Н. В. Загладин Всемирная история. XX век. 10-11 классы



страница16/25
Дата22.04.2016
Размер5.17 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25

Глава 11. ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ: ОТ «ОБЩЕСТВА БЛАГОДЕНСТВИЯ» К НЕОКОНСЕРВАТИВНОЙ РЕВОЛЮЦИИ


Понятие «атлантизм» было обосновано американским геополитиком Н. Спикменом (1893—1943). Согласно его идее, роль Средиземного моря как ареала распространения античной римско-эллинистической цивилизации перешла к Атлантическому океану, на западном и восточном берегах которого живут народы, связанные единством происхождения, культуры, общими ценностями. Это, по его мнению, предопределяло сближение стран атлантического пространства при лидерстве США, как самой сильной и динамичной из них.

Основы «атлантической солидарности», заложенные в годы второй мировой войны 1939—1945 гг., укрепились после принятия США в 1947 г. «плана Маршалла», программы помощи странам Западной Европы, позволившей стабилизировать ее экономику, укрепить основы политической демократии. Общность принципов, ценностей, интересов в поддержании стабильности и процветания стран североатлантической зоны мира была зафиксирована в 1949 г. в договоре о создании военно-политического союза — Организации Североатлантического договора (НАТО).

Стратегические интересы правящих элит по обе стороны Атлантики в условиях «холодной войны» совпадали, что побуждало их, несмотря на элементы экономического соперничества и различное понимание приоритетов в противостоянии международному коммунизму, согласовывать свою политику. В политический лексикон термин «атлантизм» вошел после 1961 г., когда президент США Дж. Кеннеди выдвинул так называемый Великий проект создания Атлантического сообщества, предполагавший укрепление единства стран Северной Америки и Западной Европы. США поддерживали интеграционные тенденции в Западной Европе, взаимодействовали с союзниками в рамках международных организаций — структур ООН, Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), Международного валютного фонда (МВФ), семерки наиболее развитых стран мира, регулярные встречи глав правительств которых начались с 1975 г.

Базовым элементом Евроатлантическои цивилизации выступали США, Великобритания и ее «белые» доминионы (Канада, Австралия). Военно-политическое сотрудничество этих стран с континентальными государствами Западной Европы заложило основы более тесного союза. С принятием Германией и Италией после войны, а затем и восточноевропейскими государствами, либерально-демократических принципов организации политической жизни рамки евроатлантизма еще более расширились.


§ 33. «ОБЩЕСТВО ВСЕОБЩЕГО БЛАГОДЕНСТВИЯ»: ОСНОВНЫЕ ПАРАМЕТРЫ


После завершения второй мировой войны многие страны Европы нуждались в послевоенном восстановлении экономики, переводе ее на рельсы мирного времени, активизации социальной политики. Правящими кругами демократических стран учитывался опыт революционных событий в России в 1917 г., установления тоталитарных диктатур в Италии и Германии. Этот опыт наглядно показал, что недооценка значения социальной стабильности, особенно в кризисные периоды, ведет к краху политической системы. Даже в тех случаях, когда степень социальной защищенности трудящихся была высокой, но формы и методы проведения социальной политики отставали от запросов трудящихся, происходили кризисы. Неслучайно такая функция государства, как обеспечение социальной безопасности, стала играть возрастающую роль в развитых странах.

Формирование социально ориентированной рыночной экономики. Опыт XX века, особенно его первой половины, наглядно показал и правительствам, и деловым кругам важность устойчивости социальной опоры любых преобразований. В процессе модернизации, реконструкции, неизбежно нарушающих равновесие в обществе, его восстановление на новой основе должно идти параллельно с реформами или даже опережать их. Основная проблема связана с социальной ценой реформ и ее справедливым распределением.

В Швеции еще в 1930-е гг. сложилась модель экономической демократии, предполагающая отсутствие бедности. Основными чертами шведской модели социализма принято считать сочетание высокоразвитой, высокоэффективной экономики с высоким уровнем потребления, занятости, самой совершенной в мире системой социального обеспечения. Основой этой модели выступает смешанная экономика, сочетание частнопредпринимательской рыночной системы с социально ориентированными государственными механизмами перераспределения произведенного дохода.

Опыт Швеции был использован при восстановлении и модернизации экономики Западной Германии после второй мировой войны. Реформы, приведшие к созданию в Германии социально ориентированной рыночной экономики, связывают с деятельностью министра экономики в первом послевоенном правительстве ФРГ Л. Эрхарда. Правительство исходило из того, что тяготы восстановления должны равномерно распределяться среди всех слоев населения, ибо преодоление последствий войны — общенациональная задача. При проведении финансовой реформы 1948 г., стабилизировавшей германскую марку, пенсии и зарплаты обменивались в пропорции 1:1, половину вкладов можно было обменять по курсу 1 : 10, временно замороженную вторую половину — по курсу 1 : 20. С учетом того, что вклады принадлежали в основном имущим, данная мера повышала степень социального равенства. Денежные обязательства банков были аннулированы, обязательства предприятий пересчитаны по курсу 1 : 10. Единовременно получив наличность для выплаты зарплаты, далее предприятия должны были существовать за счет реализации своей продукции. В 1951 г. был принят закон, внедривший практику социального партнерства: представители профсоюзов получили до 50% мест в наблюдательных советах компаний ведущих отраслей горного дела и металлургии, затем появились так называемые рабочие акции, обеспечивавшие работникам корпораций долю в прибылях.

Принятые меры означали частичную экспроприацию собственности имущих в целях восстановления экономики, создания стимулов для наемных работников к повышению производительности труда. Это и заложило основу германского «экономического чуда» — ускоренного развития 1950— 1960-х гг., вернувшего Германии одно из ведущих мест в мировой экономике.

В США в 1960-е гг. при президенте Л. Джонсоне была выдвинута концепция создания «Великого общества», в котором нет бедности.

Методы осуществления социальной политики. В рамках социально ориентированной рыночной экономики важнейшая функция власти состояла в создании гарантий реального равенства прав и возможностей граждан за счет перераспределения доходов и государственной поддержки малоимущих. В начале XX века государство тратило средства большей частью на армию и полицию. Через бюджет перераспределялось, в среднем, от 10% до 15% валового внутреннего продукта (ВВП). К концу века в развитых странах государство распоряжалось уже примерно 50% ВВП. Большая часть расходов направлялась на развитие систем образования, медицинского обслуживания, социального и пенсионного обеспечения, создание новых рабочих мест.

Важное значение для решения социальных проблем имело расширение и укрепление правовой основы обеспечения интересов трудящихся в социальной сфере. Социальные права стали рассматриваться как неотъемлемая, составная часть основных прав человека, а их соблюдение как признак существования правового государства. Это нашло отражение в национальных конституциях, международно-правовых документах.

Государственная социальная политика развитых демократических стран выполняет широкий спектр задач. Но важнейшей из них выступает обеспечение равных стартовых возможностей для молодых людей, вступающих в сознательную жизнь, компенсация тех неблагоприятных социальных факторов, которые порождают неравенство. Это не подразумевает уравнительности доходов. Их уровень определяется в ходе свободной конкуренции на рынке труда. При этом работники, способные выполнять более сложные функции, естественно, получают и большее вознаграждение. Но при развитой системе социальной защиты люди, оказавшиеся на нижних ступенях социальной пирамиды, а тем более их дети, не оказываются в безысходной ситуации.

Государство достигает целей своей социальной политики различными средствами. Наиболее очевидный метод — прямое финансирование социальной сферы за счет бюджетов центральных и местных органов власти. Бюджетные средства направляются на создание новых рабочих мест, на развитие государственной системы здравоохранения, образования, пенсионного обеспечения, выплату пособий по безработице, нетрудоспособности, программы развития территорий, ставших зонами социального бедствия, жилищное строительство для малоимущих и так далее.

Возможности финансирования социальной сферы ограничены бюджетами центральных и местных органов власти. Их основным источником являются прямые и косвенные налоги, постоянное повышение которых, даже для благих целей, невозможно. Слишком высокий уровень налогообложения делает невыгодным расширение производства, вызывает отток капиталов за границу, что рано или поздно подрывает конкурентоспособность экономики на мировых рынках, стимулирует экономические трудности, обостряющие социальные проблемы.

Широко распространены косвенные методы проведения социальной политики. Так, система налогообложения выступает не только источником ресурсов реализации социальных программ. Она играет роль средства регулирования соотношения доходов бедных и богатых граждан. В 1990-е гг. в развитых странах соотношение между доходами 20% самых бедных и 20% самых богатых семей составляло от 1 : 4,3 в Японии до 1 : 7, 4 в США (в России эта пропорция составляет 1 : 11,4). Система прогрессивного налогообложения, больший налог на лиц, получающих большие доходы, налог на недвижимость, которой больше у богатых, на наследство не исключала возможности получать большую оплату за более сложный, квалифицированный труд. В то же время эта система понижала уровень социальной зависти.

Вопрос о том, какой разрыв в уровне доходов бедных и богатых в обществе считается нормальным, зависит от исторических и культурных традиций, особенностей переживаемого этапа развития. Важна, например, сопоставимость доступа к доброкачественным продуктам питания, потребительским товарам, в том числе и престижным (автомобили, аудио- видеотехника и т.д.). В условиях рыночной экономики государство прямо не вмешивается в процесс ценообразования. Однако существуют косвенные меры (такие как антимонопольное законодательство в США, установление фиксированных цен на продукцию государственных предприятий, маневр налогами на импортную продукцию, антиинфляционная политика и т.д.), которые позволяют добиваться стабильности цен на относительно низком уровне.

Важным рычагом социальной политики государства выступает законодательная деятельность. Особенно это относится к той ее сфере, которая связана с регулированием трудовых конфликтов, созданием условий, активизации социальной работы структур гражданского общества. Государство признает право трудящихся на забастовку, на заключение коллективных договоров, создает механизмы посредничества при решении трудовых споров. Это обеспечивает рядовым гражданам систему правовой защиты, играющую важную роль в поддержании в обществе стабильности. Если человек, столкнувшийся с социальной несправедливостью, может опереться на защиту закона, у него нет потребности в насильственных действиях. В США соответствующие законы были приняты в 1935 г., в большинстве стран Европы — после второй мировой войны.

С активизацией социальной политики государства масштабы общественной деятельности в сфере помощи бедным, нуждающимся не только не сократились, но даже возросли. Сложилась система местных, национальных, международных организаций, ассоциаций, решающих следующие основные задачи.

Во-первых, содействие людям в решении их проблем в тех сферах, где государственные программы недостаточны или неэффективны. Так, в условиях постиндустриальной модернизации большее внимание стало уделяться социальной реабилитации новых маргиналов, помощи им в овладении новыми профессиями, подключения безработной молодежи к общественно полезной деятельности.

Во-вторых, привлечение внимания общественности, политиков, государства к социальным, гуманитарным, экологическим проблемам, организация кампаний по их решению. При этом заботу гуманитарных организаций развитых стран все чаще вызывают проблемы голода и нищеты в государствах Азии, Африки, Латинской Америки.

В-третьих, сбор дополнительных средств на решение социальных проблем, оказание гуманитарной помощи. Эти средства нередко выступают существенной добавкой к государственным программам.

В развитых странах сложилась трехсторонняя модель социальной защиты. Ее опорой выступает политика государства, важными компонентами являются сотрудничающие с государством полугосударственные и частные фонды, благотворительные организации, активным участником выступает бизнес. Эта модель работает при решении конкретных проблем здравоохранения, образования, иных социальных вопросов. В общей структуре расходов на медицинское обеспечение населения доля государства в среднем по развитым странам достигает 16,3%. Часть расходов берут на себя благотворительные организации, часть выплачивается нанимателями и вычитается из зарплаты наемных работников по программам социального страхования, поступая на счет соответствующих фондов. Невостребованные на данный момент средства могут вкладываться в акции, государственные ценные бумаги, что обеспечивает привлечение дополнительных средств. Аналогичным образом действуют пенсионные фонды.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ



Из преамбулы к тексту Североатлантического договора, 4 апреля 1949 г.:

«Стороны в настоящем договоре подтверждают свою веру в цели и принципы Устава Организации Объединенных Наций и свое желание жить в мире со всеми народами и правительствами Они полны решимости обеспечить свободу, общее наследие и цивилизацию своих народов, основанную на принципах демократии, свободы личности и господства права.

Они стремятся к укреплению стабильности и благосостояния в северной части Атлантического океана.

Они решили объединить свои усилия в интересах коллективной обороны и поддержания мира и безопасности».



Из договора шести европейских государств о создании Европейского экономического сообщества, 25 марта 1957 г.:

«Статья 117.

Государства-члены сочли необходимым содействовать улучшению условий жизни и труда рабочих <...> Они считают, что эта эволюция явится следствием такого функционирования общего рынка, которое способствует гармонизации социальных систем, предусмотренной настоящим договором, и сближением законодательных, регулируемых и административных положений».
ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. На каких основах зиждется «атлантическая солидарность»? Какие страны входят в НАТО? Объясните, почему их союз называют Евроат-лантической цивилизацией?

2. Что такое социально ориентированная рыночная экономика? На идеях какой теории она основывается?

3. Почему модернизация экономики требует стабильной социальной базы? Приведите примеры реформ, приведших к созданию социально ориентированной рыночной экономики?

4. Раскройте смысл понятия «общество всеобщего благоденствия». Охарактеризуйте методы проведения активной социальной политики демократическими государствами.

5. Разъясните, что представляет собой трехсторонняя модель социальной защиты в развитых странах. Что вы думаете о ее эффективности? Существует ли подобная модель в нашей стране? Свой вывод обоснуйте.


§ 34. КРИЗИС МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ: 1970-Е ГГ.


Любая модель решения социальных проблем с изменением ситуации рано или поздно устаревает. Это может происходить в силу роста неудовлетворенных социальных запросов, исчерпания возможностей следования прежней модели развития. Эти две причины, как правило, взаимосвязаны. По подсчетам экономистов развитых стран, социальная стабильность обеспечивается лишь тогда, когда уровень жизни основной массы населения на протяжении жизни одного поколения возрастает примерно вдвое. Между тем, в начале 1970-х гг. развитые страны пережили ряд экономических кризисов (1969—1970, 1974—1975), впервые после войны затронувших Италию и ФРГ. В США во многих отраслях спад достигал 20—30%. В значительной мере последний кризис был спровоцирован повышением цен на нефть на мировом рынке после арабо-израильского конфликта 1973 г.

Ущерб, который понесли евроатлантические страны от повышения цен на нефть, лишний раз привлек внимание к тому, что даже самые развитые из них зависят от конъюнктуры мирового рынка, общего состояния международных отношений.



Новые проблемы развития в 1970-е гг. К началу 1970-х гг. сложилось положение, при котором на выбор стратегии дальнейшего развития стал влиять рост международных обязательств государств.

Участие в международных институтах, обеспечивающее стабильность мировой экономики, было выгодно развитым странам. Они получали выгодные условия внешней торговли, международные гарантии стабильности курса национальной валюты, отсутствие торговых войн со стороны возможных конкурентов. В то же время свобода действий государства в решении внутренних проблем все больше ограничивалась. В условиях, когда состояние экономики отдельных стран определяется положением дел на мировом рынке, государство утрачивает большинство рычагов контроля над экономической сферой общественной жизни.

Подобное положение стало вызывать недовольство политикой государства. Сторонники более широкого использования преимуществ международного разделения труда считали, что сам институт государственности, ориентированный на обеспечение национальных интересов, утратил эффективность и устарел. В то же время среди тех слоев населения, которые не получали непосредственных выгод от углубления международной интеграции, росло убеждение, что их жизненные интересы приносятся в жертву международным, зарубежным корпорациям. Даже в относительно благополучных по большинству показателей США за последние три десятилетия XX века доля граждан, верящих в способность власти эффективно решать проблемы общества, сократилась с 70 до 20% .

Между тем в условиях начинающейся постиндустриальной модернизации экономики, перехода к информационному обществу проявился кризис модели прежней социальной политики. Условия модернизации усложнили социальную структуру общества, поскольку индустриальному и информационному укладам присущи различные противоречия, стиль и образ жизни, потребления. Проведение единой социально-экономической политики оказывается затруднено, государство сталкивается с разнородными, трудно совместимыми требованиями. Интересы производств с высокими технологиями, отраслей, непосредственно интегрированных в структуру мирохозяйственных связей, опирающихся на капиталы ТНК, требовали сокращения налогов, таможенных пошлин, уменьшения роли государства в социально-экономической сфере. Менее конкурентоспособные, технологически слабее оснащенные отрасли требовали государственных дотаций, протекционизма (высоких таможенных пошлин на импортную продукцию). Альтернативой выступала их ликвидация, рост безработицы и социальной напряженности. Попытки ускоренной модернизации экономики вызывали сильное внутреннее сопротивление, страх перед теми изменениями образа жизни, которые могли произойти за короткий срок.



Коммунисты и «новые левые» в Европе. Симптомом углубляющихся проблем стал рост влияния левых сил во многих развитых странах, в частности коммунистического движения.

После поражения гитлеровской Германии во многих освобожденных от фашизма странах (Франции, Италии, государствах Восточной Европы) к власти пришли коалиционные правительства, включавшие коммунистов, социалистов, приоритетом деятельности которых было восстановление экономики. Однако сотрудничество оказалось непродолжительным. В Западной Европе доверие партнеров по коалициям, избирателей к коммунистам было подорвано после установления тоталитарных коммунистических режимов в Восточной Европе.

Свою роль сыграло и то, что в условиях начавшейся «холодной войны» КПСС начала требовать от неправящих компартий безоговорочной поддержки своей внешней политики, не пользующейся популярностью в странах Запада. Сохраняющиеся традиции Коминтерна, угрозы отлучения от коммунистического движения вынудили коммунистов в развитых странах подчиняться диктату, ставя себя в положение политической изоляции, при которой они из года в год теряли свои позиции, влияние и авторитет. Серьезным ударом по авторитету коммунистического движения было разоблачение преступлений сталинского тоталитаризма XX съездом КПСС, ссора между правящими в СССР и Китае коммунистическими партиями, приведшая к вооруженным конфликтам на границе двух стран.

Тем не менее, в конце 1960-х — начале 1970-х гг. во Франции коммунисты обеспечивали себе поддержку около 20% избирателей, в Италии — около 30%. В значительной мере их успехи были связаны с выдвижением платформы так называемого еврокоммунизма. Рядом теоретиков и лидеров (Р. Гароди во Франции, Э. Фишером в Австрии, Э. Берлингуэром в Италии) была поставлена под сомнение правомерность претензий КПСС на то, что в СССР нашли реализацию социальные идеалы эгалитаризма. Путь развития, связанный с насильственным захватом власти, гражданской войной, установлением диктатуры одной партии, тотальным государственным контролем над экономикой, ограничением демократических прав и свобод, расценивался как ведущий в тупик, к стагнации и загниванию. В качестве альтернативы предлагался вариант «социализма с человеческим лицом» или «национальных цветов», основанный на традиционных для стран Европы ценностях либеральной демократии.

Еще большую тревогу, чем рост влияния стремящихся демонстрировать умеренность коммунистов, у правящих элит стран Запада вызывал рост левого радикализма. Идеи радикализма опирались на так называемый неомарксизм, который стал основой движения «новых левых». Основоположником неомарксизма принято считать венгерского философа Д. Лу-кача, дань ему отдали такие мыслители XX века как Э.Фромм, Г. Маркузе, Т. Адорно, Ж.П. Сартр.

Акцент в неомарксизме у «новых левых» делался на проблемах отчуждения человека от влияния на политическую, экономическую жизнь, его изолированности в обществе. Общественное развитие, как в рамках либеральной демократии, так и тоталитарного социализма советской модели, рассматривалось как тупиковое, не ведущее к преодолению отчуждения. «Государство благосостояния» воспринималось как бюрократическая машина, больше обслуживающая саму себя, чем общество, неспособная учесть интересы и заботы отдельного человека. Выходом представлялась революция, от которой ожидалось, что она породит новое общество, порывающее со всей предшествующей историей. Движущей силой этой революции виделся не рабочий класс, который, по мнению леворадикальных интеллектуалов, стал слишком приземленным, стремится лишь к материальным благам, интегрировался в капиталистическую систему, а маргиналы, чувствующие себя в ее рамках неуютно. К их числу относились мятежно настроенные интеллектуалы, особенно молодежь, безработные, представители сексуальных меньшинств, наркоманы, иные подобные группы. Революционной силой считались также жители слаборазвитых стран («мировой деревни», бросающей вызов «мировому городу» — развитым странам демократии).

Взгляды «новых левых» в 1960—1970-е гг. стали основой волны левого экстремизма и терроризма, поднявшегося в развитых странах на фоне исчерпания модели «общества благоденствия» . Его самыми яркими проявлениями был «красный май» 1968 г. во Франции (студенческие выступления, переросшие в массовые беспорядки, приведшие к отставке президента Де Голля), «горячая осень» (1969) в Италии, действия террористических группировок — «Красных бригад» в Италии, «Красной армии» в Германии и т.д.

Радикальные взгляды стали проявляться и в среде профсоюзного движения. Массовые выступления шахтеров, требующих сохранения дотирования утрачивающей рентабельность угольной отрасли в 1974 г., привели к отставке правительства консерваторов в Великобритании и досрочным парламентским выборам.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

Из книги Г. Маркузе «Одномерный человек. Исследование идеологии Развитого Индустриального Общества». М., 1994. С. 335, 336, 337:

«На ступени своего наивысшего развития господство функционирует как администрирование, и в сверхразвитых странах массового потребления административная жизнь становится стандартом благополучной жизни для целого, так что даже противоположности объединяются для ее защиты. Это чистая форма господства. И, наоборот, его отрицание представляется чистой формой отрицания. Все его содержание, по-видимому, сводится к одному абстрактному требованию отмены господства — единственная поистине революционная необходимость, реализация которой придала бы смысл достижениям индустриальной цивилизации <...> Под консервативно настроенной основной массой народа скрыта прослойка отверженных и аутсайдеров, эксплуатируемых и преследуемых представителей других рас и цветов кожи, безработных и нетрудоспособных. Они остаются за бортом демократического процесса, и их жизнь являет собой самую непосредственную и реальную необходимость отмены невыносимых условий и институтов. Таким образом, их противостояние само по себе революционно, пусть даже оно ими и не осознается. Это противостояние наносит системе удар снаружи, так что она не в силах уклониться; именно эта стихийная сила нарушает правила игры и тем самым разоблачает ее как бесчестную игру. Когда они (отверженные) объединяются и выходят на улицы, безоружные, беззащитные, с требованием самых простых гражданских прав, они знают, что столкнутся с собаками, камнями, бомбами, тюрьмами, концентрационными лагерями и даже смертью. Но их сила стоит за каждой политической демонстрацией жертв закона и существующего порядка <...> Призрак конца цивилизации продолжает блуждать внутри и за пределами развитых обществ».


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Объясните, почему модели социальной стабильности в развитых странах не выдержали испытания кризисами 1960—1970-х гг.?

2. Почему модернизация, переход к информационному обществу углубляет социальные проблемы, недовольство политикой государства?

3. С чем связаны политические успехи левых сил в Европе в 1960— 1970-е гг.?

4. Охарактеризуйте неомарксизм как идейно-теоретические основы деятельности левых. Используйте суждения Г. Маркузе о противоречиях общества с социально ориентированной рыночной экономикой.

§ 35. НЕОКОНСЕРВАТИВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1980-х гг. И ЕЕ ИТОГИ


Падение эффективности социально ориентированной рыночной экономики, утрата доверия избирателей к государству, обеспечивающему «всеобщее благоденствие», стимулировали поиск альтернативных идей и моделей развития.

Среди сторонников идей Кейнса, Гэлбрейта и других теоретиков расширенного вмешательства государства в социально-экономические отношения во имя сглаживания неравенства, поддержания высокого платежеспособного спроса новых подходов не возникло. Неолибералы продолжали считать, что расширение функций государства в современных условиях не только не угрожает свободе, но, напротив, укрепляет гарантии прав и свобод граждан. Главным их гарантом выступало в новых условиях уже не «естественное право», а само государство «всеобщего благоденствия», политически нейтральное, руководствующееся рациональными соображениями. Критика этого государства, популистские тенденции начали рассматриваться как несущие угрозу установления тирании малокомпетентного большинства, как необходимое зло, которое приходится терпеть во имя демократии, хотя возрастающая роль социальных и иных массовых групп становится источником угрозы свободе личности.

Как считал американский политолог Б. Гросс, подобная эволюция неолиберализма была способна трансформировать его в идеологию нового тоталитаризма, «фашизма с человеческим лицом», где государство и связанные с ним структуры установят тотальный контроль над гражданами, ограничат их свободы, считая, что это нужно во имя их же блага.

Неоконсерватизм как идейное течение. Альтернативным и неолиберализму и радикализму стало такое идейное течение, как неоконсерватизм. Он объединил различные направления идейной и политической мысли под знаком традиционных ценностей: религиозных, национальных, культурных и политических традиций, которые для стран Запада связаны с идеалами демократии, свободного рынка. В политике неоконсерватизм ассоциируется с именами избранной в 1979 г. премьер-министром Великобритании М. Тэтчер и сменившего ее на этом посту в 1992 г. Д. Мэйджора, республиканца Р. Рейгана, ставшего президентом США в 1980 г., Г. Коля, канцлера ФРГ в 1982—1998 гг.

Особенность неоконсерватизма состояла в том, что его приверженцы шли на выборы под лозунгами перемен, поворота, обновления, в том числе за счет обращения к традициям. При этом, говоря о сохранении традиционных ценностей, неоконсерваторы сочетали их с потребностями модернизации, предлагая их новое понимание.

Расценивая государство «всеобщего благоденствия» как бюрократического монстра, опекающего граждан и тем самым ограничивающего их свободу, вытесняющего дух предпринимательства, неоконсерваторы призывали к сокращению его роли. Главным теоретиком экономики неоконсерватизма стал М. Фридмэн, считавший, что основное внимание надо уделять не перераспределению производимого продукта, а обеспечению его постоянного роста.

Выступая за возрождение авторитета семьи, школы, церкви, апеллируя к этике «демократического капитализма», предполагающей уважение закона и порядка, дисциплинированность, сдержанность, патриотизм, неоконсерваторы получили поддержку самых широких слоев общества. К их аргументам прислушивались предприниматели и представители «среднего класса», заинтересованные в снижении налогового бремени, маргиналы, считающие социальные программы недостаточными, интеллектуалы, озабоченные вытеснением духовности рационализмом и прагматизмом. Неоконсерваторы ссылались на то, что из-за активной социальной политики в среде маргиналов возникли группы людей, считающих более выгодным жить на пособие по безработице, чем работать. Хотя таких было не более 1 — 2% самодеятельного населения развитых стран, у работающих граждан, платящих налоги, возникло убеждение, что за их счет кормят бездельников, социальных иждивенцев, не желающих трудиться.

О полном отказе от вмешательства государства в сферу социально-экономических отношений речи не было. Речь шла о повышении эффективности экономики, ее модернизации, в том числе за счет децентрализации и частичного сокращения социальных программ. Ориентируя людей опираться на собственные силы, проявлять инициативу и ответственность, солидарность друг с другом, неоконсерваторы пытались стимулировать активность общества.

Неоконсерваторы отвергали как идеал свободной, анархичной конкуренции индивидов, противоборствующих друг с другом и государством, так и модель общества, где жизнь человека с рождения и до смерти контролируется государством. Наиболее перспективным считалось общество со взаимодействием различных общественно-политических структур, отражающих религиозные, этнические, социальные, бытовые, профессиональные и иные интересы людей.



Социально-экономическая политика неоконсерватизма. Неоконсервативная модернизация экономики была связана с отказом от дотирования нерентабельных производств, продаже корпорациям на льготных условиях акций неэффективно управлявшихся предприятий, находившихся в государственной собственности. Значительная часть муниципального жилья была приватизирована, передана в собственность квартиросъемщиков, что освободило бюджет местных органов власти от расходов по ремонту домов, систем коммунального обслуживания.

Была реформирована социальная политика. Часть средств, ранее выделявшихся в качестве пособий малоимущим, осталась адресована им же, но в виде кредита на открытие своего малого предприятия, своего дела. Благодаря этому, значительная часть нуждавшихся приобрела независимый от государства источник дохода.

Основное противодействие неоконсервативной политике исходило от профсоюзов. Однако цели разгрома профсоюзного движения неоконсервативные лидеры не ставили. Лишь в тех случаях, когда профсоюзы пытались проводить забастовочные акции, наносящие ущерб гражданам, экономике в целом, использовались репрессивные меры. Их примером выступает разгром профсоюза авиадиспетчеров в США, руководство которого было привлечено к ответственности за незаконную забастовку, а на место рядовых членов встали военные диспетчеры.

В целом же неоконсервативные правительства стремились создать социальную базу политики реформ. В тех странах Западной Европы, где большая часть трудящихся была организована в профсоюзы, их представители включались в административные органы управления предприятий, наблюдательные советы корпораций, им был обеспечен доступ к информации о планах реорганизации. Там, где роль профсоюзов была меньшей (в 1990-е гг. в Швеции, Норвегии, Дании в профсоюзах состояло от 70 до 80% наемных работников, в то время как в США — лишь 16% . В среднем же в развитых странах профсоюзы охватывали 26% занятых), использовались иные формы рабочего участия в модернизации. При модернизации американской корпорации «Дженерал моторе», связанной с отказом от конвейерного производства и переходом к роботизированной, модульной схеме организации производства, 80% высококвалифицированных работников, избежавших увольнения, корпорация гарантировала пожизненную занятость и долю в прибылях. Были введены элементы рабочего самоуправления: каждая бригада сама определяла ритм, порядок и продолжительность работы, отвечая лишь за конечный результат.

Меры, осуществленные в рамках «неоконсервативной революции», оказались решающими в формировании информационного общества. Налоговые льготы для производителей, внедряющих новые технологии, привлекли капиталы ТНК в развитые страны, повысили уровень деловой активности. Снятие преград для свободного перемещения товаров, капиталов, рабочей силы между развитыми странами, особенно в Западной Европе, ускорение интеграционных процессов позволили в полной мере использовать преимущества международного разделения труда. В 1980—1990-е гг. в развитых странах среднегодовые темпы роста реального дохода на одного работника составили 1,4% . Это свидетельствовало об успехе неоконсервативной политики.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ



Из работы И. Кристола «Признания подлинного неоконсерватора», в сборнике: «США: консервативная волна». М., 1984. С. 89-90:

«Неоконсерватизм является течением мысли, возникшим в академической интеллектуальной среде и вызванным разочарованием в современном либерализме <...>

Хотя неоконсерваторы с уважением относятся к рынку как экономическому механизму, они не являются либертаристами типа Милтона Фридмэна и Фридриха фон Хайека. Неоконсервативным концепциям полностью соответствует консервативное государство всеобщего благоденствия, удачно названное государством социального страхования. Такое государство берет на себя известную долю ответственности, перестраивая отношения, которые складываются между людьми на свободном рынке, с тем чтобы придать им более гуманную окраску <...>

Неоконсерваторы считают семью и религию незаменимыми столпами здорового общества. Они отводят особую роль этим связующим институтам свободного общества, которые примиряют требования жизни и общества со стремлением к свободе. Большинство неоконсерваторов верит в то, что последней надеждой человечества является интеллектуально и морально обновленный либеральный капитализм».



Из работы А. Шлезингера «Умер ли либерализм?» в сборнике: «США: консервативная волна». М., 1984. С. 208—209:

«Консерваторы пренебрежительно относятся к правительству и другим инструментам социальных преобразований, поскольку мечтают о существующей где-то там, за горизонтом, автоматически стабилизирующейся экономической системе, которая разрешит все наши проблемы. Частный рынок видится им как бесконечно точный, чувствительный, эффективный и беспристрастный механизм, способный справиться со всеми социальными и экономическими трудностями < ..> Реалистический анализ современного рынка заставляет либералов гораздо более скептически относиться к эффективности рынка в решении комплексных проблем, какими являются депрессия и инфляция, в гораздо большей степени быть готовым прибегнуть к вмешательству правительства для того, чтобы компенсировать сбои в работе рыночной экономики <...>

Усиление государственной власти, отнюдь не подавляя индивида, обеспечивает многим американцам большие достоинство и свободу, чем когда бы то ни было. Индивидуальная свобода, уничтоженная в наше время ростом государственной власти, была ничем иным, как свободой цветных американцев быть лишенными своих конституционных прав, свободой предпринимателей эксплуатировать труд детей и иммигрантов на фабриках, свободой обрекать рабочих на голод вместо низкой зарплаты и требовать вместе с тем варварской продолжительности рабочего дня, свободой грабить национальные ресурсы и загрязнять окружающую среду, свободой обманывать потребителей посредством рекламы и надувать их при продаже ценных бумаг — словом, это были те свободы, без которых порядочная страна может отлично обойтись».
ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. В чем состояли основные особенности неоконсерватизма, отличавшие его от других идейных течений — неолиберализма, радикализма? Почему он пришел на смену неолиберализму? Сравните взгляды неоконсерватора И. Кристола и неолиберала А. Шлезингера. Чьи подходы вам представляются более обоснованными?

2. Назовите государственных деятелей, проводивших идеи неоконсерватизма во внутренней политике своих стран. Каковы были основные меры этой политики?

3. Объясните, как вы понимаете термин «неоконсервативная революция»? Почему ее результатом было ускорение интеграционных процессов в Западном мире?


§ 36. СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ И НЕОЛИБЕРАЛИЗМ В 1990-е гг.


В 1990-е гг. неоконсервативная волна в развитых странах пошла на спад. Основные задачи в области модернизации экономики нашли свое решение. Изменилась ситуация на международной арене, что было связано с распадом СССР, крушением тоталитарного социализма в Восточной Европе. Резко упало влияние леворадикальных сил в странах Запада. В этих условиях акцент на защите ценностей либеральной демократии, присущий неоконсерватизму, стал в глазах избирателей анахронизмом. На первый план выступили конкретные проблемы социальных, этнических отношений, утверждения нового миропорядка, к решению которых неоконсервативные лидеры оказались не готовы. В итоге в США на президентских выборах 1992 и 1996 гг. победу одержал лидер Демократической партии Б. Клинтон, в Великобритании в 1997 г. премьер-министром стал лидер лейбористов Т. Блэр, в Германии в 1998 г. социал-демократы завоевали большинство мест в бундестаге и сформировали коалиционное правительство с другой левой фракцией — « зеленых». В целом, социалистические, социал-демократические и либеральные партии оказались у власти в 13 из 15 стран Европейского Союза. Однако система ценностных ориентации и политических ориентиров этих партий со времени их возникновения существенно изменилась.

Социал-демократия: этапы развития. В 1951 г. социал-демократические партии создали международное объединение — Социалистический Интернационал (Социнтерн), который действует и ныне. В принятой ими Франкфуртской декларации были сформулированы основные ценности демократического социализма. Они включили ориентацию на сохранение правового демократического государства, политического плюрализма, создание социально ориентированной рыночной экономики. Социал-демократические идеи получили распространение не только в Европе, но и в странах Латинской Америки, Азии и Африки, где сложились партии, вошедшие в Социнтерн.

Первоначально большинство социал-демократических партий определяли марксизм в качестве своей идейной основы. Это отмечалось, например, в Дортмундской программе действий Социал-демократической партии Германии (СДПГ) 1952 г. Однако уже в Венской программе Социалистической партии Австрии (1958) и Бад-Годесбергской программе СДПГ (1959) были сняты основополагающие идеи марксизма о классовой борьбе, уничтожении частной собственности и обобществлении средств производства. По этому пути пошли и другие социал-демократические партии.

В Бад-Годесбергской программе были сформулированы основные принципы современной социал-демократии: свобода, справедливость, солидарность как основные цели социалистического движения. Эти три принципа, к которым иногда добавляются принципы равенства и демократии, нашли свое отражение в программах большинства социал-демократических партий.

Центральное место в концепциях демократического социализма заняла свобода, понимаемая как принцип самоопределения каждого человека. Равенство, подразумевающее равные права каждого индивида на самоопределение, признание его человеческого достоинства и интересов, составляет основу справедливости. Если равенство и справедливость противопоставляются свободе, они порождают произвол и уравнительное распределение.

Подобный подход позволил социал-демократии добиться больших успехов в странах Европы. Превратившись во влиятельную силу в парламентах, оказавшись у власти во многих странах, социал-демократы стали инициаторами серьезных реформ. К их числу относились национализация ряда отраслей экономики, создание общенациональных систем социального обеспечения, сокращение рабочего времени и т.д. Идеи социал-демократии были основой построения государства «всеобщего благоденствия» в Германии и Италии.

Идеология современной европейской социал-демократии. В 1970—1980-е гг. большинство социалистических и социал-демократических партий, в том числе и в Швеции, вновь обновили свои программы. Стимулом к этому выступили потребности модернизации экономики, требовавшей дополнительных вложений в науку, производство, в том числе и за счет ограничения государственных расходов. Шведские социал-демократы, заявив о полной реализации идеи государства «всеобщего благоденствия», объявили о необходимости разработки новой шведской модели, основанной на ограничении роли государства, децентрализации социальных программ. В теоретическом плане идеал социализма как общества всеобщего равенства стал рассматриваться как вектор движения, а не конкретная цель (в духе трактовки Бернштейна — «движение все, конечная цель — ничто»). В программе Французской социалистической партии (1988) подчеркивалось, что «социалистическое общество — это не столько стремление к концу истории, сколько движение к социализму, наращивание реформ и преобразование социальных отношений, изменение поведения людей и их отношений между собой».

С учетом новых установок акцент стал делаться на краткосрочные программы, направленные на решение конкретных проблем, практические подходы к которым мало отличались от консервативных. Это открыло возможности широкого межпартийного сотрудничества, создания надпартийных коалиций во имя решения общегосударственных задач развития.

Укреплению влияния социал-демократии содействовал и крах международного коммунистического движения. После распада СССР и окончательного банкротства советской модели социализма большинство коммунистических партий развитых стран (все, обладавшие массовой поддержкой) либо полностью объединились с социал-демократическими партиями, либо раскололись, утратив влияние на избирателей.

Основные идеи и достижения неоконсерватизма в плане модернизации экономики, поддержки частного предпринимательства, мер по ограничению тенденций к бюрократизации центрального аппарата власти государства не ставились под сомнение. В той мере, в какой политика, построенная на неоконсервативных идеалах, оказалась эффективной для решения проблем постиндустриальной модернизации общества, она стала проводиться в 1980-е гг. всеми политическими силами, в том числе и не разделяющими философии неоконсерватизма. Так, в Испании модернизацию, осуществляемую по неоконсервативным рецептам, проводило правительство, возглавлявшееся лидером социалистов (Социалистической рабочей партии) Ф. Гонсалесом, в Италии — коалиционное правительство, возглавляемое социалистом Б. Кракси, во Франции неоконсервативный курс проводился при президенте-социалисте Ф. Миттеране.

Данный прагматический подход нашел свое отражение и в развитии теоретический мысли социал-демократии. В апреле 1998 г. Т. Блэр, лидер британских лейбористов (крупнейшей социал-демократической партии), предложил распустить Социалистический Интернационал и заменить его союзом нового типа, включающим либеральные партии (типа демократической партии США), разделяющие цели социально ориентированной политики. Эта идея не была поддержана французскими социалистами, но вызвала одобрение у лидера СДПГ Г. Шредера, также исходящего из необходимости разработки более широкого союза партий, разделяющих эгалитаристские идеалы. В то же время в рамках большинства социал-демократических партий сохраняются влиятельные фракции, опасающиеся утраты собственного лица социал-демократии. В СДПГ это направление возглавляется О. Лафонтеном.

В развитых странах в русле либеральной демократии достигнут консенсус основных политических сил по принципиальным вопросам стратегии общественного развития. Она проводится ими в жизнь безотносительно к различиям в идейно-теоретических и философских взглядах их лидеров и теоретиков.



Массовые движения в политической жизни. Утрата политического влияния «новыми левыми», распад коммунистического движения, предпочтение, которое отдают лидеры социал-демократии решению текущих проблем, создали в развитых странах ситуацию вакуума на левом крыле духовной и политической жизни. Этот вакуум был в известной мере заполнен активизировавшимися старыми, традиционными и новыми демократическими движениями.

К традиционным относятся, прежде всего, различные движения гражданских инициатив, действующие на местном уровне, ставящие конкретные задачи благотворительного характера (помощь бедным, престарелым, многодетным и так далее), защиты специфических интересов (ассоциации квартиросъемщиков, потребителей и пр.).

Значительно возросла активность женского (феминистского) движения. Оно продолжает традиции суфражистского движения начала века, выступавшего за предоставление женщинам равного избирательного права с мужчинами. К концу века требования равноправия женщин значительно возросли. Они отразили стремления равного с мужчинами доступа ко всем видам трудовой деятельности, равной оплаты за равный труд, равного распределения прав и обязанностей в семье. Радикальные фракции феминистского движения, особенно влиятельные в США и Великобритании, сформулировали концепцию полного переустройства общества. Их идеология ориентирует на преодоление наследия тысячелетней культуры патриархата, системы общественных отношений, в которой доминировали мужчины.

Важным фактором общественно-политической жизни многих стран стали пацифистские, антивоенные, экологические движения. С появлением ядерного оружия гонка вооружений, противоречия, чреватые войной между ядерными державами, вызывали тревогу у общественности большинства государств мира. Однако убежденность, существующая во многих странах, в невозможности найти иную основу для мира, кроме взаимного устрашения, препятствовала приобретению антивоенным движением реального влияния. Кроме того, стремление многих политических сил, особенно коммунистического движения, к использованию антивоенных настроений в своих политических целях, вело к их дискредитации. Созданный в 1950-м г. Всемирный Совет Мира (ВСМ), хотя и адресовал призывы к единству действий к социал-демократам, беспартийным, находился под преобладающим влиянием коммунистов. Это определяло поддержку им лишь одной стороны в «холодной войне», а именно СССР, инструментом политики которого и выглядел ВСМ в глазах общественности стран Запада.

Стихийные, массовые антивоенные движения возникали лишь в отдельных странах, но на непродолжительное время и с очень конкретными требованиями. В 1960-е гг. в США поднялась волна массового движения протеста против расширения вовлечения страны в войну во Вьетнаме. Оно сочеталось с требованиями равноправия для небелых американцев, активизацией феминистского, молодежного движения. Никакой альтернативной идеологии это антивоенное движение не выработало и с заключением мира во Вьетнаме прекратило свое существование.

Ситуация изменилась в 1980-е гг., когда в условиях срыва процесса разрядки в большинстве развитых стран поднялась волна нового пацифистского движения, не связанного с традиционными политическими силами. Большинство участников этих движений не только осуждало политику обеих сверхдержав, начавших новый виток «холодной войны», но и исходило из идеи перехода к новому миропорядку, основанному на гуманизме, ориентированному на предотвращение экологической катастрофы. Пацифистские, экологические движения не имели общей программы действий, тем не менее, их идеи имели ряд новых черт, позволявших рассматривать их как потенциальное ядро массовой политической силы, оппозиционной по отношению к большинству политических партий и режимов.

Во-первых, новые социальные движения ставили под сомнение эффективность институтов власти, систему представительной демократии как источник бюрократических тенденций, коррупции, обеспечения корыстных интересов. Антисистемность, напоминавшая воззрения «новых левых» 1960—1970-х гг., проявлялась, в частности, в том, что сами движения не создавали фиксированной системы членства, обычной для традиционных партий руководящих структур.

Во-вторых, отвергалась личностная ориентация на повышение уровня жизни и потребления, общественная — на рост производства, наращивание промышленного потенциала. В качестве оптимального рассматривался такой тип развития, который позволял бы сохранять естественную среду обитания человека.

В-третьих, на международной арене традиционная система отношений, связанная с державным, межблоковым соперничеством, противоборством, рассматривалась как анахронизм. Особое внимание уделялось проблеме аморальности положения, при котором меньшинство населения мира пользуется всеми благами технического прогресса, тратит огромные ресурсы на гонку вооружений, в то время как на обширных территориях сохраняются бедность и нищета.

Радикальные фракции альтернативных движений привлекали внимание к своим идеям нестандартными действиями, связанными с открытым вызовом правовым нормам, включая блокаду военных, экологически опасных объектов. В начале 1980-х гг. экологические движения во многих странах оформились в партии («Зеленые» в ФРГ, Швеции, «Объединенные зеленые» и «Альтернативный список» в Австрии и др.). Численность активных сторонников альтернативных движений была невелика, тем не менее им во многих странах удалось превысить рубеж 5% голосов на парламентских выборах, обеспечив себе представительство в парламентах. В то же время они привлекли к себе внимание, а нередко и симпатии широких слоев населения. Так, в США только 7% взрослого населения считали себя участниками экологических движений, но симпатии к ним выражали 55% избирателей.

Альтернативные движения, идеологами которых выступали интеллектуалы, активистами — студенты и молодые люди, получившие высшее образование, а сочувствующими — подавляющая часть избирателей, получили распространение не только в странах Запада, но и в Восточной Европе, отчасти и в СССР.

С прекращением «холодной войны», понижением риска глобальной ядерной войны активность подобных движений снизилась, тем более что им не удалось сформулировать целостной концепции альтернативного мира. Тем не менее, создав систему развитых международных связей, взаимоподдержки, экологисты, в частности созданная ими международная организация «Гринпис» («Зеленый мир»), продолжают выступать основными нарушителями политического спокойствия, главными носителями альтернативных эгалитаристских ценностей конца XX века. В Германии «зеленые» на выборах 1998 г. не только добились представительства в парламенте, но и вошли в правительственную коалицию с социал-демократами.


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Какие социал-демократические партии вы знаете? Что такое Социалистический Интернационал?

2. Почему в 1990-е гг. влияние социал-демократов возросло?

3. Каковы были программные установки социал-демократов? Чем они отличались и в чем были схожи с идеями неолибералов и неоконсерваторов?

4. Объясните причины отказа социал-демократов Запада от основных постулатов марксизма.

5. Покажите на конкретных примерах, какие идеи социал-демократии удалось претворить в жизнь

6. Назовите причины активизации массовых демократических движений в 1990 е гг. Какие из них могут сохранить свою роль в XXI веке? Почему?

§ 37. ИНТЕГРАЦИЯ РАЗВИТЫХ СТРАН И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ


Важнейшим фактором, обусловливавшим высокую эффективность экономик стран Западной Европы и Северной Америки, их способность решать социальные проблемы, было развитие интеграционных процессов. После второй мировой войны темпы развития внешнеторгового оборота стран Европы вдвое превысили темпы экономического роста. В большинстве западноевропейских стран на продукцию, произведенную вне их границ (включая детали и оборудование), приходится до 50% потребления.

Ступени интеграции в Западной Европе. Западноевропейская интеграция прошла несколько этапов.

В 1947 г. между 23 странами развитой зоны мира было заключено Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ). Его участники обязались содействовать развитию внешней торговли за счет взаимного снижения налогов на импортную продукцию, исключения таможенных войн. Впоследствии рамки ГАТТ расширились, в нее вошли многие страны Азии, Африки и Латинской Америки, она была преобразована во Всемирную торговую организацию (ВТО).

В 1948 г. была создана Организация европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС). Первоначально ее функции состояли в распределении помощи, предоставленной Европе Соединенными Штатами по «плану Маршалла» для послевоенного восстановления экономики. Затем она стала форумом для многосторонних экономических консультаций, обмена экономической информацией. В 1960 г. ОЕЭС была переименована в ОЭСР (Организацию экономического сотрудничества и развития), к ее деятельности подключилась Япония.

Первой собственно западноевропейской структурой, призванной содействовать согласованию политики в экономической, социальной, культурной, научной, правовой и административной сферах, был Совет Европы. Он был создан в 1949 г., его учредителями были Бельгия, Дания, Франция, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Швеция, Великобритания.

С созданием ФРГ в 1949 г. в качестве альтернативы возрождению франко-германского соперничества министр иностранных дел Франции Р. Шуман выдвинул идею объединения экономических потенциалов Германии и Франции. В развитие этого плана в 1951 г. ФРГ, Францией, Италией, Бельгией, Голландией и Люксембургом было создано Европейское объединение угля и стали (ЕОУС). Оно предусматривало создание общего рынка угольной и металлургической промышленности, отмену взаимных таможенных пошлин, проведение единой таможенной политики в отношении продукции стран, не входящих в ЕОУС. Главный администратор ЕОУС получал право принимать решения, относящиеся к выполнению соглашения, имеющие силу закона на территории стран-участниц.

В 1957 г. участниками ЕОУС были подписаны два документа, имевшие огромное значение для развития европейского единства: Римский договор о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии (ЕВРАТОМ). Создавался общий рынок всех видов продукции, принимался принцип свободного перемещения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы. Реализация этого принципа была бы невозможна без принятия единых стандартов налоговой, социальной политики, унификации законодательной базы, что было определено в качестве задачи интеграции. Впервые были сформированы наднациональные органы: Европейский совет как законодательный орган, Комиссия европейских сообществ как исполнительный орган, Особый суд. При решении вопросов, относящихся к интеграции, они имели право принимать решения прямого действия, вступающие в силу без утверждения национальными правительствами и парламентами.

Реализация положений Римского договора позволила уменьшить конкуренцию между товаропроизводителями стран-участниц интеграции, обратив ее на внешние рынки. Производители однотипной продукции имели возможность либо объединить свои капиталы, либо согласиться с установлением квот на объемы производства. При этом особые усилия были направлены на преодоление конкуренции между фермерами и виноделами Франции, Италии и Германии. Наряду с квотами, ограничивающими производство, за счет общего бюджета ЕЭС были установлены высокие закупочные цены на аграрную продукцию.

Альтернативную модель интеграции пытались создать страны Северной Европы, в 1960 г. учредившие Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ). Ее членами стали Великобритания, Австрия, Дания, Ирландия, Норвегия, Швеция, Швейцария и Португалия. Целью ЕАСТ было постепенное снижение таможенных пошлин только на промышленную продукцию, создание наднациональных органов, сближения законодательств не предполагалось. Эта модель, обеспечивающая более низкий уровень интеграции, чем ЕЭС, оказалась менее жизнеспособной. В 1973 г. Великобритания, Ирландия и Дания вступили в ЕЭС. Страны, оставшиеся в ЕАСТ, в 1977 г. подписали соглашение о создании зоны свободной торговли со странами ЕЭС, в 1991 г. — о едином европейском экономическом пространстве.



Итоги европейской интеграции. Свобода перемещения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы привела к довольно быстрому сближению уровней развития и жизни в странах Западной Европы. Сезонные и осуществляющиеся на контрактной основе перемещения рабочей силы в более богатые страны позволяли решать проблемы занятости в менее развитых государствах. Общеевропейские программы развития отсталых регионов также выступали фактором ускоренного экономического роста.

Под влиянием интеграции постепенно сложилась единая модель экономической политики, общая для всех развитых евроатлантических стран.

Основные различия между ними были связаны с неодинаковым уровнем государственного контроля над экономикой, методами воздействия на ее развитие.

Первая модель была построена на том, что влияние на темпы экономического развития, уровень деловой активности оказывается монетаристскими рычагами, за счет изменения уровня налогов, ставки банковского учетного процента. Этот метод регулирования, типичный для США, в Европе применялся Германией, Англией и Италией.

Вторая модель предполагала развитие собственно государством тех отраслей экономики, которые считались ключевыми. Так, во Франции в итоге модернизации, которая обеспечила почти двукратный рост объема выпуска промышленной продукции за период 1954—1958 гг., в собственности государства оказалось 97% угольной промышленности, 95% газовой, 80% авиационной, 40% автомобильной. Всего же государству принадлежало около 36% всего национального имущества. Последующие этапы модернизации предполагали, что государство поможет частным фирмам укрепить свою конкурентоспособность, что позволит создать открытую экономику, отменить протекционистские меры. Затем, также при участии государства, стали создаваться крупные корпорации, способные действовать в масштабах интегрирующейся Европы.

В 1980-е гг. из-за высокого уровня налогов, стремлений государства к контролю над ключевыми отраслями экономики начался отток капиталов ТНК из Франции. Это привело к замедлению темпов ее развития. Чтобы приостановить утечку капиталов, Франция обратилась к опыту неоконсерватизма, частичной приватизации государственного сектора, снижению налогов. Это соответствовало политике, начатой в 1979 г. в Великобритании, проводящейся в ФРГ, других странах Западной Европы.

Проведение особой социальной и экономической политики в отдельной стране, участвующей в интеграции, становится невозможным. Удачные решения незамедлительно заимствуются партнерами, неудачные, вызывая отток капиталов, вынужденно пересматриваются. Кроме того, каждый участник интеграции обязан выполнять решения наднациональных органов, что также ограничивает поле социально-экономических экспериментов. Это было важнейшим фактором сближения позиций по принципиальным вопросам общественного развития основных политических партий всех стран Западной Европы, безотносительно к их идейно-политическим особенностям.

Дальнейшее развитие европейской интеграции пело по двум основным направлениям.

Во-первых, за счет включения новых членов, общее число которых достигло 15. Кроме того, для стран, которые по уровню и характеру экономического развития не готовы к полной интеграции, вводилась система ассоциированного членства. Она подразумевает льготный режим в торгово-экономических отношениях со странами европейского сообщества, поэтапное продвижение к полноправному членству. Статус ассоциированных членов получили Турция, многие бывшие колонии Франции в Северной Африке, он введен для восточноевропейских государств.

Во-вторых, за счет дальнейшего углубления интеграции, ее распространения на политическую сферу взаимоотношений стран Европы. Повысился статус Европейского парламента, который первоначально был лишь форумом общения представителей национальных парламентов стран ЕЭС. С 1970 г. проводятся прямые выборы в Европарламент. ЕЭС, согласно вступившему в силу в 1987 г. Единому европейскому акту, преобразовался в Европейский Союз (ЕС), который должен был стать «пространством без внутренних границ», сохранявших лишь символическое значение. В 1993 г. вступили в силу Маастрихтские соглашения, обеспечившие создание единого европейского гражданства. Граждане стран ЕС теперь могут без особых виз неограниченное время проживать в любой из них, участвовать в выборах в местные органы власти. Унификация законодательств позволяет говорить о том, что сложилась единая европейская система правовых норм. Осуществляется проведение согласованной внешней и оборонной политики. Взаимоподдержка курсов валют подсказала следующий логический шаг: предполагается, что в XXI век Европа войдет с единой валютой — еврой.

По сути дела, в ЕС на почве экономической интеграции сложилась система отношений, позволяющая рассматривать Евросоюз как конфедеративного типа государственное образование. Дальнейшее углубление интеграции Евроатлантиче-ских стран намечается за счет более тесного сближения Западной Европы и Северной Америки, где также развивались интеграционные процессы.

Интеграционные процессы в Северной Америке. В Северной Америке в 1988 г. было заключено соглашение о создании зоны свободной торговли между США и Канадой, в 1992 г. к нему присоединилась Мексика. Новая структура получила название Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА). Это соглашение отразило уже существовавшую очень высокую степень единства экономик североамериканских стран. Так, в США направлялось свыше 2/3 экспорта Канады и Мексики. У США и Канады существовала система единого членства в профсоюзах. Дешевая мексиканская рабочая сила, до 10—12 млн. человек сезонных работников, давно уже ежегодно привлекалась к работе американскими фермерами. Договор НАФТА лишь узаконивает эту практику, обеспечивая юридическую защиту рабочим из Мексики на территории США.

Между странами ЕС и НАФТА, помимо военно-политического союза (НАТО) и межпарламентской ассоциации (Североатлантическая ассамблея), общего членства в ОЭСР, ВТО, других международных экономических организациях, уже заключены соглашения о предотвращении торговых войн, правилах торговли. Предполагается, что начало XXI века ознаменуется созданием североатлантической зоны свободной торговли, которая объединит самые высокоразвитые страны мира со сходным типом политической культуры, общим ци-вилизационном наследием, близкими интересами.

Европейская интеграция стала образцом для подражания для государств многих регионов мира, хотя вопрос о том, насколько универсален ее опыт, носит спорный характер.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ



Из Договора шести европейских государств о создании Европейского экономического сообщества, 25 марта 1957 г.:

«Статья 2.

Сообщество имеет целью путем установления общего рынка и последовательного сближения экономической политики государств-членов содействовать гармоническому развитию экономической деятельности в рамках всего Сообщества, непрерывному и равномерному росту, большей стабильности, ускоренному повышению уровня жизни и более тесным отношениям между государствами, которые оно объединяет. Статья 3.

Для достижения целей, провозглашенных в предшествующей статье, Сообщество действует сообразно условиям и темпам, предусмотренным настоящим договором, в:

а) отмене между государствами-членами таможенного права и количественных ограничений ввоза и вывоза товаров, равно как всех других мер, вызывающих равноценные последствия;

б) установлении общего таможенного тарифа и таможенной политики в отношении третьих государств;

в) устранении между государствами-членами препятствий для свободного перемещения лиц, услуг и капиталов;

г) введении общей политики в области сельского хозяйства;

д) введении общей политики в области транспорта;

е) установлении режима, обеспечивающего недопустимость извращений конкуренции в общем рынке;

ж) применении процедур, позволяющих координировать экономическую политику государств-членов и предотвращать нарушение равновесия платежных балансов;

з) сближении национальных законодательств в той мере, какая необходима для функционирования общего рынка;

и) учреждении европейского социального фонда, имея в виду улучшение возможности найма трудящихся и повышения их жизненного уровня;

к) учреждения европейского инвестиционного банка, призванного облегчить экономический рост Сообщества посредством формирования новых ресурсов;

л) ассоциации заморских стран и территорий, имея в виду расширить обмены и прилагать совместные усилия к экономическому и социальному развитию».
ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Почему страны Западной Европы и Северной Америки достигли наибольших результатов в интеграционных процессах?

2. Составьте таблицу «Основные шаги западноевропейской интеграции», используя следующую схему:

Дата

Договор, соглашение

Страны-участники

Суть, результаты очередного шага

Сформулируйте выводы о результатах интеграционных процессов.

3. Проанализируйте основные черты двух моделей экономического развития евроатлантических стран: североамериканскую и западноевропейскую. В чем их отличие? Почему Франция должна была скорректировать свою модель развития?

4. На какой стадии интеграции находятся в настоящее время страны Западной Европы? Каковы перспективы их дальнейшего сближения?

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница