На всякого мудреца довольно простоты



страница9/16
Дата04.05.2016
Размер3.34 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

Д.В. Семевский, В.И. Устрицкий, Г.Э. Грикуров, Могендович (вид сзади)




Ушаков В.И.

Да, были люди в наше время!”



Воспоминания касаются, в основном, старшего поколения по двум причинам: во-первых, многие из них были люди незаурядные; во-вторых – я из немногих, кто их помнит.

  1. Владимир Иванович Захаров, зам. Б.В. Ткаченко по общим вопросам, получает телеграмму от зам. начальника Усть-Енисейской экспедиции Воронова Ивана Николаевича: “Вылететь Красноярска не могу, думаю баржой”. Ответ: “Думайте головой выезжайте чем угодно”.

  2. Середина 1950-х годов. Заседание Ученого Совета. Выступает представитель министерства. Рекомендует часть тем выполнить не в 3, а в 2 года.

Просит слова Иван Паисиевич Атласов. “Тут товарищ из министерства предлагает сделать темы двухлетними. Я вспомнил байку. У мужика умерла жена. Священник просит за отпевание целковый, мужик предлагает двухгривенный. Поп отвечает: “Можно и за пятиалтынный, но это будет дерьмо, а не отпевание. У меня все,” - говорит Атласов.

  1. Связанное с Николаем Николаевичем Урванцевым. Красноярск, 1959 г. Совещание по северным регионам края. От НИИГА – Н.Н. Урванцев, В.Н. Соколов, Ю.Е. Погребицкий, М.Г. Равич (глава делегации), В.А. Черепанов, В.И. Ушаков. После завершения заседания все пошли в ресторан гостиницы Норильскомбината. Сидевший во главе стола М.Г. Равич, посмотрев меню, сказал: «Наверное, закажем по 150 г коньяка и подумаем о закуске». Реплика Погребицкого: «Да мы с Вадимом по 150 грамм и на улице могли выпить». Далее неторопливые слова Николая Николаевича: «Позвольте мне, Михаил Григорьевич». Подзывает официантку. «Милая хозяйка, чем нас вкусно накормить, Вы знаете лучше. А для начала – два графина водки и какую-нибудь быструю закуску».

  2. Опять же вспоминая Николая Николаевича. В 1959 г. он посетил Енисейскую экспедицию. Интересовался всем, но более всего – поисковыми работами на никель на южных флангах Енисейской провинции. Тогда я, будучи техруком экспедиции, руководил поисковыми работами на двух участках, отстоявших друг от друга на 20 км по прямой, на 25-28 км - по реке. Николай Николаевич сообщил по рации, что выходит к нам на второй участок. Я предложил встретить его с лошадьми. Он ответил, что пойдет с сопровождающим пешком. На мою настойчивую просьбу не идти пешком ответил со смешком, что яйца курицу не учат. В тот год горела тайга, и шли они больше суток. Можно представить, в каком состоянии мы все находились. Наконец, пришли. Перед тем как лечь спать, Николай Николаевич протянул мне бутылку коньяка со словами: “Это в качестве извинения за беспокойство”. И все. Вот это истинная, присущая ему интеллигентность. А ведь он – живая (в те годы) легенда Арктики!

  3. О выдержке старшего поколения полярников. Ей, в наибольшей степени, отличался К.К.Демокидов. Главный механик Новоземельской экспедиции Горелов рассказывал нам, как их катер в проливе Маточкин Шар с отказавшим мотором понесло на о. Вильчека. Он спустился в каюту и сказал Кириллу Константиновичу, что катер “несет” на скалу, а мотор отказал. Демокидов: “Ты - главный механик, иди и разбирайся сам с этим. А мне не мешай”. Пронесло, мотор запустили.

  4. 1950-е годы. Ефим Григорьевич Радин демонстрирует в кабинете Б.В.Ткаченко алмаз. Рассматривая, алмаз роняют. Присутствующий на этом собрании, отличавшийся сарказмом, Григорий Лазаревич Вазбуцкий, не вставая с дивана, роняет: “Сначала ищите пироп”.

  5. В.А.Черепанов возвращается с поля. Вопрос к первому встреченному сотруднику: “Где Равич?”. Ответ: “В Антарктиде”. Словесная реакция Черепанова: “Такое географическое взаиморасположение меня вполне устраивает” (отношения М.Г.Равича и В.А.Черепанова, по причине частых выпивок последнего, были известны всему институту).

  6. Диалог В.Д.Дибнера и В.А.Черепанова. Дибнер: «Меня вызывал Равич, оказывается (!), мы с Вами соавторы по теме «Перспективы алмазоносности Таймыра». Вы отвечаете за коренную часть, я за геоморфологическую». Ответ: «Виталий Давыдович, так как ничего не сделано, то мы не соавторы, а соучастники, и не темы, а преступления».

  7. Середина 50х годов. Александр Николаевич Кузнецов – нач. Таймырской экспедиции, отправляет АН-2 с Черепановым на г. Белую (месторождение флюорита). Вопрос Кузнецова: “Владимир Александрович, все загрузили?”. Ответ: “Не хватает одной детали – ящика спирта”.

  8. Тот же Таймыр. Год 1954. Черепанов - главный геолог нашей экспедиции. Конец сезона. Просмотрев все наши материалы, разрешает вылететь мне и Комарову (прораб) в Диксон. Из Диксона на Архангельск перегоняют последний гидросамолет “Каталину”. Есть возможность улететь. Запрашиваю Черепанова. Ответ: – “До моего прибытия в Диксон вылет запрещаю”. Проходит несколько дней. Прилетает Черепанов. Мой вопрос – в чем дело, может нужна помощь Малову? (нач.партии, разведывавшей Убойнинское месторождение ртути). Ответ: “Нет, он кончает. Вот все соберемся и по-настоящему выпьем”.

Тот же Черепанов. На вопрос Комарова, какой из фотоаппаратов выписывать – “Зоркий” или “Киев”, Черепанов отвечает: “Конечно, “Киев” - в комиссионке за него больше платят”.

  1. Опять о В.А.Черепанове. Как родились разведочные работы на киноварь на р. Убойной. Приехав с поля в 1953 г.(?), Черепанов пришел в кабинет Б.В.Ткаченко со штуфом руды, на 40-50% состоявшим из киновари. Тогда начинался «киноварный бум». И положив штуф в 3 кг весом на стол, сказал: “Если, Борис Васильевич, это не руда, то я не представляю, что такое руда”. Самое забавное, что проводя разведочные работы с большим объемом опробования, В.Г.Малов подобного оруденения не встретил на всем участке. Вот еще один штрих к психологическому портрету Черепанова.

  2. О благоглупостях молодости. Диксон, 1956 г. Узнав, что моя жена Лида, вместе с А.А.Чайкой, летит на Хатангу с возможной (??) посадкой в Диксоне, я загодя, из-за плохого льда, перехожу на остров. В день прилета самолета с утра появляется Юлиан Евгеньевич, по шею мокрый (трижды проваливался из-за плохого льда, переходил бухту Летчиков с шестом). На мой вопрос “Ты-то что пришел?” отвечает: “Лида приехала, не мог же я застолье пропустить”.

  3. О шутках НИИГовских радистов.

Базовый радист запрашивает радиста полевой партии: «Где Пук» (речь идет о Пинхосе Соломоновиче Пуке) Ответ: “Пук вылетел, пук в воздухе”.

Игарка, 1958 г. Радист нашей партии (он же прекрасный прораб – Г.П. Явщиц) ключом связывается с женой Галей – она работает лаборантом в Игарке. Будучи чрезмерно ревнивым, советует не увлекаться танцами. Ответ жены: “Не дерзи, а то лишу сладкого”. Г.П. Явщиц: “Cладкого давно лишен, не лишай горького”.




Юдовный Е.Г.

Две байки о Наталии Иосифовне Шульгиной


Получив широкую научную известность в России (с 1974 года доктор геолого-минералогических наук, автор многих десятков публикаций, участник и докладчик различных совещаний-симпозиумов и т.д.) и за рубежом (в частности, в 1994 году в Америке биографическим обществом избрана «Женщиной 1994 года»), Наталия Иосифовна Шульгина лишь небольшому кругу людей была известна как защитник дикой природы, пилот самолета, рулевой катера, винодел и даже как отважный ездок на оленьих упряжках. Недаром в ее исполнении по-особому воспринимались стихи Саши Черного: «Олень посмотрел умно, а я достала фрукты и стала пить вино! И на севере стало как-то сразу южно!». И это действительно было так!

Попробую рассказать две истории из экспедиционной жизни 50-70х годов прошлого (увы!) столетия.


Наталия Иосифовна - пилот

Из Хатанги после окончания полевого сезона в 1955 году группа геологов со снаряжением и большим количеством (ящиков 20-25) образцов летела па спецрейсе самолета Ли-2 Полярной авиации. Маршрут полета - пос. Хатанга-пос. Амдерма - г. Архангельск. В этом городе пересадка-перегрузка на поезд или на самолет гражданской авиации и далее в Ленинград.

На одном из этапов полета, я, дремавший на ящиках с образцами, был разбужен прикосновением чьей-то сильной руки. Открыв глаза, увидел белую канистру емкостью литров на 5 в руках 2-го пилота, произнесшего: «Выпить хочешь?» Не дожидаясь ответа, содержание которого ему было известно заранее, он показал рукой на другую емкость, сказав «Вода там!», оставил канистру, в которой был спирт, и ушел.

Уютно устроившись с Леней Очаповским (самолет летел на высоте порядка 2000 метров), мы быстренько, разбавив спирт водой и ею же запивая -другой закуски я что-то не помню, - прекрасно провели часть многочасового полета, не обращая особого внимания на значительную болтанку.

Другие члены геологического отряда - Владимир Николаевич Сакс, Игорь Сергеевич Грамберг, Зинаида Зиновьевна Ронкина - дремали, во всяком случае, сидели с закрытыми глазами в передней части салона самолета, который летел явно не по прямой линии!

Когда через некоторое время к нам с Леней снова подошел 2-ой пилот, мы поинтересовались у него, почему самолет очень здорово бросало то вниз, то вверх, то влево, то вправо, предположив, что, наверно, очень скверная погода! На это он ответил: «Погода-то хорошая! Просто ваша девушка решила переквалифицироваться на летчика и в данное время проходит летную практику, сидя за штурвалом самолета на моем месте 2-го пилота». Обучение проходило с переменным успехом, следствием которого и было «мотание» самолета в разные стороны. Но командиру корабля практикант настолько понравился, что он решил продолжить обучение до Ленинграда,

Так что, заправившись в Архангельском аэропорту горючим и получив соответствующее разрешение, командир корабля совместно с «практикантом» повел самолет дальше прямо в Ленинград, где мы попали воистину прямо с корабля на бал в дом к Натали.
Наталья Иосифовна – защитник животных

Наталия Иосифовна очень любила животных.

В 1971 г. небольшая группа в составе Н.И. Шульгиной, В.А. Захарова, В.А. Басова, В.Я. Санина, Е.Г. Юдовного, работавшая в восточной части бухты Нордвик - западный берег полуострова Пахса, поставила утром рыболовную сеть в метрах 30-40 от берега, прямо против лагеря, и ушла в маршрут. Возвратившись вечером, увидели, что в сеть попало что-то большое. Мужчины быстро вскочили в резиновую лодку и погребли к сетке. Вдруг, на глазах, сетка стала уходить под воду, а вблизи от лодки появился большой тюлень. Подплыли к месту, где затонула сеть, подцепили ее веслом и, вытащив на поверхность, увидели в ней запутавшегося тюлененка.

Попытались сразу распустить сеть в воде, но не получилось. А главное - очень агрессивно себя вела большая тюлениха, видимо, мамаша попавшего в беду тюлененка! Она кругами ходила вокруг нашей небольшой (2-3-х местной) резиновой лодки, с каждым разом уменьшая радиус круга, приближаясь к лодке. Было ясно, что если она протаранит лодку или, подпихнув ее снизу, перевернет, то нам будет худо - вода холодная, глубокая, а ведь мы были в полном снаряжении, особенно опасно упасть в воду в резиновых сапогах с высокими голенищами, которые, как якорь, потянут человека на дно. Мы начали быстро, насколько позволяла тянувшаяся сзади сеть с тюлененком, грести к берегу. Тюлениха же крутила вокруг лодки до тех нор, пока мы не достигли мелководья, лишь у самого берега оставив нас в покое.

Вышли на берег. Вытащили сеть с тюлененком, стали распутывать, но не тут-то было, тюлененок замотался основательно. Кто-то сказал, что придется резать сеть. Жалко, но что делать?! Достали ножи-финки, как правило, в маршруте висящие на поясе!

Т
Тюлененок в плену


юлень, увидев нож, заплакал. Из глаз потекли крупные слезы. И в это время подошла Наталья Осиповна – Натали. Увидев плачущего тюлененка и нас с ножами, она взмолилась: - «Не убивайте! Не убивайте!».


А мы и не собирались убивать, наоборот, решили пожертвовать сетью, разрезав ее, и освободить тюленя! Но Наташа-то этого не знала и стала грудью на защиту зверя.




Высвобождение тюлененка из “плена”.

Пришлось сеть разрезать.

Разрезали сеть, высвободили тюлененка, похлопали его по упругим бокам и направили носом к морю. Но тюлененок, освобожденный из пут стягивающей его сети и увидевший, что с ним ничего плохого не делают, перестал лить слезы и не изъявлял особого желания самостоятельно ползти к воде! Лежал и по-доброму, спокойно глядел на нас своими круглыми большими глазами!

Пришлось похлопыванием его по попе, а вернее, по тому месту, где она, по нашим понятиям, должна была находиться, стимулировать его движение в сторону моря.

Интересно в этом деле то, что тюлень, запутавшийся в сетке, долго под водой находиться не мог. Ему обязательно нужен был воздух. И мать - тюлениха, понимая это, поддерживала тюлененка в сети над водой, подталкивая снизу, чтобы он мог дышать. Его-то мы и увидели, когда подошли к берегу.

Увидев же нас, плывущих на лодке, мать перестала его поддерживать, и он опустился вниз. Но мы во-время подплыли и вытащили сеть с тюлененком на поверхность. Тюленье сообщество оценило это.

Поэтому, когда, спустя несколько дней, мы ходили изучать береговые обнажения и шли вдоль кромки воды, нас от лагеря и до места работы сопровождало два-три тюленя – наш почетный эскорт.

Мы пешком по берегу, они вплавь вдоль берега!!! Дружба!




Тюлененок, “спасенный” Натальей Иосифовной


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница