Научно-организационная деятельность Императорской Академии наук в 1889-1917 гг



страница1/3
Дата05.05.2016
Размер0.7 Mb.
  1   2   3
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Санкт-Петербургский Институт истории


На правах рукописи
Басаргина Екатерина Юрьевна

Научно-организационная деятельность

Императорской Академии наук в 1889–1917 гг.

Специальность 07.00.02 — Отечественная история



АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук
Санкт-Петербург — 2009

Работа выполнена в Санкт-Петербургском Филиале Архива Российской Академии наук


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, академик РАН

Стеблин-Каменский Иван Михайлович
доктор исторических наук

Каганович Борис Соломонович

доктор исторических наук, профессор


Алексеева Ирина Валерьевна


Ведущая организация: Институт истории материальной культуры

Российской Академии наук

Защита диссертации состоится 23 июня 2009 г. в 14 час. 30 мин.

на заседании Диссертационного совета Д. 002. 200. 01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Санкт-Петербургском Институте истории Российской Академии наук по адресу: 197110, г. Санкт-Петербург, ул. Петрозаводская, 7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского Института истории РАН (г. Санкт-Петербург, ул. Петрозаводская, 7).

Автореферат разослан „ ____________ 2009 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

канд. ист. наук П. В. Крылов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования обусловлена возросшим научным интересом к одной из фундаментальных проблем отечественной истории — феномену академической науки. Академия наук — старейшая форма объединения ученых, в котором нашла свое организационное выражение наука. Становление и развитие отечественной Академии наук, формирование ее организационной структуры и научного состава неразрывно связаны с историей России. Своим исключительным положением в стране как научного коллектива, получившего поддержку государственной власти, Академия наук была обязана не в последнюю очередь своей научно-организационной деятельности по консолидации научных сил, сохранению духовных ценностей и разработке культурного наследия.

Актуальность данной темы, помимо большой познавательной ценности, определяется той ролью, которую играет организация научных исследований в настоящее время. Современная научная политика и прогнозирование дальнейшего развития науки невозможны без познания ее внутренних закономерностей и связей с другими общественными явлениями. Для установления таких закономерностей и связей необходимо наблюдение за развитием науки на переломных этапах ее истории. Это относится не только к содержанию, но и к формам организации науки, достигшим в наше время большого разнообразия.

В настоящее время очевидна необходимость использовать опыт прошлого, в первую очередь — многогранный опыт Академии наук как общероссийского центра науки и культуры в период ее наивысшего расцвета, который приходится на последнее десятилетие XIX и первое десятилетие XX в., когда экономическое развитие страны достигло высокого уровня и процветание государства в значительной степени стало зависеть от успехов научных исследований. Изучение истории Императорской Академии наук в один из ключевых периодов ее истории может дать многое для понимания процесса становления современной системы организации науки и ведущих тенденций ее развития, показывает значение академических традиций, многие из которых сохранились до сих пор. Особую актуальность эта тема приобретает в настоящее время в связи с обсуждаемыми и проводимыми реформами системы организации научной деятельности в нашей стране.

Обращение к материалам по истории Академии наук дополняет собственную историю Академии наук и способствует пониманию роли высшего научного учреждения России в культурной и общественно-политической жизни России конца XIX – начала XX века и существенно расширяет наши представления о духовной жизни России этого периода.



Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследования является научно-организационная деятельность Императорской Академии наук в 1889–1917 гг. Предметом исследования служат цели, задачи, формы и содержание этой деятельности.

Степень разработанности темы. История Академии наук в России неоднократно становилась предметом исследования. Современные историки много сделали для выявления основных закономерностей развития и организации академической науки, в том числе и в изучаемый период.

Первая попытка создать обобщающий труд по истории Императорской Академии наук изучаемого периода была предпринята в 1910-е гг. и приурочена к двадцатипятилетнему юбилею деятельности вел. кн. Константина Константиновича в должности президента. Предполагалось, что этот труд будет состоять из трех частей: общего обзора жизни Академии в это время, исторических очерков ее научных учреждений и кратких биографических очерков действительных членов Академии, занимавших академические кресла в 1889–1914 гг., а также почетных академиков Разряда изящной словесности. Однако удалось опубликовать только «Материалы для биографического словаря действительных членов Императорской Академии наук» и первый из двух томов «Материалов для истории академических учреждений». Хотя юбилейные издания имеют скромное название «материалов» и носят описательный характер, они содержат множество сведений по различным аспектам организации академической науки.

Обобщающий «Очерк деятельности Императорской Академии наук за время пребывания президентом ее великого князя Константина Константиновича (1889–1914)» Общее собрание поручило написать академику Владимиру Ивановичу Вернадскому (1863–1945), усиленно занимавшемуся в то время историей естествознания в России. Вернадский расширил рамки исследования и поставил перед собой задачу проследить историю Академии с момента ее возникновения вплоть до 1914 г. Несмотря на то, что Вернадский не завершил свой труд, это было первое изложение истории Академии наук на протяжении 150 лет ее истории, в котором раскрывался процесс ее развития как общемирового и национального научного центра и был дан глубокий анализ ее социальной жизни1. В последующие годы деятельность Вернадского сыграла выдающуюся роль в становлении истории науки как самостоятельного направления историко-научных исследований. В 1921 г. Вернадский выступил инициатором создания Комиссии по истории знаний при Академии наук — первого в нашей стране научно-исследовательского центра, целью которого была разработка истории науки.

В 1925 г. Академия наук отметила свое 200-летие. По условиям времени Академия наук не смогла представить к памятной дате исчерпывающий обзор своей деятельности за 200 лет и ограничилась изданием речи непременного секретаря С. Ф. Ольденбургом на торжественном собрании Конференции Академии, в которой были подведены основные итоги ее деятельности за этот период, и серии 16 юбилейных брошюр, посвященных отдельным академическим учреждениям.

Работы по изучению академической науки были продолжены созданным в 1932 г. на базе комиссии Институтом истории науки и техники во главе с Н. И. Бухариным. В 1938 г. институт был закрыт, но в том же году была создана Комиссия по истории Академии наук СССР под председательством академика С. И. Вавилова. Работы Сергея Ивановича Вавилова (1891–1951) по истории науки занимают видное место в историографии2. В них четко сформулирована зависимость достижений научного знания от организации исследований, осмыслены закономерности и тенденции развития академической науки.

К июню 1941 г. комиссия подготовила первый том «Очерка истории Академии наук», в котором освещалась деятельность Академии в 1724–1917 гг., но война приостановила дальнейшую работу. В 1944 г. было принято постановление СНК СССР о создании Института истории естествознания, в 1953 г. на базе института и Комиссии по истории техники был образован Институт истории естествознания и техники АН СССР в Москве и его Ленинградское отделение (ныне Санкт-Петербургский филиал). Комиссия по истории Академии наук вошла в состав отделения. В 1955 г. Президиум АН СССР упразднил комиссию, создав вместо нее при ЛО ИИЕТ АН СССР редакционную коллегию издания во главе с академиком К. В. Островитяновым, которая и завершила работу над изданием «История Академия наук СССР».

Первые результаты работы Комиссии по истории Академии наук были опубликованы членом комиссии директором Архива АН СССР Г. А. Князевым в 1945 г. к 220-летию Академии наук в виде «Краткого очерка истории АН СССР». В 1957 г. в соавторстве с ученым секретарем комиссии А. В. Кольцовым было осуществлено второе издание книги а в 1964 г. — третье издание. В небольшой по объему (20 с.) главе о деятельности Академии наук в конце XIX – начале XX века авторы сумели поместить важнейшие сведения о переменах в ее личном составе, о пересмотре устава, о бедственном состоянии академических учреждений. Несмотря на краткость эта глава представляет собой компетентное изложение основных событий академической жизни, отвечающее требованиям фактической достоверности. «Краткий очерк» дал в руки исследователей ту канву, по которой на протяжении многих лет писалась история Академии наук как социального института. В последующие годы появился ряд работ, которые дополнили работу предшественников новыми фактами и оценками ее деятельности. Ограниченный объем этих изданий не позволил авторам детально рассмотреть проблемы научно-организационной деятельности Академии наук.

В 1958 г. увидел свет первый том «Истории Академии наук СССР», посвященный истории Академии наук XVIII в.; второй том, охватывающий период с 1803 по 1917 г., был издан в 1964 г. Этот фундаментальный труд является ценным вкладом в историческую науку. В предисловии к первому тому было отмечено, что авторы использовали в своей работе материалы, подготовленные сотрудниками Комиссии по истории АН СССР. Раздел «Академия наук с 1890-х годов по 1917 г.» (с. 455–659) открывается вводным очерком, автором которого был А. В. Кольцов; затем следуют статьи, посвященные отдельным наукам. В работе по подготовке данного раздела принимали участие А. Н. Кононов, А. В. Предтеченский, Б. Е. Райков, В. И. Смирнов, Т. В. Станюкович, Э. Д. Фролов, И. И. Шафрановский и другие. Авторы ставили своей основной задачей «показать тот ценный вклад, который был внесен Академией в отечественную и мировую науку»3. В книге показана не только научная, но и организационная и просветительская деятельность Академии наук и опровергается мнение о ее замкнутости, об отрыве ее деятельности от нужд государства. Авторы издания стремились увязать развитие академической науки с общим ходом социально-экономической и политической жизни России.

Авторами был обобщен огромный фактический материал и дан подробный обзор развития академической науки по отраслям знаний, а также характеристика деятельности выдающихся отечественных ученых, являвшихся членами Академии наук; причем к академическим ученым причисляются не только действительные члены, но также члены-корреспонденты и почетные члены. Таким образом, в интерпретации авторов понятие «академическая наука» становится едва ли не синонимом понятия «российская наука», ведь почти все именитые российские ученые удостаивались избрания в члены Академии. Едва ли такое расширительное понимание академической науки является оправданным, потому что только звание действительного члена было сопряжено с обязанностью участвовать в деятельности Академии и ее учреждений, на остальных членов почетное звание не налагало никаких обязательств.

Структура книги и ограниченность ее объема не позволили авторам раскрыть в полной мере деятельность научных учреждений Академии, осветить должным образом вопросы финансирования, работу по изменению нормативных документов. На книге лежит несомненный отпечаток времени, сказавшийся как на выборе материала, так и на трактовке сюжетов, связанных с участием Академии наук в общественно-политической жизни страны. И все же она остается пока единственным обобщающим трудом по истории Академии наук.

Деятельность Императорской Академии наук как общероссийского центра науки и культуры в изучаемый период рассмотрена в монографии автора диссертации «Императорская Академия наук на рубеже XIX–XX веков (Очерки истории)» (М., 2008).

Во второй половине XX в. с углублением дифференциации научного знания в работах отечественных ученых по истории Академии наук стали преобладать исследования по отдельным научным дисциплинам. Большую историко-научную ценность имеют работы, посвященные развитию математики, физики, химии, биологии, геологии, гуманитарных наук. Однако научно-организационная деятельность не привлекала должного внимания историков естествознания и специально ими не изучалась.

Современные историки много сделали для выявления основных закономерностей развития и организации отечественной науки вообще и академической науки как ее составляющей части. Изучению системы организации отечественной науки посвящены монографии Г. Е. Павловой и Е. В. Соболевой. Работы двух исследовательниц хронологически дополняют друг друга и дают общее представление об организации науки в России в XIX в. Изучению русской науки в пореформенный период как части транснационального, общеевропейского научного сообщества посвящены работы американских историков науки Л. Грэхэма и А. Вучинича. Становлению советской системы организации науки в первые послереволюционные годы посвящены обстоятельные работы вышеназванных авторов, а также М. С. Бастраковой, А. В. Кольцова, Б. И. Козлова, Н. Л. Кременцова.

Для изучения научно-организационной деятельности Академии наук большое значение имеет анализ работ по истории отдельных академических учреждений: Библиотеки, Пулковской и Главной физической обсерваторий, Физического кабинета, Физиологической лаборатории, Севастопольской биологической станции, Зоологического музея, Музея антропологии и этнографии, Азиатского, Минералогического, Ботанического музеев, Архива Конференции, Типографии.

Состояние учреждений Академии наук в 1889–1914 гг. нашло отражение в выше указанном коллективном труде по истории академических учреждений, изданном в 1917 г. Изучение истории подразделений Академии наук было продолжено в советский период и проводится в настоящее время.

Наиболее подробно разработана история Библиотеки. В 1964 г. Библиотека отметила свое 250-летие, и к этой дате был приурочен выход в свет фундаментального труда — «Истории Библиотеки Академии наук СССР. 1714–1964» (М.; Л., 1964). Своего рода итогом многолетней работы сотрудников БАН над прошлым своего учреждения стал первый том «Летописи Библиотеки Академии наук» (СПб., 2004), основанной на широком круге источников.

Истории Николаевской Главной астрономической обсерватории в Пулково (Пулковской обсерватории) посвящены многочисленные публикации, вышедшие к ее 100-летию, 125-летию, 150-летию. Развитие Главной физической обсерватории отражено в монографии ее директора М. А. Рыкачева, посвященной первому 50-летию деятельности обсерватории, и в работе современного исследователя В. М. Пасецкого. Благодаря классической работе С. И. Вавилова известны основные вехи развития Физического кабинета.

Краткий обзор деятельности биологических лабораторий содержится в брошюре, изданной в серии юбилейных изданий к 200-летию Академии наук. История Физиологической лаборатории хорошо разработана в связи с деятельностью И. П. Павлова и его научной школы, о чем свидетельствуют публикации Н. А. Подкопаева, К. А. Ланге, А. К. Федоровой-Грот, Д. Г. Квасова. Лаборатории по анатомии и физиологии растений посвящены работы Д. Н. Нелюбова и К. В. Манойленко.

Для изучения просветительской деятельности Академии наук большое значение имеет анализ работ по истории академических музеев. История Зоологического музея нашла отражение в ряде изданий; развитию музея как центра исследований по систематике в контексте социальной истории посвящены исследования Н. В. Слепковой. Благодаря работам Т. В. Станюкович деятельность Музея по антропологии и этнографии вписана в общую историю этнографической науки и музейного дела страны. Историография Ботанического музея не отличается богатством работ. Нет общих работ по истории Минералогического музея в изучаемый период. Объясняется это, вероятно, тем, что в советское время некогда единый музей был разделен на ряд самостоятельных учреждений.

Петербургские востоковеды с большим пиететом относятся к своим предшественникам из Азиатского музея. 150-летие учреждения было отмечено изданием двух фундаментальных коллективных монографий, характеризующих научные направления, которые разрабатывались в Азиатском музее и созданном на его основе Институте востоковедения.

Пушкинский Дом имеет своих скрупулезных историков; основные этапы его становления и развития освещены в работах В. Н. Баскакова. Столетие учреждения было отмечено выходом в свет фундаментальной работы «Пушкинский Дом: материалы к истории. 1905–2005». Определенный интерес представляют работы обобщающего характера, посвященные музейным академическим собраниям.

Ряд исследований Д. В. Юферова, Г. Н. Соколовского, В. И. Васильева посвящен вопросам организации издательского дела в Академии наук, роли академической книги в истории культуры России и тесно связанной с академическим книгоиздательством историей Типографии. История Архива Конференции представлена в небольшом количестве публикаций; этот досадный пробел в историографии частично восполняет сборник научных статей «Академический архив в прошлом и настоящем» (СПб., 2008), подготовленный к 280-летию архива. В поле зрения исследователей находится деятельность некоторых академических комиссий: Полярной комиссии, Комиссии по изучению производительных сил России, Комиссии по изданию сборника «Русская наука».

В работах, посвященных академическим учреждениям, исследуются основные этапы развития и функционирования того или иного подразделения, особенности устройства, затрагиваются проблемы распространения научных знаний. Эти материалы позволили подробнее рассмотреть в диссертации вопрос о влиянии организационных форм на эффективность научных исследований.

Исследователи, целиком сосредоточившись на реконструкции истории одного конкретного учреждения, не ставили перед собой задачи сравнить его с другими, родственными академическими учреждениями. В этих работах даже не делается попытки провести сопоставительный анализ деятельности академических учреждений или выявить общие черты в их развитии. Таким образом, до сих пор академические учреждения изучались изолированно, без учета их взаимного влияния и связи.

Немало важных сведений можно почерпнуть в книгах о жизни и деятельности выдающихся отечественных ученых. Научная биография дает богатый материал не только о творчестве ученых, но и об их гражданской позиции, а также о тех академических учреждениях, с которыми они были связаны. С 1960 г. в издательстве «Наука» выходит серия «Научно-биографическая литература». В этой серии появилось немало исследований об ученых рубежа XIX – XX в., тесно связанных с Императорской Академией наук. Отдельные биографии членов Академии наук опубликованы в различных отечественных издательствах, среди них выделяются своей монументальностью книги, посвященные жизни и творчеству историка античного мира академика М. И. Ростовцева. Заметным явлением в истории науки стал проект «Архивы русских византинистов», осуществленный под руководством чл.-корр. И. П. Медведева на рубеже нынешнего столетия; осязательным результатом проведенных архивных исследований явились три тома, в которых академическая наука изучаемого периода достойно представлена. Следует учитывать и многочисленные тематические сборники статей, посвященные биографиям деятелей отечественной, в том числе академической, науки. Важны и биографические словари по различным отраслям научного знания. Значительный вклад в изучение проблем социальной истории науки внесли издания, посвященные ученым, репрессированным в 1920–1930-е гг.; авторы этих публикаций ввели в научный оборот уникальные архивные документы, которые проливают новый свет на судьбу многих ученых, связанных с Академией наук.

Особое значение имеют биографии руководителей Академии наук изучаемого периода, ее президента вел. кн. Константина Константиновича, вице-президента П. В. Никитина и непременного секретаря С. Ф. Ольденбурга.

Определенный интерес представляет книга В. С. Соболева «Августейший президент: Великий князь Константин Константинович во главе Императорской Академии наук. 18891915 годы» (СПб., 1993). В ней автор на основе новых архивных документов впервые показал многогранную организационную деятельность президента, в том числе в решении основного вопроса организации науки — улучшения ее финансирования, раскрыл роль Константина Константиновича в укреплении позиций Академии наук как общероссийского центра науки и культуры. Ценность работы увеличивается благодаря тому, что в ней в качестве приложения опубликовано 52 документа из фонда 6 в Санкт-Петербургском Филиале Архива РАН. Однако из поля зрения автора выпали материалы дневника Константина Константиновича, хранящегося в Государственном архиве Российской Федерации, что заметно обеднило источниковую базу исследования. Автор книги приписывает президенту личное активное участие едва ли не во всех академических делах, что, по-видимому, является преувеличением.

Серьезным вкладом в историческую науку является опыт биографии, как скромно назвал свою монографию «Сергей Федорович Ольденбург» (СПб., 2006), посвященную ключевой фигуре в истории Академии наук первой трети XX в., ее автор Б. С. Каганович. В своем исследовании автор опирается на широкий круг опубликованных и архивных источников и составил убедительный психологический портрет Ольденбурга; одновременно он дает взвешенную характеристику деятельности Академии наук в конце XIX – первой трети XX века и объективно оценивает роль Ольденбурга как одного из ее руководителей.

Характеристика деятельности Академии наук конца XIX – начала XX в. дана в книге «Вице-президент Императорской Академии наук П. В. Никитин: Из истории русской науки (1867–1916 гг.)» (СПб., 2004), написанной автором диссертации.

Событиями, благотворно отразившимися на развитии исследований по истории Академии наук, были празднования ее юбилеев: в 1925 г. отметили 200-летие, в 1945 г. — 220-летие, в 1975 г. — 250-летие и в 1999 г. — 275-летие со дня основания Академии наук. Среди юбилейных изданий заметное место занимают коллективный труд «Российская Академия наук: 275 лет служения России» (М., 1999) и материалы международной юбилейной конференции «Петербургская Академия наук в истории академий мира» (Т. 1–4. СПб., 1999). В них показан вклад академического сообщества в развитие отечественной и мировой науки, в формирование новых научных направлений, определяется место Академии наук в истории российского общества и государства.

Для изучаемой темы определенный интерес представляют издания, посвященные истории организации науки в Петербурге—Петрограде— Ленинграде, где вплоть до 1934 г. находилась основная часть ее учреждений. Полезные сведения на эту тему содержатся в третьем томе «Очерков истории Ленинграда» (М.; Л., 1956), в котором уделено внимание вопросам организации академической науки в 1895–1917 гг., а также в коллективном труде «Очерки истории организации науки в Ленинграде. 1703–1977 гг.» (Л., 1980).

К 300-летию Петербурга была подготовлена большая коллективная работа «Академическая наука в Санкт-Петербурге в XVIII–XX веках: Исторические очерки» (СПб., 2003). В очерках раскрыта роль Академии наук в развитии фундаментальной науки, рассмотрены узловые проблемы организации и деятельности Академии наук как государственного научного учреждения, уделено внимание поискам новых форм организации академической науки в изучаемый период.

Важным этапом осмысления истории Академии наук является выход в свет фундаментального издания «Летопись Российской академии наук. 1724–1934». Из третьего и четвертого томов можно почерпнуть разнообразные сведения об академической жизни в конце XIX – начале XX в.

Большой исследовательский интерес вызывают проблемы взаимоотношений научного сообщества и государства. Внимание исследователей привлекали такие важные аспекты истории Академии наук, как ее участие в общественно-политической жизни страны в конце XIX – начале XX в. Работы на эту тему, написанные в 1930–1980-е гг., имеют ярко выраженный тенденциозный характер. В настоящее время возрос интерес исследователей к общим проблемам кризисных явлений в российской (прежде всего академической) науке начала XX в., вызванных политическими катаклизмами, а также к деятельности Академии по сохранению национального культурного и научного наследия. Исследователи привлекают к изучению этих сюжетов дополнительные материалы и стараются дать новую интерпретацию уже известных источников. Современные историки разных стран усиленно разрабатывают проблему «Наука и Первая мировая война» и всесторонне анализируют влияние войны на формирование современной системы организации науки.

Некоторые аспекты истории отечественной науки раскрываются в юбилейных сборниках, посвященных видным современным ученым.

Проведенный историографический анализ показал, что отечественными и зарубежными исследователями проведена большая работа по накоплению, систематизации и изучению большого массива исторического материала, касающегося многообразной деятельности Императорской Академии наук в последней четверти XIX и в первые десятилетия XX в., которая рассматривается в неразрывной связи с историей страны. Труды выше названных авторов имеют значительную научную ценность и заложили прочную научную базу для дальнейшего изучения истории науки в России. Важным стимулом к появлению новых исследований и обобщающих работ, в которых осмысливается опыт прошлого, стали юбилеи Академии наук и юбилеи ее учреждений.

И все же, несмотря на значительные успехи отечественной историографии по истории Академии наук, приходится признать, что в исторической литературе отсутствуют научные труды, которые содержали бы целостное, обобщающее изложение истории развития научно-организационных форм деятельности Академии наук как общероссийского центра науки и культуры в конце XIX – начале XX в. Поэтому требуется дальнейшее изучение ее истории и взвешенный обобщающий анализ ее деятельности по централизации теоретических и практических исследований, консолидации научных сил, сохранению духовного наследия нации в контексте российской государственности и культуры.

Хронологические рамки исследования. Работа посвящена проблемам организационной деятельности Академии наук, ее отношений с государственной властью в период с 1889 по 1917 г.

Конец XIX – начало XX века является временем бурного развития науки в целом и зарождения новых научных дисциплин. Для Академии наук это был сложный период. Именно в это время обновляется ее личный состав, проводится ряд преобразований, происходит рост сети академических учреждений, появляются новые формы международного сотрудничества. Интенсивное развитие Академии наук началось с назначением на должность президента вел. кн. Константина Константиновича в 1889 г., эта дата стала нижней хронологической границей исследования.

Развитие Академии наук как ведущего исследовательского центра страны во многом зависело от изменений социально-политической и экономической обстановки в стране. Новой чертой академической жизни на рубеже XIXXX вв. стало участие в общественно-политической жизни страны. Большое влияние на деятельность Императорской Академии наук оказали революционные события 1905 г. и Первая мировая война. Верхней хронологической границей исследования стал 1917 г., когда в организации Императорской Академии наук произошли существенные изменения: Временное правительство переименовало ее в Российскую Академию наук, и Академия впервые избрала своего президента.

Цель и задачи исследования: на основе существующей исследовательской традиции и обширного фактического материала, в том числе впервые вводимого в научный оборот, изучить научно-организационную деятельность Императорской Академии наук как общероссийского центра науки и культуры в 1889–1917 гг. в связи с новыми политическими и социальными условиями, во всех важнейших проявлениях и аспектах.

Направления проводившихся научных исследований охарактеризованы в работе лишь в той мере, в какой это необходимо для понимания тенденций развития академических учреждений.

Поставленная цель определила конкретные задачи исследования:


  • провести анализ государственных мероприятий в области академической науки, изучить проекты частичной реорганизации Императорской Академии наук в 1890–1917 гг. и выявить то новое, что появилось в ее организации в результате преобразований;

  • проанализировать коллекционную деятельность Императорской Академии наук, проследить путь развития музеев как единого научно-просветительного комплекса;

  • определить основные тенденции развития научно-организационных форм деятельности Императорской Академии наук в области естественных наук проанализировать их, исследовать вопрос о расширении сети академических научных учреждений;

  • раскрыть роль Академии наук в сохранении духовных ценностей и разработке культурного наследия, оценить ее усилия по консолидации научных сил в области гуманитарных дисциплин;

  • рассмотреть процесс интеграция Императорской Академии наук в европейское научное сообщество, исследовать ее взаимосвязь с теми русскими гуманитарными учреждениями за границей, которые она курировала;

  • изучить характер взаимоотношений Академии наук и государства в условиях политического кризиса начала XX в.;

  • осветить деятельность Академии наук в годы Первой мировой войны.

Источниковую базу исследования составляет широкий круг как опубликованных материалов, так и, в особенности, архивных источников, характеризующих ее многостороннюю научно-организационную деятельность в 1889–1917 гг.

В основу диссертационного исследования положены различные виды исторических источников: нормативные акты, делопроизводственная документация, официальная и научно-организационная переписка, академические издания, источники личного происхождения.

Обширный комплекс законодательных источников характеризует государственную политику по организации науки в России в последней четверти XIX и первых десятилетиях XX в., структуру Академии наук, ее положение в государственной системе учреждений, формы научно-организационной деятельности Академии наук и ее членов, а также их роль в консолидации научных сил страны и распространении просвещения.

Важны такие справочные материалы, как собрание уставов Академии наук и списки персонального состава Академии наук. В 1908 г. Б. Л. Модзалевский составил список членов Академии наук. К 250-летию основания Академии наук было подготовлено новое издание «Академия наук СССР. Персональный состав» (Кн. 1–2. М., 1974), которое содержит сведения об ученых, удостоенных избрания в Академию наук на протяжении XVIII–XX вв. Хотя справочник претендует на полноту, в предисловии специально оговорено, что в книге не приводятся сведения о почетных членах из числа высшей бюрократии. В этом справочнике все члены Академии наук разделены на следующие категории: действительные члены, члены-корреспонденты, почетные члены и иностранные члены. К действительным членам относятся адъюнкты, экстраординарные академики и ординарные академики. В категорию почетных членов попадают и почетные академики по Разряду изящной словесности ОРЯС. К членам-корреспондентам и почетным членам причислены только отечественные ученые, иностранные члены выделены в особую категорию, что не отвечает требованиям устава и реалиям академической жизни XIX – начала XX в. Разделение членов Академии наук на отечественных и иностранных произошло в советское время и зафиксировано в уставе 1958 г. Перенесение реалий советской академической жизни на прошлое объясняется идеологическими причинами, а именно, стремлением противопоставить отечественную науку западной.

В 1999 г. персональный состав Академии наук был уточнен и дополнен в новом издании «Российская Академия наук. Персональный состав»4. Это издание увидело свет после того, как 22 марта 1990 г. было принято постановление Общего собрания АН СССР № 17. 1 «О восстановлении (посмертно) в членах Академии наук СССР ученых, необоснованно исключенных из Академии наук СССР». Впервые был обнародован полный, без каких бы то ни было купюр, список личного состава Академии наук. Однако в этом издании «иностранные члены» изучаемого периода также ошибочно выделены в особую категорию.

Важнейшим источником по истории Императорской Академии наук служат ее издания. Здесь сосредоточено немало важных публикаций по различным вопросам академической науки, среди них извлечения из протоколов заседаний Академии, отчеты о присуждении наград и премий, отчеты об исполнении специальных поручений Академии и многое другое. Ряд библиографических трудов позволяет составить представление об издательской деятельности Академии наук в этот период.

Важное значение для настоящего исследования имели годовые отчеты о деятельности Академии наук по Физико-математическому и Историко-филологическому отделениям (ФМО и ИФО), которые составлял непременный секретарь. В отчетах за 1889–1903 гг. заметно стремление представить деятельность Академии наук как совокупность результатов научных работ ее действительных членов, при этом минимум внимания уделено учреждениям, а теневые стороны академической жизни вовсе замалчивались. В 1904 г., когда непременным секретарем стал С. Ф. Ольденбург, положение изменилось: отчеты приобрели стройную структуру, в них нашли отражение не только научные успехи, но и вопиющие недостатки организации академических учреждений, являвшиеся следствием хронической нехватки финансирования. Отчеты по Отделению русского языка и словесности составлялись отдельно от общеакадемического отчета членами отделения поочередно.

В работе использованы мемуары и автобиографии ученых, связанных с Академией наук. В этих изданиях можно обнаружить данные об организационной деятельности некоторых академиков. Ценными сведениями о деятельности Академии наук насыщено эпистолярное наследие ученых. В последнее десятилетие возрос интерес к личности и творчеству вел. кн. Константина Константиновича, выразившийся в публикации как его стихотворений, так и отрывков из дневников и избранной переписки с деятелями русской культуры. Важным вкладом в изучение Академии наук являются сборники документов и материалов по истории ее учреждений.

Помимо опубликованных источников в работе широко использованы архивные материалы. При разработке проблемы автором было выявлено и введено в научный оборот большое количество архивных материалов, отложившихся в девяти архивохранилищах.

Архивные материалы, характеризующие государственную политику в отношении академической науки, сосредоточены в фондах Государственного совета и Министерства народного просвещения Российского государственного исторического архива (РГИА. Ф. 1152 и 733).

Исследование истории Императорской Академии наук в конце XIX – начале XX века невозможно без изучения документов, сконцентрированных в Санкт-Петербургском Филиале Архива РАН (ПФА РАН). Для изучения организационной деятельности Академии важны документы, сосредоточившиеся в фондах Конференции (Ф. 1), Канцелярии Конференции (Ф. 2), Правления (Ф. 4) и Канцелярии Отделения русского языка и словесности (Ф. 9).

Основными делопроизводственными источниками для изучения научно-организационной деятельности Академии наук стали протоколы заседаний Общего собрания и трех отделений Академии наук: Физико-математического, Историко-филологического и Отделения русского языка и словесности и многочисленные приложения к протоколам (так называемые «протокольные бумаги») (Ф. 1, 9). В этих документах отражены почти все организационные мероприятия, а также наиболее важные события в деятельности различных академических учреждений, они содержат богатый материал о повседневной деятельности Академии. Протоколы печатались в 100 экземплярах на правах рукописи (протоколы заседаний ОРЯС — с 1905 г.), извлечения из протоколов публиковались в академических периодических изданиях.

Большой массив делопроизводственных документов сосредоточен в фонде Канцелярии Конференции Академии наук (Ф. 2). Расположенный в хронологическом порядке и по тематическому принципу он позволяет проанализировать важные аспекты организационной работы Академии наук, раскрыть цели и задачи инициатив ученых в области науки и просвещения. Ряд документов по финансовым и административно-хозяйственным вопросам находится в фонде Правления Академии наук.

Для воссоздания научно-организационной деятельности Академии наук значительный интерес представляют документальные свидетельства о работе других академических учреждений: Библиотеки, музеев, комиссий, Главной астрономической обсерватории и др. Участие членов Академии в создании новых учреждений, в разнообразных мероприятиях в укреплении связей с отечественными и зарубежными учеными характеризуют многочисленные документальные материалы, дошедшие до нас в личных фондах ученых.

Большую ценность имеет архив президента Академии наук вел. кн. Константина Константиновича, который он завещал Академии наук. Согласно его воле большая часть материалов, в том числе рукописи его стихотворений и переписка с деятелями культуры и науки, была передана в Пушкинский Дом и составила фонд 137, его обширная служебная переписка отложилась в фонде 6 в ПФА РАН. Свои дневники вел. кн. Константин Константинович завещал хранить в Рукописном отделении Библиотеки или в Архиве Академии наук без права читать их на протяжении 90 лет после его смерти. По прошествии этого срока разрешалось напечатать дневник. В 1929 г. воля великого князя была нарушена, его дневники были изъяты из Библиотеки и переданы в Центрархив (ныне ГАРФ), где они хранятся в фонде 660. Дневниковые записи отражают личную позицию президента по различным вопросам академической жизни, они дополняют официальные документы и порой дают им новое освещение.

По некоторым частным вопросам организации академической науки привлекались материалы Рукописного отделения Института истории русской литературы (Пушкинский Дом) РАН; Архива востоковедов Института восточных рукописей РАН; Рукописного архива Института истории материальной культуры РАН; Архива внешней политики Российской империи, Центрального государственного исторического архива С.-Петербурга; Отдела рукописей Российской национальной библиотеки.

Таким образом, собранный автором обширный корпус источников, большинство из которых впервые вводится в научный оборот, всесторонне отражает различные аспекты научно-организационной деятельности Академии наук. Введение в научный оборот новых архивных материалов и новая интерпретация уже известных исторических документов дают возможность представить деятельность Императорской Академии наук в изучаемый период.

Методологическую основу исследования составляют базовые принципы современной исторической науки, прежде всего принципы историзма и объективности. Принцип историзма предполагает изучение исторических событий в их взаимосвязи и развитии, а принцип объективности ориентирует на всесторонний анализ и достоверную оценку исторических фактов.

Методика исследования деятельности Академии наук, как и любых научных учреждений, предполагает признание двойственного характера науки как системы знаний и социального института и опирается на сложившееся в литературе понятие «организация науки», которое включает в себя такие основные компоненты, как управление и руководство наукой, финансирование научных исследований, сеть научных учреждений, информационное обеспечение науки, международные научные связи.

Работа основана на традиционном методе исторического анализа комплекса архивных материалов: выявление и обработка архивных материалов, систематизация и анализ полученных результатов, выявление основных факторов, оказывавших влияние на организацию научной работы и программы деятельности академических учреждений, построение и создание на основе выявленных источников целостной картины научно-организационной деятельности Академии наук в широком постоянно изменяющемся социально-политическом контексте.

В работе используется также проблемно-хронологический метод, согласно которому описание событий и важнейших проблем происходит во временной последовательности; применение сравнительно-исторического метода дало возможность выявить основные закономерности развития организации академической науки и определить специфические черты этого развития; историко-генетический метод позволил выявить тенденции и конкретные причины, способствовавшие зарождению новых форм организации академической науки; культурно-антропологический метод, ставящий в центр истории личность, помог реконструировать этику отношений академических ученых; с помощью историко-биографического метода сделана попытка раскрыть роль президента Академии наук вел. кн. Константина Константиновича, вице-президента П. В. Никитина в истории Академии наук. Характеристика связи Академии наук с государственной властью и научным сообществом осуществлялась с помощью системного метода, позволившего выявить многообразие их формальных и неформальных, прямых и опосредованных взаимосвязей. Комплексный, междисциплинарный подход к проблемам научно-организационной деятельности Академии наук позволил рассмотреть эту деятельность в контексте исторических и культурно-просветительских процессов и способствовал целостному пониманию духовной жизни в России в конце XIX — начале XX в.



Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые как в отечественной, так и в зарубежной литературе на основе большого собрания исторических источников предпринята попытка комплексного, углубленного изучения научно-организационной деятельности Императорской Академии наук, ее усилий по сохранению духовных ценностей и разработке культурного наследия, а также способов участия в общественно-политической жизни России в конце XIX – начале XX века. До сих пор эта проблема не становилась объектом специального исследования.

Императорская Академия наук рассматривается в работе не только как корпорация первоклассных ученых, но и как сложное научно-исследовательское объединение, включавшее в себя музеи, лаборатории, обсерватории, многочисленные комиссии, которые развивались в тесном взаимодействии и были увязаны в единое целое.

В работе впервые проанализированы основные этапы реорганизации Императорской Академии наук в 1889–1917 гг.; выявлено то новое, что появилось в ее организации в результате преобразований, раскрыта роль государства в развитии и финансировании академической науки, сделана попытка объективно и взвешенно оценить роль руководства Императорской Академии наук в обеспечении материальной и правовой базы ее научной деятельности.

Преимущественное внимание автор обращает на изучение следующих аспектов научно-организационной деятельности Императорской Академии наук: координирование исследований по астрономии, метеорологии, сейсмологии; руководство межведомственными комиссиями в области естественных и точных наук; организацию целенаправленного пополнения академических коллекций; централизацию гуманитарных исследований.

Принципиально новым является анализ тенденций развития научно-организационных форм деятельности Императорской Академии наук в 1889–1917 гг., изучение новых форм организации академической науки в области естественных и гуманитарных исследований, проектов научно-исследовательских институтов. По-новому оценивается роль руководителя коллективных проектов и научного персонала академических учреждений.

В исследовании освещены новые аспекты в международной деятельности Императорской Академии наук и показано, что представительство в крупных международных организациях и курирование русских институтов за границей стало новой важной функцией Академии наук.

Проанализирован характер взаимоотношений Императорской Академии наук с властными структурами в условиях политического кризиса начала XX в.; изучена ее деятельность во время Первой мировой войны и показано, каким образом война оказала воздействие на систему организации академической науки.

Значительная часть архивных документов, используемых в диссертации, впервые вводится в научный оборот. Они меняют историографическую картину проблемы и позволяют определить значение научно-организационной деятельности Императорской Академии наук для получения новых знаний о законах развития природы, общества и человека, для сохранения исторического и культурного наследия России.



Практическая значимость исследования. Большой фактический материал, обобщенный в диссертации, и основанные на нем выводы уже используются в научной работе: при написании монографий и статей по истории Академии наук и ее научных учреждений, при создании справочников по истории науки и образования в России. Результаты диссертационного исследования могут найти применение при подготовке учебных курсов по истории науки и культуры России. Теоретические выводы диссертации могут быть учтены при подготовке преобразований Российской академии наук, а также для формирования государственной политики в области науки.

Апробация исследования. Положения и основные выводы предпринятого исследования докладывались на заседаниях ученого совета Санкт-Петербургского Филиала Архива РАН, Сектора истории Академии наук и научных учреждений, ученого совета, на годичных научных конференциях Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН, в университете г. Трир (Германия), а также на всероссийских и международных конференциях и симпозиумах.

Основные положения диссертации изложены в двух монографиях и более чем в 30 публикациях (общий объем около 80 а. л.).



Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, семи глав, разделенных на параграфы, заключения, списка источников, списка литературы, списка сокращений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновываются актуальность и хронологические рамки, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационного сочинения, представлены историография проблемы и анализ источниковедческой базы исследования, а также указаны использованные в ходе работы научные методы, отмечаются научная новизна и практическая значимость исследования.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница