, вижу, твой отец сейчас порвет меня на гриффиндорский флаг.
Орион перевел взгляд на вход в палатку и заметил там обеспокоенного Сириуса.
- Ты в порядке? – как всегда чрезмерно активный и нервный анимаг разве что не обнюхал сына со всех сторон.
- Пап, перестань! – вскрикнул парень, когда его руку попытались вывернуть под неестественным углом.
- Я, пожалуй, оставлю вас, - сухо произнес Риддл и взъерошил без того растрепанные от полета черные волосы крестника.
- Ты ведь еще приедешь? – с плохо скрываемой надеждой спросил его юноша.
- Конечно, впереди еще два состязания.
- Подожди, - крикнул Орион, когда мужчина был уже почти на выходе. – Эм, милорд, мне очень жаль, но на Рождество в школе будет Святочный бал, и, вероятно, я не смогу приехать.
Темный Лорд не подал виду, что расстроен этим заявлением. Он очень любил проводить праздник вместе с парнем.
- Что ж, ты же знаешь, что в моем доме ты всегда желанный гость. До встречи, Орион, мистер Блэк.

***
- Том! О, Мерлин, Том. Еще… Еще… Пожалуйста… - Орион снова стонал во сне. Теперь его сны стали более откровенными. С момента их последней встречи у парня не осталось сомнений в том, чего и кого он хочет. С этого же дня на кровать накладывалось мощнейшее заглушающее заклинание.


Орион перевернулся на живот и нетерпеливо потерся возбужденной плотью о простыни.
- Да… ох, Том… ммм…
Еще движение и мир взорвался ослепительными искрами оргазма, а парень затих.

***
Предстоящий Святочный бал вызвал такой ажиотаж, какого Хогвартс давно не видел в своих стенах. Рекордное число учеников остались в школе на каникулы. Девушки старше 12 лет использовали весь арсенал чар, зелий и других уловок для обольщения юношей. Каждая мечтала попасть в рождественскую сказку и стать принцессой вечера. Особенно активно барышни охотились за чемпионами.


Если Малфой практически сразу сдался в загребущие лапы Панси Паркинсон, то Орион держался до последнего. Все эти девичьи ужимки и намеки приводили его в состояние бешенства. Ему приходилось постоянно проверять еду и напитки на предмет любовных снадобий, а еще носить мощный амулет от приворотных чар вроде магии вейл. По правде говоря, если бы не особые правила для чемпионов, Орион бы вообще никуда не пошел. Парень с радостью истребил бы весь женский пол, а потом аппарировал бы в Загадочный замок на тихий семейный праздник с Томом. Но пасовать перед такими мелкими препятствиями – было не в его характере. Немного помучавшись, Орион выбрал себе в партнерши ровенкловку Чжоу Чанг. Девушка была счастлива пойти с ним, так как Седрика Диггори, первого красавца школы, увела у нее из под носа Флер Делакур. Последний чемпион – Виктор Крам – пригласил кузину Блэка – Элен Лестранж.
Как выяснилось, слабым местом в воспитании Ориона были танцы, вернее, полное отсутствие опыта в танцах. В последнюю неделю до бала Сириусу пришлось срочно восполнять этот пробел. Они тренировались каждый вечер и все выходные почти до посинения, пока старший Блэк не согласился, что сын хотя бы не ударит в грязь лицом и не заставит его сгорать от стыда.
В назначенный день Хогвартс буквально захлестнуло праздничным настроением. Было похоже, что директор и профессора очень уж стараются произвести впечатление на иностранных гостей. Ели стали шире, украшения – пышнее, золото и серебро заботливые эльфы едва не стерли до дыр.
Облачившись в новую парадную мантию темно-синего цвета, черные бархатные брюки и ослепительно белую рубашку, Орион гордо прошествовал в вестибюль, где они должны были встретиться с его дамой-на-вечер. Чжоу не подвела своего партнера. Она выглядела таинственно, сексуально, очаровательно… На нее заглядывались все мужчины и юноши, кроме самого Блэка.
Танец чемпионов закончился достаточно быстро, после чего Орион позволил себе расслабиться и прогуляться в вечнозеленом саду.
- Северус, ты уверен, что война неминуема? – донесся до парня взволнованный мужской голос. По акценту юноша догадался, что профессор ведет беседу с директором Дурмштранга Игорем Каркаровым. Став невольным свидетелем столь интересного разговора, слизеринец уже не мог позволить себе уйти. Он затаился в одном из укромных уголков сада и весь превратился в слух.
- Абсолютно. Даже если Лорд еще питает иллюзии, что ему никто не угрожает, то Дамблдор точно готовит план по его устранению. Орден Феникса начал активно вербовать министерских чиновников. Насколько я знаю, участились рейды авроров.
Голос Снейпа был тихим, твердым и не сочился сарказмом – явный признак серьезности его слов.
- Ты уже выбрал сторону? – шепнул ему собеседник.
- Тссс… Это разговор не для школьных стен. Ты же знаешь, что я остаюсь лояльным нашему Лорду. Однако, всегда нужно иметь запасной вариант.
Они помолчали.
- Как думаешь, начнут ли они сейчас или подождут хотя бы полгода? – не выдержал паузы Каркаров.
- Тебе так не терпится уехать подольше от линии огня? – усмехнулся зельевар, но сразу же вернулся к деловому тону. – Они ждут, когда вырастет Поттер.
Орион представил, как скривилось лицо профессора при этих словах. Все знали, как именно он относится к гриффиндорцу.
- Поттер? Хм. Напомни-ка мне, кто это? – спросил его собеседник.
- Ты разве не знаешь? Ай-яй-яй, как не стыдно! – глумился Снейп. – Гарри Поттер, воспитанник Темного Лорда, сын одного из самых преданных сторонников Дамблдора.
Столько пафоса было в этой фразе, что Орион едва удержался от смеха. А вот Каркарова она порядком обидела.
- Перестань, Северус. Я вовсе не обязан знать о таких частностях. У меня своих воспитанников хватает. Что в нем такого важно, в этом твоем Поттере?
Блэк тоже хотел бы узнать. Он и не заметил, как напрягся. Было понятно, что разговор шел о Томе Риддле, ведь именно его обычно называют Темный Лорд, Милорд или Мой Лорд. Отец по-прежнему отказывался давать любопытному слизеринцу ответ на вопрос: «Почему?». У крестного спрашивать было неприлично. Но юноша понимал, что за именем стоит что-то значительное, тайное, скорее всего связанное с политикой и теми идеями, которыми делился с ним Риддл. Орион отбросил посторонние мысли и снова перевел внимание на мужчин.
- Четырнадцать лет назад было произнесено одно пророчество, которое сулило Темному Лорду обретение невиданной силы, оно же привязало его к Гарри Поттеру. Теперь Милорд постоянно держит мальчишку при себе. Никто не знает, чему он его учит, возможно, что темным искусствам. Но до тех пор, пока он не будет способен постоять за себя, Поттеры парализованы. Они никогда не рискнут жизнью своего ребенка. Альбус, в свою очередь, рассчитывает на помощь Лили и Джеймса, но и у него всегда полно сюрпризов в рукавах.
- Есть ли шанс, что этот парень перейдет на нашу сторону? – спросил Каркаров.
- Не знаю, на что рассчитывает Милорд, но, по-моему, это утопия. У мальчишки нет никаких выдающихся способностей, разве что талант портить любое зелье. Ни в боевой магии, ни в Трансфигурации, ни в Чарах, насколько мне известно, он тоже не блещет. Но, во всяком случае сейчас, щенок Поттера – гарантия нашей безопасности. Много лет назад его родители добровольно согласились отдать его Милорду. Насколько я знаю, они не давали магической клятвы, но наш Лорд вполне может потребовать ее от мальчишки.
- Итак, у нас есть минимум полгода. А максимум?
- Максимум - полтора.
Мужчины удалились, а невольный свидетель их разговора долго еще размышлял о том, что услышал.

1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница