Н. В. Загладин Всемирная история. XX век. 10-11 классы



страница7/25
Дата22.04.2016
Размер5.17 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

§ 11. ТОТАЛИТАРИЗМ КАК ФЕНОМЕН XX ВЕКА


XX век ознаменовался возникновением в большинстве стран второго эшелона модернизации нового типа политических режимов, получивших название тоталитарных.

В этих странах (к ним принадлежали Германия, Россия, Италия), роль государства была выше, чем в Великобритании и США, считающихся родиной либеральной демократии. Так, в 1913 г. в США государство перераспределяло лишь 9% ВНП, в то время как в Германии — 18%, то есть вдвое больше. При обострении социальных и экономических проблем вполне естественным было искать их решения в еще большем расширении регулирующих функций государства. В конечном счете возникала тенденция к установлению всеобъемлющего (тотального) контроля государства над сферой производства, распределения и обмена, духовной жизнью общества, поведением граждан. Подобное расширение функций государства было бы в принципе невозможно без изменения его природы, установления нового типа отношений между государством и обществом.



Идеологические и политические основы тоталитаризма. Предпосылкой установления тоталитарного политического режима выступало принятие если не всем обществом, то значительной его частью единой системы ценностей, идеологии, политической программы, требующей для своей реализации особой роли государства.

Тоталитарные идеологии первой половины XX века не были связаны с религиозными идеями, хотя в историческом плане им предшествовал именно религиозный фанатизм. Многие черты тоталитаризма проявлялись во Флоренции времен правления монаха Савонаролы (1494—1497), пытавшегося внедрить добродетель принудительными мерами. В годы правления Ж. Кальвина в Женеве (1541—1564) государственному регулированию подвергались нравы, верования, развлечения граждан, которым строго предписывалось, какое в каких случаях у них должно быть выражение лица. Клерикально-тоталитарным принято считать и государство иезуитов, существовавшее в Парагвае в XVII—XVIII веках.

Тоталитарные эксперименты прошлого были ограничены по масштабу и по характеру целей. Лишь в XX веке в условиях существования массовых политических партий, использующих средства массовой информации для популяризации своих идей, тоталитаризм проявил себя как особый исторический феномен.

Характерной чертой тоталитарной идеологии является ее претензия на абсолютную истинность, на выражение неких высших интересов (нации, передового класса и т.д.). Будучи адресована широким слоям населения, способным обеспечить массовую опору тоталитарному режиму, данная идеология приобретает популистский характер. Она апеллирует больше к инстинктам масс (национальной неприязни, классовой нетерпимости), чем к разуму и рассудку. Носителем такой идеологии выступает тоталитарная политическая партия или движение. Такая партия в тактических целях способна идти на компромиссы, но чаще всего она рассматривает все остальные политические силы как врагов, рано или поздно подлежащих уничтожению.

Тоталитарная партия долгое время может быть малозаметной, опираться на маргинальные слои общества (разочарованных во всем интеллектуалов, люмпен-пролетарские, уголовные элементы). Однако в ситуации кризиса при резком падении доверия населения к институтам власти, традиционным политическим партиям и их лидерам тоталитарная партия, как носитель альтернативы, оказывается способной обеспечить себе массовую опору.

Особенности тоталитарных режимов. Приход к власти путем выборов или переворота тоталитарной партии знаменует поворот к установлению тоталитарного режима. Он может именовать себя как угодно (социалистической демократией, корпоративным государством, формально оставаться монархией или республикой), в данном случае название определяет форму, но не сущность режима, которая характеризуется следующим.

Во-первых, государство становится инструментом господства тоталитарной партии. Структуры партии и государства сливаются воедино. Численность государственного аппарата возрастает за счет партийных функционеров, из рядовых членов партии формируется механизм контроля за повседневной жизнью граждан. Идеология тоталитарной партии становится государственной, насаждается в обществе с помощью контроля над средствами массовой информации, жесткой цензуры. Правовые нормы корректируются с учетом текущих политических и идеологических задач. Новые лидеры рассматривают право как инструмент достижения своих целей. Свои действия они оправдывают политической целесообразностью, ссылками на «революционную мораль», которые ставятся выше закона.

Во-вторых, всякая политическая оппозиция уничтожается. Общественные организации, иные структуры гражданского общества либо распускаются, либо ставятся под контроль государства, становятся инструментом достижения поставленных тоталитарными лидерами целей. Общество рассматривается как монолитное образование, определяемое как «народ», «нация». Любые выражения несогласия с политикой и идеологией режима квалифицируются как антиобщественные, антинародные, заслуживающие сурового наказания.

В-третьих, основные ресурсы, материальные, человеческие, интеллектуальные, направляются на достижение одной главной цели, считающейся высшей ценностью. Характер этой цели определяется идеологией. Сама она является, как правило, достаточно абстрактной, но в то же время простой и понятной. Это цель восстановления величия нации или освобождения всех угнетенных и т.д.

В-четвертых, роль личности в условиях тоталитаризма не сводится к соблюдению определенных правил поведения, повиновению режиму. От человека требуется постоянное служение высшей цели, вплоть до готовности к самопожертвованию во имя ее достижения. С помощью системы образования, воспитания, в том числе и средствами искусства, пропаганды человека с рождения и до смерти убеждают в правильности господствующей идеологии, необходимости воспринимать всех, кто ее не воспринимает, в качестве врагов. Именно их происками объясняются трудности на пути достижения поставленной цели. Тем самым энергия общества, людей направляется на борьбу с «врагами» — внешними и внутренними, имитируется политическая активность, на деле сводящаяся к свободе выражения поддержки правящей партии.

В-пятых, особая роль в тоталитарных режимах отводится лидерам. Поскольку считается, что в обществе существует лишь одна верная идеология, имеющая одного носителя (партию), ее лидер неизбежно обожествляется, становится воплощением высшей идеи, символом нации, прогресса. Поклонение вождям, власти вообще, убежденность в их непогрешимости насаждаются с использованием всех возможностей средств массовой информации.



Сила и слабость тоталитаризма. Тоталитарные режимы имеют свои сильные и слабые стороны.

Тоталитарная идеология, распространяясь в обществе, способна увлечь многих людей перспективой выполнения «великой миссии». За счет этого обеспечиваются недостижимые ни при каком другом режиме единомыслие и энтузиазм масс, удается экономить ресурсы на оплате рабочей силы, побуждать интеллектуалов работать с максимально высокой отдачей. В сочетании с использованием принудительного труда жертв репрессий для неквалифицированной работы в целом обеспечивается высокая эффективность экономики. Другим источником силы тоталитарных режимов была их способность концентрировать все ресурсы общества (нередко весьма ограниченные) и централизованно направлять их на реализацию крупномасштабных проектов. Контроль над распределением ресурсов позволял создавать дополнительные рабочие места, вводить уравнительное распределение, что отчасти решало проблемы безработицы, отсутствия средств к существованию у беднейших слоев общества.

В то же время принятие решений о стратегии развития одним «центром власти» без какого-либо обсуждения повышало вероятность ошибок, нерационального расходования ресурсов. Централизованное управление при больших масштабах экономики рано или поздно теряло эффективность. Ведомственные, местные интересы при невозможности их политического выражения реализовывались в форме бюрократической интриги, подспудной борьбы за большую «долю пирога» в распределяемых ресурсах, за влияние. Рост управленческого аппарата не способствовал повышению эффективности и динамизма его деятельности. Возникающие неучтенные «излишки» ресурсов и продукции становились базой развития теневой экономики, черного рынка. Политика контроля над ценами, товарооборотом порождала стремление к изоляции от мирового рынка, к развитию с опорой на собственные силы (хозяйственной автаркии). Это ограничивало возможности использования преимуществ участия в международном разделении труда, привлечения иностранного капитала.

Самым уязвимым звеном тоталитарных режимов была их зависимость от идеологии, выступавшей их основной опорой. Падение влияния идеологии, утрата надежд на достижение поставленных целей, борьба за власть в правящей элите рано или поздно лишают тоталитарный режим главной основы — веры масс в непогрешимость его лидеров. Эта вера, благодаря косметическим мерам, может возрождаться, какое-то время режим способен существовать по инерции, репрессиями искореняя инакомыслие. Однако с эрозией тоталитарной идеологии в обществе растет число сторонников альтернативных идей и ценностей, в частности либерально-демократических. Постепенно общественное мнение обретает свободу от влияния тоталитарных средств массовой информации. В обществе формируются альтернативные модели поведения, отличающиеся от предписанных правящей партией. Это ведет к кризису тоталитарного режима, его постепенной эрозии.

Разумеется, пути установления и падения тоталитарных режимов XX века были различны. В каждой из стран второго эшелона модернизации, где они сложились, тоталитаризм имел наряду с общими свои особые, уникальные, неповторимые черты.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ



Из работы Б. Муссолини «Доктрина фашизма» (1932 г.):

«Фашизм видит в мире не только поверхностные, материальные аспекты, в которых человек проявляет себя как индивид, опирающийся на самого себя, сосредоточенный на самом себе, подчиняющийся естественному закону, инстинктивно влекущему его к жизни в недолгом, эгоистическом удовольствии; он видит не только индивида, но и нацию и страну; индивиды и поколения соединяются моральным законом с общими традициями, миссия которого — подавить инстинкт к жизни, замкнутой в узком кругу удовольствий, построить высшую жизнь, основанную на долге, свободную от ограничений времени и пространства, в котором индивид через самопожертвование, отказ от частных интересов и даже через смерть может достичь того идеального духовного существования, в котором состоит его ценность как человека <...> Антииндивидуалистическая фашистская концепция жизни подчеркивает значение Государства и принимает индивидуальное лишь настолько, насколько его интересы совпадают с интересами Государства, которое олицетворяет совесть и универсальную волю человека как исторической сущности. Она противостоит классическому либерализму, возникшему как реакция на абсолютизм и исчерпавшему свою историческую функцию, когда Государство стало выразителем совести и воли народа. Либерализм отрицал Государство во имя индивида; фашизм подчеркивает права Государства как выразителя настоящей сущности индивида. И если свобода должна быть атрибутом живущего человека, а не абстрактной функцией, выдуманной индивидуалистическим либерализмом, то фашизм выступает за свободу, за единственную свободу, имеющую ценность, — свободу Государства и индивида в Государстве. Фашистская концепция Государства всеобъемлюща; вне его не существует ни человеческих, ни духовных ценностей, либо они имеют ценность значительно меньшую. Понимаемый таким образом фашизм тоталитарен, и фашистское Государство — синтез и объединение, включающее в себя все ценности, — объясняет, развивает и придает силу всей жизни народа. Вне Государства нет индивидов или групп (политических партий, культурных объединений, экономических союзов, социальных классов). Поэтому фашизм противоположен социализму, которому неизвестно единство внутри Государства, сливающего классы в единую экономическую и этническую реальность, и который не видит в истории ничего, кроме классовой борьбы. Фашизм противоположен и тред-юнионизму, как классовому оружию. Но, будучи вовлеченным в орбиту государства, фашизм видит реальные потребности, которые дали начало социализму и тред-юнионизму и которые заняли должное место в объединенной или корпоративной системе, где противоположные интересы координируются и гармонизируются в единстве Государства».



Из работы X. Ортега-и-Гассета «Восстание масс»:

«Величайшая опасность, угрожающая сейчас цивилизации: подчинение всей жизни государству, вмешательство его во все области, поглощение всей общественной спонтанной инициативы государственной властью, а значит уничтожение исторической самодеятельности общества, которое в конечном счете поддерживает, питает и движет судьбы человечества. Массы знают, что когда им что-либо не понравится или чего-нибудь сильно захочется, они могут достигнуть всего без усилий и сомнений, без борьбы и риска; им достаточно нажать кнопку, и чудодейственная машина государства тотчас сделает все, что нужно. Эта легкая возможность всегда представляет для масс сильное искушение <...> Человек массы действительно верит, что он — государство, и все больше стремится под всякими предлогами пустить государственную машину в ход, чтобы подавлять творческое меньшинство, которое ему мешает всюду, во всех областях жизни — в политике, в науке, в индустрии.

Это стремление кончится плохо. Творческие стремления общества будут все больше подавляться вмешательством государства; новые семена не смогут приносить плодов. Общество будет принуждено жить для государства, человек — для правительственной машины. И так как само государство в конце концов только машина, существование и поддержание которой зависит от живой силы машиниста, то, высосав все соки из общества, обескровленное, оно само умрет смертью ржавой машины, более отвратительной, чем смерть живого существа».
ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Какова сущность всех тоталитарных режимов? Что представляет собой идеология, на которой они основывались?

2. Объясните, как вы понимаете смысл названия текста «Тоталитаризм как феномен XX века». Каким образом его возникновение связано с уровнем индустриального развития стран?

3. Сравните основные черты тоталитарного политического режима с принципами функционирования либерально-демократических государств. В чем сила и слабость тех и других политических режимов?

4. Ознакомьтесь с текстом приложений. Перескажите своими словами аргументы «за» и «против» тоталитаризма. Как вы считаете, почему в 1920-е гг. многие европейцы не прислушивались к предостережениям об опасности фашистского тоталитаризма?

§ 12. ФАШИЗМ В ИТАЛИИ И ГЕРМАНИИ


Особенности тоталитарных режимов Италии и Германии определялись их опорой на идеологию, основанную на воинствующем национализме и расизме.

Идеология национализма сама по себе не является тоталитарной. Она сформировалась в Европе в XVIII—XIX веках и отразила стремления народов, поделенных между лоскутными феодальными империями, к созданию собственных национальных государств. Направленность политики на защиту национальных интересов на международной арене вполне совместима с любым политическим режимом, в том числе и либерально-демократическим.

В то же время, как показал опыт XX века, идеология, основанная на национализме, при определенных условиях может стать основой тоталитарного режима. При этом национализм приобретает гипертрофированный характер. Он не только перестает отражать интересы нации, но и сводит смысл ее существования к служению абстрактной национальной идее, в том числе и такими методами, которые противоречат объективным интересам народа.

Идеология фашистских партий. Предпосылки роста популярности национальной идеи в Италии и Германии были одинаковы.

Италия понесла большие потери в первой мировой войне, вышла из нее с ослабленной и подорванной экономикой и, хотя принадлежала к лагерю победителей, получила от союзников значительно меньше, чем рассчитывала. Соответственно, идея восстановления «справедливости», создания Великой Италии встречала в обществе позитивный отклик.

Германия капитулировала в ноябре 1918 г., когда шансов на военную победу уже не оставалось. В стране, измученной войной, началась революция. Однако ей были навязаны тяжелые и унизительные условия мира, хотя ее армия еще сохраняла способность сопротивляться, территория не была оккупирована. Это породило миф, что своим поражением в первой мировой войне Германия была обязана предательству со стороны внутренних антинациональных сил.

Важной общей чертой, характеризующей развитие и Германии, и Италии в начале 1920-х гг., была острота внутренних социально-экономических проблем и противоречий, не находивших решения.

Термин «фашизм», означающий «пучок», «связка», под которым понималось единство нации, появился в Италии. Фашистская символика, особое место в которой занимала свастика, символ плодородия во многих древних, дохристианских верованиях, парадные ритуалы, были воспроизведены по образцу Древнего Рима. Идея партии «нового типа», построенной по принципу военной организации единомышленников, подчиняющихся жесткой дисциплине, была заимствована у российских большевиков.

Национальная идея в Германии и Италии излагалась сходными формулами. Они включали апелляцию к единству нации, выражали стремление к общей высшей цели — достижения национального величия; утверждение, что интересы единой нации может выражать лишь одна политическая партия. Возглавляющий ее лидер — А. Гитлер в Германии и Б. Муссолини в Италии — считался символом нации, реализующим ее волю. Эта воля в первую очередь связывалась с осуществлением программы покорения и подчинения более слабых государств, которые рассматривались как потенциальные противники.

В обеих странах национальная идея увязывалась с социальным эгалитаризмом. Подвергались критике либерально-демократическое государство, имущие классы, выдвигались обещания решить проблему безработицы, повысить уровень жизни и уменьшить социальное неравенство, выдвигались популистские лозунги типа «Земля тому, кто ее обрабатывает» (лозунг Б. Муссолини).

Единственное существенное отличие идеологий итальянского и германского фашизма было связано с тем, что последняя основывалась на откровенном расизме. А. Гитлер и его окружение провозглашали арийскую расу высшей, призванной осуществлять руководство другими народами, которые объявлялись неполноценными, занимающими жизненное пространство, необходимое Германии.

Расизм и расовые теории не были чем-то новым для Европы. Еще со времени Великих географических открытий и начала создания колониальных империй для оправдания завоеваний утверждалось, что туземные жители «лишены души» и обращаться с ними можно, как с животными. В XIX веке в Великобритании были популярны идеи о тяжком бремени «белого человека», призванного руководить народами колоний, якобы не способными позаботиться о себе самостоятельно. Германский фашизм обратил расовую теорию, обосновывающуюся ссылками на силу «арийского духа», антропологические и этнографические изыскания, против самих европейских народов.

В идеологии итальянского фашизма преобладали ссылки на Римскую империю, преемником которой объявлялась Италия, претендовавшая на господство над Средиземноморьем. Это была идеология экспансии в чистом виде, но без столь явно выраженного расистского компонента, как в Германии.



Фашистский режим в Италии. Первоначально подъем фашистского движения, даже приход фашистской партии к власти в Италии не вызвал особых опасений в остальных странах Европы. С одной стороны, у многих антифашистов сохранялось убеждение, что обещания, адресованные почти всем слоям населения, не могут быть выполнены, и это приведет фашизм к краху. С другой стороны, в таких демократических государствах, как Англия, Франция, США, многие полагали, что фашистская идеология носит характер предвыборной риторики, а придя к власти, фашистские партии будут соблюдать либерально-демократические нормы политического поведения.

В известной мере эти ожидания отражали опыт политики фашистского режима в Италии. В этой стране Б. Муссолини, бывший в прошлом социалистом, создал себе репутацию сильного лидера, способного вывести страну из кризиса. В мае 1921 г. возглавленное им фашистское движение получило 7% мест в парламенте. В октябре 1922 г., после марша штурмовиков фашистской партии, чернорубашечников, на Рим, получившего название фашистской революции, король назначил Муссолини главой коалиционного правительства. Ему выразило поддержку большинство парламента. В 1924 г. блок фашистской и либерально-демократических партий добился внушительного успеха на парламентских выборах. Он получил 374 места против 157 мест у оппозиции, социалистов и коммунистов.

Поворот к созданию тоталитарного государства начался с 1925 г. и растянулся по времени примерно на десятилетие. Сперва были распущены «антинациональные», а затем и все, кроме фашистской, политические партии. Все должности в государственном аппарате стали замещаться только ее членами. На профсоюзы была возложена задача содействия «моральному и патриотическому воспитанию» своих членов. Необходимость защиты их социальных интересов отпала с созданием корпораций, объединивших под государственным контролем предпринимателей и наемных работников по отраслям промышленности. Экономическая и политическая власть сосредоточилась в руках государства, которое через Национальный совет корпораций и Институт промышленной реконструкции, монополизировавший банки страны, начал осуществлять контроль над экономическим развитием. Б. Муссолини получил возможность издавать декреты, имеющие силу закона, соединив в своем лице законодательную и исполнительную власть. Формально Италия оставалась парламентской монархией, в действительности роль короля и парламента была сведена к нулю.

Возникшие в 1920—1930-е гг. во многих странах фашистские движения, а также режимы заимствовали фразеологию и методы Б. Муссолини. Режимы М. Хорти в Венгрии (1920— 1944), Й. Антонеску в Румынии (1940—1944) также апеллировали к единству нации, ее величию, понимая под ним расширение территории за счет соседей.



Особенности германского фашизма. В Германии НСДАП (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия), лидером которой стал А. Гитлер, возникла тогда же, когда и фашистское движение в Италии — в 1919 г. Ее путь к власти был более долгим. Первоначально влияние этой партии ограничивалось Баварией, и ее попытка силой захватить власть в этой немецкой земле в 1923 г. завершилась провалом, Гитлеру пришлось даже провести в тюрьме больше года.

Только мировой экономический кризис 1929—1932 гг., особенно больно ударивший по Германии, изменил ситуацию. В условиях, когда в стране не нашлось лидера, способного, подобно Ф.Д. Рузвельту, найти пути смягчения социальных последствий кризиса на почве демократии, начался быстрый рост влияния двух тоталитарных и враждебных друг другу политических сил: Коммунистической партии Германии (КПГ) и НСДАП. Каждая из них отстаивала свой вариант выхода из кризиса. Однако национал-социалистам, сочетая социальные, национальные и расистские лозунги, удалось обеспечить себе более широкую поддержку безработных и рабочих, боявшихся потерять работу, разоряющихся мелких буржуа.

30 января 1933 г. А. Гитлер, как лидер партии, имеющей самую крупную фракцию в рейхстаге (парламенте), стал рейхсканцлером (главой правительства).

После поджога рейхстага 27 февраля 1933 г., в котором были обвинены коммунисты, КПГ была объявлена вне закона, ее парламентские мандаты аннулированы. Это обеспечило НСДАП и поддерживающим ее партиям центра абсолютное большинство, достаточное для предоставления правительству чрезвычайных полномочий. В итоге все партии, кроме НСДАП, были запрещены, оппозиционная пресса закрыта, «плохие» немцы, не разделяющие фашистскую идеологию, отправлены в концлагеря. Веймарская конституция была отменена, с 1934 г. А. Гитлер стал фюрером (вождем) Германии.

Социальная программа национал-социализма — организация общественных работ, строительства дорог, позволившая ликвидировать безработицу, преодоление классового противостояния, понижение налогов для мелких собственников, была выполнена. При этом источником средств стала программа «ариизации» экономики — экспроприация собственности, включая банки и предприятия, неарийцев, прежде всего евреев (они составляли 1/15 численности буржуазии в Германии). Эта собственность переходила государству, частично передавалась германским банкирам и промышленникам. Их выигрыш, однако, оказался лишь временным. В 1934 г. экономика страны была поставлена под контроль территориальных и производственных объединений, управляемых министерством экономики. Номенклатура 80% продукции, ставшей государственным заказом, цены на нее, количество нанимаемых работников, лишившихся права на забастовку, уровень зарплаты определялись государством. Предельный уровень дивидендов на вложенный капитал для предпринимателей был установлен на уровне 6—8%, больший доход можно было получить лишь за особые заслуги перед рейхом.

Главной же целью тоталитарных режимов А. Гитлера и Б. Муссолини стала подготовка Германии и Италии к войне, которая должна была обеспечить реализацию программы приобретения жизненного пространства, покорения «неполноценных рас». Союзником европейских тоталитарных режимов стал милитаристский режим Японии, сочетавший многие черты традиционного авторитаризма с воинствующим национализмом, стремлением к захватам и господству.

При материальной и идейной поддержке тоталитарных режимов Муссолини и Гитлера во многих странах мира формировались фашистские партии со своими штурмовыми отрядами, которые должны были стать пятой колонной, возглавить правительства своих стран после их покорения Германией и Италией. Фашистские группировки возникли даже в таких странах, как США и Великобритания. Во Франции сторонники фашизма пытались в 1934 г. захватить власть. Однако в странах первой волны модернизации фашистская идеология не смогла укорениться. Присущий ей акцент на единстве нации, особой роли государства не отвечал условиям обществ с традициями идейного и политического плюрализма, ограниченной ролью государства.

БИОГРАФИЧЕСКОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ



Адольф Гитлер (1889 — 1945), настоящая фамилия Шикль-грубер, родился в Австрии, в пригороде Линца, был четвертым ребенком в семье. Его отец, государственный служащий, имел неплохой доход, и семья не испытывала нужды. Учился Адольф без особого старания, ему претили школьная дисциплина и систематические занятия, он проявлял склонность лишь к живописи и в 1907 г. попытался поступить в Академию художеств в Вене, но не был принят.

Смерть родителей пошатнула материальное благосостояние семьи, и А. Гитлер пытается самостоятельно устроить свою судьбу. Он переезжает в Вену, где живет крайне скромно (он не употреблял спиртных напитков, был робок с женщинами) в ночлежке для бездомных, питается в столовых для безработных, пытается зарабатывать продажей своих картин и повторяет безуспешные попытки поступить в Академию. Помимо рисования, свое время он тратит на беспорядочное чтение околонаучных брошюр, в том числе посвященных оккультизму, марксистской литературы, приобщается к политике в спорах с другими бездомными и безработными, находит средства посещать театры.

Уже в этот период у него проявляется склонность винить в своих неудачах евреев и коррумпированных бюрократов, руководящих, как он считал, Академией художеств. Его привлекают пангерманские идеи, согласно которым все немцы, в том числе и австрийские, должны жить в одной империи, будущим ядром которой должна была стать Германия.

В 1913 г. А. Гитлер переезжает в Мюнхен, где ведет такую же жизнь, как и в Вене. В армию Австро-Венгрии его не взяли из-за слабого здоровья, но с началом первой мировой войны (1914—1918) он вступает добровольцем в германскую армию.

Почти всю войну А. Гитлер проводит вблизи передовой, служит посыльным при штабе полка, за дисциплинированность его производят в ефрейторы и награждают Железным крестом второй степени. В 1916 г. он был ранен, провел три месяца в госпитале и добился возвращения в свой полк. В 1918 г., попав под газовую атаку союзников, он вновь оказывается в госпитале, но к моменту его выздоровления война уже заканчивается.

В отличие от многих своих сослуживцев, А. Гитлер отнюдь не разочаровался в пангерманских идеях. Наблюдая углубление политического кризиса в стране — отречение кайзера, подписание социал-демократическим правительством мира, возникновение на территории Германии Советских республик — он убеждает себя, что в поражении виновны социалисты, евреи, продажная и коррумпированная правящая элита. Ультрапатриотические взгляды отставного ефрейтора привлекают к нему внимание специального бюро рейхсвера по расследованию подрывной деятельности в войсках, сотрудником которого становится А. Гитлер.

В 1919 г. по заданию бюро А. Гитлер вступает в малочисленную, включающую несколько десятков человек Германскую рабочую партию, созданную бывшим железнодорожным рабочим А. Дрекслером. Вскоре А. Гитлер становится лидером новой партии, у него проявляются незаурядные ораторские способности. Смесь эгалитаристских, националистических и антисемитских лозунгов, таких, как «национальный социализм», «новый мировой порядок», откровенная поддержка высокопоставленных военных, позволяют обеспечить партии симпатии масс в Баварии.

В 1923 г. в условиях очередного обострения социально-экономических проблем, вдохновленный успехами другого фашистского лидера, Б. Муссолини, А. Гитлер пытается захватить власть в Баварии, предполагая затем устроить «марш на Берлин». Путч, получивший название «пивного», был легко подавлен полицией. Гитлера приговорили к четырехлетнему заключению, но условия содержания были установлены весьма льготные, позволившие ему работать над книгой, ставшей библией германского фашизма. Эта книга, названная «Майн кампф» («Моя борьба»), сочетала автобиографические заметки с пространными рассуждениями о будущем переустройстве Германии и мира.

В 1925 г. А. Гитлер был освобожден досрочно и приступил к восстановлению своего влияния в национал-социалистическом движении, позиции которого ослабли. Ему удалось стать лидером общегерманского масштаба как благодаря поддержке военной верхушки, так и личным данным. Помимо ораторских способностей, А. Гитлер отличался от большинства политических деятелей тем, что он был фанатиком своей идеи — величия германской нации — и, считая ее высшей ценностью, был готов не останавливаться ни перед чем ради ее реализации. Будучи, судя по воспоминаниям современников, в личной жизни человеком мягким, уступчивым и даже сентиментальным, А. Гитлер без малейших колебаний обрек на гибель миллионы людей, погибших на полях сражений, уничтоженных в концлагерях. В последние дни войны, приказывая сражаться до последней капли крови, Гитлер был готов принести в жертву своей идее и немцев, которые, проиграв войну, оказались, как он считал, недостойными ее.
Бенито Муссолини (1883—1945) родился в маленькой деревушке в Центральной Италии. Его отец был сельским кузнецом, и ему часто приходилось наказывать сына, считавшегося талантливым, но трудным ребенком. Несмотря на постоянные драки со сверстниками, доходящие до поножовщины, Б. Муссолини закончил 10 классов школы и получил диплом, дающий ему право преподавания, но он не захотел заниматься этим «скучным» делом. В 1902 г. он отправился в Швейцарию в качестве «рабочего без средств», бродяжничал, попрошайничал, пока не устроился на работу в секретариат профсоюза каменщиков и неквалифицированных рабочих Лозанны. Здесь он много и хаотично читал, занимаясь самообразованием. В 1903 г. был арестован и выслан из Швейцарии за попытки спровоцировать профсоюз на насильственные действия. В 1904 г., уклоняясь от призыва на воинскую службу, вновь приехал в Швейцарию, где, отсидев в тюрьме, перебивался случайными заработками, пока в Италии не была объявлена амнистия дезертирам.

Вернувшись на родину, Муссолини начал преподавать в школе в небольшом городке Каневе, где он прославился пьянством и любовными похождениями. Вылечившись от сифилиса и отсидев в тюрьме за участие в беспорядках, он отправился в принадлежавший Австро-Венгрии город Тренто, где работал в еженедельнике местных социалистов «Будущее трудящихся». Резкие статьи Муссолини против церкви, национализма, милитаризма вызвали раздражение властей, и в 1909 г. он был арестован и выслан из Австрии.

По возвращении в Италию Муссолини женился и несколько остепенился. Он начал сотрудничать с газетой «Аванти» («Вперед»), официальным органом Социалистической партии Италии. Выявившиеся ораторские и публицистические способности, радикализм взглядов импонировали левому крылу партии, и в 1912 г. Муссолини стал главным редактором газеты.

В условиях начала первой мировой войны 1914—1918 гг. Муссолини первоначально поддержал лозунг социалистов о сохранении нейтралитета страны, однако потом, поверив в ленинскую идею, что война ускорит наступление революции, стал ее ярым сторонником. Порвав с социалистами, которые заклеймили его как предателя, Б. Муссолини начал издавать собственную газету — «Пополо Д'Италия» («Народ Италии»), выступавшую с идеями завоевания Италией достойного ее места в Европе. Эта кампания встретила поддержку ряда интеллектуалов, писателей, в частности романтически настроенного поэта Габриэля Д' Аннунцио.

С вступлением Италии в войну Муссолини был призван в армию и, отказавшись служить в штабе, отправился на передовую, где в 1917 г. был ранен и вернулся к политической деятельности уже в качестве национального героя.

В 1919 г. Б. Муссолини возглавил группу из нескольких десятков человек — бывших фронтовиков, во всем разочарованных анархистов, уголовников, ставших ядром фашистского движения. Его первоначальная программа была путаной и противоречивой, сочетая социалистические и националистические лозунги. Тем не менее, в условиях экономического кризиса, падения доверия избирателей к традиционным политическим партиям движение начало набирать силу. Большую роль в этом сыграли ораторское мастерство Муссолини, его склонность к театральным эффектам, способность без колебаний давать любые обещания. В 1921 г. Муссолини и группа его единомышленников были избраны в парламент. В 1922 г. после марша фашистов на Рим король, не решившийся применить силу, назначил Б. Муссолини главой правительства.

Финал правления Б. Муссолини, продолжавшегося более двух десятилетий, был плачевным. Стремления к обеспечению национального величия толкнули Б. Муссолини на союз с А. Гитлером, к которому он первоначально испытывал сильную антипатию. Итогом явилось вовлечение Италии в войну на стороне Германии. После высадки союзников на юге Апеннинского полуострова в 1943 г. король объявил войну Германии и отстранил от власти Б. Муссолини, который был арестован. Дальнейшая его судьба приобретает характер детектива. По приказу А. Гитлера диверсионная команда во главе с О. Скорцени похитила Муссолини, который был доставлен в оккупированную германскими войсками Северную Италию.

На ее территории была создана Социальная республика во главе с Б. Муссолини, фактически — протекторат Германии. В апреле 1945 г., когда рушился германский фронт, итальянские партизаны схватили Муссолини, пытавшегося бежать из Милана. Он, его любовница К. Петаччи и еще тринадцать человек были расстреляны, их трупы повешены вверх ногами в Милане на площади, где немцы убивали заложников.


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Почему подъем фашистского движения в Италии и Германии пришелся на 1920—1930-е гг.?

2. Сравните идеологии итальянского фашизма и германского национал-социализма. Что в них общего, что отличает их?

3. Сравните пути прихода к власти Муссолини и Гитлера; чем они различаются? Почему им удалось стать дуче и фюрером?

4. Объясните, почему тоталитарная идеология не нашла распространения в наиболее развитых индустриальных странах?

§ 13. СОВЕТСКАЯ МОДЕЛЬ ТОТАЛИТАРИЗМА


Если в Германии и Италии основой тоталитаризма стало гипертрофированное восприятие национальной идеи, переросшей в расизм и шовинизм, то в России базой тоталитарной идеологии стала абсолютизация насилия и принуждения в реализации идеала социального равенства. Сам по себе этот идеал тоталитарным не являлся. Его реализация была целью деятельности всего социал-демократического движения, в том числе в странах демократии.

Партия большевиков: путь к власти. Условия России исключали возможность создания массовой социал-демократической партии, действующей легально, открыто декларирующей и обсуждающей свои цели. Возглавленная В.И. Лениным партия большевиков исходно формировалась как военизированная организация, способная руководить вооруженной борьбой масс против самодержавия.

Претендуя на то, что она является авангардом «передового класса», пролетариата, призванного осуществить всемирно-историческую миссию освобождения труда от власти капитала, партия большевиков подчеркивала, что сам пролетариат не способен ни выработать, ни усвоить в полном объеме ее «передовую» идеологию. Соответственно, представительство его интересов берет на себя монолитная группа единомышленников — партия «нового типа», владеющая единственно верной теорией и расценивающая всех своих оппонентов в качестве врагов прогресса. От имени составляющего меньшинство населения пролетариата предполагалось осуществлять его диктатуру над непролетарским, крестьянским большинством населения, перестраивая его жизнь в соответствии с абстрактными представлениями о справедливости.

Приход к власти партии большевиков, имеющей весьма ограниченное влияние, большинство членов которой ко времени начала первой мировой войны находилось либо в ссылке, либо в эмиграции, был бы невозможен, если бы не уникальные условия, сложившиеся в России в 1917 г.

Неудачи на фронтах первой мировой войны, развал экономики (паралич промышленности, железных дорог, начинающийся голод) привели к стихийному протесту масс, Февральской революции 1917 г., падению монархии. Однако утверждения демократии в России не произошло. В условиях войны, роста недовольства населения, сложного экономического положения, требующих быстрых, решительных действий, Временное правительство выжидало созыва Учредительного собрания. Введя выборность офицеров, свободу деятельности для всех политических сил, в том числе и отрицающих демократию, Временное правительство объективно способствовало развалу армии, усугублению политического хаоса. Местные лидеры самопровозглашенных и, строго говоря, в правовом отношении незаконных органов самоуправления — Советов, начали решать общероссийские проблемы на уровне губерний, уездов, городков.

Возможным выходом из хаоса была передача власти военным, однако Временное правительство отказалось от сотрудничества с генералом Корниловым осенью 1917 г., расформировав поддерживающие его части, лишило себя последней опоры.

В этой ситуации популистские и впоследствии не выполненные обещания большевиков (фабрики — рабочим, землю — крестьянам, мир — народам) встретили значительную поддержку в массах. Партия большевиков за короткое время стала массовой, хотя ни на одних свободных выборах 1917 г. — ни на съезды Советов, ни в Учредительное собрание она не получила перевеса (из 707 депутатов Учредительного собрания большевиков было лишь 175, то есть менее четверти).

Насильственный захват власти, у которой не осталось защитников, большевиками и поддержавшими их левыми эсерами и анархистами в октябре 1917 года не был для них самоцелью. Согласно идеям В.И. Ленина, революция в России, ее призыв к прекращению мировой войны должны были приблизить наступление европейской (мировой) революции. Считалось, что такая революция помогла бы и России продвинуться к достижению социалистического идеала.

От «военного коммунизма» к нэпу. Заминка с наступлением мировой революции, необходимость немедленно решать конкретные проблемы огромной страны породили идейный и политический кризис большевизма. Выход из войны путем односторонней капитуляции перед Германией и ее союзниками (Брестский мир 1918 г.), готовность признать законность любых государственных образований, возникших на территории бывшей империи, были восприняты в российском обществе как предательство национальных интересов. Правда, необходимо учитывать, что первоначально большевики рассматривали себя исключительно в качестве партии «мировой революции». Такое понятие, как интересы России, в их политическом лексиконе вплоть до 1930-х гг. отсутствовало. Существовавшее государство Российское рассматривалось только как империя, «тюрьма народов», подлежащая уничтожению.

В условиях начавшейся гражданской войны необходимость мобилизации всех ресурсов породила такой феномен, как политика «военного коммунизма». Она включила «красный террор», — внесудебные расправы с инакомыслящими. Был создан новый аппарат государственной власти, контролируемый правящей партией и возглавлявшийся партийными функционерами. Государство взяло на себя управление обобществленной собственностью, изымало «излишки» продукции у крестьянства (продразверстка), которые распределялись в городах на безденежной основе.

Принятая в 1918 г. конституция Советской России утверждала свободу слова, печати, собраний, однако на деле, в условиях «красного террора», эти права существовали лишь на бумаге. Показательно, что всеобщего и равного избирательного права большевики народам России даже формально не предоставили. Права голоса были лишены те, кто принадлежал к бывшим привилегированным слоям, для крестьянства и городских рабочих устанавливались различные нормы представительства.

Режим «военного коммунизма» многими лидерами партии большевиков воспринимался как реализация идеала социальной справедливости, хотя равенство в нищете и бесправии мало ему соответствовало. Этот режим обладал многими признаками тоталитарности. Однако он не мог быть долговечным. В стране со сложным этническим составом населения, преимущественно мелкотоварным, аграрным производством, преобладанием малограмотного сельского населения одномоментно установить тотальный контроль над всеми сферами жизни общества было невозможно. С завершением гражданской войны начались восстания крестьян, требовавших права распоряжаться плодами своего труда, забастовки рабочих, восстания в армии.

Это заставило правящую партию после завершения боев на основных фронтах гражданской войны в 1921 г. принять «новую экономическую политику», допускавшую элементы рыночной экономики. Сама партия большевиков не была монолитным образованием, вопрос выбора дальнейшего пути развития, его целей был предметом дискуссий в ее руководстве. Шел поиск того центрального звена идеологии, которое будет принято в обществе как абсолютная ценность и обеспечит тоталитарной партии массовую поддержку.

Этим звеном стала идея построения социализма в одной стране — СССР. По сути дела, речь шла о концентрации усилий на восстановлении разрушений, нанесенных гражданской войной, последующей ускоренной модернизации, которая должна была вывести СССР на передовые рубежи в мире по показателям индустриального развития. Подобная идея, с акцентом на особую роль государства в ее осуществлении, предполагающая укрепление основ государственности, отвечала историческим традициям России. Она подразумевала превращение ее преемника, СССР, в передовую в военном и техническом отношении державу.

Идея «мировой революции» не была полностью отброшена. Вопрос о ее реализации был лишь временно снят с повестки дня в ожидании более благоприятных для этого условий.

Тоталитарная диктатура в СССР и ее особенности. Тоталитарные начала в жизни общества, проявившиеся еще в политике «военного коммунизма», усиливались постепенно. Этапами утверждения тоталитаризма в СССР были запрещение фракционной деятельности в партии и провозглашение профсоюзов «школой коммунизма» (1921); разгром фракций и установление контроля над партией И.В. Сталиным и его сторонниками (к концу 1920-х); отказ от нэпа и переход к массовой коллективизации сельского хозяйства и форсированной индустриализации (1929); постепенное усиление террора — начиная от репрессий против «буржуазных специалистов» 1920-х гг. и кончая годами «великого террора» (1937—1938), от которого пострадали, по разным данным, от 5 до 7 млн. человек.

При том пути развития, который был избран в СССР, массовому террору беспрецедентных в истории масштабов, установлению жесточайшей диктатуры практически не было альтернативы.

Цели концентрации ресурсов в руках государства, создания системы их централизованного распределения на нужды модернизации могли быть достигнуты лишь при экспроприации собственности не только крупной и средней, но и мелкой буржуазии. Эта экспроприация, затрагивая интересы довольно широких слоев населения, привела к возникновению массовой потенциальной социальной опоры оппозиции сталинскому режиму, которую он стремился уничтожить.

Крайне низкий уровень оплаты труда, сведение его ниже минимума физического выживания работников стал важным ресурсом модернизации. Миллионы высланных, репрессированных вынуждены были трудиться под угрозой смерти. Принуждение к производительному труду остальной массы населения обеспечивалось как страхом наказания, так и идеологическими мотивами. Заставить трудиться с максимальной отдачей за минимальную по любым стандартам, нищенскую оплату широкие массы трудящихся можно было, лишь воодушевив их высокими социальными идеалами, которые сталинский режим черпал из марксистско-ленинской идеологии.

Главной социальной опорой советского тоталитаризма стал новый слой профессиональных управленцев, функционеров высшего и среднего звена правящей партии. Они осуществляли «учет и контроль» ресурсов и их распределение в масштабах всей страны, при этом постепенно повышая уровень собственного благосостояния. Для них утверждения, что в СССР на подлинно научной основе реализуется вековая мечта человечества о справедливом обществе, были не только продуктом искренней убежденности, но и порождением инстинкта социального самосохранения, оправдания законности собственной власти и привилегий. Именно по этой причине любые сомнения в правильности избранной стратегии развития, ее соответствии идеалам социального эгалитаризма, особенно выражавшиеся бывшими соратниками Ленина, побуждали провозглашать их «врагами народа». Не случайно многие труды основателей коммунистической идеологии, К. Маркса, Ф. Энгельса, ряд работ В.И. Ленина, были впервые опубликованы в СССР лишь после XX съезда КПСС, разоблачившего преступления сталинизма.

Как считал один из ведущих теоретиков социал-демократии К. Каутский, не было никаких оснований считать СССР социалистическим государством. По его мнению, большевики, «чтобы прийти к власти<...> выкинули за борт свои демократические принципы. И, чтобы удержать за собой власть, они свои социалистические принципы отправили вослед демократическим. Они отстояли себя персонально, но принесли в жертву свои принципы и этим проявили себя в качестве истинных оппортунистов. Большевизм победил в России, но социализм потерпел там поражение».

Особенность идеологии советского тоталитаризма определялась тем, что она была построена на абсолютизации тезиса о классовой борьбе, которая, согласно взглядам И.В. Сталина, должна была обостряться по мере продвижения по пути социализма. В фашистской идеологии основным противником были внешние силы, страны, способные помешать программе завоеваний, народы, не признающие арийцев высшей расой. В советском варианте тоталитаризма главный враг оказывался внутри страны. Первоначально это были представители бывших привилегированных слоев времен монархии и Временного правительства, затем крестьянство, подвергшееся раскулачиванию после коллективизации. Врагами оказывались «несознательные» представители рабочего класса, беднейшего крестьянства, члены самой правящей партии, склонные к «оппортунизму», иначе говоря — стремящиеся самостоятельно осмыслить, в том числе и с позиций марксистской теории, процессы, развертывавшиеся в СССР. Враждебными считались все политические силы за рубежом, не разделявшие коммунистической идеологии в советском ее понимании.

Изобилие врагов как внутри, так и извне порождало крайнюю подозрительность во внешней и внутренней политике, придавало ей неврастенический характер. Укрепление тоталитарного режима связывалось с успехами в модернизации, индустриализации и наращиванием военной мощи, а также с увеличением числа стран, строящих свою жизнь на основе марксистско-ленинской идеологии. В то же время отношение к разделявшим ее зарубежным коммунистам, а затем и к возникшим при помощи СССР коммунистическим режимам постоянно характеризовалось крайней настороженностью, недоверием, стремлением контролировать каждый их шаг.

БИОГРАФИЧЕСКОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

Ленин (Ульянов) Владимир Ильич (1870—1924) родился в семье государственного чиновника в городе Симбирске, с отличием окончил гимназию и поступил в Казанский университет. Его старший брат, Александр, был в 1887 г. казнен за участие в покушении на царя, после чего В. Ульянов, под предлогом участия в беспорядках, был исключен из университета. Тем не менее, в 1891 г. он сдал экзамены экстерном в Петербургском университете и получил диплом юриста.

Интерес к марксизму, популярному в России, пробудился у В.И. Ленина еще в студенческие годы. Уже его первые теоретические работы, посвященные доказательству того, что Россия развивается по пути капитализма и основные марксистские идеи вполне применимы и для ее условий, привлекли внимание российских марксистов. Приняв участие в создании первых нелегальных марксистских организаций, побывав в ссылке, В.И. Ленин становится профессиональным революционером. В 1900 г. он уезжает за границу, где и живет на средства партии, переезжая из одной страны в другую до Февральской революции 1917 г. (Лишь на непродолжительное время, в период революционных событий 1905—1907 гг., он появляется в России.) Именно за границей при самом активном участии В.И. Ленина проходит работа большинства съездов российской социал-демократии, издается ее газета «Искра», нелегально распространяющаяся в России.

В полемике между реформистским и радикальным течениями в европейской социал-демократии В.И. Ленин оказывается на стороне последнего. В своих работах он пытается доказать, что новые явления в развитии капитализма не отменяют, а напротив, повышают актуальность пролетарской революции. Считая Россию страной, где противоречия, присущие буржуазному обществу, накладываются на нерешенные проблемы предыдущего, феодального этапа развития, В.И. Ленин выдвинул идею, что мировая социалистическая революция может начаться именно в России, инструментом которой призвана стать партия нового типа — боевая организация революционеров. Эта идея расколола российскую социал-демократию. В.И. Ленин возглавил радикальную ее фракцию, выделившуюся в партию большевиков.

Первая мировая война, связанные с ней тяготы и лишения были расценены В.И. Лениным как шанс на реализацию революционной идеи. После Февральской революции 1917 г. В.И. Ленину и его сторонникам, находившимся в Швейцарии, была предоставлена возможность пересечь территорию воюющей с Россией Германии, чтобы через нейтральную Швецию попасть в Петербург. Германские власти, естественно, не симпатизировали идеям большевизма, но были готовы использовать любой шанс, чтобы ослабить своих противников.

При захвате власти в Петрограде в октябре 1917 г. В.И. Ленин и его сторонники полагали, что эта акция пробудит Европу, положит начало европейской и мировой революции. Россия и ее интересы были принесены ими в жертву абстрактной идее, которая не реализовалась. Все основные политические действия Советского правительства в 1917—1921 гг. принимались и рассматривались В.И. Лениным под одним углом зрения — их влияния на «вызревающую» мировую революцию. Реализм Ленина проявлялся лишь в том, что он отвергал идеи своих наиболее радикальных единомышленников об «экспорте революции», свержении силой оружия правительств других стран, опасаясь поражения. Единственная такая попытка, предпринятая во время советско-польской войны 1920—1921 гг., закончилась полным провалом.

Вынужденный признать, что «мировая революция несколько задерживается», тяжело больной В.И. Ленин в 1922 г. пишет ряд работ, опубликованных только в 1950-е гг.

В набросках проходит мысль о том, что, возможно, путь реформ, избранный европейской социал-демократией, более продуктивен, что при условии восстановления в России экономики, действующей на рыночных принципах, целесообразно восстановить ее участие в мировых хозяйственных связях, нормализовать отношения с капиталистическим миром. Болезнь и смерть в 1924 г., однако, не дают возможности В.И. Ленину развить эти идеи. Превращенный в объект для поклонения, В.И. Ленин используется своими преемниками, прежде всего И.В. Сталиным, для утверждения законности жесточайшей тоталитарной диктатуры, не имеющей ничего общего с социалистической, эгалитаристской, идеей.
Сталин (Джугашвили) Иосиф Виссарионович (1879—1953) родился в небольшом городке Гори. Его отец, сапожник, хотел, чтобы сын пошел по его стопам, однако, несмотря на более чем скромный достаток, мать настояла, чтобы Иосиф поступил в духовное училище. Как лучший ученик он был зачислен в православную духовную семинарию в Тифлисе, где учился до 1899 г. В период учебы в семинарии Сталин знакомится с марксистской литературой, получившей большую популярность в России, начинает сотрудничать с нелегальными социал-демократическими кружками, возникавшими повсюду в России. Будучи исключен из семинарии за нарушение дисциплины, И. Джугашвили устроился на работу в обсерватории, однако основная его деятельность была связана с сотрудничеством в РСДРП. С 1902 по 1913 г. он шесть раз подвергался аресту и ссылке в Сибири, четыре раза ему удавалось бежать. Жизнь профессионального революционера усилила такие черты характера Сталина (партийный псевдоним Джугашвили), как скрытность, замкнутость, нелюдимость, грубость. В периоды между арестами Сталин участвовал во многих съездах РСДРП, примыкая к фракции большевиков, в 1912 г. был избран членом ЦК партии. В основном Сталин зарекомендовал себя организатором нелегальной деятельности, в частности он был инициатором ряда террористических акций, таких, как налеты на банки, почтовые вагоны, на инкассаторов, в ходе которых средства «экспроприировались» на нужды партии.

В 1913 г. И. Сталин вновь был арестован и вернулся из ссылки в Петроград лишь после Февральской революции 1917 г. В дискуссиях, едва не расколовших партию большевиков — о перспективах дальнейшего развития революции, о Брестском мире с Германией, И.В. Сталин принимал пассивное участие, занимая сперва двойственную позицию, а затем, примыкая к тем, чья точка зрения брала верх.

После Октябрьской революции, как представитель нации, считавшейся ранее угнетенной, он становится наркомом (министром) по делам национальностей. Благодаря репутации выдающегося организатора выступает в роли уполномоченного партии с чрезвычайными правами на фронтах гражданской войны. В 1922 г. И.В. Сталин получает назначение на вновь введенную должность Генерального секретаря партии. При этом подразумевалось, что он выступает в роли руководителя не партии, а ее канцелярии, занимаясь текущей «бумажной» работой. Фактически же, Сталину, пользуясь пренебрежением к этой работе остальных лидеров, болезнью В.И. Ленина, удалось сконцентрировать в своих руках основные рычаги реальной власти, включая назначение руководителей на местах.

В развернувшейся в 1920-е гг. борьбе за власть в партии И.В. Сталину удалось установить над ней безраздельный контроль. Все, в ком И.В. Сталин видел своих конкурентов — Л. Троцкий, А. Зиновьев, Л. Каменев, Н. Бухарин и другие, были обречены на поражение. Будучи мастером интриги, Сталин первоначально использовал их соперничество, чтобы выдавать естественные теоретические разногласия за попытку создать оппозицию «генеральной линии» партии, с которой борьба велась административными и репрессивными методами. Попытки последних оппонентов И.В. Сталина, в частности Н. Бухарина, победить его теоретическими аргументами были бессмысленны. Сталин не вел научных дискуссий, он изрекал истины, ясные и понятные малограмотному большинству членов партии, особенно партийным функционерам. При этом он не был ни ярким оратором, ни выдающимся теоретиком. Идеи марксизма были использованы И.В. Сталиным как обосновывающие абсолютную правоту лидера партии, выступающей от имени передового класса. Лидер ссылался на отдельные теоретические положения марксизма, высказывания В.И. Ленина так же, как на цитаты из Библии, толкуя их так, как того требовали обстоятельства. Все, кто сомневался в мудрости вождя, автоматически оказывались не только его личными врагами, но врагами прогресса, народа, подлежали устранению.

Для Сталина и поддерживающих его функционеров партии был, прежде всего, свойственен прагматизм. Морально-этические соображения, правовые нормы признавались лишь тогда, когда это было выгодно. Благом для них выступало лишь то, что укрепляло их власть. Все, что представлялось угрозой ей — извне или внутри страны, — было враждебным. Укреплению власти служили как террор и репрессии, так и укрепление индустриального, военного потенциала страны.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ



Из работы К. Каутского «Терроризм и коммунизм»:

«Чтобы спасти промышленность, пришлось над рабочими создать новый класс чиновничества, которое все более и более присваивало себе власть, а свободы рабочих обратило в тень. Это произошло, конечно, не без сопротивления рабочих, которое росло тем сильнее, что при всеобщем развале промышленности и транспорта и все увеличивающейся изоляции деревни от города и пропитание рабочих, несмотря на высокие заработки, стало отчаянным. Восхищение рабочих большевиками исчезало у одной категории рабочих за другой, но их оппозиция была неорганизованной, распыленной и невежественной — лицом к лицу с замкнутой фалангой их сравнительно более образованной бюрократии <...> из самодержавия рабочих советов возникает самодержавие бюрократии, частью вышедшей из этих советов, частью ими назначенной, частью им навязанной, — бюрократии, являющейся высшим из трех классов города, этим классом господ, растущим под руководством старых коммунистических идеалистов и борцов <...> Теперь правительственная и капиталистическая бюрократия слиты воедино: таков заключительный аккорд великого социалистического преображения, принесенного большевизмом. Это означает самую мучительную тиранию, когда-либо выпадавшую на долю России».



Из работы Л.Д. Троцкого «Иосиф Сталин. Опыт характеристики»:

«Не Сталин создал аппарат. Аппарат создал Сталина. Но аппарат есть мертвая машина, которая, как пианола, не способна к творчеству. Бюрократия насквозь проникнута духом посредственности. Сталин есть самая выдающаяся посредственность бюрократии. Сила его в том, что инстинкт самосохранения правящей касты он выражает тверже, решительней и беспощадней всех других».



Из книги Н.А. Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма»:

«Пятилетний план не осуществляет все-таки царства социализма, он осуществляет государственный капитализм. Высшей ценностью признаются не интересы рабочих, не ценность человека и человеческого труда, а сила государства, его экономическая мощь. Коммунизм в период сталинизма не без основания может представляться продолжением дела Петра Великого. Советская власть есть не только власть коммунистической партии, претендующей осуществить социальную правду, она есть также государство и имеет объективную природу всякого государства, она заинтересована в защите государства и в его экономическом развитии, без которого власть может пасть. Всякой власти присущ инстинкт самосохранения, которое может стать главной целью».


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Какие факторы развития России способствовали установлению тоталитарного режима?

2. Назовите основные проявления тоталитаризма в СССР. Сравните их с идеологией и политикой итальянского фашизма и германского национал-социализма. Что в них общего, чем они отличаются?

3. Подготовьте сообщение «Основные этапы утверждения тоталитарного режима в СССР: общее с другими тоталитарными государствами и особенное».

4. Раскройте ваше понимание высказывания К. Каутского о том, что большевики «проявили себя в качестве истинных оппортунистов». С каких позиций автор осуждал их деятельность? Сравните взгляды К. Каутского, Л.Д. Троцкого, Н.А. Бердяева на политику большевиков. В чем их оценки совпадали?

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница