На протяжении всей еврейской истории народы мира неоднократно пытались уничтожить Израиль. Об одной из первых попыток такого рода рассказано в недельном разделе



Скачать 45.44 Kb.
Дата06.05.2016
Размер45.44 Kb.
«Балак»

На протяжении всей еврейской истории народы мира неоднократно пытались уничтожить Израиль. Об одной из первых попыток такого рода рассказано в недельном разделе «Балак».

Вкратце она сводится к тому, что Балак, царь Моава, охваченный глубокой тревогой при виде новой грозной силы, надвигающейся с юга, – народа Израиля, вышедшего из Египта, – и, узнав о разгроме войска Сихона, царя соседнего государства эмореев, теряет веру в свою способность противостоять агрессии силой оружия. Понимая, что в сражении ему евреев не одолеть, Балак прибегает к необычному средству: он приглашает величайшего чародея и мудреца того времени пророка Бильама и просит его погубить народ Израиля силой своих магических способностей, о которых ходили легенды.

В Торе подробно описано, как посланцы Моава убеждали и упрашивали Бильама, как тот поначалу отказывался, но в конце концов согласился, и как произошло великое чудо: его ослица заговорила и обратилась к нему со словами упрека. Злой умысел Балака и Бильама не удался: последний полагал, что сумеет пробудить благосклонность Всевышнего к себе и с Его помощью проклянет Израиль, но был вынужден подчиниться воле Творца и трижды благословить евреев.

Образ Бильама сложен. С одной стороны, он великий и признанный всеми мудрец, с другой – он враг Израиля, согласившийся проклясть его.

Мишна в трактате «Авот» изображает Бильама человеком алчным, тщеславным и честолюбивым, законченным грешником: «Тот, кто обладает тремя следующими качествами, - из учеников нашего праотца Авраѓама, а [тот, кто обладает] тремя качествами, [перечисленными еще ниже], – из учеников злодея Бильама. Ученики нашего праотца Авраѓама доброжелательны, просты в обращении и непритязательны. Ученики злодея Бильама завистливы, высокомерны и похотливы…» (5:19). Но вопреки столь отрицательной характеристике, мудрецы, комментируя стих Торы «И не было более пророка в Израиле, подобного Моше…» («Дварим», 34:10), говорят, давая нам пример объективности: «У Израиля не было, а у народов мира был, – Бильам, сын Беора».

Вызывает недоумение, что этот человек, характер которого даже в малейшей степени не наделен чертами, присущими истинному пророку, удостоился высочайшего пророческого дара, равного тому, которым кроме него обладал лишь Моше-рабейну.

Мидраш объясняет это так: «Почему Бильаму был дан дар пророчества? Чтобы в будущем народы мира не могли сказать в день Суда: “Владыка мира! Если бы нам был дан пророк, подобный Моше, мы приняли бы Твою Тору”. Вот Он и дал им Бильама».

Людям не дано принять на себя бремя Торы, не приложив к тому усилий. У Бильама был могучий духовный потенциал, который остался нереализованным. Он мог бы стать великим праведником, но предпочел следовать алчным побуждениям своего сердца. Да, народы мира получили пророка, удостоившегося столь же великого пророческого дара, что и Моше. Но на этом сходство между ними и кончается.

Последние пророчества Бильама устремлены в будущее. Но, в отличие от пророков Израиля, различавших за дымкой, скрывающей его, прежде всего духовные блага, ожидающие мир с раскрытием в нем царства Всевышнего («И будет Господь царствовать над всей землей», «И наполнится земля знанием Господа, как водами, покрывающими море»), - Бильам пророчествует совсем о другом: «…и сокрушит он [Израиль] пределы Моава, и разгромит всех сынов Шета. И будет Эдом разгромлен, и будет разгромлен Сеир – враги его, а Израилю будет сопутствовать успех. И властвовать будет [потомок] Яакова, и не оставит в живых никого из жителей города... Первый из народов Амалек, но конец его – гибель» («Бемидбар», 24:17-20). Стиль этих пророчеств совершенно иной. Хотя Бильам предвещает Израилю благо, речь все равно идет о войнах, смерти и разрушениях. Он видит далеко, но взгляд его узок, ограничен привычными категориями бездуховного мира. Ибо пророчества того, кто не сумел или не пожелал стать достойным своего великого дара, всегда будут соответствовать низкому духовному уровню такого человека.



И увидел Балак, сын Ципора, все, что сделал Израиль Эморею...

В этом недельном разделе рассказывается, как языческий пророк Билам (Валаам) хотел проклясть народ Израиля, но, по внушению свыше, благословил его. В этой истории говорится о биламовой ослице, которая заговорила, чтобы остановить своего нечестивого хозяина (22.21 — 34).

Для еврейских мудрецов не столь существенно, произошло это на самом деле, или же было не более, чем ниспосланное Биламу пророческое видение. Важен урок. Ослица, по воле Творца, внезапно заговорившая с Биламом, тем не менее так и осталась ослицей. Точно также и Билам остался злодеем, несмотря на то, что из его уст мы слышим чудесные пророчества о будущем народа Израиля.

«И увидела ослица ангела Б-га, и легла под Бильамом. И возгорелся гнев Бильама, и ударил он ослицу палкой. И отверз Г-сподь пасть ослицы, и сказала она Бильаму: «Что я тебе сделала, что ты бил меня три раза?» (22:27,28)

Бильам, столь высоко ценивший свой пророческий дар, попадает в фарсовую ситуацию: его ослица ничем не хуже своего хозяина — и ангела узрела, и речь произнесла! Г-сподь напоминает злодею, что лишь Он дарует способность пророчествовать и никакой заслуги Бильама в этом нет. По воле Творца проклятие, которое попытается произнести пророк, обернется благословением. («Кли якар»)



«И увидел Балак, сын Ципора...» (22:2).

Балак, царь Моава, был отпетым антисемитом — почему же его именем названа целая глава Торы? Ведь такой чести не удостоились ни праотцы, ни Моше, ни Агарон!

Таков закон этого мира, что ненависть к евреям — норма для него. Но обычно стремление уничтожить или хотя бы унизить наш народ маскируется наветами и ложью, прикрывается красивыми словами вплоть до показного филосемитизма. В этом — основная опасность нашему существованию, ведь не каждый сумеет разглядеть смертельную угрозу под маской дружелюбия. Балак, в отличие от многих других, свою животную ненависть к евреям, нимало не смущаясь, демонстрировал всем, сделав ее своим знаменем. Такая честность не могла остаться незамеченной, и в награду за нее он удостоился того, чтобы одна из глав Торы была названа его именем (р. Меир из Перемышлян).

«...Вот, народ вышел из Египта, и вот, покрыл он лик земли...» (22:5)

Мидраш рассказывает, что советы изнурять евреев тяжкими работами и бросать их новорожденных мальчиков в Нил дал фараону именно величайший из нееврейских пророков — Бильам, желавший таким образом раз и навсегда решить еврейский вопрос. И здесь царь Балак напоминает Бильаму, что демографические эксперименты последнего с треском провалились: «Вот, народ вышел из Египта» — и настолько размножился, что «покрыл он лик земли» и необходимо найти более действенный способ борьбы с ними, например — проклятие (см. 22:6) («Ор га-хаим»).



«...Что я тебе сделала, что ты бил меня три раза?» (22:28)

Ангел вложил в уста ослицы намек: Бильам собирался «бить» народ, который трижды в году — в Песах, Шавуот и Сукот — будет совершать паломничество в Храм (Раши).



Всевышний спросил Бильама: «Ты хочешь уничтожить евреев, а кто же будет исполнять заповеди и хранить Тору?» Тот нагло ответил: «Я!» Однако сам Бильам, хромой и одноглазый, как и все увечные, был бы, согласно закону, освобожден от обязанности паломничества в праздник, и бедняга в принципе не мог бы исполнить эту заповедь («Пниним якарим»).


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница