Н. В. Загладин Всемирная история. XX век. 10-11 классы



страница9/25
Дата22.04.2016
Размер5.17 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25

§ 15. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ 1920-Х ГГ.


Приход в октябре 1917 г. к власти в России партии большевиков, выступавшей с лозунгами пораженческого характера, был встречен в странах Антанты с настороженностью. Тем не менее, несмотря на отказ Советского правительства от соблюдения прежних международных обязательств России, включая выплату долгов, призывы к народам воюющих стран «взять дело мира в свои руки», союзники были готовы оказывать ему поддержку при продолжении войны с Германией.

Брестский мир 1918 г. и его последствия. Вопреки собственному лозунгу «мира без аннексий и контрибуций», проигнорировав угрозу раскола в своих рядах, большевики пошли в марте 1918 г. на заключение сепаратного Брестского мира со странами Центрального блока. Условия мира были равнозначны капитуляции. Советская Россия отказалась от Польши, Прибалтики, большей части Закавказья, территорий Белоруссии и собственно России, оккупированных на момент заключения мира германскими войсками. Она признала независимость Украины, заключившей со странами германского блока отдельный мирный договор. По дополнительному договору, подписанному в августе 1918 г., Россия, в дополнение к поставкам Германии нефти, угля, продовольствия, должна была выплатить и контрибуцию — свыше 450 тонн золота (245,5 тонн немедленно, остальное — поэтапно до марта 1920 г.).

Советское правительство мотивировало свои действия невозможностью продолжения войны, необходимостью обеспечить «мирную передышку» для укрепления новой власти.

Однако с учетом ранее выдвигавшихся Временным правительством по адресу лидеров большевиков обвинений в связях с Германией, Брестский мир был расценен в странах Антанты как фактический переход России на сторону враждебного блока. Находящийся на ее территории чехословацкий корпус, сформированный из добровольцев — военнопленных, которым в случае выдачи их властям Австро-Венгрии грозил военный трибунал, отказался подчиниться требованиям Советского правительства о сдаче оружия. Взбунтовавшийся корпус в мае 1918 г. занял города по линии Транссибирской магистрали от Поволжья до Владивостока, где Советская власть была свергнута. Страны Антанты высадили десанты в портовых городах: Япония — во Владивостоке, Англия — в Мурманске и Архангельске, с тем чтобы предотвратить передачу немцам запасов оружия, ранее доставленных в эти города союзниками. На территории, где партия большевиков утрачивала власть, консолидировались противостоящие ей силы — от монархистов до левых эсеров. Они выступали за отказ от Брестского мира, возобновление войны с Германией.

Брестский договор позволил Германии оттянуть свое окончательное поражение на несколько месяцев. Он исключил Россию из лагеря победителей в мировой войне, вызвал возмущение в стране, подтолкнул ее к гражданской войне, в которой потери оказались намного большими, чем принесло бы продолжение противоборства с Германией.



Гражданская война и интервенция, 1918—1922 гг. Державы, победившие в мировой войне, не были заинтересованы в прямой интервенции в Россию, которая могла вылиться в долгую, затяжную и непопулярную в странах Запада войну.

В 1919 г. страны Антанты, пребывание войск которых на территории России после капитуляции Германии не имело ни военного, ни правового обоснования, вызывало протесты общественности, были вынуждены эвакуировать их с европейской части России. Они решили ограничиться экономической блокадой Советской России, помощью антибольшевистским движениям, поставкам ему оружия. Но при этом вызывал споры вопрос о том, какое из этих движений имеет наиболее серьезные основания претендовать на верховную власть в России. Возникшие на территории бывшей Российской империи Польша, Финляндия, страны Балтии были признаны Советским правительством как независимые. Они с подозрением относились к белым движениям, стремившимся к воссозданию «единой и неделимой» России.

Вероятность прямого столкновения стран Антанты с Советской Россией возникла лишь в 1920 г., когда во время советско-польской войны Польша оказалась на грани поражения. Правительство Великобритании выступило с требованием соблюдения так называемой «линии Керзона», восточной этнической границы Польши, еще ранее определенной союзниками. Франция расширила военно-техническую помощь Польше.

Риск новой войны в Европе отпал с поражением Красной Армии под Варшавой. В 1921 г. Советская Россия заключила Рижский мир с Польшей, уступив ей территории Западной Украины и Западной Белоруссии.



Советская дипломатия 1920-х гг. Гражданская война и интервенция в России окончилась в 1922 г., когда с Дальнего Востока были выведены войска Японии. Однако еще до завершения интервенции возникла проблема роли и места Советского государства в существующей системе международных отношений. Новая правящая элита России пыталась укрепить свою власть. Это требовало установления нормальных отношений с иностранными державами, включая развитие торгово-экономических связей.

Первыми странами, с которыми еще в 1919—1920 гг. были установлены дипломатические отношения, были государства Балтии. Их буржуазно-националистические правительства не симпатизировали большевикам, но опасаясь, что гражданская война в России распространится на их территорию, стремились заручиться гарантиями ее целостности.

Успешно развивалось сотрудничество Советской России со странами Азии, в которых усиливались стремления к преодолению зависимости от развитых европейских держав. В 1921 — 1922-е гг. Советское государство оказало помощь национально-буржуазному режиму Турции, которая вела войну против Греции, поддерживаемой странами Антанты. Помощь оружием, посылкой военных советников сорвала план раздела союзниками собственно турецкой территории. В 1921 г. Советская Россия заключила с Ираном договор, который закрепил статус Ирана как независимого, суверенного государства. В то же время он принял обязательство не допускать использования своей территории для враждебной России деятельности, предоставил последней право использования собственных войск для ее пресечения. В 1921 г. Россия заключила договор о дружбе с Афганистаном, где в 1919 г. английские войска, пытавшиеся установить контроль над этой страной, потерпели поражение.

После разгрома белогвардейского движения на Дальнем Востоке Монголия была провозглашена Народной республикой, стала первым союзником СССР.

Стали укрепляться и связи Советского государства с Китаем. В начале 1920-х гг. в Китае сложился единый революционно-демократический фронт с участием гоминдана и коммунистов. С 1923 г. советские военные советники начали помогать в формировании Национально-революционной армии Китая. Пост главного военного советника занял известный советский военачальник В.К. Блюхер. В Китай направлялось оружие, включая танки и самолеты.

В 1924 г. между СССР и Китаем было заключено соглашение о принципах урегулирования спорных вопросов (они касались собственности бывшей Российской империи, в частности на железные дороги, других вопросов, решенных на компромиссной основе).

Из развитых стран у СССР успешнее всего развивались связи с Германией, их интересы сближало отрицательное отношение к Версальско-Вашингтонской системе. В 1922 г. в Рапалло был заключен советско-германский договор об отказе от взаимных претензий, что положило начало длительному периоду экономического и военно-технического сотрудничества между двумя странами, укреплявшего их позиции на международной арене. Вопреки условиям Версальского мира были подписаны тайные соглашения, по которым Германия получила возможность разрабатывать авиационную и танковую технику на советских полигонах, готовить кадры летчиков и танкистов. Это сотрудничество укрепляло и обороноспособность СССР.

Сложнее у СССР складывались отношения со странами-победительницами в первой мировой войне. В 1920-е гг. СССР добился дипломатического признания и установления торгово-экономических отношений с большинством из них. Тем не менее, эти отношения характеризовались неустойчивостью.

Во-первых, большую сложность представлял вопрос долгов царского и Временного правительств России странам Антанты, проблемы компенсации за национализированную и уничтоженную собственность иностранных граждан. На конференциях в Генуе и Гааге (1921—1922) эти вопросы не нашли решения. Советская делегация добивалась компенсации материального ущерба, нанесенного интервенцией, в итоге никакого решения по поводу взаимных претензий найдено не было. Вопрос долгов сохранил актуальность и в конце XX века, поскольку Российская Федерация, как правопреемник и СССР, и прежних правительств России, обязалась решить оставленные ей в наследство проблемы.

Во-вторых, политика СССР в Китае вызывала раздражение у Великобритании и США, которые видели в ней стремление к нарушению доктрины «открытых дверей», подтвержденной Вашингтонской конференцией. Наибольшее беспокойство стран Запада вызвала ситуация, сложившаяся в Китае в 1927 г., когда поддерживаемые руководством Коминтерна китайские коммунисты взяли курс на осуществление социалистической революции. Это привело к разрыву их союза с гоминданом, возглавлявшимся Чан Кайши, что стало причиной гражданской войны. При этом на стороне китайских коммунистов, оснащенных и вооруженных с помощью СССР, сражались советские специалисты.

США и Великобритания пошли на военное вмешательство в гражданскую войну в Китае на стороне гоминдана, Англия разорвала дипломатические отношения с СССР. Это было истолковано в Москве как реальная угроза новой интервенции. Возникли опасения, что механизмы коллективной обороны Лиги Наций могут быть использованы против СССР.

Обострение отношений с Англией побудило И.В. Сталина отказаться от новой экономической политики, ужесточить режим террора и репрессий. Конфликт 1929 г. на границе с Китаем дал аргументы в пользу ускоренной коллективизации сельского хозяйства. С этой точки зрения, сохранение напряженности в отношениях СССР со странами Запада содействовало усилению тоталитарных начал в жизни общества, помогало поддерживать в стране атмосферу шпиономании и военной истерии.



Коминтерн и внешняя политика СССР. Важнейшей причиной, побуждавшей страны Запада не доверять Советскому Союзу, была деятельность Коминтерна. Эта организация, созданная в 1919 г., опиралась на материальную поддержку СССР. Она включала политические партии, в том числе и действующие нелегально, которые ставили своей целью насильственное свержение политических режимов.

Действия дипломатии СССР по налаживанию мирных отношений со странами Запада неоднократно дезавуировались декларациями Коминтерна. Так, когда Советский Союз подключился к переговорам, ведущимся в рамках Лиги Наций по разоружению, присоединился к пакту Бриана — Келлога, Коминтерн выступил с заявлениями о лицемерном характере усилий по разоружению, несостоятельности пацифизма.

Утверждения советских дипломатов, что Коминтерн не является институтом государства и его позиция не имеет отношения к внешней политике СССР, воспринимались в странах Запада как неубедительные. Ни для кого не было секретом, что внешняя политика СССР определяется правящей партией большевиков, которая одновременно являлась самой многочисленной и влиятельной секцией Коминтерна, оказывала решающее влияние на его деятельность. В официальных документах партии большевиков неоднократно выражалась солидарность с деятельностью революционных партий и движений других стран, готовность оказывать им всемерную помощь. Г. Зиновьев, руководивший Коминтерном до 1925 г., а также И. Сталин неоднократно заявляли, что СССР является базой и рычагом осуществления мировой революции. Эти позиции вошли в программу Коминтерна, принятую в 1928 г., в которой утверждалось, что «СССР неизбежно становится базой массового движения всех угнетенных классов, очагом международной революции», отечеством «международного пролетариата».

Существование Коминтерна было выгодно руководству СССР, обеспечивая влияние на общественное мнение, внутреннее развитие других государств. Коминтерн играл важную внутриполитическую роль, демонстрируя трудящимся СССР, что партия большевиков имеет многочисленных друзей за рубежом.

В то же время проявление международной солидарности ограничивало возможности развития нормальных отношений с зарубежными государствами. Как совместить правовые нормы межгосударственных отношений с претензиями партии большевиков на то, что СССР является родиной для тех граждан зарубежных государств, которые относятся к рабочему классу. Показательно, что установление дипломатических отношений между СССР и США в 1933 г. было обусловлено оговоркой американской стороны, принятой Советским Союзом, что Компартия США не будет участвовать в Коминтерне, что он не будет действовать на территории США.

В самом Коминтерне среди зарубежных коммунистов постепенно росло убеждение, что руководство СССР использует их для целей, имеющих мало общего с идеалами мировой революции. В борьбе за власть между И.В. Сталиным и бывшими соратниками В.И. Ленина, сперва Л.Д. Троцким, затем Н.И. Бухариным, от Коминтерна требовались резолюции, осуждающие ту или иную «оппозицию». Как писал в 1926 г. руководитель Компартии Италии А. Грамши, обращаясь к руководству большевиков, «сегодня вы занимаетесь разрушением дела рук ваших, вы теряете свое достоинство и рискуете свести на нет руководящую роль, которую завоевала компартия СССР, вдохновленная Лениным. Нам кажется, что вас обуяла страсть к решению русских вопросов, которая застит вам глаза, и вы теряете из виду международные аспекты самих русских проблем».

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

Из речи И.В. Сталина «Международное положение и оборона СССР», 1 августа 1927 г.:

«Два лагеря создались теперь перед лицом угрозы войны и в связи с этим две позиции: позиция безусловной защиты СССР и позиция борьбы против СССР. Тут надо выбирать, ибо нет и не может быть третьей позиции. Нейтральность в этом деле, колебания, оговорочки, искание третьей позиции являются попыткой уйти от ответственности, увернуться от безусловной борьбы в защиту СССР, оказаться в нетях в ответственнейший момент обороны СССР. А что значит уйти от ответственности? Это значит незаметно соскользнуть в лагерь противников СССР <...> Товарищи! Перед нами две опасности: опасность войны, которая превратилась в угрозу войны, и опасность перерождения некоторых звеньев нашей партии. Идя на подготовку обороны, мы должны создать железную дисциплину в нашей партии. Без этой дисциплины оборона невозможна. Мы должны укрепить партийную дисциплину, мы должны обуздать всех тех, кто дезорганизует нашу партию. Мы должны обуздать всех тех, кто раскалывает наши братские партии на Западе и на Востоке».

Из речи И.В Сталина «Троцкистская оппозиция прежде и теперь», 23 октября 1927 г.:

«У нас нет войны, несмотря на неоднократные пророчества Зиновьева и других, — вот основной факт, против которого бессильны кликушества нашей оппозиции. А это важно для нас, ибо только в условиях мира можно двигать дальше, с желательной для нас быстротой, строительство социализма в одной стране. А ведь сколько у нас было пророчеств насчет войны! Зиновьев пророчил, что война будет у нас весной этого года. Потом он стал пророчить, что война начнется, по всей вероятности, осенью этого года. Между тем мы уже перед зимой, а войны все нет».



Из ответа Правительства СССР на предложение присоединиться к пакту Бриана — Келлога, 31 августа 1928 г.:

«Положив с самого начала своего существования в основу своей внешней политики сохранение и обеспечение всеобщего мира, Советское правительство всегда и всюду выступало последовательным сторонником мира и шло навстречу каждому шагу в этом направлении. При этом единственным действительным средством предотвращения вооруженных конфликтов Советское правительство считало и считает проведение в жизнь плана всеобщего и полного разоружения, ибо в атмосфере всеобщего лихорадочного вооружения всякое соперничество держав неминуемо ведет к войне, тем более истребительной, чем совершеннее система вооружений. Детально разработанный проект полного разоружения был предложен делегацией Советского Союза подготовительной комиссией к конференции по разоружению при Лиге Наций, но он, к сожалению, не нашел поддержки < ... >

Тем не менее, поскольку парижский пакт объективно накладывает известные обязательства на державы перед общественным мнением и дает Советскому правительству новую возможность поставить перед всеми участниками пакта важнейший для дела мира вопрос — вопрос о разоружении, разрешение которого является единственной гарантией предотвращения войны, — Советское правительство изъявляет свое согласие на подписание парижского пакта».

Из тезисов VI Конгресса Коминтерна 17 августа — 1 сентября 1928 г. «Меры борьбы с опасностью империалистических войн»:

«Через 10 лет после мировой войны империалистические великие державы подписывают пакт о незаконности войны, они говорят о разоружении, они стараются при поддержке вождей международной социал-демократии внушить рабочим и трудящимся, что господство монополистического капитала обеспечивает будто бы мир во всем мире <... >

Шестой Всемирный конгресс Коммунистического Интернационала клеймит все эти маневры как гнусный обман трудящихся масс <...> Пролетариат Советского Союза не предается иллюзиям о возможности прочного мира с империалистами. Он знает, что нападение империализма на Советскую власть неизбежно, что в процессе мировой пролетарской революции неизбежны и необходимы войны пролетарских государств с буржуазными, войны за освобождение мира от капитализма».
ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Как изменили ход первой мировой войны и отношение стран Антанты к России события октября 1917 г.?

2. Какие идеологические установки определяли характер внешней политики СССР, как они влияли на его отношения с ведущими государствами мира?

3. Какие проблемы вызывали сложности во взаимоотношениях СССР с Великобританией, Францией, США?

4. Изучите материалы текста учебника, прилагающиеся документы. Подумайте, какое влияние на лидеров зарубежных государств оказывали расхождения в оценках перспектив войны и мира советским правительством и Коминтерном?

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница