Надо было, конечно, отказаться от этой роли. Роль, хоть и главная, совершенно неинтересна. Ну что это за «шоколадный мальчик»? Что у него за душой? Что у него, вообще, за душа? Что за характер? Разве это мужчина



страница1/4
Дата11.11.2016
Размер0.71 Mb.
  1   2   3   4
За кулисами
Автор: Данька Крысь
Итак, снимается сериал «Не родись красивой»…

Глава 1.
Надо было, конечно, отказаться от этой роли. Роль, хоть и главная, совершенно неинтересна. Ну что это за «шоколадный мальчик»? Что у него за душой? Что у него, вообще, за душа? Что за характер? Разве это мужчина? Тридцать лет – а все мальчишка.

Но отказаться надо было не поэтому. Отказаться надо было, когда узнал, кто играет главную женскую роль. Подумать только, теперь ему несколько месяцев изображать к ней любовь! Каждый день видеть ее на площадке, говорить с ней, целоваться наверняка придется! Нет, это невыносимо. Надо было отказаться. Но не смог. И сейчас мог бы, но и сейчас не будет отказываться. Она ведь не отказалась! Может, даже и к лучшему.

Андрей вздохнул и повернулся на бок. Мысли крутились вокруг одного и того же, не давая уснуть. И ведь сделала вид, что не узнала. Скользнула равнодушным взглядом, натянула улыбку, протянула руку, представляясь: «Катя». Будто он сам не знает, как ее зовут. А может, и впрямь, не узнала? Да нет, не может быть, ведь не один день были знакомы! Хотя «знакомы» - не то слово.

Андрей вылез из постели и протопал на кухню. Выпил воды, посмотрел в окно, потом на часы. Три часа. Спать надо, а то завтра – первый съемочный день, а он с квадратной головой придет. Молодой человек снова растянулся на кровати. Но сон все не шел. Сегодня все мешало успокоиться, как ни ляжет – все равно не удобно. «Подушка колючая, одеяло кусачее.» М-да.

Познакомились они в театральном. На разных курсах учились, но пересекались часто: педагоги были одни и те же, общих знакомых много, и вообще… Как-то сразу приглянулись друг другу. Ну, не в смысле, влюбились, а просто увидели как-то родственную душу друг в друге. Подружились. Общий язык нашли очень легко. Так бывает: встретятся два человека случайно, а через пару часов уже будто сто лет знакомы.

И ведь что удивительно: легко ему с Катькой было. Она его шуткам смеялась, на сарказм не обижалась, на мрачное настроение его не реагировала, и, что самое главное – не осуждала его. Знала о его репутации сердцееда, знала, с кем он крутит романы (иногда по два-три сразу), но не лезла с упреками и поучениями. Хотя могла бы, он бы ей простил, уж ее-то он бы выслушал. Ее он уважал, как никого из женщин, кроме матери, разумеется. Сестры не в счет. Они, хоть и женщины, из другой какой-то, особой категории людей.

А потом он стал за Катей ухаживать. Ему показалось, что она в него влюблена, и подумалось, а почему бы и нет? Совместим приятное с еще более приятным. Но Катя оказалась крепким орешком. Андрей еще ни на одну девушку не тратил столько времени и сил. Он вообще, как оказалось, не умеет ухаживать. На него обращали внимание многие девушки. Как в той песне, «но девушки всегда во мне чего-то находили, не знаю что, но девушкам видней.» И стоило ему сделать лишь один шаг навстречу, а все остальные делали за него. А Катя принимала его знаки внимания, совершенно не выделяя их, как что-то особенное. Она его долго на расстоянии держала. А потом…

В общем, не важно как это произошло, но ЭТО произошло. Это была самая сладкая его победа. Даже сейчас сердце сладко заныло от воспоминаний. Андрей не считал себя романтиком, и не верил в какую-то особенную «небесную» любовь. И тем большим открытием оказалась та ночь. От нежности дрожали пальцы, а голос срывался. Он отдал всего себя, все, что умел, лишь бы сделать ее счастливой, лишь бы ей понравилось. И после первой ночи они были счастливы некоторое время. Пока он все не испортил.

Он, видите ли, испугался. За свою свободу. Понял, что готов пообещать ей все, что угодно, лишь бы продлить эти отношения. И задал себе вопрос: я что, действительно хочу отказаться от всего ради нее? От своих принципов, от своей свободы, от своих привычек? Я что, действительно, увяз? И решил доказать себе, что не увяз. Что она – всего лишь одна из многих. Что он ничего ей не должен. И доказал. Идиот.

Короче, одна девица с его курса давно уже вокруг него увивалась. Ну, он пошел к ней и «сдался». И был, как всегда, на высоте. А потом ушел от нее и долго бродил по улице. И ему было тошно и противно. И что-то угнетало. Когда Андрей не мог разобраться в себе, всегда шел на улицу: побродить, подумать. А в ту ночь бродил до самого утра, пока его не осенило: угнетает то, что он предал самого себя. Катю предал, и себя тоже.

Ну, и, конечно, нашлась добрая душа, Катьке нашептала. Катька ему своих убеждений никогда не навязывала, но и своих не предала. Спросила у него тогда напрямик, глядя прямо в глаза: было? Не смог соврать. Глаза отвел, вздохнул, а тогда и врать уже поздно было. Признался: было. И она вынесла вердикт: мы не можем больше встречаться. И исключила его из круга своего общения. Когда он присоединялся к компании, она молча вставала и уходила. Когда заговаривал с ней, говорила, мол, извини, мне надо идти. Когда напился и вломился в ее комнату в общежитии, послала подругу за подмогой, и та привела нескольких ребят из соседних комнат, которые его выставили. Он тогда пытался ее забыть, выкинуть из сердца, как она его, но не смог. Ничего не помогало. Ну и решил – время лечит. Ушел с головой в учебу, потом в работу – помогло, отпустило. Но стоило наступить затишью, как снова хотелось завыть. За это возненавидел всевозможные каникулы и праздники. С девушками продолжал встречаться, но уже без прежнего пыла. Только в перерывах между работой. Тоже, кстати, повод невзлюбить эти самые перерывы.

А теперь вот – на тебе! Снова она на его пути. И он уже не в силах отказаться от этой сладкой муки – быть рядом с ней, даже если она в упор не замечает. И это на несколько месяцев вперед.

Андрей снова взглянул на часы. Пять утра. Через час вставать. Головная боль на весь день ему обеспечена.
Часть 2.
Все-таки здорово гримеры над Катей поработали! Не узнать. Эти дурацкие круглые очки… А прическа! А брекеты, с которыми она еще не свыклась! А она – хорошая актриса. Вон как сразу походка изменилась! А эти жесты нелепые – где она их подглядела? А как она посмотрела на него сегодня – аж холодом повеяло. И совсем другой взгляд – в кадре. Даже он поверил, что нравится ей. Одно слово – профессионал!

Андрей потер виски, пытаясь разогнать скопившуюся в них боль. Голова, как он и ожидал, разламывалась на куски. Не помогало даже обезболивающее. Андрей закрыл глаза, медленно вдохнул, представил, что в голове у него – ярко-рыжий баскетбольный мяч, и медленно выдохнул, мысленно выпуская воздух вместе с болью из этого мяча. Помогло. Ненамного, но полегчало. По крайней мере, резь в глазах от яркого света софитов исчезла.


- Андрей, ты готов?
- Да-да.
И Андрей пошел на свое место, навстречу добровольной пытке.

К вечеру Андрею, как, впрочем, и всей съемочной группе, стало известно, что у Катьки, оказывается, есть друг. И он, между прочим, уже делал ей предложение. Только она отказалась. Пока. Сказала, что не время, что надо подумать. Впрочем, последние подробности, возможно, были уже выдумкой девушек-сплетниц. Зато точно было известно, КТО этот жених. Один из режиссеров. Андрей его помнил – этакий щупленький типчик с совершенно невыразительной мордашкой. В пору студенческого ухаживания за Катькой Андрей одного такого побил. Чтоб неповадно было к ней клеиться. Правда, драться с ним было неинтересно: он почти сразу упал, а лежачего бить как-то… не комильфо. Объяснились, короче. Хорошо, что этот эпизод тогда до Катьки не дошел, а то бы она его еще раньше бросила.

А может, и этого отвадить? Андрей ухмыльнулся. Да нет, драться он, конечно, не будет. К сожалению. В конце концов, тогда они с Катей друзьями хоть были, а теперь какие у него шансы ее отвоевать, побив ее поклонника? Для такой драки основания нужны, а так это будет чистой воды хулиганство. Ну а уж в ее-то глазах он точно не вырастет!

Достаточно и того, что она его игнорирует. Удивительно, как ей удается сохранять такую дистанцию – вроде и не враждуют, но и лишнего слова она с ним не скажет. Исключительно по делу. Вот сам Андрей неизбежно начинает волноваться рядом с ней. Ловит ее взгляд, старается коснуться ее, будто бы случайно, рассказывает свои лучшие шутки, чтобы вызвать ее улыбку. А она словно из камня. Даже не верится, что это та самая девушка, которая когда-то сгорала от страсти в его объятиях. Кстати, тогда он от нее совсем не ожидал, и был ошеломлен ее жаром. Всегда сдержанная, она открылась ему своей безумной горячностью. А теперь вот снова за замком. За семью замками.

Через несколько дней изнурительных съемок Андрей засыпал уже в любой позе, в любом месте и в любой час. Вот и в этот день он воспользовался перерывом, чтобы уйти в актерскую подремать на специально для этого поставленном диванчике. Едва он прилег, раздался тихий стук в дверь. Он не отреагировал. Тихий скрип двери уведомил его, что в комнату заглянули. Но он опять не пошевелился. Если человек пришел отдыхать, то тихонько зайдет и расположиться, где ему удобно. А если по делу, то на законный обеденный перерыв оставят в покое.

Стучавший вошел, подошел к Андрею и остановился. Это нервировало. Чего стоять?


- Андрей.
В ушах застучало, дыхание перехватило – это Катя! Андрей резко сел на диване.
- Мне нужно с тобой поговорить.
Сразу вспомнилось, сколько раз он сам говорил ей эти слова. И что она отвечала. И захотелось тоже сказать что-нибудь вроде «извини, сейчас я не могу». Но губы не повиновались, и вместо этого проговорил:
- Что случилось?
- Послушай, мне трудно сейчас работать с тобой. Трудно не замечать напряженности между нами. А ведь нам работать в… - она смутилась, подбирая слова, - в тесном сотрудничестве еще очень долго.
Неужели? Неужели она тоже это чувствует? Неужели ей тоже трудно? Он-то думал, что она совершенно равнодушна! Впрочем, у нее ведь сердце не каменное. Андрей постарался сдержать эмоции и спросил:
- И что ты предлагаешь?
- Давай представим, что мы не были знакомы раньше. Будто мы никогда не встречались. И только здесь, на съемках, познакомились.
Андрей задумался.
- Ты предлагаешь забыть все, что между нами было, и начать отношения с чистого листа?
- Д-да, - неуверенно подтвердила она, сомневаясь, правильно ли его поняла.
- Давай! – легко согласился Андрей.
Часть 3.
После заключения перемирия стало действительно гораздо легче, хотя Катерина явно сомневалась его в целесообразности. Впрочем, она скоро оттаяла, чему немало способствовал совместный труд, который, как замечал еще кот Матроскин, «объединяет», а также некоторые партнеры по съемкам, в частности, Ромка, сыпавший шутками как на репетициях, так и непосредственно в кадре. Андрей и Катя переглядывались и изо всех сил старались не прыснуть от смеха.

Некоторую дисгармонию вносил только Катькин друг. В его присутствии она вдруг делалась строже, переставала веселиться, а между съемками старалась избегать общества Андрея. Получались этакие «эмоциональные волны»: на гребне она смеялась шуткам Андрея и бурно спорила с ним и с режиссерами, когда они обсуждали предстоящую сцену. А на спаде она делалась неразговорчивой, замкнутой и выполняла все указания своего друга с тошнотворной точностью. Это жутко раздражало Андрея. В конце концов, он не делает ничего предосудительного (а хотелось бы!). Так за что его наказывают отлучением от общения? Этакая еженедельная субботняя родительская порка. Для профилактики.

Андрею очень хотелось разрушить эту неприятную традицию. Казалось, что для этого нужно только сломать стенку, которую Катя ставила каждый раз, когда «дежурил» ее друг. Заставить ее общаться с ним так же свободно, как и без присмотра. И случай представился.

Между сценами артисты (те из них, кому не надо было переодеваться или перегримировываться) обычно располагались поудобнее, брали тексты, чтобы подучить, продумать, разобрать друг с другом. Вот и в этот раз Катя и Кира уединились на диванчике. Удобно устроившись, положив ножки на стоявший рядом столик, девушки, игравшие в сериале почти врагов, тесно прижались друг к дружке и о чем-то шептались. Каждая держала в руках свой текст, и время от времени с их диванчика доносились реплики, никак не вязавшиеся с такой умильной картинкой. Рядом с Катей было свободное местечко, и Андрей ну никак не мог упустить такую возможность. Он подошел и устроился рядышком, по примеру девушек водрузив ноги на столик. На него посмотрели удивленно-возмущенно. Тогда Андрей приподнял одну бровь, поворочался, устраиваясь поудобнее, и промурлыкал:


- Не помешаю?
Кира пожала плечами и снова уткнулась в текст. А Катя вся так и кипела от негодования. Андрей чувствовал, как она пытается ужаться, чтобы не касаться его плеча и бедра. Но мягкий диванчик, проминаясь и пружиня, сыграл с ней злую шутку – вместо того, чтобы отодвинуться, она еще плотнее прижалась к Андрею. Его это вполне устраивало.

Катя так ничего и не сказала по этому поводу. Она сказала позже, когда уже репетировали сцену. Осветители переставляли прожектора, режиссер отвлекся на указания Кире, а Андрей и Катя остались вроде как ни при деле. Вот тогда Катерина повернулась к нему и заявила, что у нее есть жених, которого она очень любит.


- Ну и что, ты хочешь услышать от меня поздравления? – осведомился Андрей, мгновенно разъярившись.
- Нет. Просто я хочу, чтобы ты держался от меня на расстоянии. Он очень ревнив, а я не хочу доставлять ему неприятные моменты.
- О! Будь спокойна, у него не будет причин переживать! – зло заявил Андрей. Он со всей душой, а она! Не хочет – как хочет. Он себе легко найдет другую подругу. Не очень-то и хотелось! На него вон, Вика уже давно поглядывает. Покажем этому… ревнивцу, а заодно и Катьке-задаваке, что им не о чем волноваться!

В тот же вечер Андрей пригласил Вику «куда-нибудь съездить». По хорошему говоря, он бы с гораздо большей охотой забрался в норку и уснул, но уязвленная гордость придала сил, и бурный вечер состоялся. На другой вечер «рулила» уже Виктория, а Андрей передал ей все права решать, куда и зачем они поедут после работы. А через несколько дней активных встреч по съемочной площадке поползли слухи об их отношениях, чего, собственно, Андрей и добивался. И внимательно наблюдал за реакцией Кати и ее друга. Режиссер выглядел вполне умиротворенным, а Катя смотрела теперь на Андрея как-то странно: со смесью сожаления, презрения и чего-то еще, Андрей не смог понять, чего.

Вообще-то Виктория была неплохой девушкой. Привлекательной, стройной. Умела повеселиться, умела поддержать беседу, на съемочной площадке тоже была на уровне. Неприятно было только то, что она, вроде бы, гордилась таким «уловом». Но это Андрей был готов потерпеть.
Часть 4.
Каждые две недели актерам выдавали сценарий на предстоящие десять серий. Это было ужасно неудобно: порой немаловажные подробности выяснялись поздноватенько. Но того, что Андрей получил в этот раз, он уже давно ожидал. Ему предстояло целоваться с Катей. Впрочем, особого мастерства для изображения этого поцелуя не требовалось: его герой был пьян, а ее героиня сразу после поцелуя падала в обморок.

Впрочем, насчет этого поцелуя были получены настолько четкие указания, что пространства для фантазии уже не оставалось вовсе. И неясно было, отчего дрожат Катины губы: по сценарию, или сами по себе. Зато о себе Андрей точно мог сказать: он волновался. И злился каждый раз, чувствуя, что целует совершенно чужие, словно искусственные губы.


А ведь дальше отношениям их героев предстояло развиваться!

Но оказалось, что может быть и хуже. Следующий поцелуй, уже на трезвую голову, снимали под чутким руководством ее жениха. Вот когда Андрей понял, что такое «злиться»! В конце концов, рассердившись, он схватил Катерину за шею, запрокинул назад и наклонился к ее губам.


- Это великолепная находка, Андрей! – послышался сзади голос режиссера. – Так и будем снимать.
Сейчас Катерина была полностью в руках Андрея – отпусти он ее, и она бы упала. И вырваться из его объятий, или даже просто отодвинуться хоть немного она не могла. Андрей заглянул Кате в лицо. Губы ее трепетали, в глазах застыл страх.
- Ты что, боишься меня?
- Да… То есть нет… Я не ожидала…
Андрей помог ей выпрямиться.
- Не переживай, твой, кажется, вполне доволен и спокоен, - пробурчал он.

Сделали, как обычно, три дубля. В первый раз Катерина все еще была зажата, но во втором дубле доверилась ему, его рукам, что не уронит, не обидит. А зря. Потому что в третий раз он все-таки не удержался и поцеловал. Легко, почти невесомо, но даже сам почувствовал, как нежно и чувственно получилось. После этого Катя с ним весь день не разговаривала. Потом, правда, они помирились. Андрей сослался на то, что просто слегка потерял равновесие. Не уточняя, что речь идет о душевном равновесии. А Катя поняла как поняла, смутилась и махнула рукой, мол, забудем об этом.

Слухи распространяются быстрее, чем мухи плодятся. И вот уже репортеры стремятся запечатлеть Андрея в обнимку с Викой. Так что не успел Андрей оглянуться, как обнаружил себя с Викторией на первых страницах «желтых» изданий. Одно хорошо: почему-то сразу перестали досаждать поклонницы. Пожалуй, стоит официально объявить Вику где-нибудь в интервью своей подругой. Если это помогает сохранять отношения с Катей…

Андрей даже не ожидал такой популярности. И интервью у него стали брать с той же примерно регулярностью, с какой он чистил зубы. Но, несмотря на свое решение, с официальным объявлением он медлил. Придерживал этот шаг для чего-то, сам не знал, для чего. И понял, для чего, как только увидел в сценарии совместную с Катей постельную сцену.

Снимая ее, понял, что волнуется и смущается «взаправду». Как и она, впрочем. Но Катька как раз умела взять себя в руки, забыть о том, кто она такая, и отыграть все, что нужно. А вот сам Андрей все время увлекался. Забывал обо всем, накрываемый волной нежности, и пускался в «отсебятину».

…Андрей тихонько ткнулся головой в ее голову, ласкаясь, и закрыл глаза:


- Ты мне веришь? Я… тебя… люблю…
Ему хотелось растянуть это мгновение как можно дольше. Вот так вот сидеть рядом с ней, слышать ее дыхание, чувствовать ее тепло и ни о чем не беспокоиться. Наконец-то он в родной гавани.
- Честно-честно? – тихонько произнесла Катя, охотно откликаясь на его такую целомудренную и в то же время такую особенную ласку.
- Честно-честно! – от души подтвердил Андрей. Снял с нее эти дурацкие очки (надо же, он, оказывается, уже привык к ее новому облику, в том числе и к очками!) и прижался губами к ее губам. Забывшись, она отвечала его поцелую – несмело, слабо, но отвечала. Андрей мягко опустил Катерину на постель. Он не должен забывать, что это всего лишь работа. Всего лишь совместная съемка. Они доиграли эпизод, прозвучала фраза «Стоп! Снято», и раздались аплодисменты съемочной группы. Андрей помог Катерине сесть, а она растерянно смотрела вокруг и щурилась, будто и впрямь была близорука…
Часть 5.
Вопросы в интервью были чрезвычайно однообразными. Каждый раз Андрей был вынужден чуть ли не слово в слово повторять самого себя.
«А вы были знакомы с Катей до съемок?» Само вырвалось: «Нет, мы познакомились только на съемочной площадке». А что, рассказывать длинную и печальную историю своей любви? Вскоре узнал, что Катя на этот вопрос в своих интервью отвечает так же, как и он. Смешно. Все-таки они всегда друг друга с полуслова понимали, думали одинаково. Даже теперь.
«А Вам брекеты целоваться не мешают?» Какие брекеты? Он в этот момент о брекетах в самую последнюю очередь думал! Да и не дошли они до того, чтобы брекеты мешать могли. В первый раз отвечая на этот вопрос, бормотал что-то невнятное: «технический момент… ненастоящий поцелуй…» Странно, но такой ответ прошел. Стал и дальше во всех интервью повторять этот невразумительный набор фраз.
«А Вам, Андрей, могла бы понравиться такая девушка – некрасивая, в очках, с брекетами, но умная и преданная?» Некрасивая? Что вы понимаете? Впрочем, признаваться, конечно, нельзя – опять нес какую-то околесицу: «Ну, Катя на самом деле не такая, зрители не видели ее не такой… Я – эстет по природе, мне может понравиться только привлекательная девушка».
«А каково ваше представление о будущей спутнице жизни?» Вот тут он дал маху. Забылся и стал описывать Катьку: красивая, умная, страстная, хорошая хозяйка (как Катя божественно готовит! Ничего вкуснее он не едал!). В общем, любовница, друг и хранительница очага в одном флаконе. А Вика тут же поинтересовалась у него, как он относится в свете сказанного к тому, что она готовить не умеет. Пришлось выкручиваться. Что он там ей говорил, и сам не помнил, но как-то удалось уболтать ее.

Вообще Викуся с ее претензиями стала поднадоедать. Раздражать. Особенно рядом с Катей. Прелестный контраст. Отдыхал уже только на съемках.

Снимали сцену прощания героев после первой совместной ночи. Сидели в машине, произносили текст, осветители выставляли свет, операторы – камеры, в общем, репетировали. И ему было хорошо. Вот сидеть бы так всегда: рядом с ней, наедине, ее жених и его подруга остались где-то там далеко, снаружи, а она смотрит на него так доверчиво и ласково.

Андрей встряхнулся. Хватит мечтать. Будь реалистом – легче будет потом, когда съемки окончатся. Обнимешь и поцелуешь свою Вику – и домой, на боковую.

«Снимаем!» - раздался голос режиссера. Поехали. Забыли, кто мы есть, играем роли. Катя взяла Андрея за руку, прижалась губами к ладони – и он забылся на мгновение. И возникло ощущение, будто они не в кадре на виду у всех, а наедине друг с другом – так интимно у нее получилось. Спохватился, что нужно текст говорить. Отыграл дубль на автомате. «Плохо, Андрей, плохо! Ты весь дубль испортил! Где ты витаешь?!» Андрей оглянулся на Катю, она отвела взгляд.

«Еще дубль!» Собрался, взял себя в руки, отключил восприятие, чтобы не поддаться ее прикосновению. Прорвался. Отыграл. А в конце – опять сломался. Поддался порыву, прижался жарко и крепко губами к ее губам. Пропади все пропадом! Почувствовал, как она его отпихивает. Сегодня точно не его день. Внутри стремительно выросло раздражение. Как ни странно, второй дубль посчитали удачным. Ну и ладно. Тем проще. А то впереди съемки еще одной постельной сцены.


Часть 6.
Катька снова избегала Андрея, прекрасно понимая, что с ним что-то происходит, но не представляя, что именно. А для него время все убыстряло ход, проскакивая мимо со свистом. И неожиданно замирало в те моменты, когда Катерина забывала быть «железной леди» рядом с ним. Взгляд. Прикосновение. Объятие. Низкий поклон тому, кто написал этот сценарий! Мгновения нечаянного счастья складывались для Андрея в мозаику его жизни.

Вон она стоит с другими актрисами. Кофе пьют из пластиковых стаканчиков, смеются. Андрею на плечо легла чья-то рука. Виктория.


- Пойдем сегодня после съемок куда-нибудь?
Улыбнулся. Жаль, что сегодня нет ночных съемок. Конечно, пойдем.

Хватит! Ведет себя как мальчишка: подглядывает за предметом своих воздыханий и украдкой старается за руку подержать подольше. И это в тридцать-то лет! Так больше не может продолжаться. Скоро новогодние каникулы, обещали аж десять дней дать на отдых – он должен провести этот отпуск с ней! Поговорить, убедить ее бросить жениха.

Нет. Не захочет слушать. Как тогда не захотела, так и теперь не захочет. С чего? И сейчас-то уже сторонится, избегает. И перемирие не помогает.

И снова съемка выяснения отношений в машине. Но какая разница! Теперь от Катерины веяло холодом достаточно сильно, чтобы Андрей покрылся инеем.


- Нет, нет, ребята, я от вас совсем не этого хочу! Ну что это, Андрей?! Что ты мямлишь? Ты должен быть горячим как огонь! Ты любимую женщину уговариваешь не уходить от тебя! Уговаривал когда-нибудь любимую женщину не уходить? Давай, страсти хочу.
- Я тоже, - пробормотал Андрей себе под нос. Он боялся даже взглянуть на Катерину. Так и начал играть – не глядя на нее.
- Вот, вот! Уже лучше, молодцы. Еще добавьте огня. Огня!
Огня… Андрей дерзко вскинул взгляд. Будет вам огонь.

Сцена набирала обороты, Катерина убедительно вырывалась из его рук, Андрей схватил ее за запястья.


- Я не могу без Вас, Вы слышите, нет? Я не могу без Вас!
- Я не могу… без Вас… - эхом повторяет Катюша и поднимает измученный взгляд. Захотелось защитить ее, но как защитишь от самого себя? Андрей аккуратно изобразил долгий и страстный «технический» поцелуй. Нельзя ее волновать еще больше, она и так его уже боится.
- Когда-нибудь наступит время, и нам не нужно будет прятаться по углам и скрывать наши чувства.
- Неужели это время придет? Не может быть…
- Обязательно, ведь если два человека любят друг друга, им ничто не может помешать, правда? Только нужно подождать.
- Я смогу. Я подожду, обещаю.
Снова поцелуй. Тот самый, «технический». Команда «снято!», Андрей поднял голову и наткнулся глазами на изучающий, подозрительный взгляд Виктории. А что?! Уж сейчас-то его совершенно не в чем упрекнуть!

Вообще Вика в последнее время взяла за привычку толпиться на съемочной площадке, дожидаясь, когда окончатся его съемки. Это, в общем, вполне понятно – ждет его, чтобы поехать куда-нибудь, да и вообще, «поддержать пришла». Но если она вот так будет сверлить его глазами во время постельной сцены!.. Не-ет. Надо от нее избавиться. Сплавить куда-нибудь. Андрей подсуетился и купил подруге в подарок к Новому году путевку на юг. Благо, эпизоды с ее участием были отсняты уже за несколько дней до каникул. А куда именно она уехала, он бы не смог вспомнить даже под дулом пистолета.

Без лишних глаз – Викиных, и этого хмыря, Катиного друга – обстановка заметно улучшилась. Предпраздничная суета навевала множество приятных мыслей, из которых самая приятная, сама по себе уже способная поднять настроение, была о предстоящем отпуске. Хоть отоспаться можно будет. А пока дневали и ночевали на площадке, стараясь обогнать время и отснять все, что стояло в плане. Дурачились даже во время романтических сцен. Даже когда репетировали эпизод, непосредственно предшествовавший постельной сцене, кривлялись и всячески подтрунивали друг над другом. Андрей был почти счастлив.

… Андрей подхватил ее на руки и почувствовал, как она вся напряжена. «Не бойся, Кать, все хорошо. Я тебя не обижу», - шепнул ей на ушко. «И не уронишь?» - громко спрашивает она. Раздается хохот – дубль испорчен. Режиссер сокрушенно машет руками: «Ну что вы делаете, ребята?» Все немного напряжены, как всегда во время съемок таких сложных сцен, нервный смех раздается совершенно без повода. «Еще дубль!» Андрей умоляюще смотрит на Катю. «Не бойся, ладно? Расслабься, не надо так нервничать». Она сжимает холодные бледные пальцы. Андрей просит принести для нее горячего чая. Пара глотков – и Катерина ожила. На щеках появился румянец, пальцы перестали дрожать, глаза заблестели тем озорным огоньком, который так ее красил.

… В этот раз Катя не была скована. Наоборот, когда Андрей поднял ее, она прильнула к нему доверчиво, ткнулась лицом куда-то ему в шею. Андрей опустил девушку на постель, боясь сделать лишнее движение, чтобы не спугнуть эту нежданную нежность. Тихонько поцеловал, едва касаясь ее губ, и благоговейно коснулся плеча, освобождая ее от одежды. Катя подалась ему навстречу, отвечая на поцелуй и одновременно на автомате расстегивая пуговицы на платье. Андрей был ошеломлен: она целовала его, это совершенно точно!
«Снято! Молодцы!» - грянул над ухом голос режиссера. Катя вздрогнула всем телом, Андрей обнял ее за плечи, пытаясь защитить от неожиданно ворвавшейся в их забытье реальности. А режиссер все распространялся насчет того, что, вот, могут ведь, когда захотят, и с одного дубля все сделать идеально…

Во время подготовки к следующей сцене (решили не делать перерыва, а уж отснять все сразу, раз «так поперло») Андрей хлопотал вокруг Катерины: носил ей чай, любимый ею зефир, укутывал пледом. А когда надо было вернуться на площадку, ободряюще улыбнулся ей и отвернулся, давая возможность спрятаться под одеялом. А может, давая себе возможность остаться с головой на плечах.


Катя была ему очень благодарна за такое отношение. И плоды этой благодарности он собрал уже во время репетиции: она очень ласково смотрела на него, поцелуи ее были на самом деле нежны, она больше не отталкивала его. Играть с ней любовь было сейчас так просто и так соблазнительно.
- А тот, который был у тебя раньше, он вообще кто?
Катя вдруг посмотрела на него трагично:
- Подонок.
Когда они играли это в третий раз, Андрею подумалось: а что она сказала бы о нем, если бы кто-нибудь спросил у нее? Варианты были самые невеселые.
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница