N1 Джеффри Арчер. Блудная дочь



страница1/14
Дата11.11.2016
Размер2.7 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
N1

Джеффри Арчер. Блудная дочь

– ПРЕЗИДЕНТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ, – ответила она.

– Могу предложить более полезные способы потратить себя, – сказал отец, поправляя очки в форме полумесяца, съехавшие на кончик носа, и всматриваясь в дочь поверх газеты.

– Не будь поверхностным, папа. Президент Рузвельт доказал нам, что нет большего призвания, чем государственная служба.

– Единственное, что Рузвельт доказал … – начал было отец. Потом он замолчал, сделав вид, что снова читает газету, находя свой аргумент неубедительным в глазах дочери.

Девочка продолжала, как будто хорошо знала, что творится в голове отца.

– Я понимаю, что без твоей поддержки не имеет смысла реализовывать свои амбиции. Мой пол – достаточное препятствие, не говоря уже о таком недостатке, как польское происхождение.

Барьер между отцом и дочерью – газета – внезапно исчез.

– Никогда не говори дурно о поляках, – сказал он. – История доказала, что мы честная нация, которая никогда не отказывается от своих слов. Мой отец был бароном…

– Да, знаю. Дедушка был такой, но его нет сейчас с нами, чтобы помочь мне стать Президентом.

– Тем более жаль, – сказал он, вздыхая, – потому что он, несомненно, сделал бы великого лидера из нашего народа.

– Тогда почему бы не попытаться его внучке?

– Без всяких причин, – сказал он, пристально глядя в серые, с голубоватым отливом глаза единственного ребенка.

– Ну что ж, папа, ты поможешь мне? Я не надеюсь победить без твоей финансовой поддержки.

Отец помолчал, прежде чем ответить, поправляя очки на носу и медленно сворачивая Chicago Tribune.

– Заключим сделку, моя дорогая – как-никак, это касается политики. Если результаты предварительных выборов в Нью-Гэмпшире окажутся удовлетворительными, я целиком финансирую тебя. Если же нет, то ты должна раз и навсегда отказаться от затеи.

– Что ты подразумеваешь под «удовлетворительными»? – незамедлительно последовало в ответ.

И снова мужчина помедлил, взвешивая каждое слово.

– Если ты выиграешь предварительные выборы или наберешь более 30% голосов, я безоговорочно пройду с тобой путь до предвыборного съезда партии, даже если это будет мне грозить разорением.

В первый раз за всю беседу девочка расслабилась.

– Спасибо, папа. О большем я и не прошу.

– Да, и не надо, – ответил он. – А сейчас позволь вернуться к другой теме, просто непостижимо, как Кабзы проиграли Тайгерам седьмую игру серии?

– Команда была, несомненно, слабее, о чем свидетельствует счет 9:3.

– Юная леди, ты можешь воображать, что знаешь немного политику, но я уверяю, ты абсолютно ничего не смыслишь в бейсболе, – сказал мужчина в тот момент, когда жена входила в комнату. Он поправил очки в тяжелой оправе, которые теперь смотрели на нее.

– Наша дочь хочет баллотироваться в Президенты Соединенных Штатов. Что ты об этом думаешь?

Девочка подняла на нее глаза, с нетерпением ожидая ответа.

– Я скажу, что думаю, – ответила мать. – А думаю я, что ей уже давно пора спать и тебе негоже задерживать ее допоздна.

– Да, полагаю, ты права, Зафья. – вздохнул он. – Все, иди спать, крошка.

Она подошла к отцу, поцеловала его в щеку и прошептала:

– Спасибо, папа.

Провожая глазами одиннадцатилетнюю дочь, выходящую из комнаты, он заметил, что пальцы ее правой руки сжаты в маленький крепкий кулак – верный признак, что она рассердилась или приняла решение. Он предположил, в данной ситуации было и то, и другое, понимал, однако, бессмысленность попыток объяснить жене, что их единственный ребенок не простой смертный. Уже давно он оставил все надежды разделить с женой свои амбиции и был во всяком случае благодарен за то, что она не могла помешать честолюбивым интересам дочери.

Он вернулся к Чикаго Кабз и их проигрышу в серии предварительных игр, вынужденно соглашаясь, что суждения дочери по этому вопросу могли быть вполне даже правильными.

За двадцать два года Флорентина Росновски ни разу не возвращалась к тому разговору, но если бы она это сделала, то должна была бы признать, что отец выполнил обещание. В конце концов, поляки – честная нация, которая никогда не отказывается от своих слов.

N3

Расточительная Дочь

Джеффри Арчер

- Стану президентом Соединенных Штатов Америки, - ответила она.

- Думаю, я найду иной способ обанкротиться, - сказал отец, опустив полукруглые очки на кончик носа и глядя на дочь через край газеты.

- Я серьезно, папочка. Ведь президент Рузвельт доказал нам, что нет ничего лучше, чем служить людям.

- Всё, что Рузвельт доказал… - начал ее отец, но вдруг остановился, делая вид, что переворачивает страницу, дабы не показаться дочери несерьезным.

Девочка продолжала, уверенная, что знает, что у папы на уме.

- Я понимаю, что без твоей поддержки мне не достичь этой цели. Мой пол и так станет помехой, не говоря уж о польских корнях.

Между говорящими внезапно исчез барьер в виде газеты.

- Никогда не говори плохо о поляках, - сказал он. – Исторически сложилось, что мы – честный народ, который никогда не берет своих слов обратно. Мой отец был бароном…

- Я знаю. Он также был и моим дедушкой, но ведь сейчас он не может помочь мне стать президентом.

- Да уж, жаль, – ответил он, вздыхая. – А ведь он мог сделать из человека великого руководителя.

- Так почему его внучке не стать великим руководителем?

- Не знаю, - сказал отец, глядя в серо-голубые глаза дочери.

- Ну, тогда ты мне поможешь, папочка? Ведь без твоих денежного участия я не добьюсь успеха.

Прежде чем ответить, отец не решался ответить, возвращая очки на место и медленно сворачивая «Чикаго Трибьюн».

- Хорошо, я заключу с тобой сделку, как это делают в политике. Если праймериз в Нью Гемпшире пройдут для тебя удачно, то я целиком с тобой. Если же нет, то ты выбрасываешь из своей головки эту идею.

- Но что в твоем понимании «удачно»? – последовал внезапный вопрос.

Отец снова замешкался, взвешивая каждое слово:

- Если ты выиграешь праймериз или получишь тридцать процентов голосов, я пойду с тобой до конца, даже если это станет для меня разорительным.

Впервые с начала разговора, девочка облегченно вздохнула:

- Спасибо, папочка. Большего мне и не надо.

- Надеюсь, - ответил отец. – А теперь я должен понять, как же Кабз проиграли в седьмой игре с Тиграми?

- Ну, судя по счёту 9:3, они, несомненно, были слабее.

- Милочка, возможно, ты немного знаешь о политике, но, поверь мне, ты ничего не знаешь о бейсболе, – сказал отце, когда в комнату вошла его жена. Он повернулся к ней:

- Твоя дочь желает стать президентом Соединенных Штатов. Что скажешь?

Девочка уставилась на маму в ожидании ответа.

- Вот, что я думаю, - сказала мама. – Ей давно пора ложиться спать, и тебе должно быть стыдно, что ты задерживаешь её допоздна.

- Думаю, ты права, Зафия,- вздохнул он. – Беги спать, малыш.

Она подошла к папе и, поцеловав его, прошептала:

- Спасибо, папочка.

Мужчина взглядом проводил свою одиннадцатилетнюю дочь до спальни и заметил, что пальцы ее правой руки были сжаты в маленький кулачок. Она всегда так делала, когда была зла и непоколебима. И сейчас, видимо, было и то, и другое, но он понял, его жене бесполезно объяснять, что их дочь незаурядная личность. Он уже давно перестал посвящать её в свои цели, и был благодарен ей, за то, что она не пресекла цели дочери.

Он снова развернул газету, где Чикаго Кабз проиграли в серии, и заметил, что его дочь была права по этому поводу.

Флорентина Росновски больше не возвращалась к этой теме, но через двадцать два года он предположила, что ее отец довел бы сделку до конца. В конце концов, поляки – честный народ, который никогда не берет своих слов обратно.



N7

Блудная дочь
ПРЕЗИДЕНТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ," сказала она.

"Есть более приятные способы обанкротиться," сказал её отец снимая очки по форме напоминающие полумесяц с кончика носа и взглянул на дочь из-за газеты.


"Будь серьезней, Папа. Президент Рузвельт доказал что нет лучшего призвания чем служить народу."
"Единственное что Рузвельт доказал это..... " начал её отец. Но затем остановился и притворился что снова читает газету, понимая что его дочь посчитала бы замечание непочтительным.
Девочка продолжила будто бы точно знала о чем подумал её отец. Я осознаю что нет смысла преследовать такие амбиции без твоей поддержки. Мой пол это уже помеха, не говоря уже о моих польских корнях."
Газетный барьер между отцом и дочерью внезапно пал.
"Никогда не говори о поляках неучтиво," сказал он. "История подтвердила что поляки благородный народ который никогда не обманывает. Мой отец был вельможей.."
"Да, я знаю, и мой дедушка тоже. Но его нет и он не может помочь мне стать Президентом."
"Что ж, ещё больше жаль," сказал он вздыхая, "ведь он без сомнения сделал бы нашу нацию лидирующей."
"Если он мог, то почему же его внучка не может?"
"Нет такой причины," сказал он пристально смотря в стально-серые глаза своего единственного ребенка.
"Ну так что, Папа, ты мне поможешь? Я не могу надеяться на успех без твоей финансовой поддержки."
Её отец медлил прежде чем ответить, одел очки и медленно сложил газету Chicago Tribune.
"Заключим с тобой сделку, моя ни смотря ни на что дорогая, ведь в политике именно так и делают. Если результат предварительного голосования в Нью-Гэмпшире будет удовлетворительным, я полностью тебя поддержу. Если нет, ты бросишь думать об этом."
"Что ты имеешь в виду под "удовлетворительным"?" тут же ответила она.
Снова мужчина медлил с ответом, подыскивая правильные слова, "Если выиграешь предварительное голосование или получишь более 30 процетов голосов, я буду с тобой вплоть до партийного съезда, даже если в итоге окажусь бедняком."
Девочка расслабилась впервые за время этого разговора.
"Спасибо, пап, о большом я и не смела просить."
"Нет, конечно не смела," ответил он. "Ну, а теперь, можно я вернусь к моим размышлениям о том каким образом Кабз могли проиграть семь игр серии Тиграм?"
"Они без сомнения были слабее, о чем и говорит счёт десять-три."
"Молодая леди, возможно вы и знаете что-то о политике, но уверяю вас, вы ничего не знаете о бейсболе," сказал мужчина когда его жена вошла в комнату. Он повернулся к ней. "Наша дочь хочет балатироваться в Президенты Соединенных Штатов. Что ты об этом думаешь?"
Девочка посмотрела на неё, с нетерпением ожидая ответа.
"Я скажу что я думаю," ответила её мать. Думаю ей давно пора спать, а по твоей вине она не всё ещё не спит. "
"Да, вероятно ты права, Зафия." Вздохнул он. "Иди спать, малышка."
Она подошла к отцу, поцеловала его в щеку и прошептала,
"Спасибо, Папа."
Мужчина глазами проводил свою 11летнюю дочь, она уходила из комнаты и он заметил что она сжала пальцы на правой руке в маленький кулак – она всегда так делала когда злилась или была решительно на что-то настроена. Он осознавал, что нет смысла объяснять жене что их единственный ребенок не обычный смертный человек. Он давно бросил попытки втягивать жену в свои собственные амбиции и был по крайне мере
благодарен что она не глушила амбиции амбиции дочери.
Он вернулся к Чикаго Кабз и их поражению в серии Пролог 3 и ему пришлось признать что его дочь была права в своем суждение по поводу их поражения.
Флорентина Росновски больше никогда не возвращалась к этому разговору в течении двадцати двух лет, но когда вернулась то поняла что отец сдержит свою часть уговора. В конце концов, поляки благородный народ который никогда не обманывает.

N9

Блудная дочь.

Джеффри Арчер.

«Президентом Соединенных Штатов» - ответила она.

«Я могу придумать способ получше, для того чтобы растратить свое состояние», - сказал ее отец в ответ, сдвинув солнечные очки к кончику носа и взглянув на дочь поверх своей газеты.

«Не будь легкомысленным, папа. Президент Рузвельт доказал нам, что не может быть лучшего призвания, чем государственная служба»

«Одно лишь доказано… - начал отец. Тут он замолчал и сделал вид, что вернулся к чтению газеты, понимая, что дочь не придаст должного значения его замечанию.

Девочка продолжала, как будто бы зная, что творится в голове ее отца. «Я понимаю, что было бы бессмысленно браться за такое дело, не заручившись твоей поддержкой. Достаточно того, что я женщина, а кроме того еще и полячка.»

Газета, бывшая барьером между отцом и дочерью, внезапно опустилась.

«Никогда больше не отзывайся не почтительно о поляках, - сказал он. История подтверждает, что наш народ был достойным уважения и всегда держал свои обещания. Мой отец был бароном.»

«Да, я знаю. Он был моим дедушкой, но его уже нет с нами и он не сможет помочь мне стать Президентом.»

«А очень жаль, - ответил он, вздыхая. Он мог бы стать величайшим вождем нашего народа».

«Тогда почему бы его внучке не удостоиться такой чести?»

«Нет никаких препятствий» - сказал он, глядя прямо в серо-голубые глаза своего единственного ребенка.

«Тогда, папочка, может ты мне поможешь? Я не могу рассчитывать на успех без твоей финансовой поддержки.»

Ее отец, поколебавшись пару секунд перед тем, как ответить, надвинул очки обратно и медленно сложил экземпляр Чикаго Трайбьюн.

«Давай заключим с тобой сделку, моя дорогая, в конце концов, это тоже есть политика. Если результаты предварительных выборов в Нью Хэмпшире окажутся удовлетворительными, я тебя полностью поддержу. Если же нет, ты выбросишь эту идею из головы.»

«Какие результаты, по-твоему, удовлетворительны?» - немедленно последовал ответ.

Отец снова поколебался, взвешивая слова: «Если ты выиграешь предварительные выборы или наберешь более 30 % голосов, я до конца пойду с тобой. Даже если в итоге я стану нищим.»

Девочка, впервые за весь разговор, вздохнула с облегчением.

«Спасибо, папа. Я даже не рассчитывала на это.»

«Да, конечно, ты не рассчитывала, - ответил он. А теперь я наконец-то смогу узнать, как Кабз умудрились проиграть седьмой раз подряд Тайгэрс?»

«Они были, несомненно, более слабой командой, о чем явно свидетельствуют счет в девять-три.»

«Молодая леди, Вы можете думать, что смыслите кое-то в политике, но я могу заверить Вас абсолютно точно, что в бейсболе Вы не понимаете ничего, - сказал отец, как раз в тот момент, когда в комнату вошла жена. Он повернул к ней свое тяжелое тело. – Наша дочь хочет баллотироваться на пост Президента Соединенных Штатов. Что ты об этом думаешь?»

Девочка взглянула на нее, с нетерпением ожидая ответа.

«Я скажу вам, что я думаю, – сказала мать. Мне кажется, ей давно пора в постель, а в том, что она все еще здесь, виноват ты.»

«Да, конечно, ты права, Зафия.» Он тяжело вздохнул. «Иди ложись спать, малышка.»

Она подошла к отцу, чмокнула его в щеку и прошептала: «Спасибо тебе, папа.»

Отец проводил глазами свою одиннадцатилетнюю дочь, пока она не покинула комнату, и заметил, что пальчики ее правой руки были крепко сжаты в маленький твердый кулачок, как всегда бывало в те моменты, когда она была сердита или решительно настроена. Он понимал, что это означало, но также прекрасно он понимал, что нет смысла пытаться объяснить жене, что их единственный ребенок совсем не такой, как тысячи других детей. Он уже давно отказался от затеи увлечь жену своими собственными идеями, и был рад, что может пока что уберечь от разочарования их дочь.

Он вернулся к чикагским Кабз и их проигрышу и был вынужден признать, что и в этом суждении его дочь, возможно, была права.

Флорентина Росновски больше не возвращалась к этому разговору на протяжении целых двадцати двух лет, но когда она все-таки сделала это, она рассчитывала на то, что отец выполнит свою часть сделки. Ведь в конце концов, польский народ всегда был достойным уважения и всегда держал свои обещания.

N15

БЛУДНАЯ ДОЧЬ

(Джеффри Арчер)

«Президентом Соединённых Штатов», - ответила она.

«Я мог бы придумать более достойный способ обанкротиться», - сказал её отец, сняв очки-полумесяцы с кончика носа и пристально посмотрев на дочь поверх газеты.

«Будь серьёзнее, папа. Президент Рузвельт доказал, что нет более великого призвания, чем служение на благо общества».

«Единственное, что Рузвельт доказал...», - начал отец. Затем он замолчал и притворился, что читает газету, решив, что дочь сочла бы эту ремарку непочтительной.

Она продолжила, как будто и так слишком хорошо знала, что имел в виду отец. «Я осознаю, что преследование подобной цели будет для меня бессмысленным без твоей поддержки. Даже мой пол будет серьёзной помехой, не говоря уже о таком препятствии, как польское происхождение».

Газетный барьер между отцом и дочерью внезапно исчез.

«Не смей неуважительно говорить о поляках», - сказал он. «История показывает, что мы – достойная нация и никогда не отказываемся от своих слов. Мой отец был барон - »

«Да, я знаю. Так же как и мой дед, но его здесь нет, и он не может помочь мне стать Президентом».

«Тем хуже», - сказал он со вздохом - « так как он, несомненно, мог бы стать великим лидером для нашего народа».

«Тогда почему его внучке нельзя?»

«Да вроде бы нет причин», - сказал он, вглядываясь в серо-голубые глаза своего единственного ребёнка.

«Ну так что, папа, ты мне поможешь? Я не могу надеяться на победу без твоей финансовой поддержки».

Её отец замешкался с ответом, надевая очки обратно на нос и медленно складывая свой номер «Чикаго Трибьюн»1.

«Я заключу с тобой сделку, моя дорогая – в конце концов, это и называется политикой. Если результат предварительных выборов в Нью-Гемпшире окажется удовлетворительным, я буду всецело поддерживать тебя. Если нет, ты должна будешь отказаться от этой мысли».

«Что ты понимаешь под словом удовлетворительный?» - последовал немедленный вопрос.

И вновь он замешкался, тщательно подбирая слова. «Если ты выиграешь предварительные выборы или наберёшь больше тридцати процентов голосов, я пойду с тобой дальше вплоть до зала заседаний, даже если из-за этого останусь без гроша».

Впервые за время разговора дочь позволила себе расслабиться.

«Спасибо, папа. Большего я и просить не могла».

«Конечно, не могла», - ответил он. «А теперь, могу я наконец попытаться разобраться, как “Чикаго Кабз”2 умудрились проиграть седьмую игру в этой серии “Тиграм”?»

«Они однозначно были слабее, как показывает счёт “девять-три”».

«Юная леди, хоть ты и воображаешь, что знаешь кое-что о политике, могу тебя уверить, что в бейсболе ты не разбираешься вовсе», - возразил отец, в то время как в комнату вошла его жена. Он повернулся к ней всем корпусом. «Наша дочь хочет баллотироваться в президенты Соединённых Штатов. Что ты об этом думаешь?»

Дочь посмотрела на неё, с нетерпением ожидая ответа.

« Я скажу, что я думаю», - ответила мать. «Я думаю, что ей давно уже пора спать, и это ты виноват, что она так засиделась».

«Да, наверное, ты права, Зафия», - вздохнул он. «Марш в кровать, малышка!»

Она подошла к отцу, поцеловала его в щёку и прошептала: «Спасибо, папа».

Глаза мужчины проследовали за его одиннадцатилетней дочерью, выходящей из комнаты, и он заметил, как она сжала правую руку в маленький, но крепкий кулачок, - она всегда так делала, когда была сердита или настроена решительно. В данном случае, подумал он, есть и то и другое, но вот его жене бесполезно даже пытаться объяснить, что их дочь – не их числа простых смертных. Он давно уже оставил любые попытки увлечь жену собственными амбициями, и был благодарен ей хотя бы за то, что она не в состоянии подавлять порывы дочери.

Он вернулся к «Чикаго Кабз» и их поражению в серии, и был вынужден признать, что мнение дочери по этому вопросу вполне могло быть верным.

Флорентина Росновски больше не возвращалась к этому разговору в течение двадцати двух лет, но когда наконец это сделала, то предполагала, что её отец выполнит свою часть уговора. В конце концов, поляки - достойная нация и никогда не отказываются от своих слов.



N16

Джеффри Арчер (Jeffrey Archer)


БЛУДНАЯ ДОЧЬ
– Я БУДУ ПРЕЗИДЕНТОМ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ, – ответила девочка.

– Я могу думать только о более полезных способах моего разорения, – сказал отец, снимая полукруглые очки с кончика носа и пристально глядя на дочь поверх газеты.

– Пап, не будь легкомысленным. Президент Рузвельт доказал нам, что не может быть более великого призвания, чем государственная служба.

– И это единственное, что Рузвельт доказал… – начал отец, но остановился и сделал вид, будто вновь вернулся к своей газете, понимая, что его дочь посчитает такое замечание несерьезным.

Девочка продолжила так, словно очень хорошо знала, какие мысли пришли на ум ее отцу:

– Я понимаю, что без твоей поддержки для меня было бы бессмысленно преследовать такую цель. Для ответственности хватит и моего пола – без всякого недостатка польского происхождения.

Барьер между отцом и дочерью в виде газеты резко опустился.

– Никогда больше не говори так дерзко о поляках. История доказала, что мы – честный народ, мы никогда не нарушаем обещания. Мой отец был барон…

– Да, я знаю. Это мой дедушка. Но он не может помочь мне стать президентом.

– Очень, очень жаль, – вздыхая, сказал отец, – он ведь, несомненно, явил бы нашему народу великого лидера.

– Тогда почему им не может быть его внучка?

– Нет таких оснований, – ответил мужчина, пристально глядя в суровые серые глаза своего единственного ребенка.

– Папа, ну, а ты можешь мне помочь? Я не могу надеяться на успех без твоей финансовой поддержки.

Отец не решался ответь сразу же. Он вновь нацепил на нос очки и медленно сложил номер газеты “Chicago Tribune”.

– Сокровище мое, я заключу с тобою сделку вот на каких условиях: если результат первичных выборов в Нью-Хэмпшире окажется удовлетворительным, я буду поддерживать тебя во всем. Если же нет, ты должна будешь бросить всю эту затею.

– Каковы твои критерии удовлетворительности результата? – тут же спросила девочка.

Мужчина вновь замешкался, взвешивая слова:

– Если ты выиграешь первичные выборы или наберешь больше тридцати процентов голосов, я буду везде и всюду с тобою вплоть до сáмого зала заседаний партийного съезда – даже если это будет означать мое неминуемое банкротство.

Впервые за все время разговора девочка успокоилась.

– Спасибо, папочка. О большем я и не могла просить.

– Нет, конечно, – ответил он. – А сейчас мне можно вернуться к размышлениям о том, как же “Щенки” могли проиграть “Тиграм”* седьмую игру чемпионата?

– Они, несомненно, были самой слабой командой, о чем и говорит счет “девять : три”.

– Юная леди, Вы можете вообразить себе, что хоть как-то разбираетесь в политике, но я могу уверить Вас: Вы абсолютно ничего не знаете о бейсболе, – сказал мужчина. В это время в комнату вошла его жена, и он направил тяжелую оправу своих очков в ее сторону. – Наша дочь хочет баллотироваться на пост президента Соединенных Штатов. Что ты думаешь об этом?

Девочка посмотрела на нее, с нетерпением ожидая ответа.

– Я скажу то, что я думаю, – ответила мать. – Думаю, ей давно пора лечь спать, и ты виноват в том, что задерживаешь ее.

– Да, я полагаю, ты права, Зафия. – Отец вздохнул. – Иди-ка спать, детка.

Девочка подошла к отцу, поцеловала его в щеку и прошептала:

– Спасибо, папа.

Мужчина проследовал взглядом, как его одиннадцатилетняя дочь выходила из комнаты, и заметил, что она сильно сжала пальцы правой руки в кулачок: она всегда так делала, когда была сердита или преисполнена решимости. Он подозревал, что сейчас она испытывала и то, и другое, но понимал, что было бы бесполезным пытаться объяснить жене, что их единственный ребенок – не простой смертный. Он уже давно отказался от любой попытки посвятить жену в свои собственные амбиции и сейчас был как минимум благодарен, что та не смогла охладить пыл их дочери.

Глава семейства вернулся к “Чикагским Щенкам” и их поражению на этапе Prologue 3 чемпионата. Он должен был признать, что суждение его дочери на эту тему вполне могло быть верным.

Флорентина Розновски не упоминала об этом разговоре, пока в двадцать два года вновь не вспомнила о нем, предположив, что ее отец не нарушит их договор. В конце концов, поляки – честный народ, и они никогда не нарушают обещания.
* “Щенки” (“Чикагские Щенки”, Chicago Cubs) и “Тигры” (“Детройтские Тигры”, Detroit Tigers) – бейсбольные команды США

N17

Блудная Дочь
Джеффри Арчер
– Президент Соединенных Штатов, – ответила она.

– Я могу придумать и более достойный способ обанкротиться, – сказал её отец, сдвинув очки, по форме напоминающие полумесяц, на кончик носа и взглянув на дочь поверх газеты.

– Будь посерьезнее, папа. Президент Рузвельт доказал, что не может быть лучшего призвания, чем служба обществу.

– Единственное, что доказал Рузвельт… – начал её отец. Затем он остановился, сделав вид, что вернулся к чтению и поняв, что дочь не стала бы слушать его замечание.

Девушка продолжила, будто ей известны мысли отца:

– Я понимаю, что бесполезно добиваться такой цели без твоей поддержки. Мой пол и так достаточная помеха , не говоря уже о моём польском происхождении.

Газета, служившая перегородкой между отцом и дочерью, резко опустилась.

– Никогда не говори неуважительно о поляках, – сказал он. – История доказала, что мы – достойная нация, которая никогда не изменяет своему слову. Мой отец был бароном..

– Да, я знаю, так же, как и моим дедушкой, но его нет рядом, чтобы помочь мне стать президентом.

– Очень жаль, – вздохнул он. – Потому как он, несомненно, стал бы хорошим лидером для наших людей.

– Так почему бы не попробовать его внучке?

– Потому что нет причин, – сказал он, уставившись в серые, как сталь, глаза своей единственной дочери.

– Ну тогда, папа, ты поможешь мне? Я не могу надеяться на успех без твоей финансовой поддержки.

Её отец помедлил перед ответом, водружая очки обратно на нос и медленно сложил свою «Чикаго Трибьюн».

– Я заключу с тобой сделку, дорогая , – в конце концов, речь идет о политике. Если результат Нью Хэмпширского первого тура окажется удовлетворительным, полностью поддержу тебя. Если нет, ты бросишь всю эту затею.

– Что имеешь в виду под «удовлетворительным»? – последовал немедленный ответ.

Мужчина опять помедлил , подбирая слова :

– Если ты выиграешь первый тур или наберешь 30 % голосов – я сделаю все, даже если это будет значить, что я закончу жизнь бедняком.

Впервые за весь разговор девушка расслабилась.

–Спасибо, папа. Я не могла просить о большем.

– Конечно , ты не могла, – ответил он. – А теперь я могу вернуться к размышлениям над тем, как «Кабз», возможно, проиграли 17 игру сезона «Тайгерз»?

– Они несомненно были слабейшей командой, так как счет 9:3.

– Юная леди, ты можешь себе представить, что знаешь кое-что о политике, но я могу уверить тебя, что ты не знаешь абсолютно ничего о бейсболе, – сказал он, и в комнату вошла его жена. Он повернул оправы очков к ней.

– Наша дочь хочет стать президентом Соединенных штатов. Что ты об этом думаешь?

Девушка посмотрела на нее, горячо ожидая ответа.

– Я скажу тебе, что я думаю, – сказала мать. – Я думаю, что ей давно уже пора ложиться спать и тебе должно быть стыдно, что держишь ее так поздно.

– Да , я полагаю, ты права, София, – вздохнул он. – Ступай , дитятко.

Она подошла к отцу, поцеловала его в щеку и прошептала:

– Спасибо, папа.

Мужчина проводил взглядом свою 11-летнюю дочь и на выходе из комнате заметил, что пальцы ее правой руки были сжаты в маленький кулачок, она всегда так делала, когда злилась или была непоколебима. Он предположил, что сейчас пальцы сжались сразу по обеим причинам и понял, что будет тщетно объяснить жене, что их единственный ребенок был необычайно решителен. Он давно оставил попытки вовлечь жену в свои планы и был по крайней мере благодарен, что она была не в силах усмирить их дочь.

Он вернулся к Чикаго Кабз и их проигрышу и вынужден был заметить, что заключение его дочери оказалось верным.

Флорентина Росновски не возвращалась к этому разговору 22 года, но когда она вновь его начала, то поняла, что отец хочет довести это дело до конца. В конце концов, поляки – уважаемая нация, которая никогда не изменяет своему слову.



N18

Блудная дочь

Автор: Джеффри Арчер

– Президент Соединенных Штатов, – ответила она.

– Я могу придумать и более стоящие способы разориться, – отец снял очки-половинки с кончика носа и посмотрел на дочь поверх своей газеты.

– Будь серьезнее, папа. Президент Рузвельт доказал нам, что не может быть более возвышенного призвания, чем государственная служба.

– Единственное, что доказал Рузвельт… – начал было отец, но затем остановился и сделал вид, что вернулся к своей работе, понимая, что дочь сочтет это его замечание несерьезным.

Девочка продолжала, как будто прекрасно понимая, о чем думает её отец.

– Я понимаю, что мне было бы бессмысленно добиваться такой цели без твоей поддержки. Мой пол будет достаточной помехой, не говоря уже о польском происхождении.

Газетная преграда между отцом и дочерью быстро исчезла.

– Никогда не говори неблагожелательно о поляках, – сказал он. – История показала, что мы – достойный уважения народ, который никогда не отказывался от своих слов. Мой отец был барон…

– Да, я знаю. И мой дед тоже был, но его нет сейчас, чтобы помочь мне стать президентом.

– Какая жалость, – сказал отец, вздыхая, – он непременно стал бы великим вождем нашего народа.

– Тогда почему бы его внучке не стать?

– Не вижу причин, – сказал отец, глядя в серо-голубые глаза своего единственного ребенка.

– Ну так что, папа, ты мне поможешь? Я не могу надеяться на успех без твоей финансовой поддержки.

Отец колебался, прежде чем ответить, надев очки обратно на нос и медленно складывая выпуск Чикаго Трибьюн.

– Я заключу сделку с тобой, дорогая моя, в конце концов, в этом и заключается суть политики. Если результаты предварительных выборов в Нью-Хэмпшире окажутся удовлетворительным, я целиком и полностью поддержу тебя. Если же нет, то ты должна будешь отказаться от всей этой затеи.

– Каково твое определение удовлетворительности? – последовал немедленный ответ.

Мужчина снова колебался, взвешивая слова.

– Если ты выиграешь предварительные выборы или получишь более тридцати процентов голосов, я буду с тобой до самого съезда партии, даже если это означает, что в конечном итоге я останусь нищим.

Девочка успокоилась в первый раз за все время разговора.

– Спасибо, папа. О большем я не могла бы и просить.

– Нет, конечно, не могла, – ответил он. – Теперь я могу вернуться к выяснению, каким образом Кабз могли проиграть Тайгерз седьмую игру в серии?

– Они, несомненно, более слабая команда, и счет девять-три явно указывает на это.

– Барышня, вы можете мнить себе, что вы знаете кое-что о политике, но я могу заверить вас, что вы абсолютно ничего не знаете о бейсболе, – сказал мужчина и повернул свое грузное тело к вошедшей в комнату жене. – Наша дочь хочет баллотироваться на пост президента Соединенных Штатов. Что ты думаешь об этом?

Девочка посмотрела на нее, с нетерпением ожидая ответа.

– Я скажу тебе, что я думаю, – сказала мать. – Думаю, что ей уже давно пора быть в постели, и это твоя вина, что она до сих пор не спит.

– Да, я думаю, ты права, Зафия, – он вздохнул. – Иди спать, малыш.

Девочка подошла к отцу, поцеловала его в щеку и прошептала: "Спасибо, папа".

Мужчина смотрел, как его одиннадцатилетняя дочь выходит из комнаты, и заметил, что пальчики ее правой руки были сжаты в небольшой кулачок, как она всегда делала, когда сердилась или была решительно на что-то настроена. Он подозревал, что в этот раз было и то и другое, но понимал, что бессмысленно было бы пытаться объяснить жене, что их единственный ребенок не был всего лишь простым смертным. Уже давно он отказался от попыток вовлечь жену в собственные честолюбивые замыслы и, по крайней мере, был благодарен ей, что она была неспособна умерить амбиции их дочери.

Он вернулся к Чикаго Кабз и их проигрышу серии Пролог-3 и был вынужден признать, что касательно этого предмета разговора его дочь может быть даже и права.

Флорентина Росновски не упоминала об этой беседе еще двадцать два года, но, когда она опять коснулась этой темы, полагала, что ее отец сдержит свое обещание. В конце концов, поляки – достойный уважения народ, который никогда не отказывался от своих слов.


N24

Блудная дочь.

Джеффри Арчер.

«Президент Соединенных Штатов», - ответила она.

«Я могу придумать более полезные способы, чтобы разорить себя», - сказал ее отец, сдвигая очки – полумесяцы на кончик носа и изучающе глядя на свою дочь поверх газеты.

« Не будь легкомысленным, папа. Президент Рузвельт доказал нам, что на свете нет более благородной профессии, чем государственная служба».

«Единственная вещь, которую доказал Рузвельт…», - начал было ее отец. Затем он замолчал и притворился, что продолжает читать газету, полагая, что данное замечание покажется дочери легкомысленным.

Девочка продолжала стоять на своем, будто зная, что творится в голове отца.

«Я полагаю, что это было бы бессмысленным преследовать подобную цель без твоей поддержки. Мой пол уже достаточно, чтобы стать для этого помехой, не говоря уже о польских корнях».

Вдруг преграда в виде газеты, разделяющая отца и дочь рухнула.

«Даже не смей говорить так неуважительно о поляках, - сказал он, - история уже доказала, что мы честная нация, которая никогда не нарушает данное слово. Мой отец был бароном –»

«Да, я знаю. Мой дед был таковым, но сейчас его нет рядом, чтобы помочь мне стать президентом».

« Тем хуже, - сказал он, вздыхая,- он стал бы великим лидером нашего народа».

« А как насчет его внучки?»

«Без всяких сомнений», - сказал он, смотря в серо-стальные глаза своего единственного ребенка.

« Итак, папа, ты поможешь мне? Я не смею и надеяться на успех без твоей финансовой поддержки.»

Отец медлил с ответом, возвращая очки на место и медленно сворачивая свой экземпляр «Чикаго Трибьюн».

«Я заключу с тобой сделку - в конце концов так поступают политики. Если результат Нью-Хэмпширских внутрипартийные выборов окажется удовлетворительным, то я полностью поддержу тебя, если нет, то ты должна отказаться от этой идеи».

«Что ты понимаешь под «удовлетворительным»?» - последовал мгновенный ответ.

Мужчина снова заколебался, взвешивая свои слова: «Если ты выиграешь внутрипартийные выборы или заработаешь свыше тридцати процентов голосов, то я пройду с тобой весь путь до зала конгресса, даже если это кончится нищетой для меня»

Впервые за время разговора девочка расслабилась.

«Спасибо, папа, я не смею просить тебя ни о чем больше».

«Определенно нет,- ответил он,- сейчас я могу вернуться к выяснению того, как, возможно, Кабс проиграли седьмую игру серии Тиграм?»

«Они без сомнения самая слабая команда, судя по счету девять-три».

«Юная леди, Вы можете полагать, что знаете о политике что-то, но я могу Вас уверить, что о бейсболе Вы не знаете ровным счетом ничего», - сказал мужчина, в то время как в комнату вошла его жена. Он развернул к ней свой тяжелый корпус: « Наша дочь хочет стать президентом Соединенных Штатов. Что думаешь об этом?»

Девочка устремила на нее свой взор, страстно желая услышать ответ.

«Я сейчас скажу тебе, что я думаю,- сказала мама, - ей давно пора спать, и я виню тебя в том, что она еще не в постели».

«Да, я думаю, ты права, София, - вздохнул он, - ступай спать, Малышка».

Она подошла к отцу, поцеловала его в щеку и прошептала:

«Спасибо, папа».

Мужчина проводил взглядом свою одиннадцатилетнюю дочь, пока та покидала комнату, и заметил, что пальчики правой руки сжаты в маленький, плотный кулачок; так она всегда делала, когда была зла или непоколебима. Он подозревал, что в данном случае виною этому было и то и другое, но он также понимал, что бесполезно пытаться объяснять жене, что их единственный ребенок необычный смертный. Он уже давно отказался от попытки вовлечь жену в свои собственные честолюбивые замыслы и был по крайней мере благодарен ей, что она не способна охладить пыл их дочери.

Он вернулся к Чикаго Кабз и к их проигрышу серии Пролог 3 и должен был признать, что суждение дочери было, возможно даже, и верным по этому поводу.

Флорентина Росновски никогда больше не возвращалась к этому разговору в течение 22 лет, она полагала, что ее отец будет в сделке до конца. Кроме того, поляки – нация, которая никогда не нарушает данное слово.



N29

"Президент Соединённых Штатов Америки", ответила она: "Я могу подумать о более стоящих способах моего банкротства", сказал её отец, сдвинув очки на кончик носа и посмотрев поверх газеты на свою дочь. "Не будь легкомысленным", папочка. Ещё Рузвельт доказал нам, что нет ничего важнее, чем призвание служить народу."

"Это единственная вещь, которую доказал Рузвельт.." перебил её отец. Затем он замолк и сделал вид, что снова читает газету, понимая, что дочь отнеслась к его замечанию несерьёзно. Девочка продолжала настаивать на своём, как будто догадывалась, о чём сейчас думает её отец. Я понимаю, что это было бы бессмысленно, так гордо о себе заявлять без твоей поддержки. Мой характер и так является помехой к согласию, да к тому же моё польское происхождение. Газета, ставшая барьером между отцом и дочерью, была убрана. "Не смей так вероломно отзываться о поляках", сказал отец. История показала нам, что мы должны быть великодушной расой по отношению к другим национальностям. Мой отец был магнатом-"Да, я знаю это. Таким был мой дедушка. Но, его сейчас с нами нет, чтобы помочь мне стать президентом. "Как жаль", сказал он, вздыхая, "он несомненно мог стать великим вождём своего народа." "Так почему бы этого не сделать его внучке?" "Не вижу в этом никаких преград", сказал он, глядя в непоколебимый взгляд серых глаз своей единственной дочери. "ну, тогда папочка, ты же мне поможешь в этом?" Я не могу быть уверенной в своём успехе, без финансовой поддержки." Её отец колебался со ответом, и сдвинув очки на нос, он медленно сложил страницу газеты "Chicago Tribune." "И после всего, я буду иметь дело с тобой, моя дорогая. В этом и заключается суть политики. Если результат в Нью Гэмпшире окажется удовлетворительным я буду поддерживать тебя до самого конца. Если же нет, ты просто должна выбросить эту идею из головы. Что в твоём определении удовлетворительный результат?" тот час же спросила дочь. Отец снова сделал паузу, подбирая нужные слова, «Если ты победишь на предварительных выборах и тебе удастся получить более 30 процентов голосов, я пойду на всё, чтобы быть с тобой в зале заседаний, даже если это означает, что в конечном итоге, я окажусь в числе обездоленных.

Впервые, во время разговора девочка расслабилась. «Благодарю тебя, папочка. Я не могу просить у тебя большего». «Нет, конечно же, ты не можешь», ответил отец. «Теперь, я могу вернуться к выяснению того, как новички могли проиграть седьмой матч серии с Тиграми?»

«Безусловно, они были более слабой командой, проиграв со счётом 9:3. «Моя милая девочка, я могу предположить, что ты кое-что смыслишь в политике, но я могу заверить абсолютно точно, что ты ничего не знаешь о бейсболе», сказал он, как в комнату вошла жена. Отец развернулся к ней лицом. «Наша дочь собирается баллотироваться на пост президента Соединённых Штатов. Что ты на это скажешь?»

Дочь посмотрела на мать, в нетерпении ожидая её ответа. «Я скажу, что я об этом думаю», твёрдо сказала мама. Мне кажется, будет лучше если вы поговорите об этом завтра, а ты дорогой виноват в том, что она засиделась допоздна.

«Да, ты права, Зафия». «Иди спать, малышка». Она близко подошла к отцу, нежно поцеловав его в щёку, и шёпотом произнесла, «Спокойной ночи, папочка». Отец взглядом проводил свою одиннадцатилетнюю дочь, когда она вышла из комнаты, и заметил, что пальцы на её правой руке были крепко сжаты в кулак, она всегда так делала, когда была чем-то рассержена или не согласна с родителями. И в этот раз она повела себя как обычно, но он понял, что было бы бессмысленно доказывать своей жене, что их единственный ребёнок не похож на своих сверстников. Он давно оставил всякие попытки привлекать свою жену к воспитанию дочери, но в тоже время, он был благодарен ей за то, что она не препятствовала её развитию. Он снова вернулся к статье о поражении Чикагской команды новичков в серии первых трёх игр и он был вынужден признать, что его дочь может оказаться правой и в этой теме.

Флорентина Розновски, больше никогда не упоминала об этом разговоре, в течение 22 лет, но когда это произошло, она полагала, что её отец сохранит их договор . И всё-таки, Поляки – это благородная раса, которая никогда не откажется от своих слов.




N33

БЛУДНАЯ ДОЧЬ

ДЖЕФФРИ АРЧЕР

- ПРЕЗИДЕНТОМ СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ, - ответила она.
- Думаю, есть более стоящие способы меня разорить, - сказал ее отец, сняв с кончика носа очки с линзами в форме полумесяца. Он внимательно посмотрел на дочь поверх газеты.
- Пап, давай серьезно. Президент Рузвельт доказал нам, что нет более великого призвания, чем служба в государственном аппарате.
- Рузвельт доказал лишь то, что… - начал отец, но затем остановился. Он сделал вид, будто снова вернулся к чтению газеты, понимая, что дочери его замечание покажется легкомысленным.
Девушка продолжила так, как будто бы прекрасно знала, о чем думал ее отец.

- Я понимаю, что мне нет смысла идти к этой цели без твоей поддержки. Серьезной помехой будет мой пол, а о польском происхождении я и вовсе молчу.


Преграда в виде газеты между отцом и дочерью внезапно исчезла.
- Никогда так не говори. Этими словами ты предаешь свою нацию. История доказала, что мы – благородные люди и всегда сдерживаем свое слово. Мой отец принадлежал к высшей знати…

- Да, я знаю. Мой дед был таким, но сейчас его нет с нами, и он не поможет мне стать президентом.


- Тем более досадно, - сказал он, вздыхая, - Ведь, несомненно, отец стал бы великим лидером нашего народа.
- Тогда почему бы это не сделать его внучке?
- Не вижу никаких препятствий, - сказал мужчина, глядя в серые как сталь глаза своего единственного ребенка.
- Тогда, пап, ты мне поможешь? Я не могу надеяться на успех без твоей финансовой поддержки.
Он помедлил с ответом, надевая очки обратно и, не торопясь, сворачивая номер газеты Chicago Tribune.
- Моя дорогая, давай заключим сделку. В конце концов, в этом и есть смысл политики. Если результат первичных президентских выборов в Нью-Гэмпшире окажется удовлетворительным, я помогу тебе всем, чем смогу. Если нет, ты должна будешь бросить эту затею.
- Что значит «удовлетворительным»? – тут же последовал вопрос.
И снова мужчина помедлил с ответом, взвешивая каждое слово.

- Если ты одержишь победу на первичных выборах или получишь свыше тридцати процентов голосов, я буду помогать тебе вплоть до общенационального съезда партии. Даже если это меня разорит.


Впервые за весь разговор его дочь расслабилась.
- Спасибо, пап. О большем я и не смею просить.
- Конечно, нет, - ответил он, - А теперь, могу я, наконец, узнать, как Чикаго Кабс умудрились проиграть Детройт Тайгерс седьмую игру Мировой серии*?
- Взгляни на счет. 9:3. Сразу ясно – их команда была слабее.
- Юная леди, Вы, конечно, можете думать, что понимаете пару-тройку вещей в политике. Но, уверяю Вас, Вы ничего не знаете о бейсболе, - сказал мужчина. В этот момент в комнату вошла его жена. Он взглянул на нее через тяжелую оправу очков и сказал:

- Наша дочь хочет баллотироваться на пост Президента Соединенных Штатов Америки. Как тебе это?


Девочка посмотрела на мать, с нетерпением ожидая ответа.
- Вот что я думаю, - ответила женщина, - Ей уже давно пора в постель. А ты виноват в том, что она до сих пор не спит.
- Думаю, ты права, Зафия, - вздохнул он, - Малыш, ложись спать.
Дочь подошла к отцу, поцеловала его в щеку и прошептала:

- Спасибо, пап.


Мужчина проводил взглядом одиннадцатилетнюю дочь, выходящую из комнаты. Правая рука девочки была сжата в маленький, тугой кулачок. Обычно это говорило о том, что она злилась или была настроена решительно, а в этот раз, подумал отец, дочь, скорее всего, переживала оба эти чувства. Ему казалось бессмысленным пытаться объяснить жене, что их ребенок не являлся простым смертным. Он давно уже отказался от каких-либо попыток пробудить в супруге желание двигаться вперед и был благодарен хотя бы за то, что ей не удалось заглушить стремления их дочери.
Мужчина вернулся к Чикаго Кабс и их проигрышу в третьей игре Мировой серии. Он был вынужден признать, что суждение дочери по этому поводу, возможно, было верным.

За двадцать два года Флорентина Росновски ни разу не вернулась к этому разговору. Но, подняв эту тему позже, она надеялась, что отец выполнит условия сделки. В конце концов, поляки -

благородные люди и всегда сдерживают свое слово.
*Чикаго Кабс и Детройт Тайгерс – американские бейсбольные команды. В 1945 году Чикаго Кабс проиграли Детройт Тайгерс седьмую игру Мировой серии, решающей серии игр в сезоне Главной Лиги Бейсбола.

N38

Достойная дочь

Джеффри Арчер


  • ПРЕЗИДЕНТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ, - ответила она.

  • Я мог бы обанкротиться и более достойно, - ответил ее отец, сдвигая с кончика носа очки в форме месяца и поглядывая на свою дочь из-за газеты.

  • Не фривольничай, пап. Президент Рузвельт сказал, нет более великого призвания, чем служба на благо общества.

  • Единственное, что доказал Рузвельт, - начал отец. А потом замолчал и вернулся к газете, решив, что дочь оставит это замечание без внимания.

А девчонка продолжала вести себя так, будто знала, что происходит в голове отца. Я знаю, было бы бессмысленно поддаваться таким амбициям без твоей поддержки. Хватит и того, что я девочка, да и польские корни — не самое большое достоинство.

Газетный барьер между папой и дочерью резко сломался.



  • Никогда не говори неуважительно от поляках, - произнес он. - История доказала, что мы — достойный народ, который всегда держит свое слово. Мой отец был бароном..

  • Да, знаю. Мой дедушка. Но сейчас его нет рядом, чтобы помочь мне.

  • Еще больше жаль, - сказал он, вздыхая, - он бы, несомненно, привел наш народ к лидерству.

  • Почему бы этим не заняться его внучке?

  • Не вижу смысла, - ответил отец, вглядываясь в холодные серые глаза своего единственного ребенка.

  • Ну хорошо, папа, все-таки ты поможешь мне? Мне не справиться без твоей финансовой поддержки.

Отец поколебался мгновение, прежде чем ответить, вернул очки на место и не спеша сложил Chicago Tribune.

  • Я заключу с тобой сделку, мой дорогой потомок, именно так делается политика. Если результат Нью Хэмпшир оправдает себя, - по рукам. В противном случае можешь отказаться от своей затеи.

  • Что ты подразумеваешь под «оправдает себя»? - тут же последовал вопрос.

Мужчина снова сомневался, взвешивая слова.

    • Если ты выиграешь или оставишь за собой 30% голосующих, - я пройду с тобой весь оставшийся путь, даже если останусь в итоге ни с чем.

Девчушка облегченно вздохнула первый раз за весь этот разговор.

    • Спасибо, пап. О большем и мечтать нельзя.

    • Ну разумеется, - ответил отец. А теперь, можно я, наконец, справлюсь, как Tigers разделались с Cubs в седьмой игре?

    • Нет сомнений, они — слабаки, да и по счету видно: девять — три.

    • Молодая леди, можете воображать себе, что знаете пару — тройку вещей о политике, но, смею Вас заверить, Вы абсолютно невежественны в бейсболе. - В этот момент в комнату вошла его жена. - Наша дочь хочет баллотироваться в президенты США. Как тебе это?

Девочка жадно посмотрела на мать в ожидании ответа.

    • Вот мое мнение, - начала мама. - Кажется, ей давно пора в кровать, не могу тебя похвалить за такие поблажки.

    • Да, Зафия, ты права, - вздохнул мужчина. - Быстро спать, малышка.

Она подошла к отцу, чмокнула его в щеку и шепнула на ушко:

    • Спасибо, папа.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница